Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая


НазваниеРайчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая
страница18/25
Дата публикации26.03.2013
Размер4.04 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   25

^ ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ
Не успела я открыть рот, как провалилась в новый сон.

Я оказалась на кухне. В этом сне я одновременно чувствовала себя и наблюдала за собой со стороны. Кухня была современная, ярко освещенная, гораздо больше, чем надо женщине, которая не умеет готовить. Я стояла у раковины, руки по локоть в мыльной пене, пахнущей апельсином. Я мыла тарелки, причем не очень то хорошо, но чувствовала себя счастливой и даже не замечала этого. На полу лежали части посудомоечной машины – теперь понятно, почему мне приходится мыть посуду вручную.

Из комнаты доносились звуки «Sweet Home Alabama»12, я мыла посуду и тихонько подпевала. Меня наполняла радость, сначала я даже растерялась, настолько забытым было это ощущение после всего, что со мной приключилось, особенно после похищения онейридами. Пропев еще несколько строчек, я поставила мокрую чашку рядом с раковиной и обернулась, чтобы заглянуть в гостиную.
Там, на одеяле, в окружении мягких игрушек, сидела маленькая девочка лет двух. Она обнимала плюшевого жирафа, который гремел, когда она трясла его. Как будто почувствовав мой взгляд, она оторвалась от игрушек и посмотрела мне прямо в глаза.

Ее щечки еще не потеряли младенческой пухлости. Светло каштановые локоны обрамляли личико с большими карими глазами и темными пушистыми ресницами. Она была просто прелесть. За ней на диване клубочком свернулась Обри, а рядом лежала Годива.

Девочка радостно улыбнулась, и на одной щечке появилась крошечная ямочка. Меня захлестнуло волной любви и радости, мое настоящее измученное «я» с трудом смогло выдержать такой ураган чувств. Как и в первый раз, когда мне приснился этот сон, я точно, абсолютно точно знала, что эта девочка – моя дочь.

Потом я вернулась к мытью тарелок, хотя мне ужасно хотелось пойти в гостиную. Чертовы заботы по хозяйству. И сновиденная, и реальная «я» хотели только одного – быть рядом с этим ребенком. Впитывать каждую ее черточку, смотреть на нее вечно, на ее глазки и длинные ресницы, на эти пушистые кудряшки.

Сопротивляться не осталось сил, да и тарелки порядком надоели, поэтому я снова обернулась. Девочки не было. Я бросила тарелки и тут же услышала стук, а потом отчаянный рев.

Я бросилась в гостиную, Обри и Годива встрепенулись, когда я пронеслась мимо них. В дальнем углу комнаты на полу, около стола с острыми краями сидела моя дочка, прижимая ладошку ко лбу. Она рыдала, и слезы струились по щечкам.

В мгновение ока я оказалась рядом и крепко ее обняла. Мне самой хотелось рыдать от ощущения крошечного теплого тела на руках. Я укачивала ее, шепча бессвязные слова утешения, нежно целуя шелковистые волосы. Постепенно она перестала плакать, положила голову мне на грудь и успокоилась. Мы просидели так с минуту, наслаждаясь тем, что мы есть другу друга, и тут я услышала шум подъезжающей машины и приподняла голову.

– Слышишь? – спросила я. – Папа приехал.

Мое радостное возбуждение сразу же передалось девочке и отразилось на ее лице, я встала, держа ее на бедре. Если учесть мой небольшой рост, это требовало некоторой координации.

Мы подошли к входной двери и вышли на крыльцо. На улице уже стемнело, только фары машины светились вдалеке, освещая ровный слой сверкающего снега на лужайке перед домом и на дорожке. Снег падал сплошной стеной. Я не узнала место, но это точно не Сиэтл. Если бы в Сиэтле выпало столько снега, в городе уже ввели бы чрезвычайное положение и стали готовиться к концу света. А мы с дочкой совершенно спокойно смотрели на эту картину, не обращая на снег особого внимания. Не знаю, где мы находимся, но тут такая погода – обычное дело.

Я услышала, как машина припарковалась у дорожки. Сердце наполнилось радостным предвкушением. За машиной я разглядела слабо освещенный силуэт мужчины. Он достал чемодан на колесиках и закрыл багажник. Девчушка захлопала в ладоши от радости, а я помахала ему. Он приветственно поднял руку в ответ и направился к дому, но было слишком темно, и мне все никак не удавалось разглядеть его лицо.

Лицо. Я должна увидеть его лицо. Он подошел уже близко. Раньше на этом сон обрывался, и я так и не могла увидеть концовку. Что то подсказывало мне – это снова обман и сейчас онейриды оборвут сон, точно так же, как всегда поступала Никта.

Но на этот раз все вышло не так.
Мужчина продолжал идти в нашу сторону, и наконец свет висевшего над крыльцом фонаря осветил его черты.

Сет.
Кружевные снежинки покрывали его растрепанные волосы, под теплым шерстяным пальто я разглядела очередную забавную футболку. Он оставил чемодан у лестницы и побежал, чтобы скорее обнять нас.

Мы с дочкой оказались в его объятиях и прижались к нему. Может, на улице и стоял мороз, но нам троим было так тепло…

– Мои девочки, – прошептал он, снимая перчатку, и погладил дочку по голове.

Он поцеловал ее в лоб, а потом наклонился ко мне, наши губы встретились в нежном поцелуе. Я слегка отклонилась и увидела облачко пара около его рта. Он обнял нас еще крепче.

Я радостно вздохнула и сказала:

– Никогда больше не уезжай. Хватит путешествий

Он тихо рассмеялся и снова поцеловал меня, на этот раз в щеку.

– Посмотрим, что с этим можно сделать. Если бы я решал это, то вообще никогда бы не уезжал.

Но тут сон растаял, распавшись на мелкие осколки стекла, которые тут же смели в сторону невидимой шваброй. Раньше я считала секунды до этого момента, нетерпеливо ожидая окончания сна, но сейчас цеплялась за остатки видения. У меня не было физического тела, но я продолжала хвататься за осколки сна несуществующими руками, раздирая их в кровь, только бы продлить хоть на минутку это поразительное ощущение счастья.

Но все закончилось. Снова пустота внутри.

Долгое время я не могла смириться с этим. Меня разрывали противоречивые эмоции: боль и ярость, желание и ощущение собственного несовершенства. Мыслей не было, одни чувства. Постепенно приходя в себя, я еще больше запуталась. Сет. Сет – мужчина из моего сна? Конечно, а кто же еще? Разве я не чувствовала это с нашей первой встречи? Разве не говорила, что он кусочек моей души? Разве, когда мы расстались, я не потеряла часть себя?

А потом меня охватило сомнение, онейриды сделали свое дело. Это не может быть Сет. Я не могу жить со смертным, ни при каких обстоятельствах. Я не могла иметь ребенка от смертного, к тому же Сет скоро женится. Это обман. Еще одна ложь. Все здесь ложь, просто еще одна пытка, которую я заслужила, по мнению онейридов.

– Этого не может быть, – с трудом выдавила я. Ведь я же говорила: замкнутый круг. Моя жизнь превратилась в замкнутый круг, одни и те же ситуации повторяются раз за разом.

– Этому не бывать никогда.

– Да, – согласился Второй. – Теперь твое будущее изменилось.

– У меня никогда не было такого будущего. Вы лжете. Никта лжет. Правды нет.

– Этот сон – правда, – возразил Первый.

Еще один сон, и этот сон – правда? Нет, нет… какая то часть меня готова была поклясться, что это неправда. Правды вообще нигде нет.

Я снова оказалась в мире смертных, рядом с Сетом и Симоной Джорджиной. Они пришли в магазин смокингов и рассматривали костюмы, а я мучительно пыталась сообразить, что происходит. Ах да, Мэдди же попросила ее пройтись с ним по магазинам… точно. Но когда это было? Сколько прошло времени? Я же не знаю, сколько продолжаются эти сны – может, секунду, а может, целую вечность. За окном смеркалось, возможно, это все тот же день, когда с утра они ездили по кондитерским.

– Бабочку надевать необязательно, – сказала Симона, разглядывая красиво наряженный манекен.

Сама она выглядела шикарно: обтягивающее оранжевое платье, оттенка осенних листьев. Конечно же, короткое и, естественно, выставляющее напоказ грудь; Симона едва удерживалась в рамках приличий. Образ дополняли туфли на высоком каблуке цвета металлик. Чересчур нарядно для похода по магазинам, но ей очень к лицу. То есть мне. Нам. Ладно, не важно.

Сет подошел к другому манекену, разглядывая костюм. Думаю, если бы в дверях не стоял продавец, Сет просто сбежал бы оттуда.

– Этот выглядит более традиционно, – сказал Сет. – Думаю, Мэдди понравится.

Симона издевательски усмехнулась:

– И что? А ты сам то чего хочешь? Подойдя ближе, она продолжила:

– Ты не должен сидеть сложа руки, пока за тебя все решают! У тебя тоже есть потребности. Свои собственные желания. Нельзя быть таким пассивным!

Она говорила с такой страстью, так убедительно, я почти восхищалась ею. Подобное поведение обычно вызывает у людей живой отклик, но вместе с тем в ее словах, как всегда, был сексуальный подтекст. Сет долго с удивлением смотрел на нее, потом отвел взгляд и отошел.

– Возможно. Но я и правда не думаю, будто моя жизнь кардинально изменится от того, решу я надеть бабочку или обычный галстук. Мне кажется, героические порывы предназначены для чего то более важного.

Он отошел посмотреть другой костюм и не заметил, как нахмурилась Симона. А вот я заметила. Однако она быстро взяла себя в руки и, мило улыбаясь, снова подошла к нему, очень близко, и они начали обсуждать фасоны, расцветки и миллиард деталей, которые так важны, когда мужчина собирается поклясться женщине в вечной верности. Продавец уже не мог оставаться не у дел и наконец то предложил помощь.

– Этот пиджак на вас будет смотреться отлично, – сообщил он Сету. – Есть черный, серый и еще несколько цветов, мы наверняка сможем подобрать тот, что лучше подойдет к вашему платью.

Последняя реплика предназначалась Симоне. Она весело рассмеялась, но мне эти звуки напомнили скрип мела по грифельной доске.

– Ой, нет, он женится не на мне, – защебетала она, похлопав Сета по плечу. – Мы просто друзья, помогаю ему выбрать.

Сет отшатнулся от нее, и вдруг ему ужасно захотелось примерить пиджак. Продавец нашел нужный размер, рассыпаясь в комплиментах, и оставил их вдвоем, чтобы они могли обсудить все наедине.

– Смотрится отлично, – прокомментировала Симона, встав прямо напротив него.

Она подошла вплотную и принялась разглаживать лацканы пиджака, которые совершенно в этом не нуждались.

– Сидит как влитой, – добавила она. Сет убрал ее руки и отошел.

– Перестань, – тихо сказал он, чтобы никто, кроме нее, не услышал.

– Что перестать? – спросила Симона.

– Ты знаешь что! Все эти намеки. Прикосновения. Ты не должна это делать.

Симона подошла поближе, оперлась руками о бедра и мягко заговорила, мяукая, словно кошка. Самое противное, что это все таки был мой голос.

– Почему? Тебе не нравится? Да ладно, Сет! Сколько ты собираешься обманывать себя? Ты же хочешь меня. И весь этот фарс со свадьбой ничего не меняет. То, что произошло… то, что происходит между нами, слишком серьезно. Я же вижу, как ты на меня смотришь, – на нее ты так никогда не смотрел. Хочешь, чтобы я перестала? Нет. Это ты должен перестать обманывать себя с этой свадьбой. Расстанься с ней. А если у тебя смелости не хватает, давай просто снова будем вместе. Хотя бы на одну ночь. Я хочу снова почувствовать тебя, ощутить тебя внутри. И знаю, что ты тоже хочешь этого.

Я была потрясена ее наглостью. Ладно еще притворяться мной, но в открытую тащить Сета в постель? Такого я ей простить не смогу. Я думала, Сет тоже придет в бешенство, но он сохранял абсолютное спокойствие.

Он снял пиджак и положил на стойку рядом с кассой.

– Я не знаю, кто ты. Но лучше тебе держаться от меня подальше. Даже не вздумай еще раз заговорить со мной или Мэдди.

Никогда не слышала, чтобы он говорил так жестко и резко, в такой ярости я его еще не видела.

– Ты о чем? – нерешительно спросила Симона.

– Ты не Джорджина. Зря я не послушал племянницу, она оказалась права. Джорджина никогда не поступила бы так, что бы ни творилось у нее внутри. Джорджина не стала бы пытаться расстроить свадьбу подруги. Она бы не предала Мэдди.

В глазах Симоны сверкнула ярость:

– Да что ты? А как же то, что было весной?

Меня не удивило, что ей известно о нашей вспышке чувств. Мои бессмертные друзья сразу все поняли, когда увидели пятна греха на душе Сета.

Он улыбался холодно и грустно.

– Джорджина сделала это ненамеренно. Она понимала, что делает, но у нее были на то свои причины.

– Перестань оправдывать свою измену. И перестань говорить обо мне в третьем лице!

– Ты не она, – повторил Сет, – Я знаю ее. Я бы узнал ее в любом обличье. А ты выглядишь как она, но, судя по всему, совершенно не знаешь ее.

Он отвернулся и пошел к выходу, но у дверей столкнулся с Джеромом.

Сет не заметил, как Джером вошел или материализовался в магазине. Я тоже. Но думаю, даже если бы Сет и увидел, как демон заходит в магазин, он вряд ли удивился и испугался меньше, чем сейчас. Спокойствие, с которым он разговаривал с Симоной, улетучилось.

– Извините, – сказал Сет, делая шаг назад. Он неловко взглянул на Симону, которая была удивлена не меньше его.

– Я, пожалуй, оставлю вас наедине.

– Я пришел не за ней, – прорычал Джером.

– Что? – воскликнула та, притворяясь до глубины души обиженной.

Джером буравил Сета взглядом темных глаз.

– Я пришел за тобой. Ты должен пойти со мной. Прямо сейчас.

Если демон говорит «прямо сейчас», лучше с ним не спорить. Мы с ребятами можем сколько угодно шутить над тем, что Джером предпочитает безобидное обличье Джона Кьюсака, но на самом деле он жуткий тип. А когда его демоническая ярость обрушивается на смертного, это кошмарное зрелище.

Однако надо отдать Сету должное, он проявил некоторую смелость и спросил:

– Зачем?

Джером был недоволен, что Сет не подчиняется сразу да еще и осмеливается задавать вопросы, но все таки ответил:

– Чтобы вернуть Джорджи.

– Вернуть? – переспросила Симона. – Но если она вернется…

Джером отвернулся от Сета и угрожающе посмотрел на нее.

– Да да, я знаю. Ты свободна. Ты проиграла.

– Но я могу…

– А по моему – не можешь.

Джером шагнул к ней, посмотрел ей в глаза и сказал очень тихо, но я все таки расслышала:

– Так не получится. Я знаю, зачем ты здесь, но передай Нифону, что каждый раз, когда он старается сделать как лучше, выходит как всегда. То есть – хреново. Слишком поздно. Я разберусь с этим сам. Тебя это не касается.

– Но…

– Хватит! – взревел Джером на весь магазин. Продавец вздрогнул, но не двинулся с места.

– Раньше я ничего не имел против твоего присутствия, а теперь можешь идти, – закончил Джером.

По всей видимости, предполагалось, будто он разрешает ей уйти. Но и она, и я прекрасно понимали, что стоит за этими словами на самом деле: если она не уйдет сама, он ей «поможет». Поэтому она не стала возражать.

Джером повернулся обратно к Сету.

– Джорджину похитили. Мы попытаемся вернуть ее. И тебе придется помочь нам в этом.

На мгновение Сет потерял дар речи, а потом спросил:

– Но как?

– Для начала – не трать мое время, задавая всякие глупые вопросы. Пойдем со мной, и узнаешь.

А потом Джером совершил мастерский ход:

– Каждая секунда промедления может стоить ей жизни.

Эти слова подействовали на Сета безотказно: он вздрогнул, на его лице отразилась настоящая буря чувств.

– Хорошо, – сказал он Джерому. – Пойдем.
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   25

Похожие:

Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 Райчел Мид Разоблачение...
Надевать платье из ткани, блестевшей, как фольга, мне было не впервой. Но еще ни разу я не появлялась в подобном виде перед такой...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Ярость суккуба Джорджина Кинкейд 4
Посвящается моей сестре Деб, которая, как и я, любит рыжие волосы, кокосовый ром и парней по имени Джей
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6
Джорджине весьма удачной. Откуда ей было знать, каково это — быть суккубом — демоном, обреченным вечно совращать нестойкие человеческие...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Тень суккуба Если вы красивая и дерзкая…
Это вовсе не означает, что вы навсегда избавлены от самых что ни на есть человеческих неприятностей. И что вас не охватят паника...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Последняя жертва Академия вампиров 6 ocr : Индиль; SpellCheck : Lrudes
Райчел Мид «Академия вампиров: Последняя жертва»: Эксмо, Домино, Москва, Санкт-Петербург, 2011
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид «Возвращение домой»
Переводчики: Nickelback, theMeadow, Dev4enka, Nika30, AnGoRa, Carlin, Sone4ko11, Smily4ok, Steysha, sallybird, Yulia05 14, Elena...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Заклинание Индиго
Тогда она встречает очаровательного Маркуса Финча, бывшего Алхимика, который заставляет ее восстать против людей, которые ее воспитывали....
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Возвращение домой Переводчики
С этим у меня все нормально. Проблема в том, что когда я была здесь последний раз, меня несколько раз чуть не убили и, в итоге, накачанная...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconМаргарет Мид \"Культура и преемственность\" Маргарет Мид. Культура...
Теперь же мы вступаем в период, новый для истории, когда молодежь с ее префигуративпым схватыванием еще неизвестного будущего наделяется...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconВиктор Суворов Тень победы Виктор Суворов Тень победы (Тень победы-1)
Выяснилось, что вожди Советского Союза, — все без исключения, — это банда уголовных преступников и негодяев
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница