Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая


НазваниеРайчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая
страница6/25
Дата публикации26.03.2013
Размер4.04 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

^ ГЛАВА ШЕСТАЯ
Меня разбудил запах яичницы с беконом, и на долю секунды я ощутила дежавю. Мы с Сетом недавно познакомились, и я оказалась у него в квартире после вечеринки, на которой, мягко говоря, перебрала. В то утро, проснувшись, я вышла на кухню, а там меня ждал настоящий завтрак. Но дежавю прошло, и я вернулась в реальность: письменный стол у окна, доска с прикрепленными заметками для будущих книг, мишка в футболке Чикагского университета – все растаяло как дым. Из зеркала на туалетном столике смотрело мое собственное отражение, в ногах скомкались мои собственные голубые простыни.

Вздохнув, я вылезла из постели и пошла на кухню, намереваясь узнать, в чем, собственно, дело. Роман, видимо, решил поиграть в повара, заняв мое место у плиты. Кошки крутились рядом, надеясь, вдруг им перепадет случайно упавший на пол кусочек бекона.

– Ты готовишь? – спросила я, наливая себе кофе.

– Я все время готовлю. Ты просто не замечаешь.

– Я замечаю, что ты все время разогреваешь в микроволновке разнообразные полуфабрикаты. А это совсем другое дело.

– Просто я умираю с голоду. Мы, сталкеры, знаешь ли, не всегда успеваем поесть.

Я оценила яичницу, бекон и оладьи.

– Ну, думаю, этого тебе хватит на целый день или даже на два. Ничего себе ты наготовил, – заискивающе добавила я.

– Не придуривайся, – с улыбкой парировал он. – Угощайся на здоровье.

Первая хорошая новость за день, хоть я и встала пять минут назад. И тут нахлынули воспоминания о случившемся прошлой ночью.

– О черт…

Роман вопросительно взглянул на меня, на секунду оторвавшись от сковородки с оладьями.

– Что такое?

– Вчера вечером произошло кое что забавное… нет, неправда, на самом деле ничего забавного, – нахмурившись, призналась я.

Я рассказала о появлении таинственной силы и о том, как позавчера чуть не отправилась поплавать. Роман молча выслушал меня, и от его веселья не осталось и следа.

Когда я закончила рассказ, Роман так резко разбил яйцо о край тарелки, что та треснула. Мне стало не по себе, и я попятилась.

– Твою мать, – прорычал он.

– Эй, ну ты что, – попыталась успокоить его я, мне еще не хватало разъяренного нефилима. – Это вообще то был сервиз.

Он сердито посмотрел на меня.

– Три раза, Джорджина. Твою мать, это случилось уже три раза, и всегда в мое отсутствие.

– А при чем тут ты? – удивленно спросила я, но удивление постепенно переросло в ярость. – Не твоя забота охранять меня!

– Не моя, – согласился он. – Но неизвестная сущность проникает в мой дом, а я гоняюсь за каким то дурацким суккубом, потому что так сказал Джером.

Я решила не уточнять, что дом вообще то мой.

– Ищите, и обрящете, – внезапно произнес знакомый голос.

Нас обдало жаром ауры Джерома, и демон материализовался посреди кухни.

– Как всегда, вовремя, – оборвал его Роман, ни капельки не обрадовавшись. – Жду тебя уже целую вечность.

– Так уж и вечность? Мы же всего неделю назад виделись, – удивился Джером, закуривая.

– А такое ощущение, будто прошла вечность, – не сдавался Роман.

Он передал тарелку с едой, и я тихо села за стол, решив подождать, пока он предоставит Джерому отчет о проделанной работе, а потом уже рассказать о возникших у меня проблемах. Роман продолжал:

– Вы, адские парни, можете смело добавить слежку за Симоной в список вечных адских мук.

Джером улыбнулся и стряхнул пепел в вазу с герберами. Я, конечно, в восторг не пришла, но ладно хоть не на пол.

– Я так понимаю, ничего особенного она не предпринимала. Мэй сообщила то же самое.

Роман сел рядом со мной, со стуком поставив тарелку на стол. Я вздрогнула, но тарелка осталась цела.

– Ничего особенного: только шопинг и охота за мужчинами. Ах да, и флирт с Мортенсеном.

Брови Джерома резко подпрыгнули вверх.

– С Сетом Мортенсеном?

Я уже открыла рот, чтобы спросить, много ли у него знакомых по фамилии Мортенсен, но следующая фраза Романа сразила меня наповал:

– Да, она пару раз встречалась с ним, типа случайно, и предпринимала вялые попытки соблазнить его.

Я почувствовала, что снова закипаю, и тут до меня дошло:

– Погоди, как это пару раз? Не только в кофейне?

Роман виновато посмотрел на меня, слегка остыв.

– Да, я не успел тебе рассказать. Вчера, пока ты ходила за покупками с Мэдди, Симона заявилась в магазин. Какое совпадение, именно тогда, когда тебя не было на месте.

Я бросила вилку на тарелку. Раздался звон. Каким чудом в этом доме еще осталась посуда?

– Какого черта ты не сказал мне?

– Такого! Вообще то мне казалось, у нас есть проблемы посерьезнее, не успел!

Джером напрягся, когда Роман сказал, что Симона пытается соблазнить Сета. Странно, демоны редко удивляются и еще реже показывают удивление. Вскоре он взял себя в руки и спросил:

– Проблемы посерьезнее?

– За Джорджиной кто то охотится, – заявил Роман.

– За Джорджиной вечно кто то охотится, – вздохнул Джером. – Что на этот раз?

Его лицо оставалось абсолютно бесстрастным, но когда мы объяснили ему, в чем дело, я увидела в его глазах интерес. Ну, или как минимум напряженную работу мысли.

Мы с Романом закончили рассказ, на кухне воцарилось молчание. Мы ждали, когда начальник объяснит нам, что происходит.

– За Симоной можешь больше не следить, ты выполнил свою работу, – наконец сказал Джером.

– Слава богу, – с облегчением вздохнул Роман.

– Теперь будешь следить за Джорджи.

– Что??? – в один голос воскликнули мы с Романом.

– Условия те же, – пояснил Джером, – невидимая слежка, скрытая аура. Постоянно, кроме того времени, когда вы дома. Все и так знают, что вы живете вместе, поэтому будет немного странно, если ты вдруг исчезнешь с лица земли.

Когда я попадалась в сети неизвестных сладкоголосых сирен, мне ужасно не хватало Романа; по идее, предложение Джерома должно было обрадовать, но меня вдруг охватила совершенно иррациональная ярость.

– Он должен продолжать следить за Симоной!

– Да что ты? – ухмыльнулся Джером. – Это с какой радости? За все время она ни разу не связалась ни с кем из ада. Либо она здесь по совершенно невинным причинам, либо слишком умело маскируется.

– Но… но она же преследует Сета. Мы должны узнать, зачем он ей!

– Ну, тут особого ума не надо.

– Мы должны остановить ее!

– Джорджина, – фыркнул демон, – ты хоть понимаешь, до какой степени мне наплевать на твоего бывшего парня? Во Вселенной существуют вещи гораздо более важные, чем твоя дурацкая личная жизнь или отсутствие таковой.

Я вздрогнула.

– К тому же сейчас он спит с другой женщиной. Если он действительно любит ее, то Симона ему ничего не сделает. И не надо на меня так смотреть! Ты уже запятнала душу Сета, оттрахав его прошлой весной. Симоной больше, Симоной меньше… в принципе не важно.

Стиснув зубы, я попыталась поспорить с ним:

– И все равно я считаю…

– Нет, – резко оборвал меня Джером. Когда босс говорит таким тоном, лучше с ним не спорить. Он повернулся к Роману и резюмировал:

– С Симоной разобрались. Теперь ты следишь за Джорджи. Это понятно?

Роман спокойно кивнул, совершенно не разделяя моего возмущения:

– Ясно. Ты понимаешь, что это за сила? Что происходит с Джорджиной?

– Есть несколько идей, – прорычал Джером и исчез.

– Сукин сын, – крикнула я ему вдогонку.

– Это как понимать: как общее выражение недовольства или у тебя действительно есть сомнения в происхождении Джерома? – спросил Роман, принимаясь за яичницу.

Он, похоже, немного успокоился и расслабился.

– И то и другое. А что это у тебя такое лицо довольное? Ты же еще недавно был вне себя от ярости.

– Так я же наконец то избавлен от Симоны и теперь буду следить за куда более интересной жертвой.

– А еще тебе совершенно наплевать на Сета.

– Ну да, и это тоже.

Я невидящим взглядом уставилась в тарелку. От аппетита не осталось и следа.

– Мне надо увидеться с ним. И с ней. Я должна узнать, почему она преследует его.

– Джорджина, это до добра не доведет, – предостерег Роман.

Я промолчала. Настроение упало ниже плинтуса. Я, конечно, благодарна Роману за то, что он готов защищать меня, но безопасность Сета кажется мне важнее. Я хочу спасти его, но от чего? От суккуба, который укоротит ему жизнь и запятнает душу? Или же у меня куда более эгоистичные мотивы и я просто не хочу, чтобы он переспал с другой женщиной? Мне было нелегко принять его помолвку с Мэдди, но все таки, если Симоне удастся его соблазнить, разве свадьба не состоится? В любом случае состоится, решила я. Сет не станет изменять Мэдди, он сохранит верность невесте. Но тут какой то противный внутренний голос спросил: «Или станет? С тобой же он ей изменил».

– Черт. Не могу смотреть на тебя в таком состоянии.

– Что? – удивленно спросила я,

– У тебя такое трагическое выражение лица, смотреть больно.

Он уткнулся в тарелку, медленно ковыряя недоеденную яичницу, а потом снова посмотрел на меня и, тяжело вздохнув, сказал:

– Я знаю, куда сегодня собирается Сет. Насчет Симоны не уверен.

– Куда? – нетерпеливо спросила я.

– Художественный музей, – немного помедлив, ответил Роман. – Он вчера сказал Мэдди, что думает пойти туда. Там какая то выставка, на которую он хочет сходить, а она – нет. Насчет точного времени не уверен, но Симона могла подслушать их разговор, а для нее это отличный шанс.

Я встала, моментально перевоплотившись. Волосы уложены волнами, джинсы, футболка, идеальный макияж.

– Тогда пошли. Надо сориентироваться на месте.

– Эй, красавица, не так быстро. Не все могут собраться за секунду. Кстати, некоторые еще завтракают.

Я села обратно, даже не пытаясь скрыть нетерпение. Роман продолжал завтракать, намеренно игнорируя меня и тщательно пережевывая каждый кусочек. И тут мне пришла в голову отличная мысль:

– А ты сможешь скрыть мою ауру? Я обернусь невидимкой, и тогда она точно клюнет на приманку.

– А я так надеялся, что ты до этого не додумаешься, – раздраженно ответил Роман.

Я думала, он не согласится, но, на удивление, когда мы поехали в музей, он все таки скрыл мою ауру, я обернулась невидимкой, и теперь мы оба могли оставаться инкогнито.

Стояла прекрасная погода для прогулок в центре Сиэтла. С утра было пасмурно, но сейчас посветлело, и погода казалась теплой: ясное голубое небо, солнце. Но осень уже вступила в свои права, и на улице было прохладно. Если смотреть из окна – просто красота, но гулять лучше, надев пальто.

Художественный музей Сиэтла – или СЭМ, как его ласково называют местные – внушительное по площади здание, в нем выставлены коллекции предметов искусства всевозможных эпох и культур. Роман сказал, что Сет хочет пойти на выставку «Ювелирные украшения поздней античности», она продлится всего несколько недель. Бьюсь об заклад, это как то связано с книгой о Кейди и О'Нейле, ему наверняка нужно собрать фактический материал.

Но Сета мы в музее не нашли. Несмотря на будний день, музей был переполнен туристами, бесцельно бродящими по залам, то и дело останавливаясь, чтобы рассмотреть экспонаты или почитать информацию о них. Эта эпоха очень близка и дорога мне, и я немного смутилась: именно тогда я родилась, именно тогда жила жизнью простой смертной. Я смотрела на экспонаты – кольца, браслеты, ожерелья, и у меня появилось очень странное ощущение. Многие украшения были из региона Средиземного моря времен Римской империи. Иногда воспоминания заставляют сердце сжиматься от боли, а иногда я чувствую некоторую отстраненность, как будто смотрю кино о чужой жизни.

Я внимательно рассматривала каждый экспонат, удивляясь, как по разному время обошлось с украшениями: одни стали сиять еще ярче, другие, наоборот, покрылись патиной. Внезапно кто то легко прикоснулся к плечу, но никого рядом не оказалось – значит, это Роман. Я обернулась, обводя взглядом галерею, и поняла, к чему – точнее, к кому – он пытается привлечь мое внимание. В противоположном конце зала стоял Сет и задумчиво, с интересом разглядывал витрину. В руках он держал блокнот и ручку – он действительно пришел сюда не из праздного любопытства.

Я смотрела на него с таким же восхищением, как на украшения. Сет дорог мне, он – моя драгоценность, мое сокровище, обладающее не меньшей ценностью, чем все окружающие нас экспонаты. Черт, подумала я, наивная дура, решила, будто все прошло, ага, сейчас! Я с трудом могла находиться с ним в одной комнате, настолько меня к нему тянуло.

Я прижалась к стене, чтобы не попасться под ноги посетителям, и смотрела на него. Интересно, заявится все таки сюда эта предательница Симона или нет? Прошло полчаса, я уже умирала от нетерпения – глупо, знаю. Сет наверняка пробудет здесь весь день, и она, скорее всего, придет попозже. Но вдруг мне показалось, что сейчас важнее всего просто поговорить с ним. Да, это глупо, неправильно, хотя за долгую жизнь я совершала и гораздо более идиотские поступки.

Я вышла из зала на лестницу, там как раз никого не было, и через мгновение обрела видимую форму. Роман тихо прошипел мне в ухо:

– Ты что, совсем спятила?

– Скрой мою ауру, – резко ответила я. – Если она появится, мы почувствуем ее раньше, чем она успеет заметить меня.

Едва я договорила, как на лестнице появилась пожилая пара, они удивленно посмотрели на меня. Я подкупающе улыбнулась и открыла дверь, вежливо пропуская их вперед.

Сет стоял у витрины с византийскими диадемами. Я подошла к нему и дотронулась до плеча. Он вздрогнул и обернулся, но выражение испуга на лице сразу же сменилось радостью, когда он увидел меня. Черт, подумала я. Лучше бы испугался.

– Хочешь, угадаю? – спросила я. – Планируешь, как Кейди и О'Нейл совершают идеальное ограбление?

– Ну что ты, они же хорошие, – с улыбкой ответил он.

– Вообще то они известные правонарушители, – напомнила я.

– Я предпочитаю называть это гибким подходом к законодательству. А ты что тут делаешь?

Я показала рукой на окружающую красоту.

– Вспоминаю молодость, точнее – то, что от нее осталось. Пески времени поглощают почти все, но кое что сохраняется.

– А я об этом даже не подумал, – заинтригованно протянул Сет. – Ведь это же твое время, твоя эпоха. Вот кто сможет ответить на все мои вопросы.

Я представила себе, как даю Сету частные уроки истории, и тут же отогнала эти мысли прочь.

– Зато здесь ты можешь увидеть все собственными глазами. Тебя заинтересовало что то конкретное?

Он показал на соседнюю витрину с диадемами.

– Они просто прекрасные. Почему теперь такое не носят?

– Сейчас на голове чего только не носят…

Сет одарил меня фирменной полуулыбкой и возразил:

– Не в этом дело. Просто… ну не знаю, в этом есть такая красота, такое мастерство, которые теперь утрачены. Только посмотри!

Он восхищенно показал на диадему, напоминавшую корону из золотых монет. С ободка гроздьями свисали крошечные золотые диски, наверняка прелестно смотревшиеся в волосах.

– Посмотри на ее несовершенство. Ведь это ручная работа, каждая диадема уникальна.

– Некоторые сочли бы это дефектом. Господи, как я люблю, когда Сет начинает философствовать, совершенно забывая обо всем.

– Именно это делает их такими прекрасными. И вообще, мне нравится сама идея наряжать женщин в короны и драгоценности. Можешь считать меня сексистом, но я думаю, что прекрасному полу нужно поклоняться… Хотя это вовсе не лишает его прав и возможностей, принадлежащих мужчинам, – помолчав, добавил он.

Я засмеялась и отошла в сторону, пропуская к витрине других посетителей.

– И вовсе я не считаю тебя сексистом. Ты – настоящий романтик.

Я вспомнила, как вчера в свадебном салоне Мэдди восхищалась жемчужными тиарами и лентами для волос, и мне стало не по себе. Диадемы наших дней. Интересно, понравились бы они Сету?

– Считай меня кем хочешь, но мне кажется, наша цивилизация в упадке, если основным аксессуаром стали банальные резинки для волос.

Мы гуляли по выставочным залам, разглядывая экспонаты и обсуждая их. Я старалась не придавать происходящему слишком большого значения. Я не обольщалась – мы не можем быть просто друзьями. Да, я влюблена в него, и мне ни капельки не стыдно, я только пытаюсь наслаждаться моментом. Присутствия Симбны я так и не ощутила, а поскольку Роман мог чувствовать тоньше, чем я, думаю, и он ничего не заметил. А еще могу себе представить, как он закатывал глаза, наблюдая, как мы с Сетом приятно проводим время.

Наконец мы дошли до последнего экспоната: византийских обручальных колец. Стоило мне взглянуть на них, и приятное тепло, сопровождавшее меня все это время, растаяло как дым, я застыла в напряжении. У Сета тоже изменилось настроение. В основном кольца были похожи друг на друга: на ободке каждого плоский диск с какой нибудь гравировкой. Неудивительно, что я так разволновалась, хотя Мэдди, грядущая свадьба и вся эта история тут совершенно ни при чем.

В прошлом году Сет в подарок на Рождество заказал для меня кольцо, нет нет, не обручальное – просто кольцо в подарок. Он знал, что этот стиль часть моего смертного прошлого, и решил сделать мне приятное. Кольцо получилось прекрасное, я хранила его как зеницу ока в шкатулке, куда на протяжении веков складывала свои сокровища: вещи, которые слишком дороги мне, чтобы выкинуть их, но на которые слишком больно смотреть.

Мы оба молчали. Интересно, о чем он думает? Может быть, ему просто стало неловко от воспоминаний о бывшей девушке? Или он почувствовал такую же сладкую ностальгию? Когда Сет начал встречаться с Мэдди, я не сомневалась – он забыл меня. Но после ненадолго вспыхнувшего между нами прошлой весной чувства я изменила свое мнение. Слишком часто я ловила на себе его странный взгляд, напоминавший о тех временах, когда мы встречались, временах, когда он признавался мне в любви. Он скоро женится, решение принято, но все таки…

Не знаю, сколько времени мы стояли, не говоря ни слова, прежде чем Сет прервал молчание:

– Ну что… похоже, мы обошли всю выставку, да? Я огляделась по сторонам, будто пытаясь понять, не пропустили ли мы чего нибудь.

– Похоже на то.

Сет старался не смотреть мне в глаза, он словно излучал тревожность.

– Спасибо за помощь. Пойду обратно в магазин и постараюсь сделать так, чтобы твой труд не пропал даром.

– Удачи.

– Спасибо, – ответил Сет, наконец то посмотрев мне в глаза, мы обменялись робкими улыбками и расстались.

Я вышла из музея, сама не понимая, куда иду и зачем, мне надо было поскорее очутиться в каком нибудь месте, где нет Сета. Примерно час или около того я обманывала себя, да и его тоже, пытаясь не поддаваться до боли знакомому отчаянию. Ведь у меня же есть право на маленький кусочек счастья? Однако теперь темнота вновь поглотила мою душу, и мне стало не по себе при мысли о том, что таинственная сила всегда появлялась именно в такие печальные моменты, когда я легко откликалась на соблазнительные обещания покоя.

Да простит меня Роман, но нужно срочно принимать меры. Мне надо отвлечься.

– Тебе не понравится то, что я собираюсь сделать, – прошептала я, в полной уверенности, что Роман не отстает ни на шаг.

На самом деле мне надо не просто «отвлечься», мне необходим хороший приток энергии. Я регулярно занималась сексом, поэтому на энергетический уровень жаловаться не приходилось. Однако если я, так сказать, достигну апогея, физической силы точно прибудет, хочется надеяться, что и силы духа тоже.

Случайные связи далеко не всегда повышают настроение, у меня не было никакого желания идти в бар на охоту за потенциальными жертвами. Мне нужно было что нибудь попроще, но при этом не слишком порочное – обычно эти параметры взаимоисключающи, подумала я и вдруг вспомнила – есть отличный вариант!

В квартире напротив жил симпатичный парень лет двадцати по имени Гэвин. Он ничего особенного не говорил и не делал, но я очень ему нравилась. В моем присутствии он или жутко волновался и краснел, или начинал глупо шутить. Когда мы случайно сталкивались в гараже или в холле, он не хотел уходить, но никак не мог найти предлог, чтобы познакомиться поближе. Да и смотрел он мне в основном не в глаза, а в декольте.

В довершение всего у него еще и есть девушка: не знаю, изменял ли он ей раньше или только собирался, меня это совершенно не волновало. Главное, когда я позвонила к нему, его девушки дома не оказалось.

– Джорджина, – изумленно поздоровался он. – Как… как дела?

– Так себе, – расстроено ответила я. – У меня дверь в квартиру захлопнулась, ключи остались внутри, теперь придется ждать, пока подруга принесет запасной комплект. Можно, я посижу у тебя? Я сначала хотела подождать на улице, но тут начался такой ливень, я промокла до нитки.

Тут Гэвин наконец обратил внимание на то, как я вымокла, и на просвечивающий белый сарафан без лифчика – я сменила обличье, выходя из машины. Зрачки расширились, он на секунду отвернулся, а потом снова прилип взглядом к мокрой ткани, облепившей мою грудь и затвердевшие соски.

– А что, дождь был? Там вроде хорошая погода. Холл был залит ярким светом осеннего солнца.

– Я знаю, – ничуть не смутившись, ответила я, – сама удивилась. Отличная погода, и тут вдруг – раз, и такой ливень, прямо из ниоткуда!

Очевидно, мои слова звучали настолько невероятно – Гэвину даже удалось оторвать от меня взгляд и еще раз внимательно посмотреть на безоблачное голубое небо за окном. Наконец он перестал пытаться понять, что происходит, и предложил мне пройти в квартиру.

– У тебя нет какой нибудь футболки? – промяукала я. – А то я так замерзла.

Он переключил внимание с моей груди на черные трусики, просвечивавшие через сарафан. Вряд ли ему хотелось, чтобы я переодевалась, но он не мог пренебречь правилами хорошего тона и отказать мне.

– Конечно, пойдем.

Я последовала за ним в спальню, он порылся в шкафу, достал огромную футболку с эмблемой «Сиэтл маринерс»10 и зеленые фланелевые шорты и протянул мне.
– Посмотри, может, это подойдет, – промямлил он, пятясь к выходу, чтобы дать мне возможность переодеться.

– Спасибо, – поблагодарила я, ослепительно улыбнувшись.

Ему удалось выдавить некоторое подобие улыбки, прежде чем закрыть за собой дверь. Я скрестила руки на груди и некоторое время стояла неподвижно, и тут невидимый Роман, вздохнув, произнес:

– Что за бред. Тебе надо было просто превратиться в разносчицу пиццы.

– Да ладно, этот прием с мокрым платьем проверен временем. Работает безотказно.

Роман вздохнул.

– Можешь подождать в соседней комнате, я недолго.

Я открыла дверь, высунулась в коридор и крикнула:

– Эй, Гэвин, ты не мог бы мне помочь?

Он тут же вошел в комнату, и я заметила, что он успел причесаться. Наверное, сразу метнулся в ванную, чтобы произвести на меня впечатление стильным видом.

– Что такое? – спросил он.

Я повернулась спиной, убрала волосы вперед, открыв шею, где завязывались бретельки платья.

– Не развязывается. Может, у тебя получится? После недолгих раздумий он принялся за дело.

Я так запутала бретельки, что их было нелегко развязать, поэтому пока Гэвин трудился над решением этой сложной задачи, я успела подвинуться к нему поближе. Наконец он справился с узлом, бретельки ослабли, а я, конечно же, не успела их подхватить, и платье мягко скользнуло вниз. Если учесть, насколько оно промокло, это падение противоречило всем законам физики.

Я попыталась придержать платье, демонстрируя остатки скромности, но не очень то усердствовала, и оно, естественно, упало на пол, а я осталась голая. Рядом послышался возмущенный вздох Романа.

Я повернулась к Гэвину, прикрываясь платьем так, чтобы ему хорошо было видно мою грудь. Он не мог отвести от нее глаз, я тоже опустила взгляд, словно пытаясь понять, на что же он так уставился.

– Боже, я вся промокла. У тебя есть полотенце? Не хочу мочить твою футболку.

– Э э э… Что?… Да, конечно…

Он мигом бросился в ванную и принес маленькое полотенце. Я уже достаточно наигралась и, не придумывая благовидных предлогов, просто сделала шаг вперед, надеясь, что он сообразит принять мое недвусмысленное предложение.

Гэвин не разочаровал меня. Немного помедлив, он стал нерешительно водить полотенцем по моей груди, даже когда она оказалась абсолютно сухой. Он двинулся вниз по животу, не задерживаясь там надолго, а потом перешел к бедрам. Платье уже давно совершенно случайно упало на пол, и я услужливо сняла трусики, чтобы он мог вытереть меня везде. Ему пришлось встать на колени, чтобы добраться до моих бедер с внутренней стороны, я услышала, как он шепчет: «О господи!» Не знаю, что его так поразило: то ли сама ситуация, то ли его девушке было далеко до танцующих самбу бразильянок.

– Какие у тебя прекрасные руки, – промурлыкала я.

– С с спасибо, – не к месту поблагодарил он, заканчивая вытирать мне ноги и поднимаясь с колен.

Я забрала у Гэвина полотенце и бросила на постель, взяла его за руку и принялась поглаживать его ладонь, а потом мягко положила ее себе между ног.

– Просто прекрасные руки, – едва слышно прошептала я, – такие длинные пальцы…

С этими словами я показала его пальцам, что делать, направив их в себя, и, клянусь, он вздохнул громче, чем я. Вскоре ему уже не требовалась помощь, и он стал ласкать меня быстрыми, резкими толчками. Я прижалась к нему, застонав так, будто это было лучшее, что со мной случалось в этой жизни. Внутри все было еще более влажным, чем снаружи, его пальцы беспрепятственно скользили, за исключением тех моментов, когда я специально сжимала мышцы.

Не отвлекая его от этого занятия, я расстегнула его брюки и одним движением стянула их, обнажив большой напрягшийся член, полностью готовый к действию. Хотя к действиям он, скорее всего, был готов еще тогда, когда я появилась на пороге. Я потянула Гэвина за рубашку в сторону кровати.

– Дальше, – выдохнула я, ложась на спину и раздвигая ноги, – я хочу узнать, что будет дальше.

Он убрал руку, накрыл меня своим телом, раздвигая мне бедра, и очень резко вошел в меня – от былой скромности не осталось и следа. Судя по выражению лица, волнение уступило место всепоглощающему желанию, каждый толчок сопровождался сдавленными стонами.

– Сильнее, – подбодрила я, страстно глядя ему в глаза. – Хочу, чтобы ты делал это сильнее.

Он послушно начал двигаться быстрее и сильнее и вскоре приподнялся, взял меня под колени, широко разведя бедра, и вошел еще глубже. Я не замедлила выразить одобрение, чем вдохновила его на дальнейшие подвиги.

Наконец я почувствовала, как в меня стал вливаться мощный поток жизненной энергии, приводящий в восторг, проникающий в каждую клетку тела, оживляющий меня. Мне открылись его мысли и чувства: он никогда раньше не изменял своей девушке, но не раз подумывал об этом. Сейчас он был настолько поглощен мной, что не чувствовал вины, ее образ лишь на какое то время всплыл в сознании. Единственное, о чем он вообще успел подумать, – возможно, стоило воспользоваться презервативом. Он пожалел об этом, но лишь на долю секунды – такие мелочи не могли остановить его, когда мне было так хорошо.

Мои стоны постепенно перешли в короткие вскрики, я чувствовала – еще немного, и он кончит.

К этому моменту моя голова оказалась в опасной близости от спинки кровати, но его очень заводило, что все происходит довольно жестко, так оторваться ему еще никогда не удавалось. Его движения становились все резче, каждый раз он входил в меня до упора, с каждым толчком уровень энергии возрастал, и я решила добавить немного чувства вины. При этом я сама ощутила вину, но, в конце концов, это моя работа: чувство вины – лучший способ запятнать душу.

– А она так умеет? Твоя девушка так умеет? – задыхаясь, произнесла я за полсекунды до того, как он кончил.

За этими словами последовал взрыв оргазма, он вышел из меня в последний момент, не из за сказанного, а чтобы хоть как то решить проблему отсутствия презерватива. Ужасный способ предохраняться, ну что ж тут поделаешь. Он кончил мне на живот, теплая сперма потекла по коже, а он восхищенно наблюдал за этим.

Но я попала в точку. До этого желание владело им, и ему удавалось не думать о своей девушке. Мои слова заставили его вспомнить о ней, но обратного пути уже не было. Я почувствовала легкий укол совести одновременно с последней вспышкой вливающейся в меня жизненной энергии.

Задыхаясь, он в изнеможении откинулся на подушки: еще бы, потратить столько энергии. Не знаю, что он чувствовал – муки совести или удовлетворение, я уже отключилась от его сознания. Я нащупала очень кстати оказавшееся на кровати полотенце, вытерлась, встала и подошла к окну, пока Гэвин пытался восстановить дыхание. Через пару минут он наверняка заснет.

– Ой, смотри ка, а вот и моя подружка с ключами, – весело сказала я, подняла с пола платье и направилась к выходу. – Спасибо, что разрешил подождать у тебя.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Похожие:

Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6 Райчел Мид Разоблачение...
Надевать платье из ткани, блестевшей, как фольга, мне было не впервой. Но еще ни разу я не появлялась в подобном виде перед такой...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Ярость суккуба Джорджина Кинкейд 4
Посвящается моей сестре Деб, которая, как и я, любит рыжие волосы, кокосовый ром и парней по имени Джей
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Разоблачение суккуба Джорджина Кинкейд 6
Джорджине весьма удачной. Откуда ей было знать, каково это — быть суккубом — демоном, обреченным вечно совращать нестойкие человеческие...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Тень суккуба Если вы красивая и дерзкая…
Это вовсе не означает, что вы навсегда избавлены от самых что ни на есть человеческих неприятностей. И что вас не охватят паника...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Последняя жертва Академия вампиров 6 ocr : Индиль; SpellCheck : Lrudes
Райчел Мид «Академия вампиров: Последняя жертва»: Эксмо, Домино, Москва, Санкт-Петербург, 2011
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид «Возвращение домой»
Переводчики: Nickelback, theMeadow, Dev4enka, Nika30, AnGoRa, Carlin, Sone4ko11, Smily4ok, Steysha, sallybird, Yulia05 14, Elena...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Заклинание Индиго
Тогда она встречает очаровательного Маркуса Финча, бывшего Алхимика, который заставляет ее восстать против людей, которые ее воспитывали....
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconРайчел Мид Возвращение домой Переводчики
С этим у меня все нормально. Проблема в том, что когда я была здесь последний раз, меня несколько раз чуть не убили и, в итоге, накачанная...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconМаргарет Мид \"Культура и преемственность\" Маргарет Мид. Культура...
Теперь же мы вступаем в период, новый для истории, когда молодежь с ее префигуративпым схватыванием еще неизвестного будущего наделяется...
Райчел Мид Тень суккуба Джорджина Кинкейд 5 Райчел Мид Тень суккуба глава первая iconВиктор Суворов Тень победы Виктор Суворов Тень победы (Тень победы-1)
Выяснилось, что вожди Советского Союза, — все без исключения, — это банда уголовных преступников и негодяев
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница