Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая


НазваниеРайчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая
страница22/25
Дата публикации26.03.2013
Размер4.04 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25

^ ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ
Я стояла перед отелем, совершенно сбитая с толку. Сет уехал в Мексику. Если, конечно, Джером сдержал слово. Мне не оставалось ничего, кроме как поверить ему, но насколько близко я к Сету – вопрос. Эту часть желания в принципе можно было истолковать по разному. Оглядываясь по сторонам, я искренне надеялась, что подчиненные Джерома проверили не только рейс, которым улетел Сет, но еще и выяснили, где он остановился. Коротко улыбнувшись мужчине, который сообщил мне название отеля, я направилась ко входу.

Место пользовалось популярностью среди туристов, и большая часть персонала говорила по английски, хотя мне, в общем то, все равно, на каком языке общаться. Я подошла к стойке регистрации и спросила, нет ли у них постояльца но имени Сет Мортенсен. Администратор открыла базу данных на компьютере, я затаила дыхание, и тут она сообщила, что у них действительно есть постоялец с таким именем. Он здесь. Я нашла его.

Ну, почти нашла. Я спросила у нее, в каком номере он остановился, но она отказалась предоставить такую информацию, поскольку это противоречит правилам отеля. Однако когда она предложила соединить меня с ним, я засомневалась, ведь если Сет узнает, что я нашла его, он может переехать в другой отель или вообще в другой город. Но поскольку у меня не было выбора, я все же согласилась. Она набрала его номер, но он не подошел.

Я поблагодарила ее и вышла на улицу, решив пройтись, хоть немного успокоиться, обрести ясность мышления и понять, какими будут мои дальнейшие действия. За отелем я увидела бассейн и пляж для постояльцев, но мне не составило труда проскользнуть мимо охраны. Оказавшись в пустом холле, я быстро сотворила более подходящую одежду: красное бикини и парео.

Выйдя на улицу, я снова оказалась под палящим солнцем и замерла, впитывая тепло. Стояла жара, хотя дело было к вечеру, – обожаю такую погоду. За бассейном и барами виднелась полоска золотого песка, а за ней голубые волны океана. Цвет воды не настолько яркий, как в моих родных местах, но все равно очень красивый. По всему пляжу расставлены шезлонги и кабинки для переодевания, на берегу много отдыхающих, пытающихся поймать последние лучи заходящего солнца.

Я пошла искать шезлонг и, возможно, – коктейль. Если уж я не смогла сразу найти Сета, надо хотя бы…

И тут я увидела его.

Я споткнулась и налетела на хихикавших парня с девицей – они чуть не облили меня коктейлями. Глазам не верю. Пути Господни, конечно, неисповедимы, но пути ада тоже чего нибудь да стоят.

Я пробормотала извинения, бросилась к Сету, но через пару шагов остановилась. Подойду к нему, и… Что я ему скажу? Сет разорвал помолвку с невестой и попытался скрыться там, где его никто не сможет найти. И тут являюсь я, непрошеная гостья. Я прокрутила в голове несколько возможных вариантов, но ни один меня не устроил. Сделав глубокий вдох, я решила: подойду к нему и будь что будет.

Я приблизилась сзади, на Сета упала моя тень. Он лежал, растянувшись на шезлонге, в шортах и футболке с «Тутси попс». Рядом с ним стоял коктейль, подозрительно похожий на алкогольный. Сет читал книжку, обложку было не видно. Я снова застыла в нерешительности.

– Аромат твоих духов, – вдруг произнес он, – чувствуется даже на расстоянии. Я всегда узнаю тебя. Тубероза и сандал.

Я обошла шезлонг и встала, уперев руки в бока.

– Похоже, ты не удивлен моим появлением. Он снял темные очки и посмотрел на меня, едва заметно улыбаясь своей фирменной улыбкой.

– Удивлен. И в то же время – нет. Я то думал, мне удалось исчезнуть, не оставив следов. Но я понимал, что если меня кто и найдет, это только ты.

– Потому что у меня есть связи?

– Потому что ты – это ты.

Я поискала глазами, куда бы присесть, и уже собралась опуститься на песок, но Сет подвинулся и приглашающим жестом показал на освободившееся пространство. Немного помедлив, я села рядом с ним. Наши бедра соприкоснулись. Он взял свой коктейль чудовищного персикового цвета и сделал глоток.

– Что пьешь? – спросила я.

– Они называют этот напиток «Чупакабра».

– Да ладно! Не может быть!

– Может. Там что то около пятидесяти сортов водки, тебе понравится.

– Странно, что тебе это нравится.

– Если уж решил заделаться плохим парнем, надо идти до конца, – ответил он, подзывая официанта, чтобы заказать еще один коктейль.

– Никакой ты не плохой парень, – тихо сказала я.

– Да? А дома кроме тебя еще кто нибудь так думает?

Я отвела глаза, глядя, как волны разбиваются о берег.

– Я мало с кем разговаривала. Твои родственники волнуются.

– А ты умеешь уходить от ответа.

– Хочешь поговорить об этом? – спросила я.

– А о чем тут говорить? Я разбил ей сердце. Разбил тебе сердце. Таким людям, как я, наверное, лучше оставаться в одиночестве.

– Глупости! Из нас двоих не ты питаешься душами других людей.

– Ну, это смотря насколько буквально понимать данную метафору.

– Перестань, Сет. Мне не до шуток. Зачем ты сделал это?

– А мне обязательно отвечать?

Официант поразительно быстро принес коктейль, и Сет отдал его мне. Он был прав: там действительно минимум пятьдесят сортов водки.

– Я не люблю ее, – все таки ответил Сет. – Не настолько, насколько должен. И ты это прекрасно знаешь.

Да, я знаю, но тем не менее меня удивило, насколько честным и открытым оказался наш разговор. Мы так не разговаривали с тех пор… с тех пор, как расстались. В последнее время мы общались очень осторожно и сдержанно, не показывая друг другу своих чувств.

– Но почему именно сейчас?

Теперь пришел его черед отвести взгляд. Он разглядывал пейзаж, похожий на рекламную открытку, как будто не видя его. Небо еще не успело окраситься в оранжевые тона, но в закатных лучах волосы Сета отливали медью, а глаза – янтарем. Я засмотрелась на него, забыв, о чем спрашивала.

Наконец он заговорил:

– Джорджина. Я ушел от тебя тогда, перед Рождеством, потому что не хотел причинить тебе боль. А еще сам боялся, что ты сделаешь мне больно. Нам с Мэдди не стоило встречаться, но все было не так плохо, она действительно мне небезразлична. Ну если не считать того, что тебе пришлось каждый день смотреть на это. Я не хотел, чтобы все вышло именно так.

– Все нормально, – автоматически ответила я, расстроенная его печальным тоном. – Я тебя ни в чем не…

– Ш ш ш, – сказал он, поднеся палец к губам. – Я в кои то веки говорю, так что не перебивай меня, а то передумаю.

Я улыбнулась – хотя в его словах не было ничего смешного – и кивнула.

– В любом случае, лучше бы я стал встречаться с кем нибудь, к кому я не испытывал ни симпатии, ни уважения. Время шло, мы с ней становились все ближе, но и ты при этом не становилась дальше. Мой план не сработал. Своим поведением я только причинял нам обоим все больше боли. Наверное, мне стоило сбежать от всех уже тогда.

Я прикусила язык, изо всех сил пытаясь не комментировать его слова.

– А вот Мэдди не было больно, мы держали ее в неведении. Но после того как мы с тобой… после того как мы с тобой… снова стали встречаться, я чувствовал себя просто ужасно. Я так виноват перед ней. Я ненавидел себя за это. Мне так хотелось, чтобы хотя бы один из нас был счастлив. Хотелось, чтобы она продолжала оставаться в блаженном неведении. Ради этого я был готов на все.

Все это я знала и так. Я прекрасно знала о чувстве вины, оставившем неизгладимый след на его душе. Об этом Сет не догадывался, да и не нужно ему знать.

– Но я все равно не мог сделать ее по настоящему счастливой, – продолжал он. – И когда мы были у Эрика, я… Черт возьми, Джорджина. Не знаю, что там произошло, не знаю, что я видел. Но есть две вещи, в которых я уверен. Во первых, когда пришел Джером и велел идти с ним, потому что тебе надо помочь, я не раздумывал ни секунды. Даже если бы он сказал, что для этого надо отправиться в ад.

– Сет… – начала я, закрыв глаза.

– А потом, когда Эрик отправил меня туда… не знаю, куда он меня отправил, но это выходило за рамки всего, что я когда либо чувствовал. Сначала я растерялся. Я не понимал, чего они хотят от меня, не знал, как найти тебя. Происходящее казалось мне абсолютно нереальным. Получилось же проще простого. Во всем этом безграничном пространстве, во всем этом хаосе я легко смог найти тебя, как будто искал самого себя. Мы были так близки, это противоречит всем законам физики и здравому смыслу. Такого у меня не может быть больше ни с кем.

Когда все закончилось, я так ничего и не понял. Но знал – такой связи я не чувствовал ни с одной женщиной. Никогда. Возможно, ты единственная, возможно, появится кто то еще… Но с Мэдди такой связи у меня точно нет. Она прекрасная. Я люблю ее. Но если бы мы с ней оказались в такой ситуации, я никогда не смог бы найти ее. Тогда я понял, нечестно с моей стороны лишать ее шанса когда нибудь обрести подобную связь. Мы с тобой… я не знаю, как мы связаны, но лучше я проведу остаток жизни в одиночестве, чем с кем то, кроме тебя.

Он замолчал, а я совершенно не знала, что ответить. Поэтому я просто взяла его за руку и легла рядом, положив голову ему на грудь. Он крепко обнял меня за плечи, будто хотел удостовериться, что я никуда не денусь. Прижимаясь к его груди, я слышала, как бьется сердце.

– Чем это все закончится? – тихо спросила я.

– Не знаю. И чем все закончится у Кейди с О'Нейлом я тоже не знаю, – вздохнул он. – Наверное, я останусь один. Что бы между нами ни происходило, ничего на самом деле не меняется.

– Не знаю… не знаю.

Все умные слова улетучились из головы, но я понимала – он прав. Казалось, с того момента, как мы расстались, прошла целая вечность, но наши проблемы оставались неизменными. Я могу сколько угодно распинаться о мистической связи, соединяющей нас, но физически мы все равно не сможем быть вместе, по крайней мере, пока я отказываюсь заниматься с ним любовью. Он останется смертным, и это всегда будет стоять между нами. Вечной жизни Сету не видать, и понимание этого в буквальном смысле убивает меня.

И тут я кое что вспомнила. Я приподнялась на локте, и мои волосы скрыли наши лица от посторонних взглядов. Я посмотрела ему в глаза и спросила:

– Когда ты вернешься домой?… Он убрал прядь волос мне за ухо, но она выбилась снова.

– А кто сказал, что я собираюсь возвращаться?

– Не шути так. Тебе все равно придется вернуться.

– А я не шучу. Как, по твоему, я могу вернуться? Я не хочу видеть Мэдди… Не могу смотреть, как она страдает из за меня.

– Тебе необязательно встречаться с ней. Не ходи в магазин. Многие пары расстаются, и никто из за этого не уезжает в другой город.

– Да, но с моим потрясающим везением мы все время будем сталкиваться, – покачал головой Сет. – В кино. В ресторане. Еще где нибудь. Я трус, Джорджина. Я не хочу встречаться с ней… ты не видела ее лица, когда я сказал, что между нами все кончено.

– Ну, я видела ее лицо после этого, – ответила я. – Думаю, оно не особо изменилось. Все равно я не верю, будто ты решил никогда не возвращаться в Сиэтл, только чтобы не видеть Мэдди.

– Не только Мэдди, – признался он, снова пытаясь заправить мне за ухо непослушную прядь, но у него опять ничего не получилось, и тогда он опустил руку, скользнув пальцами по моему плечу.

– Вряд ли я смогу смотреть на тебя спокойно. Даже сейчас… мне кажется, быть рядом с тобой – прекраснее и ужаснее всего на свете. Я буду постоянно видеть тебя и думать: нам не суждено быть вместе. А мы будем постоянно встречаться. Я понял, нам не судьба долгое время быть вдалеке друг от друга.

Я услышала в его словах какое то странное противоречие. С одной стороны, он говорил о том, как любит меня, и о том, что жизнь без меня превратится в сплошное страдание. Но это не все. Он признал поражение, а таким я его никогда не видела. В Сете появилась какая то горечь, и, боюсь, если бы я смогла посмотреть на его душу глазами Хью, то увидела бы – теперь она еще больше запятнана. Поэтому я попыталась снова:

– Не принимай меня в расчет. Ты должен вернуться. Ты нужен своей семье. Андреа больна.

– Все иногда болеют, это не аргумент.

– Нет нет, ты не понимаешь. Они не хотели тебе говорить. У нее не просто очередная простуда… У нее рак.

Казалось, лицо Сета стало абсолютно неподвижным.

– Нет, этого не может быть.

– Может. Мне Бренди рассказала.

– Она, наверное, что то перепутала, – не сдавался Сет. – Они бы обязательно сказали мне.

– Неужели Бренди может перепутать простуду с раком яичников? Считаешь, она бы стала такое выдумывать?

– Нет, ни за что, – немного подумав, ответил он. – Но почему они ничего мне не сказали?

– Они никому не говорят, пока не будет известен точный диагноз. Понимаешь, ты нужен им! Ты должен вернуться домой ради них, – умоляла я, наклонившись к нему близко близко.

Казалось, я убедила его, но тут он снова покачал головой.

– Они и без меня отлично разберутся. К тому же ты сама сказала, точного диагноза еще нет. Может, все и не так плохо.

– Сет! У нее рак! Какая бы ни была стадия, все равно это плохо! Как ты можешь бросить их в такую минуту?

– Проклятье, – выругался он.

По моему, я никогда не видела его таким сердитым, но он вел себя безобидно.

– Не хватало, чтобы всякие ангелы читали мне морали. Дай хоть раз… Хоть раз побыть эгоистом. Я просто хочу быть подальше от всего. Хочу спрятаться от проблем, мне надоело постоянно нести ответственность за всех и вся. Если ты пришла, чтобы мучить меня догадками о том, что может быть, а чего не может, лучше уходи. Оставь меня одного. Дай мне дописать книгу и забыть обо всем остальном.

В свое время, давным давно, я сделала примерно то же самое. Я не пыталась забыть о проблемах, но сделала так, чтобы все забыли обо мне. Иногда я жалела об этом, но прекрасно понимаю, что он сейчас чувствует, и могу понять его желание одним махом избавиться ото всех проблем. Я сама так поступила. Но от него я почему то ожидала большего. Чувствуя мою растерянность, он притянул меня к себе и легонько поцеловал в губы. Я отшатнулась и изумленно посмотрела на него.

– Это как понимать? – спросила я.

– Может, я и не хочу больше никогда тебя видеть, но сейчас ты рядом, так почему бы не насладиться моментом?

В его глазах мелькнула злость, вызвавшая у меня лишь улыбку.

– Лицемер, – обозвала я.

– Оппортунист, – поправил он. – А что ты здесь делаешь, Джорджина? Чего хочешь ты?

Я опустила глаза. Не знаю. Я хотела убедиться, все ли с ним в порядке. А дальше? Снова замкнутый круг. Я люблю его. Я должна забыть его. Но я люблю его. Но я должна забыть его.

– Не знаю, – призналась я. – У меня нет ответа лучше, чем этот.

И я поцеловала его.

На этот раз поцелуй длился дольше, а я все удивлялась, насколько автоматически перехожу на поцелуи, к которым мы привыкли – легкие прикосновения, обрывающиеся в тот момент, когда я начинала поглощать его энергию. Мне показалось, он готов пойти дальше, поэтому я остановила его сама и снова легла рядом. Мы смотрели на заходящее солнце, лучи окрашивали небо в перламутровые оттенки. Сет не возражал, он мог довольствоваться только тем, что я была с ним.

Мы поужинали в курортном ресторане. Хоть я и оказалась здесь без вещей, пойти, как всегда, было в чем – я просто сменила обличье, и на мне появилось вечернее платье с сексуальным вырезом, фиолетовый цвет напоминал о нашей первой встрече. Мы пили вино и мило беседовали о разных пустяках, совсем как в старые добрые времена. Если не брать в расчет Мэдди, все было именно так, как сказал Сет: что бы между нами ни происходило, ничего на самом деле не меняется. Взаимопонимание, существующая между нами связь, огонь чувств и постоянное сексуальное притяжение, которое ощущалось на протяжении легко текущей беседы. Я давно не видела его таким оживленным, уж не знаю, вино ли так повлияло или недавно обретенная свобода.

Однако, хотя душа пела от счастья наконец то снова быть вместе, меня одолевали бесконечные сомнения. Он сказал, чтобы я ни о чем не думала, но как это сделать? Мэдди. Страдание, скрывающееся за маской веселья. Его желание сбежать от всех. Его семья. Мой собственный эгоизм.

Но к концу ужина мы и думать обо всем этом забыли. Как только мы поднялись в его номер, просторный люкс с видом на море, то сразу же набросились друг на друга. Мы так давно хотели этого, казалось, сейчас произойдет взрыв. Он расстегнул молнию моего платья и медленно стянул его с меня. Мы упали на кровать, я стала расстегивать его шорты, и мы напрочь забыли о доводах разума и ответственности. Его руки жадно гладили мое татю, скользя по бедрам, а губы постепенно спускались от ключиц все ниже и ниже, пока наконец не добрались до груди и затвердевших сосков;

Как только мне удалось снять с него шорты, я почувствовала – в меня начинает проникать его сияющая жизненная энергия. Какое то время мне удавалось не обращать на это внимания – я просто хотела его. Хотела почувствовать то же самое, что несколько месяцев назад, когда он был внутри меня и я впервые ощутила поразительное слияние с ним. Жизненная энергия стала афродизиаком, лишь увеличивающим желание.

Наверное, у меня сработал рефлекс, выработавшийся за то время, пока мы встречались, – я снова попыталась прекратить все это. Я слегка отодвинулась, продолжая обнимать его.

– Еще немного – и мы перейдем границы дозволенного, – предупредила я.

Сердце гулко билось в груди. Сет посмотрел мне в глаза, и я увидела в его взгляде желание. Желание, любовь и отчаянную потребность вновь ощутить идеальное единение со мной.

– По моему, мы их уже немного перешли, – задыхаясь, произнес он, – я почувствовал.

– Да, – согласилась я. – Немного. Немного – это слишком много.

Он нахмурился, продолжая гладить мои бедра. Опасно, это все слишком опасно. Еще немного – и мы шагнем в пропасть.

– Я и раньше чувствовал это, – сказал Сет. – Чувствовал, когда ты начинаешь забирать энергию. Едва различимое ощущение, но я всегда чувствовал это. А сейчас… Сейчас мне почему то показалось, все не так страшно.

Он был прав. Не так страшно, ведь его душа уже запятнана грехом. Конечно, далеко не так сильно, как у многих людей, которым после смерти лежит прямая дорога в ад, но и такой малости вполне достаточно. Я тоже почувствовала разницу. Раньше его душа была невинна, а серебристая жизненная энергия сверкала чистотой. С тех пор не многое изменилось, вот только его душу омрачала легкая тень. Думаю, эта тень станет еще темнее, если он все таки решит сбежать от всех людей, для которых важен. А чем темнее душа, тем меньше жизненной энергии я могу забрать у человека.

Я решила не вдаваться в технические подробности и просто ответила:

– Да, ты прав. Но все равно страшно.

– Слишком страшно, чтобы рискнуть всего один раз?

Старая песня, подумала я, но вслух спросила:

– Ты же собирался держаться от меня подальше, разве нет?

– Буду, если надо. Я готов к этому. Но я же не знал, что ты появишься здесь. Кстати, ты так и не сказала, зачем пришла сюда и чего хочешь. Я просто хочу снова быть с тобой. Но без физических ограничений.

Я открыла было рот, чтобы возразить, но он не дал мне сказать ни слова и продолжал:

– Я знаю, знаю, чем рискую. Как и ты, я прекрасно знаю, что в наших отношениях секс – далеко не самое главное. Но как бы нам ни хотелось это отрицать, отсутствие секса все равно мешало. Я не хочу, чтобы все повторилось. Я готов пойти на риск, это мой выбор.

– Я… я не знаю… просто…

– Что ж, лучше услышать в ответ «не знаю», чем «не могу», – усмехнулся он, слегка касаясь моих губ своими. – Если ты откажешь мне – так тому и быть. Но может быть, мы все таки… всего один раз… Уступи мне, всего один раз…

Он поцеловал меня, я закрыла глаза, и наши тела переплелись. Он опять оказался прав. Еще немного – и я сдамся. За последнее время мне пришлось пережить столько душевных потрясений. Быть рядом с ним казалось самым естественным переживанием на свете… Но я не могла отключить мозг, продолжавший посылать тревожные сигналы. Я укорочу ему жизнь, его душа потемнеет, он еще на шаг приблизится к аду.

– Нет, – наконец сказала я, ценой неимоверных усилий. – Не могу. Пока не могу. Я не говорю – никогда. Но сейчас я совсем запуталась. Прости.

Сет расстроился, но не стал настаивать. А если бы стал – возможно, я и уступила бы.

– Но ты останешься со мной? Хотя бы сегодня ночью?

– Да, – кивнула я, – я могу остаться с тобой на три дня.

– Три дня. Отлично. Думаю, я выдержу. Еще три дня на раздумья. Если мы сможем быть вместе, то будем. Если нет, я буду один, пока не появится еще одна Джорджина:

Последние слова он произнес тоном человека, который сам себе не верит.

– А пока будем радоваться тому, что есть, – подытожил он.

Потом мы, голые, лежали в объятиях друг друга, и каким то чудом нам удавалось не перейти грань, за которой начиналось возбуждение. Мы научились этому, пока встречались, и сейчас с кажущейся легкостью воспользовались былыми навыками. Мы проговорили полночи, как будто не виделись много лет, целую вечность. На самом деле не так уж и далеко от истины.

В конце концов Сет уснул, а мне не спалось. Я лежала в темноте и слушала его ровное дыхание, он спал очень крепко из за выпитого. Я чувствовала тепло его кожи, ощущая себя в безопасности. Наконец то.

Три дня. Три дня я могу делать вид, будто он, как когда то, принадлежит мне. Если на то будет моя воля, то и по истечении этих трех дней мы сможем остаться вместе. Я же пообещала подумать. Единственное не давало мне покоя – теперь все не так, как раньше. Я снова вспомнила сон, который вполне мог быть неправдой. Мужчиной из сна оказался Сет, если верить онейридам. Но тот Сет, который сейчас лежит рядом со мной, – он ли это? Мужчина во сне был бесконечно добр – как Сет в то время, когда я влюбилась в него, но Сет изменился. Пусть постепенно, но все таки изменился.

Не мне судить его, ведь эти изменения произошли из за меня. Я полюбила Сета за его душу, именно это всегда привлекало меня в мужчинах. Однако эгоистка во мне считала: он должен был устоять перед искушением. Да, может, это и лицемерие, но слугу ада посещают такие мысли. Ирония судьбы. Я любила его, чувствовала связь с ним, но все изменилось. Горечь, желание отгородиться от проблем, эгоистичное бегство – я не ожидала этого. Я ожидала от него большего, куда большего.

Мне отчаянно не хотелось терять его. Я мечтала остаться с ним не только на эти несколько дней, но и навсегда! Но если я сделаю это, его душа будет становиться все темнее, а я не могу видеть это. И как бы я ни любила его, как бы ни мечтала, я вдруг попяла – быть с мужчиной, в котором я настолько глубоко разочаровалась, не имеет смысла. Сет сказал, мол, лучше будет один, чем с женщиной, которую не любит. А я лучше расстанусь с ним, чем буду наблюдать за его падением. Пусть у меня останутся хотя бы воспоминания о его чистоте.

С разрывающимся сердцем я выскользнула из его объятий. Он спал крепко и даже не почувствовал. Я снова ощутила, какое это лицемерие: я так долго пыталась уговорить его выпить хоть один коктейль, а теперь мне приходится смотреть, как он заглушает боль алкоголем. Как это глупо, подумала я, чем темнее становится его душа, тем легче нам быть вместе… Но сердце подсказывало – это невозможно.

Я перевоплотилась и оказалась в джинсах и легком топе на бретельках. Порылась в ящиках письменного стола, достала бумагу и ручку и написала ему записку:
Сет,

прости, но я должна уйти. Я сказала, что обо всем подумала, но я ошибалась. Я слишком люблю тебя, чтобы остаться.
Чересчур загадочно? Эти несколько слов совершенно не отражали моих чувств, но думаю, он поймет. Он хорошо знает меня. Я оставила записку на тумбочке у кровати, немного постояла, с восхищением глядя на мужчину, которого я люблю и буду любить вечно. Почувствовав, как на глаза наворачиваются слезы, я развернулась, вышла из номера и отправилась искать такси до аэропорта.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25

Похожие:

Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 Райчел Мид Разоблачение...
Надевать платье из ткани, блестевшей, как фольга, мне было не впервой. Но еще ни разу я не появлялась в подобном виде перед такой...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Ярость суккуба Джорджина Кинкейд 4
Посвящается моей сестре Деб, которая, как и я, любит рыжие волосы, кокосовый ром и парней по имени Джей
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6
Джорджине весьма удачной. Откуда ей было знать, каково это — быть суккубом — демоном, обреченным вечно совращать нестойкие человеческие...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Тень суккуба Если вы красивая и дерзкая…
Это вовсе не означает, что вы навсегда избавлены от самых что ни на есть человеческих неприятностей. И что вас не охватят паника...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Последняя жертва Академия вампиров 6 ocr : Индиль; SpellCheck : Lrudes
Райчел Мид «Академия вампиров: Последняя жертва»: Эксмо, Домино, Москва, Санкт-Петербург, 2011
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид «Возвращение домой»
Переводчики: Nickelback, theMeadow, Dev4enka, Nika30, AnGoRa, Carlin, Sone4ko11, Smily4ok, Steysha, sallybird, Yulia05 14, Elena...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Заклинание Индиго
Тогда она встречает очаровательного Маркуса Финча, бывшего Алхимика, который заставляет ее восстать против людей, которые ее воспитывали....
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Возвращение домой Переводчики
С этим у меня все нормально. Проблема в том, что когда я была здесь последний раз, меня несколько раз чуть не убили и, в итоге, накачанная...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconМаргарет Мид \"Культура и преемственность\" Маргарет Мид. Культура...
Теперь же мы вступаем в период, новый для истории, когда молодежь с ее префигуративпым схватыванием еще неизвестного будущего наделяется...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconВиктор Суворов Тень победы Виктор Суворов Тень победы (Тень победы-1)
Выяснилось, что вожди Советского Союза, — все без исключения, — это банда уголовных преступников и негодяев
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница