Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая


НазваниеРайчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая
страница16/25
Дата публикации26.03.2013
Размер4.04 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   25

^ ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
На самом деле, если задуматься, все это сильно напоминало процесс умирания. Говорят же, мол, перед смертью в памяти проносится вся жизнь. Попадая в один сон за другим, я вновь проживала самые болезненные моменты своей жизни, совершала жуткие поступки и смотрела, как с теми, кого я любила, происходят ужасные вещи. Еще мне показывали множество событий, которых на самом деле не происходило. В одном из таких снов Роман совсем не любил меня, а просто притворялся, чтобы потом отомстить за смерть сестры. Он уничтожил всех моих друзей – и смертных, и бессмертных. Я смотрела, как он убивает их, одного за другим, не обращая ни малейшего внимания на мои мольбы прикончить меня.

Онейриды быстро поняли, что страдания любимых людей причиняют мне гораздо большую боль, чем собственные. Они глумились надо мной, утверждая, будто сон о Романе – вещий, пришедший через врата из рога, и все это случится в будущем. Я не верила им… ну или по крайней мере пыталась не верить. Никта могла видеть будущее. А ее Дети? Или же они поддерживали связь, даже когда она была в заточении? Мои рассуждения становились все больше похожи на паранойю, все маски были сорваны, им удалось добраться до моей сущности. Я стала бояться снов про мир смертных, тех снов, в которых я видела своих друзей. Я не находила в них утешения, и моя душа медленно погружалась во мрак. Как и предсказывали онейриды, у меня не было ни малейшей надежды на спасение. Однако я продолжала видеть сны…
Роман, Хью и вампиры сидели в микроавтобусе. За рулем был Питер, часы на панели приборов показывали два часа ночи. Все молчали, поэтому я совершенно не понимала, что происходит. В свете фар у обочины я заметила указатель «Штат Айдахо, трасса 41». Айдахо?!

– Смени станцию, – попросил Хью, – ненавижу этот треп по радио.

– Боишься узнать что то новое? – язвительно спросил Питер.

– Боюсь заснуть.

– В дороге есть такое правило: радиостанцию выбирает водитель.

– Это кто сказал?

– Хватит, – устало прервал их Роман.

Судя по его виду, он очень хотел спать, но, учитывая время суток, неудивительно. Он развернул карту, потом посмотрел на исписанный листок бумаги и сказал:

– Нам нужен следующий поворот.

– А как Картер вообще умудрился найти этого парня? – спросил Коди.

– Пути Картера неисповедимы, как неисповедимы пути прочих алкоголиков и курильщиков, – ответил Хью.

– Это понятно, но почему он не сказал Джерому?

– Потому что Джером разнес бы все и вся, если бы узнал. Думаю, для Картера это акт сострадания ближнему. Он же, в конце концов, ангел.

– Ах, ну да.

Об этом Коди, похоже, напрочь забыл.

– Джером и нас разнесет в клочья, если узнает, чем мы тут занимаемся, – предупредил Питер.

– Он слишком занят. Он думает, мы просто идем по следу вампира.

– В том то и дело. А если он узнает, что мы наврали…

– Не узнает, – нетерпеливо оборвал Роман. – Не узнает, если мы вытрясем из этого парня все, что надо, и исчезнем. Приехали, сворачивай.

Хью свернул на глухой проселок. Ни знаков, ни разметки – лишь впереди на перекрестке светился одинокий фонарь. Мы миновали его, и дорога погрузилась во тьму. Роман продолжал говорить Хью, куда ехать, машина отъезжала все дальше и дальше от трассы.

– Ты не можешь ему ничего сделать, – заметил Хью, обернувшись и внимательно посмотрев на сидящего на заднем сиденье Романа. – Попробуй только проявить хоть каплю своей силы на территории другого демона – и ты покойник, и мы, скорее всего, тоже.

– Ты меня за дурака держишь? – раздраженно спросил Роман.

– Не совсем. Просто я считаю, что ты вспыльчивый тип, плохо контролируешь свои эмоции и готов на все ради Джорджины.

Я думала, Роман станет отпираться, по крайней мере, насчет последней реплики Хью, но он промолчал. Дальше парни ехали молча, пока Роман не показал на узкую дорожку, посыпанную гравием. Она была такой незаметной – Питер проехал мимо, притормозил и дал задний ход. Они припарковались в конце дорожки, вышли из машины и направились к дому. Заднее стекло микроавтобуса было занавешено, наверное, там стояли гробы, которые вампиры прихватили с собой на случай, если дело затянется до утра. В этой глуши на небе было много звезд, тишину нарушали лишь цикады, выводившие настоящие серенады. Вдали показались неясные очертания дома. Свет не горел.

– Давайте устроим штурм, как настоящие спецназовцы? – возбужденно предложил Коди. – Окружим дом и ворвемся внутрь?

– Думаю, это излишне, – охладил его пыл Роман, ударив ногой входную дверь.

Дверь скрипнула, но не рассыпалась на куски, как в настоящем боевике. Держа способности под контролем, нефилим не отличался от простых смертных.

– Дай ка я, – вздохнул Питер и повторил попытку.

На этот раз дверь поддалась и действительно сломалась. Коди и Питер вели странноватый для вампиров образ жизни, и все легко забывали об их сверхбыстрой реакции и нечеловеческой силе. Питер отошел и смахнул с брюк щепки.

Четверо друзей вошли в дом, в дальнем углу внезапно зажегся свет, и чей то голос грубо спросил:

– Какого черта?

«Действительно, какого черта», – подумала я, увидев входящего в комнату Данте.

Он посмотрел на моих друзей и мрачно сказал:

– Вот дерьмо.

Он бросился в комнату, захлопнув за собой дверь, и собрался уйти через окно, но шансов не было. В мгновение ока Коди оказался рядом с моим бывшим бойфрендом, схватил его за воротник, втащил обратно в гостиную и толкнул – тот упал прямо на стул. Данте попытался было встать, но мои друзья плотно окружили его, и он решил не дергаться.

– Ну, я подозревал, что рано или поздно это случится. А чего начальник сам не явился? А тебя я, по моему, где то видел, – заинтересованно протянул он, глядя на Романа.

Данте видел Романа на берегу моря, когда мы спасали Джерома, которого Данте призвал и держал в заточении. Там творилось такое безумие, ничего удивительного, что Данте подвела память, ведь тогда его избила демонесса.

– Мы здесь не по поручению Джерома, – оборвал его Хью, но тут же поправился, – то есть мы, конечно, приехали по его поручению, но не за тем, о чем ты думаешь.

– Отвечай на вопросы, и мы сохраним тебе жизнь, – подхватил Питер, видимо решив и дальше действовать в стиле героев боевиков.

– Где Джорджина? – прямо спросил Роман. Забавно, никому из моих бессмертных спасателей ни разу не пришло в голову спросить: «Ты знаешь, где Джорджина?» Для служителей ада презумпции невиновности не существует.

Данте немного приободрился, и на его лице появилось привычное циничное выражение. Он откинул спутанные темные волосы с лица и ответил:

– В Сиэтле, ублажает своего писателя.

– Нет, – отрезал Роман.

– Что – нет? – удивленно приподнял бровь Данте. – Ее нет в Сиэтле или она дала от ворот поворот писателю? И вообще, ты кто такой?

За Романа ответил Хью:

– Гора мышц. Джорджина пропала. Исчезла. Если у кого и были причины желать этого… – Хью запнулся и взглянул на Романа, – то разве что у тебя.

– Исчезла? Парни, я не фокусник, чтобы доставать кроликов из шляпы. Или делать так, чтобы они исчезали.

Данте на глазах становился все более самоуверенным, поняв, что Джером не собирается отправлять его в ад на вечные мучения.

– А если вы не можете найти ее, спросите у вашего архидемона. Он наверняка знает, если его самого кто нибудь не призвал в очередной раз.

– Он не знает, где она, – сказал Коди, – если для тебя это, конечно, новость.

Данте закатил глаза и простонал:

– Думаете, я попрусь в Сиэтл, где за мою голову назначено неплохое вознаграждение? Думаете, мне нравится прятаться на выселках? Да тут вообще заняться нечем, приходится продавать заезжим туристам амулеты на счастье и гадать по руке в Кер д’Ален!

– Надо было взять с собой Картера, он, кстати, наверняка предвидел такое развитие событий, – в отчаянии сказал Хью.

Данте застыл, сразу же утратив высокомерие, и нервно спросил:

– Ангел знает, где я? Значит, и Джером знает.

– Он ничего не сказал Джерому. Пока, – добавил Питер трагическим голосом. – Но все может измениться, если ты откажешься помочь нам.

– Слушайте, да не знаю я, где она! Говорю же: я не могу заставить суккуба исчезнуть!

Роман сжал горло Данте жестом, очень напоминавшим манеру обращения Джерома. Даже без сверхъестественных способностей Роман обладал недюжинной силой.

– Ты и раньше пользовался помощью бессмертных. Почему бы тебе не поступить так снова, чтобы они сделали за тебя всю грязную работу?

– Стоит мне показаться на глаза бессмертным, и я покойник.

Роман мрачно посмотрел на Данте – так он смотрел на меня, когда собирался убить. И перед тем, как действительно убил меня в последнем сне, посланном онейридами. Наконец Роман отпустил его. Потирая шею, Данте озадаченно пробурчал:

– Кто ты такой? Коди спросил:

– Думаете, он врет?

– Я бы не удивился, – недолго думая ответил Хью.

Скрестив руки на широкой груди, он обратился к Данте:

– Но возможно, и от тебя есть какой то толк. Что или кто способен сделать так, чтобы суккуб исчез?

– А чем вы отплатите мне за помощь? – хитро спросил Данте.

О да, узнаю бывшего бойфренда. Своего не упустит.

– Не позовем сюда Джерома, – заорал Питер. На этот раз в его голосе звучала неподдельная ярость, это уже было посерьезнее стандартных фраз из боевиков. Он напомнил всем присутствующим – он, в конце концов, вампир, которому ничего не стоить свернуть смертному шею. Это слегка отрезвило Данте.

– Хорошо. Мне наплевать, что с ней. Как она исчезла?

Ребята в очередной раз рассказали все, что знали, меня это уже начинало вгонять в тоску – они все время говорили о том, какой грустной и полной невзгод была моя жизнь.

– Это лишь приманка, – с уверенностью сказал Данте.

– Знаем, Эрик тоже так считает, – ответил Роман.

Данте поморщился при упоминании конкурента.

– Еще бы, конечно. И вообще, на кой я вам сдался, если у вас под рукой его величество всезнайка?

– А кто мог пытаться поймать ее на эту приманку? – спросил Питер, не давая Данте возможности в очередной раз спросить у Романа, кто он такой.

– Кто угодно. Такую приманку может создать кто угодно, но раз речь идет о видениях, то, скорее всего, это как то связано со снами. Ребята, вы что, снова упустили Никту?

– Нет, – коротко ответил Хью.

– Тогда ищите другие сущности, которые могут управлять сновидениями, например…

Я очутилась в деревне, где прошло мое детство.

Перемещение в другой сон произошло так резко, у меня аж закружилась голова. По сути, никакого перехода и не было: ни фрагментации картинки, ни внезапно возникающей черноты. Просто любительский киномонтаж, сляпанный на скорую руку.

Я огляделась по сторонам: когда то это место стало для меня источником бесконечного страдания. Интересно, что еще онейриды решили показать мне здесь и почему они вытащили меня из предыдущего сна? Я уже прожила ужасный день собственной свадьбы, когда меня якобы обвинили в распутстве. В какой то момент они даже показали правдивые события, как я продала душу дьяволу. Может, они решили показать еще какие нибудь ужасы, которых не было на самом деле? Меня закружило в калейдоскопе зданий и людей в домотканых одеждах.

– С тобой все в порядке? – спросил меня чей то голос.

Мир перестал качаться, я обернулась и увидела перед собой старика. Кустистые брови на изборожденном глубокими морщинами лбу почти закрывали темно – карие глаза.

– Да… все хорошо…

Я сосредоточенно нахмурилась и решила рискнуть:

– Гай?

Брови старика поползли вверх.

– Мы знакомы?

Я смотрела на него, потеряв дар речи. Мы с Гаем были знакомы с пеленок. Он кузнец, это заметно по мускулистым рукам. Но когда мы виделись в последний раз, он был мужчиной в расцвете лет. Слова сами сорвались с моих губ, точно так же, как и тогда, когда я встретилась с ним в реальности давным давно. Этот сон был правдой. Пока.

– Мы познакомились очень давно, – ответила я. Старик рассмеялся:

– Девочка, я бы тебя запомнил. Твое «очень давно» – это лишь несколько лет назад.

Я почувствовала свое тело, и мне и без зеркала стало ясно, как я выгляжу. В деревне я появилась в теле, которым когда то клялась не пользоваться. Так оно и вышло: с этого самого дня я больше никогда не принимала свою истинную форму. Пятнадцатилетняя Лета, чересчур высокая, с темной копной спутанных волос. Я пришла сюда кое что узнать. Мне было просто необходимо узнать это.

Я тихо кивнула, соглашаясь с Гаем. Мое старое «я» и я наблюдатель были одинаково потрясены тем, что с ним сделало время. Сколько лет назад я стала суккубом и ушла из родных мест? Лет тридцать?

– Вы не подскажете… здесь есть один человек по имени Мартанес. Он рыбак. Его семья все еще живет здесь?

– Конечно, в том же доме, что и раньше. Если ты пойдешь по этой улице…

– Я знаю, где их дом, – перебила я. Он не обратил на мою реплику внимания и продолжал:

– Сейчас он, наверное, в бухте. Мартанес уже слишком стар для такой работы, но клянется, что зятьям без него не справиться.

Зятьям. Ну конечно. Мои сестры уже давным давно вышли замуж.

Я поблагодарила его и пошла к дому, но в последний момент обернулась и добавила:

– Было приятно снова повидаться.

Он озадаченно посмотрел на меня, но ничего не ответил.

Я пошла к бухте. Море переливалось яркими бирюзовыми оттенками, напоминая техниколоровую картинку. В природе таких ярких цветов не существует. Я ощутила тоску по родным местам.

В полдень на улицах, как всегда, бурлила жизнь, лица многих прохожих казались знакомыми. Дети, с которыми мы вместе выросли, стали взрослыми, а взрослые достигли почтенного возраста. На берегу кипела работа, одни корабли выгружали товары, другие стояли на погрузке. Здесь гораздо больше людей, чем в деревне, бросали на меня косые взгляды: женщины в порту появлялись редко, боялись грубости моряков и грузчиков. Я смогла найти отца, только услышав его голос: приказной тон ничуть не изменился с дней моей юности.

– Ты меня разорить хочешь? Ты чем весь день занимаешься? Моя внучка за день больше рыбы поймает, чем ты!

Он кричал на незнакомого мне мужчину, который робко и испуганно протягивал ему скудный улов. Интересно, это муж кого то из моих сестер? Он пообещал исправиться, и был таков.

– Пап… Мартанес?

Отец обернулся, и я едва сдержалась, чтобы не ахнуть от удивления. Время не пощадило и рыбака Мартанеса. Сколько ему сейчас лет? За шестьдесят? За семьдесят? С тех пор как я стала бессмертной, годы утекали, словно песок сквозь пальцы.

– Чего тебе? Проститутки меня больше не интересуют, – отрезал он. – Нужны клиенты – иди к Клавдию. Он и с собственной то женой уже лет десять не спит. Хотя я его понимаю – не баба, а настоящая мегера.

Возможно, его волосы поредели и поседели, а лицо избороздили морщины, но мой отец был все так же остер на язык.

– Н н нет. Я пришла сюда не за этим. Мы с тобой познакомились несколько лет назад…

Он нахмурился, оглядел меня с ног до головы и пробурчал:

– Я тебя впервые вижу. Наверняка запомнил бы такую дылду.

Я суккуб и могу менять обличье, превращаясь в неописуемо прекрасных женщин, о которых мужчины могут только мечтать. Однако язвительные замечания о моем росте все так же задевают меня, как и раньше.

– А вот я тебя запомнила.

Отец стал нетерпеливо поглядывать на работников, и я быстро спросила:

– Знаешь ли ты музыканта по имени Кириакос? Он примерно моего возраста, ой, то есть лет на тридцать старше меня. Раньше он жил к югу от деревни.

Отец фыркнул:

– Ах, тот Кириакос? Никакой он не музыкант. Занимается делом отца, после того как тот умер. У него дела неплохо идут, хотя он по таким ценам продает мою рыбу, просто бред!

– Он живет в том же доме?

– Ты имеешь в виду дом его отца? Да. Как ты и говоришь, на юге.

Ему уже не терпелось закончить. Зачем тратить время на разговоры с незнакомой девчонкой? Какой от нее толк?

– Спасибо, – поблагодарила я и решила было добавить, как рада повидать его, но отец ушел прежде, чем я успела открыть рот.

С тяжелым сердцем я вернулась в деревню, но не сразу пошла на юг, а сначала решила посмотреть на свой дом, гадая, что же меня там ожидает. Подойдя к дому, я увидела мать. Она развешивала белье, по привычке напевая себе под нос. С другой стороны дома незнакомая женщина средних лет полола траву. Я не сразу сообразила – это ведь моя младшая сестра.

Лицо матери изменилось, но глаза все с той же добротой смотрели на меня, когда она объясняла дорогу, которую я и так прекрасно знала. Сестра на секунду оторвалась от работы и взглянула на меня, но тут же вернулась к своему занятию. Они обе не узнали меня. Для них, как и для отца, я осталась случайной прохожей, мимолетным эпизодом повседневной жизни.

Я знала, так оно и будет. В обмен на это я продала душу дьяволу. По договору с адом воспоминания обо мне стерлись из памяти всех людей, с которыми я когда либо была знакома. Онейриды показали лживый сон о дне свадьбы. Я оставалась девственницей и хранила верность Кириакосу. Но через пару лет у меня случилась минутная слабость. Я изменила ему, и это невероятно потрясло его. Не в силах выдержать душевные страдания, он решил покончить с собой, и лишь с помощью этой сделки мне удалось спасти его. Вот как все было на самом деле.

Тем не менее какая то часть меня все равно продолжала надеяться, вдруг кто нибудь узнает меня, вдруг хотя бы в чьей то памяти сохранились смутные воспоминания обо мне.

У Кириакоса были свои лодки, поэтому он вполне мог быть в порту, вместе с моим отцом, но что то подсказывало мне: он скорее занимается административной работой, чем физическим трудом. Предчувствие не обмануло. У нас с Кириакосом был свой дом, но после того, как ад стер из его памяти воспоминания обо мне, он, наверное, возвратился в дом своих родителей.

Я приготовилась к встрече с хозяйкой дома, с женщиной, на которой женился Кириакос. Но, увидев непрошеную гостью, он сам вышел навстречу. Он был один. Сердце замерло в груди: годы не пощадили и его, но он выглядел еще молодо, на лице почти не было морщин. Волосы слегка тронула седина, а взгляд совсем не изменился, как и у моей мамы. Темные, прекрасные глаза по доброму смотрели на меня.

– Тебе нужна помощь? – дружелюбно и не без тени любопытства спросил он.

На секунду я потеряла дар речи. Я будто опьянела от любви и боли. Как бы мне хотелось остаться с ним и никогда не грешить. Как бы мне хотелось сейчас быть не юной девушкой, а женщиной его возраста и состариться рядом с ним. В то время еще не было ясно, смогу ли я иметь детей, но, возможно, когда нибудь у нас родился бы ребенок.

Я поступила так же, как и в предыдущих случаях: спросила дорогу, а потом слушала, как он подробно объясняет то, что я и сама прекрасно знала.

– Хочешь, я провожу тебя? Здесь места тихие, но никогда не знаешь…

Я улыбнулась нерадостно. Кириакос ничуть не изменился, все так же бесконечно добр даже к посторонним людям.

– Спасибо, я дойду сама. Не хочу отрывать тебя от работы.

Немного помедлив, я добавила:

– Мыс тобой уже встречались… несколько лет назад.

– Правда?

Он внимательно посмотрел на меня, пытаясь вспомнить, где мы могли видеться. Но в его взгляде так и не промелькнуло ни тени узнавания. Я для него чужой человек. Интересно, запомнит ли он меня теперь, когда я уйду.

Он покачал головой и с искренним сожалением сказал:

– Прости. Не припоминаю…

Кириакос замолчал, ожидая, что я назову свое имя.

– Лета.

Даже сейчас это имя обжигало мне губы. Как и это тело, для меня оно больше не существовало. Только ад обращался ко мне так.

– Прости, не помню…

– Ничего страшного. Может, я обозналась. Я думала, ты музыкант.

Когда мы с ним были женаты, он работал у своего отца, но надеялся вскоре уйти оттуда и заниматься только музыкой.

Кириакос засмеялся:

– Нет, музыкой я занимаюсь лишь на досуге. Большую часть времени я провожу за арифметическими расчетами.

Он не осуществил свою мечту, и это огорчило меня ничуть не меньше, чем то, что он так и не вспомнил меня.

– Ну что ж… Твоя жена, наверное, рада, ведь ты много времени проводишь дома.

– Не хочу разочаровывать тебя, но у меня нет жены, – улыбаясь, сообщил он. – По хозяйству мне иногда помогает сестра.

– Как нет жены? – недоверчиво спросила я. – Почему? В твоем возрасте… Ой, прости!

Я покраснела, поняв, какую глупость сморозила, но Кириакос ничуть не обиделся.

– А в твоем возрасте девушки только и думают о свадьбе, правда? Ты такая симпатичная, за тобой женихи, наверное, в очередь стоят.

Меня мало кто считал симпатичной, но Кириакос всегда говорил, что я красавица. Тем временем он продолжал:

– Просто я так и не встретил подходящую женщину. Лучше я буду один, чем проведу всю жизнь рядом с неподходящим мне человеком.

Его взгляд стал отсутствующим, лицо погрустнело, он тряхнул головой и рассмеялся, но как то нерадостно:

– Зачем тебе слушать романтические бредни какого то старика? Точно не хочешь, чтобы я показал дорогу?

– Нет нет, думаю, я поняла, где это. Спасибо. Я развернулась и уже приготовилась уйти, но что то остановило меня, и я спросила:

– Кириакос… А ты счастлив?

Услышав такой вопрос от девушки в два раза младше себя, Кириакос очень удивился. Но и я была не меньше удивлена его ответом:

– Счастлив? Ну… скорее, доволен. Живу хорошо. Лучше, чем многие. Очень хорошо живу, правда. Но иногда я думаю…

– О чем? – затаив дыхание, спросила я.

– Так, ерунда, – ответил он, добродушно улыбаясь. – Да, Лета, я счастлив. А почему ты спрашиваешь?

– Так, ерунда, – прошептала я. – Уверен, что не помнишь меня?

Я прекрасно знала, что он ответит. Он не мог помнить меня. Эти глаза видели меня впервые. Я для него – просто странная девушка, проходившая мимо. Я стала для него никем.

– Прости, не помню. Но теперь уж точно запомню, – добавил он, подмигнув.

Почему то я сомневалась в этом. Я развернулась и пошла прочь, хотя сердце обливалось кровью. А я то думала, такое бывает только однажды. К тому же я сама этого хотела. Вот какой ценой обошлась мне вечная жизнь. Кириакос счастлив. Я спасла его и тоже должна быть счастлива, но сейчас я чувствовала себя несчастной, как никогда. Вот тогда я и решила больше не принимать обличье Леты и не пользоваться этим именем. Я хотела стереть ее из своей памяти…

– С тобой все так просто, – прошипел онейрид. Кажется, говорил Второй. Я снова вернулась в

свою коробку.

– Нам даже не нужны врата из слоновой кости. Воспоминания о Кириакосе измучили меня, мне стало очень больно оттого, что я напрочь исчезла из его жизни, и я готова была согласиться со Вторым. А потом сверкнула слабая искорка воспоминания. Я внимательно посмотрела на онейридов.

– А что насчет первого сна? Того, который вы показали мне перед сном о моем муже? Почему вы не дали досмотреть его до конца?

– Дали, – сказал Первый.

Голубые глаза онейридов оставались абсолютно безразличными.

– Нет, не дали, – продолжала упорствовать я. – Вы обрезали его. Что то пошло не так, как вы планировали, да? Данте рассказал моим друзьям что то важное – о чем вам бы не хотелось, чтобы они узнали.

– Ничего они не узнали, – ответил Второй. – Этот сон – неправда. Мы дали тебе ложную надежду, надежду, которая обратится в пыль, когда ты проведешь здесь целую вечность.

– Врешь, – оборвала я.

В моем измученном до предела сознании чуть сильнее вспыхнула надежда.

– Этот сон – правда, – убежденно добавила я. Первый поддержал Второго:

– Единственная правда в том, что ты не можешь отличить правду от лжи. А твое положение – безнадежно.

– Врешь, – повторила я, но они продолжали буравить меня леденящими взглядами, и вскоре надежда угасла.

Им удалось поколебать мою уверенность. Я долго подвергалась ментальному насилию и не доверяла уже самой себе. Я пыталась смело разговаривать с ними, но сама не знала, верю ли в то, что говорю.

Второй улыбнулся, прочитав мои мысли.

– Тебя ждет очередной сон, – сказал он.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   25

Похожие:

Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 Райчел Мид Разоблачение...
Надевать платье из ткани, блестевшей, как фольга, мне было не впервой. Но еще ни разу я не появлялась в подобном виде перед такой...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Ярость суккуба Джорджина Кинкейд 4
Посвящается моей сестре Деб, которая, как и я, любит рыжие волосы, кокосовый ром и парней по имени Джей
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6
Джорджине весьма удачной. Откуда ей было знать, каково это — быть суккубом — демоном, обреченным вечно совращать нестойкие человеческие...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Тень суккуба Если вы красивая и дерзкая…
Это вовсе не означает, что вы навсегда избавлены от самых что ни на есть человеческих неприятностей. И что вас не охватят паника...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Последняя жертва Академия вампиров 6 ocr : Индиль; SpellCheck : Lrudes
Райчел Мид «Академия вампиров: Последняя жертва»: Эксмо, Домино, Москва, Санкт-Петербург, 2011
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид «Возвращение домой»
Переводчики: Nickelback, theMeadow, Dev4enka, Nika30, AnGoRa, Carlin, Sone4ko11, Smily4ok, Steysha, sallybird, Yulia05 14, Elena...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Заклинание Индиго
Тогда она встречает очаровательного Маркуса Финча, бывшего Алхимика, который заставляет ее восстать против людей, которые ее воспитывали....
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Возвращение домой Переводчики
С этим у меня все нормально. Проблема в том, что когда я была здесь последний раз, меня несколько раз чуть не убили и, в итоге, накачанная...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconМаргарет Мид \"Культура и преемственность\" Маргарет Мид. Культура...
Теперь же мы вступаем в период, новый для истории, когда молодежь с ее префигуративпым схватыванием еще неизвестного будущего наделяется...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconВиктор Суворов Тень победы Виктор Суворов Тень победы (Тень победы-1)
Выяснилось, что вожди Советского Союза, — все без исключения, — это банда уголовных преступников и негодяев
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница