Сборник стихов Алены Васильченко


Скачать 169.87 Kb.
НазваниеСборник стихов Алены Васильченко
Дата публикации31.05.2013
Размер169.87 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
СБОРНИК стихов Алены Васильченко

http://cs410229.userapi.com/v410229608/652b/agahqpgmipu.jpg http://cs319730.userapi.com/v319730608/81d0/ex-qj-b_u5y.jpg http://cs406316.userapi.com/v406316608/2ea3/bwxmmjdigyg.jpg
------------------------------------------
Я вчера говорил с дождем.
Я сказал ему просто - лей.
Дождь разулся, зашел в дом,
и налил мне стакан - пей.

Я сказал - между нами мрак.
Льется с крыши в наш дом вода.
Дождь ответил, что я дурак.
Я кивнул,- что, наверно, да.

- Что ты сделал? - толкнул он в бок.
- Я ушел, и сейчас сидим.
Я любить, как она, не смог.
И остался опять один...

У нее по любви - гром.
У нее под ребром - Бог.
Я ее опалил костром,
а от страха тушить не мог...

Ее силы - на нас двоих.
Я - дитя рядом с ней и трус.
Обещал ей кораллы с риф. -
поздно понял: нырять боюсь...

Мне огонь ее пальцы жег.
Я ее на руках носил.
Обещал ей звезду у ног.
А любить - не хватило сил...

-------------------------------------------
Дотлела страсть, как сигарета.
Утерян жар. Пришел покой.
Ты убираешь все приметы,
а я дышу. Еще живой.

Шумит исправно телевизор.
В антеннах - рябь. В глазах темно.
О, мой бездушный врач-провизор.
А я болею. И давно.

Утих костер. Погасли угли.
И я, как видно, догорел.
И я устал. И я обуглен
от наших встреч и наших тел.

Лети, спеши. Куда – не знаю.
Закрыт дележ. Окончен бой.
Я не скучаю, дорогая.
И Бог с тобой. И черт с тобой.


------------------------------------
Мы с тобою стояли, молчали
на осеннем холодном ветру.
Твои волосы свет излучали
в блеске солнца, подобно костру.

Твой, на воздухе рдеющий локон,
был похож на ночную свечу.
Ты шептала: жестоко, жестоко…
"не хочу…не хочу…не хочу"…

Зашатались в округе осины,
или колья, которые гнул.
Ты шептала неистово, сильно:
"обманул, обманул, обманул"…

Ты похожа была на девчонку.
Не мою. И, наверно, ничью.
Ты дышала надрывно и звонко:
Улечу. Улечу. Улечу…

Ты смотрела в глаза, как ребенок.
И молчала. И ждала ответ.
А из глаз только чудилось стоном:
«Лишь не это. Пожалуйста! Нет!»...

Все нечестно. Неправильно. Трудно.
«Все нелепо!» – взрывалось вокруг.
У тебя в волосах было утро,
утро рыжих, растерянных вьюг.

Ты не плакала. Не отвечала.
Я тебя потрепал по плечу.
Ты хотела начать все сначала.
Только я не хочу…не хочу…

Уходил. Ты стояла, молчала.
И шумело всю ночь в проводах:
«А она же кричала! Кричала!
Только ты не услышал тогда!...»

Все жестоко. Неправильно. Знаешь,
я подобен сейчас палачу.
Я тебя бы услышал, родная! –
 

Не хочу. Не хочу…не хочу…


-----------------------------------------
Он казался ей чудаком.
Ждал ее у парадных на лестничных клетках,
в неотглаженных брюках и разноцветных жилетках.
Часто пах коньяком.
Называл ее ласково – «детка»…
Он носил ей цветы.
Даже в самый свирепый мороз, миллионами белых, заснеженных инеем роз,
устилал ей мосты.
Говорил и смеялся до слез.
Говорил ей сквозь тишь:
без нее, мол, в аду гореть, что внутри без нее начинает душа стареть,
что она – как Париж:
увидать, а потом умереть.
Он казался смешон…
и спустя календарный год,
подбирая в парадном от прошлого чуда код,
Она знала: цветы в феврале ей дарил лишь Он.
На руках, через оттепель просто по лужам вброд.
Она пишет ему:
«Это за год четвертый раз,
мне приходит во сне тень твоих воспаленных глаз.
Просыпаюсь в ночи, и в тумане, как в злом дыму,
я тебе одному сочиняю опять рассказ…»
Разлетается дым.
Он напишет, как раньше жил…
Что сейчас он в Марселе, свои обещанья сложил…
Черепицами крыш всем кварталам – на солнце гореть!
Что она – как Париж.
Повидать… а потом умереть.

Что февраль для цветов стал отныне жесток и лжив:
«я увидел Париж.
И лишь чудом остался жив»…

------------------------------------
Отважный рыцарь дает присягу.
Жизнь - Королю,
а душа - Богу.
Потом у иконы стоит подолгу:
не отдаю лишь честь и отвагу...
Хватает свой меч
револьвер
ружье.
Уходит.
Под замки.
в окопы.
в границы.
У сердца - чернила и четверть страницы.
портрет.
фотокарточка от Нее...

В дыму канонад разрываются пули...
Господь норовит отобрать душу.
Король стар и глух.
Не желает слушать.
И чести куски в пулевом уснули...
Монашенка
доктор
сестра медсанбата...
в Афгане
в Париже
под Сталинградом,
склонившись над ним, задыхаясь смрадом,
и сердце сшивая, шептали:
так надо...
______________
А в этом рассвете тих сон Королей.
И им не видать те кровавые стяги.
И понял в бреду,
что во всех присягах
он в жизни не клялся одной лишь Ей...

В стенах Орлеана,
в Ростовских границах
до боли
держали его санитары.
И доктор с диоптрий смотрела устало.
и била
и била...
в окно синица...
...А в сером плаще,
весь в пыли или перце,
пронзающий Некто стоял у порога.
Жизнь.
Честь.
А она ведь просила немного.
Она ведь хотела всего одно сердце...
_________
И каждая жизнь - на столе "пятдесят"...
под коркою хлеба.
И в доме сыро.
И в сердце навылет от пули дыры
за тех Королей,
которые
спят.

------------------------------
А я за ним - со сбитыми коленями, 
с поломаным зонтом бросаюсь к пропасти.
А я за ним и глупым вдохновением 
иду по следу без стыда и гордости...
Поторопись! Ведь я теряю скорости, 
и чувств моих сложнее управление.
Посторонись! Ведь для меня не новости, 
что наше предсказуемо движение.
Я для тебя - мозаикой разложена, 
пропитаная приторными песнями.
Давай, солги! 
Но только осторожнее - 
чтоб не слыхали этажи и лестницы.
В округе дождь...
совсем темно и хмуро,
а в переулках - трещины в асфальте.
Я за тобой бежала, словно дура, 
забрызгивая старенькое платье.
Я за тобой - до жара и озноба,
до сбитого сердечного биенья - 
с моей любовью: самой высшей пробы 
на высочайшем самоуниженьи.
...
Замерзла что-то... Все-таки, октябрь.
и, раны перемазывая йодом,
вдруг поняла, что не за чем бежать.
И не за кем...
Да и не та погода.

------------------------------
Обнимай меня крепче.
Еще.
Еще крепче.
Обнимай меня сладко, дождливо, тревожно.
Мы расставим по дому букеты и свечи,
ты сожмешь мои детские, острые плечи…
поцелуешь меня у виска осторожно…
Обнимай меня чаще…
так сильно… так горько…
обнимай меня… пей меня… Видишь – я таю!
улетаю… опять…я опять улетаю, оставляя тебе воскресенья осколки…
Обнимай меня! Рви мой тугой капюшон!
нежно… нежно… отбрось мне небрежные пряди…
Кто еще так обнимет, так крепко… - да вряд ли…
Обними меня телом, а лучше – душой.
Околдуй меня, осенью, негой маня…
заверни мое сердце в свою телогрейку,
и на мокрой от крапинок неба скамейке,
обними…
посади на колени меня…
И пускай будет ночь!
И в сентябрьскую гущу пусть ворвется морозная, белая вьюга…
Мы будем сидеть…
и смотреть друг на друга…
Не спасайте меня!
Не пытайтесь помочь!
Обнимай меня…сонную, в шепоте ветра.
С нами Бог был.
заплакал.
куда-то ушел.
Обнимай меня так, как способны лишь дети –
крепче!
крепче!
больнее…
разлукой.
душой…

крепче…
крепче…
мне мир без тебя слишком большой…

------------------------------


C о с к у ч и л а с ь.
безумно.
горячо.
Сварила одиночество на завтрак.
как морфием:
еще
еще
еще
колю тебя. Ты так далек и сладок.
Соскучилась…
Заныло. Повело.
И, кажется, немного заболело. И некому раздаривать тепло.
И некому раздариваться телом…
Соскучилась!
Сейчас бы крикнуть – SOS! и на снегу под минус восемнадцать
студить бы сердца пламенный насос.
Болеть и мерзнуть. Плакать и смеяться.
Гудок…
звонок…
у вдруг издалека твоя родная теплая рука
касается меня исподтишка… я слышу голос, сломленный слегка…
следы печали…
запах табака…
- соскучился…
- соскучилась…
Вот как…
И все неважно! Блики по глазам. И дальше снова – завтрак с тишиной.
Горю. Болею. Не хочу стараться. Беру реванш – спускаю тормоза.
Я глупая…
я начала бояться…
а Ты соскучился.
…соскучился … ты Мой…

---------------------------------


Я ночью слышала, как умерла любовь.
Под стеганным измятым одеялом меня душил озноб и в жар бросало,
и напоследок мне она сказала:
«не нужно слез. иди венок готовь.».
Я завернула тлен ее холстов тончайшей папиросною бумагой
и у подножья старого оврага копала яму…
без слезы… без слов.
Я помню, сердце рвалось из груди, и вылетали стекла из окон.
Но я, устав от долгих похорон, ей не смогла сказать:
«не уходи…» …
И, слушая по крышам шум дождя, набросив старый темный капюшон,
мне весь обряд /казалось/ был смешон,
и я взахлеб смеялась, уходя…
Я ночью слышала любви последний стук о крышку гроба…
Снова неизменно несу в овраг четыре хризантемы.
какой-то сон… какой чертов круг…
И день какой по счету – неизвестно – в полуночной телесной ломоте
я жду ее в кромешной темноте:
на сорок дней она должна воскреснуть


------------------------
Боже, храни всех еще нерожденных детей.
от сглаза,
дурных языков
и от злых одиночеств…
Храни колыбели от горьких в ресницах вестей.
Не верь предсказаниям старых цыганских пророчеств.
Господь, береги их. И дай им судьбы постройней.
Красивых кудрей на цветных одеялах…/ я знаю…/
от злых негодяев, бросающих сотни камней…
из темных, из страшных кирпичных углов…
негодяи…
Боже, храни всех детей от обид и разлук,
бледных домов и имен под чужими крестами.
Дай им поменьше Иуд и покрепче каблук,
силы побольше на то, что не сделали сами.
Боже, храни нерожденных еще сыновей,
дочек с румянцем и ямочек тени на щеки…
Жизни их глаз под изгибами темных бровей…
Боже, храни их от взрослых смертей и пороков.

Скоро рассвет…
и сквозь тучи – от солнца порез.
Боже, послушай, как утро баюкает ветер!...
Тихими звездами смотрят на землю с небес
наши
родные
еще нерожденные дети…
-----------------------
Просто щеки серебрит мороз,
руки мерзнут /но уже терпимо/.
Я – заложник глупых бабских слез
на исконно женственных картинах.

Старых фото подняты пласты…
достаю поношенные платья…
Воскрешать ушедшие мосты –
женское исконное занятье.

Просто так… И все не прояснишь
логикой обычных объяснений.
Я совсем неопытный малыш
в это непростое воскресенье.

Руки – в дело. Волосы – в пучок.
Глупая счастливая улыбка.
Достаю поношенный смычок:
что ни такт – скрипичная ошибка.

Шелестят конфетные обертки,
по ковру гуляю босиком.
А в душе – как будто ток в проводке.
А на горле – непонятный ком.

Неизвестно. Радостно. Тревожно…
Старых книжек мятые листы…
Бабьи слезы – как же это сложно.
Ты поймешь? Обрадуешься ты?

Это даже больше, чем всерьез.
Я от счастья не умела плакать.
Ты считаешь – авитаминоз?
Нет, родной…
…ты скоро станешь папой…
-------------------------------
В этом дворе вечно драки, туман, слякоть.
Жил человек - дом семнадцать, квартира восемь.
Жил человек, у которого имя – Осень,
страстно любивший жизнь и свою собаку.

В доме напротив, в белом ночном платье,
жил человек, у которого имя – Лето.
Девушку звали, как помниться мне, Света.
Лето играло на скрипке – такое занятье.

Окна в окно. Голос скрипки и шум листьев.
Чай у окна под Шопена гоняла Света,
вечно причесана и элегантно одета,
даже не знала, что сладкий ноябрь близко.

В доме семнадцать мужчина листал почту.
Ласковый пес на ковре дремал у камина,
чувствуя носом, что век ноября длинный,
он прогуляться хозяина звал ночью.

В старом дворе снег зимою почти бурый.
Странный был пес… Своим лаем будил Свету,
Осень смотрела в окно, и ждала ответа.
Света молчала. Какая ты, Света, дура!

Каждый себе: все газеты да писк скрипки.
Девочка-Лето до полу плетет косы,
в доме напротив - курит мужчина-Осень…
Окно в окно – постсоветских застроек ошибка.

Девочка-Лето. В руках от любви микстура.
В доме семнадцать мужчина привел Зиму.
Зимы не любят камины и запах псины.
Окна в окно…
Ну какая ты, Светка, дура…
-----------------------------
Давай с тобою просто отдохнем:
от суеты, забот и планов дерзких.
И озорно друг другу подмигнем,
задернув на окошках занавески.

Закроем двери. Вне сети звонки.
Устроим пир на половой дорожке!
И светятся глаза, как угольки,
у нашей сонной, белокурой кошки...

Я разверну родителей портрет:
скажу, мол, не хотели вас обидеть.
Включаем фильм и тихо гасим свет...
Зачем вам это?) Вам не нужно видеть!)

И все звонят в пустые номера:
начальники, коллеги и подруги.
А мы с тобою, словно гангстера,
вооружились до зубов друг другом.

Проблемы лучше тонут в молоке,
под шутки в гости ходят перемены.
На улице (ты слышишь?) вдалеке
спасательные звонкие сирены.

Спасатель в дверь стучится кулаком:
мол, жизнь не терпит нынче ожидания.
Послушай, друг, отложим на потом!
Давай, до воскресенья! До свидания!
----------------------------------
Нет ничего опасней идеалов
и распылений в выводах сухих.
Как прежде, люди гибнут от металлов:
бесчувственных, красивых, неживых...

Нет ничего опасней лицемерий
и острой бритвы в ласковых руках.
Нет ничего страшней, когда мы верим
и сами остаемся в дураках...

Все наше: и победы, и потери.
Не осуждай - и не судимо будет.
Нет ничего страшней закрытой двери,
и тех людей, что никого не любят.
-------------------------------------
Ешь расстояние – жуй его привкус горький,
на словарях толковых клади закладки.
Кто не бежал километры оскаленным волком.
тот говорит, что плоды расстояния сладки.

Пей расстояние, точки его контрольные:
зыбких романов наших песчаная насыпь.
Встречи бессмысленны, если утерян паспорт.
Душу звонки бередят по ночам беспокойные.

Спи с расстоянием, меряй его, ревнуй.
Только вот силы тратишь, а холодно так же.
И постарайся в вагоне плацкартном уснуть,
если купейный билет показался блажью.

Едь в расстояние. Каждый – как первый раз:
с накипью чай подают незнакомцев рассказы.
Даже без разницы – первый ли третий класс:
пыльные полки и бельевые матрасы…

Жми расстояние тихо в подушку ночью.
Хочешь – кусай его жесткие темные губы.
Только вот после – куришь и воешь по-волчьи…
Тихо шепча: не любил бы – да что-то любишь…

Письма, посылки – что там еще передали?
Больно кусаются зубы кривых километров…
Йод не поможет. Словарь приложите Даля…
Сквозь расстоянье не видно твои сантименты.

Режь его станции ржавым тупым ножом,
ешь расставание – дальних дорог огрызок,
если до острой боли звенит дождем
имя того, кто далек, но безмерно близок…
-------------------------------------
Я к тебе привыкаю…
приростаю к тебе кожей.
не по силе желания, а по вине бессилия.
И становятся руки на корни в земле похожи:
мне обнять бы ее – да вот только она постылая…
Полусонная дрема свалилась на город съеженный.
Осторожная ночь риторичные шлет молчанья…
У меня от тебя – только горстка клюквы мороженной.
У меня до тебя – световые года обещанья…
Я к тебе привыкаю…
приростаю шипами-розами…
и садовник – не тот…
и сады без тебя малы…
Проростаю в тебе белогривых разлук березами,
и слезой на щеке… и раствором густой смолы.
Привыкаю к тебе телефонными разговорами,
кисловатыми письмами с привкусом свежей клюквы…
У меня до тебя – переправы двумя паромами…
У меня от тебя – на ладонях застыли буквы…
Как котенок брожу без хозяина ночью в стужу.
И вдыхаю взатяг, как отраву, морозный воздух.
Проростаю в тебя: прямо в душу…
а, может, глубже…
привыкаю к тебе…
ну а это уже серьезно…
--------------------------------------
Говорят, что у волков по жизни особый взгляд.
А зимою снега холодны, при ходьбе – по колено.
Они слушают вечность и много курят подряд.
И срывают клыки и лапы себе о стены…
Говорят, что волку ничуть не страшна луна…
и при ней лишь они бинтуют душу и лапы…
я – волчица…
ты – волк…
ты один… я одна…
на ресницах мешают смотреть осторожные капли.
Говорят, что зимою волки смертельно больны:
одиночеством, стужей…
слабы, холодны и тощи…
И бегут по просторам волчьей своей страны,
и, стараясь не плакать, воют, кричат по-волчьи.
Говорят, что них вместо глаз – синева… лед,
и рычащее сердце покрыто ледовой пленкой.
я – волчица…
ты – волк.
Между нами дорог переплет.
Сколько этой зимы…
сколько боли же…
сколько…
сколько…
Мне в холодной земле без тебя – до весны стыть.
Накрываю потертой шкурой звериной плечи.
начинаю сдаваться…
начинаю взатяг курить…
ожидая тебя каждый день, как одну
небольшую
вечность…
-----------------------------------
Не суди меня, Боже, строго...
Я ведь только учусь верить.
У разбитых твоих порогов
Я пытаюсь стучать в двери...

Мне с тобою - хотя б недолго,
Просто знать, что ты есть выше.
Не боялась ни черта, ни бога,
А теперь ты меня не слышишь...

Не суди меня, Боже, право
Я так часто была покорна!
На земле мне кричали "Браво!",
Ну а ты лишь смотрел с укором.

Я так часто роняла слезы,
Что, наверное, стала морем...
Не смотри на меня, Боже! -
Я ведь просто не знала горя!

Я любила иных так часто,
Я так редко имела меру -
Не прошу у тебя счастья.
Я хочу для себя веры.

Не суди меня, Боже, строго,
Не тверди о моих грехах.
Я слепа. Я искала дорогу.
А ты нес меня на руках...
------------------------------------
Я люблю летний дождь. И, наверно, люблю тебя.
Ты сегодня придешь? - приходи, Человек дождя...
Посидим, погрустим... у огня просушив пальто,
Ты дождями томим. Нас не видит сейчас никто.
Некрасив, нелюдим... Весь как-будто из хрусталя:
Как герой пантомим, как дыхание февраля...
Ты приляг на кровать, я оставлю на ночь тебя.
Не пытайся понять. Отдохни, Человек дождя.
...
Закрываю глаза. Ожидаемый час заката....
И неслышно скользя, он в квартире идет куда-то:
а вокруг - тишина, половиц скрип, да мебель пыльная.
Стройных ливней стена. Притяженье... Такое сильное!..
не могу.
но хочу...
Закрываю себя, дождливую.
Зажигает свечу ночь-обманщица неторопливая...
Я же знаю - одни. Через двери. И дрожь странная...
От стены до стены - Человеком дождя пьяная.
...А на улице град.
Молчаливое ожидание...
Я уснула опять в тишине под твое дыхание.
...
Я люблю этот дождь, и, наверно, люблю тебя.
Ты ведь завтра придешь?
приходи,
Человек дождя...

Сборник "Береги мои сны до весны"
------------------------------------
Ну что ж Вы так смеетесь иронично?
Да я сама сарказма не укрою.
Мне ваши шутки как-то неприличны.
Что, милый, не найду без Вас покоя?

Я в ваших мыслях - и в анфас, и топлес.
Вы думаете, я печалюсь сильно?
Поверьте, я не буду лезть под поезд,
как девочка из кассового фильма.

Спокойно сплю. Не мучают кошмары -
в моей постели Вы не так уж часто.
Вы думали, я не найду управы?
Вы думали, что я на все согласна?

Живу как раньше. Может, и получше.
Как видите, не отравилась ядом.
А Вы, мой милый, просто невезучий:
такой как я уже не будет рядом.

Вы думали, что рухну на колени,
или (что лучше) - прямо Вам на руки?
Ну, это хитрость прежних поколений.
Я не люблю отыгранные трюки.

Вы так глупы! Глупы непроходимо,
раз верите, что слезы лью в бреду.
Почище Вас на свете есть мужчины!
Пойду, пройдусь. Быть может, и найду.
-----------------------------------------
Волненьем грез мой дом пропах,
декабрь холодный разозлился.
Я все ждала тебя во снах,
а ты, наверно, заблудился...

Покрыты льдом вокруг мосты,
в душе - зима, а сердце - камень.
Рисует мертвые цветы
декабрь, озябшими руками.

Зажгутся скоро фонари,
укрою одеялом плечи -
ты ничего не говори,
а просто приходи под вечер.

Не нужно слез, не нужно роз -
мы просто посидим за чаем.
В окне - пурга, в душе - мороз:
я просто по тебе скучаю...

В душе - рассвет, в окне - закат -
не нужно ночь - я жду зарю!
Ты приходи под снегопад...
А розы... Роз я не люблю...
------------------------------------------------
Ты мне верь. Все будет хорошо.
Мы построим дом и купим кошку,
старые ковровые дорожки
наших споров завернем в мешок.
Полной грудью нам прогнозы дышат:
будем слушать жаворонков трели,
к Рождеству приветливые ели
нам подарят сто пахучих шишек…
Не спеши, и все придет само:
перекупим ворох старых книжек,
и под смех играющих детишек
будем пить домашнее вино.
Улыбнись, мы будем вместе всюду.
Я тебя не буду жать заботой,
и звонить все время на работу,
бить сервизы свадебной посуды.
Под сентябрь, наверно, наша кошка
нам подарит четверо котят,
все счастливой масти, говорят;
их полюбит наш сынок Алешка…
Улыбнись, ведь все сложились пазлы!-
В мире лучше счастья нет занятья:
в нашей переполненной кровати
крепко до утра уснуло счастье:
дремлют дочки, сон в ресничках тенью,
на подушке ждет тебя Алешка,
с малышом уснула рядом кошка.
Ты смеешься? – даже нет сомненья.
Я к тебе на встречу – на носочках,
веки обожгу губами жарко:
там в кровати ждут тебя подарки.
Только тише, не буди сыночка…
----------------------------------------------------
Вода…вода…
и нервы – провода…
Плывут минуты… запах спелой груши…
И им двоим сейчас никто не нужен,
и кажется, что это навсегда.
Ночь… только ночь…
следы стыда в глазах…
холодных рук неловкие касанья,
дыханья ритмы, жаркое молчанье…
Спускает робко вечер тормоза…
Волна… волна…
Из-под ресниц прохлада,
босые ноги, ток крови в виске…
Они танцуют танго на песке,
прощальное, волнительное танго…
Звезда в реке…
Им было по семнадцать…
Несмелых поцелуев акварели,
и ретушь тел, и руки сладко млели,
когда сжимались сплетенные пальцы…
Стеснительно,
накинув шаль на ветер,
сомлела ночь, подставив губы лету…
Любовь под одеялами из фетра…
Еще не взрослые… Но и уже не дети.
Вода…вода…
и ночь на проводах…
и пьяный запах вишни или груши…
и танго обжигает сны и души…
и кажется, что это – навсегда.
----------------------------------------------------
Я - твоя вина. Твоя истина.
Я твои ошибки и смыслы.
Я - твоя стена, что от выстрелов
прячет твое сердце и письма.

Я - твоя беда, наваждение.
Я - твои мосты разведенные
Я - твои моря вдохновения
и дороги твои опыленные...

Я тебе - и хмель, и причастие,
и, возможно, даже бессмертие.
Я твое плечо и участие,
слабости твоей междометие.

Я тебе и друг, и любовница,
твой покой, твое сумашествие.
Я тебе - и сон, и бессонница.
Я - твое второе пришествие.

Я тебе жена и наложница.
Я тебе и путь, и попутчица.
Я тебе - и плен, и заложница.
Я твоя судья и заступница.

Я - твоя столица и конница!
Я тебе и грех, и раскаянье...
Я твоя навеки сообщница!
Я всегда держу обещания.
------------------------------------------------------------
В вагоне метро, как всегда, тишина.
И в тесной толпе в унисон люди дышат.
Ребенок-оборвыш стоял у окна –
такой, как и сотни бездомных мальчишек.
Потертая куртка с чужого плеча,
висят рукавицы на старых резинках…
Он взглядом старался меня повстречать
и ерзал ногами в промокших ботинках.
Народ сторонился и тихо вздыхал:
особенно кратко, как будто невольно.
Уставший вагон в темноте затихал.
А мне было страшно,
и горько,
и больно…
Лет восемь скрывала дырявая шапка
кудрявых волос и неряшливой стрижки.
Веснушек подарена солнцем охапка –
такой, как и сотни бездомных мальчишек…
Не пел и не плакал. Не лазил в карманы.
Чертил на окне непонятные знаки.
Герой недописанных детских романов:
ненужный ребенок с судьбой наизнанку.
Не знающий книжек, родительских ласок;
сжимающий пальцы бескровных ручонок.
Боящийся взглядов, пинков и огласок…
Бездомный
ненужный
голодный волчонок…
В толпе незаметным становится горе…
Чужая беда – не подносит счета.
Такие мальчишки наплакали море:
краев не видать…
тишина…
темнота…
- Он нас обворует !– вдруг пискнула дама.
- Он болен, наверно… – кивнула старушка.
Смутилась какая-то юная мама,
девчушке волосики пряча за ушко…
- Вот это комфорт! – возмущался мужчина,
к себе прижимая засаленный ранец.
Им рядом бы лучше – бездомную псину,
чем этот курносый малыш-голодранец…
Толпа, как змея, поднатужила жала.
Мальчишка на станции вышел во тьму.
И я бы рванулась! И я бы бежала!
А что удержало – сама не пойму…
В ночи завывали бездомные псы:
потертые шкуры чужими следами.
Мальчишку-оборвыша мне не спросить,
как трудно жить в мире без дома и мамы…
Вот только сдавило у горла, как ком…
А что уже плакать?
А что уже толку?...
В толпе безразличной, в вагоне пустом
волчонок когда-нибудь вырастет волком.
Следы оставляя на светлом сукне,
я жалась к окну в теплом платье в горошек:
корявая буковка “А” на окне…
мальчишку, наверное, звали – Алеша…
---------------------------------------
Холодной зима нынче выдалась, папа.
Метут снегопады из ветреных мельниц…
Я, папа, стараюсь, конечно, не плакать.
Пишу тебе письма /по несколько в месяц/.
Испортился почерк. Нажимы все резче…
Ты, папа, меня не вини в невезеньях.
Прижаться к тебе бы, обнять твои плечи –
и так зимовать у тебя на коленях.
Вскочить бы на санки – и снегом бьет щеки!
Чтоб слезы из глаз – и смеяться не в мочь…
Коварны у жизни порою уроки…
черствеет твоя непутевая дочь…
Я черствою стала, как грязная сука,
под войлоком ночи…как брошенный пес…
Ты, папа, возьми меня крепче за руку,
целуй мой веснушчатый, вздернутый нос…
Я лживою стала… И горькой отравой
для тех, кто любил меня, верил и ждал.
Замыленный камушек с медной оправой…
Истлевшей золы перепаленный жар…
Так холодно, папа… Наверно, ангина:
так больно глотать эти снежные хлопья.
Ты, папа, скажи мне, скажи, как мужчина –
ну что ж я меняю все вилы на копья?
И с кем я воюю полжизни, полвека…
Неужто мне богом отмерено столько?
Как много зимы одному человеку.
Как трудно согреться, когда одиноко…
Да я бы у ног твоих слабым котенком
уснула, свернувшись клубком, до весны.
А взрослому, папа, больней, чем ребенку,
не видеть счастливые, добрые сны…
Возьми меня в горы! Держи меня крепче!
Твоим отпечатками шагаю во след.
Ругай меня, папа, что согнуты плечи.
Подставь мне свой старый колючий жилет.
Я слушаться буду. Клянусь. Обещаю!
Ты будешь меня через пропасть вести.
С тобою я справлюсь… Я, папа, скучаю…
Прости меня, папочка, дуру, прости…
Холодные зимы… метели до мая…
Держи меня крепче – я сбилась с дороги.
Пишу тебе письма: скучаю…скучаю…
Ты – ангел бескрылый, подарен мне богом.
Я скоро приеду. Наверное, в среду.
Ты жди меня к чаю…готовь мои тапки…
И мы отвоюем жизни победу,
архангел мой сизый, мой ласковый папка…
Холодные зимы…холодные люди…
Но скоро капели – и вьюгам конец…
И тонок мой мир стихотворных иллюзий,
пока меня за руку держит отец.
----------------------------------------
Мне посчастливилось родиться в той стране,
где грош на хлеб инфляции подвластен,
где люди в шахтах ищут хлеб и счастье,
и умирают доктора во сне.
Где у станков стоят инженера,
а дворники – диплом имеют красный.
В стране, где голытьба и фраера...
и все из них - по-своему опасны.
Где многим сниться Новая Земля,
билетов третий класс на утро рано;
где сплошь и рядом – чернозем, поля,
вот только в них – не хлеб, а рой бурьянов.
Мне посчастливилось родиться в той стране,
где старость – просто голодухи признак,
и где воспоминаньями во сне
приходят войн утерянные жизни;
где правят шоу, маски и поборы,
и каждый пятый – потерял лицо
в карманных кражах и переговорах,
не побоясь проснуться подлецом.
Где вместо книг – разбросанные сети,
во плен которых трудно не войти.
И года в три такое знают дети,
чего не знала я и к десяти.
Мне посчастливилось родиться в той стране,
где подло спекулируют на жизни,
и видят грязь, а не тепло в весне;
и за полтыщи продают отчизну.
Где люди делят берег и язык,
и , как ослы, развешивают уши,
когда очередной тупой мужик
их заставляет бред вселенский слушать.
Мне посчастливилось, что в мой прожитый век,
еще могу увидеть чью-то рану,
что вижу, как страдает человек,
к семидесяти погружаясь в яму.
Я вижу не мужчин, а мужиков,
и каждый мальчик – прирожденный мачо!
Живем в стране Долгов и Дураков:
три корки хлеба и копейка сдачи.
Страна, где просят хлеба и потех,
где счастлив лишь один из двадцать пятых.
А я люблю хрустящий этот снег:
Христос, и тот, когда-то был распятым.
Топчусь, стучусь к ней год за годом в двери.
Не открывает – думает, опасно.
Но если я еще во что-то верю,
такая жизнь не может быть напрасной.
Летят гроши и сводки новостей.
Уже разбиты головы о двери.
Тюрьма, сума, и замки из костей.
А я ей – верю... почему-то верю…
--------------------------------------------
Оторваны листы календарей.
Его шагов придуманные звуки.
На переплетах зимних букварей
от А до Я запуталась разлука...
Зима...зима... Сердечный гололед
Она смолчала. Он ее не понял.
И азбукой три ночи напролет
слышны гудки в разбитом телефоне.
Седеет ночь. Сулит декабрь покой.
Опять зима. И снова все сначала.
Она могла дотронуться рукой.
Он был так близко, а она смолчала.
- Она больна не мною. Думал он.
А ей казалось, он другой простужен.
Надев шарфы, отвесили поклон
непонятые любящие души.
Песок часов не повернуть назад.
Прошла зима. Ботинки тонут в лужах.
Одна. Один. Что стоило сказать:
- Ты мне нужна. - И ты, и ты мне нужен.
Разорван лист. Не склеится назад.
Он не тревожит. А она - не пишет.
Не разобрать - кто прав, кто виноват.
Она звала. Он, видно, не услышал...
Она и он. Разорванный магнит.
Пустых шагов следы замерзли в лужах...
Давайте просто чаще говорить:
- Ты мне нужна.
- И ты, и ты мне нужен.



---------------------------------------------

Похожие:

Сборник стихов Алены Васильченко iconСборник стихов Роберта Рождественского
Выбор", "Стихи, баллады, песни", "Друзьям", "Возраст" и др. В 1990-е опубликовал сборники стихов "Бессонница" (1991), "Пересечение"...
Сборник стихов Алены Васильченко iconАнна Андреевна Ахматова Вечер Сборник стихов Анна ахматова сборник стихов «Вечер»

Сборник стихов Алены Васильченко iconАнна Андреевна Ахматова Чётки (Сборник стихов) Анна ахматова сборник стихов «Чётки»

Сборник стихов Алены Васильченко iconСборник стихов Саши Бес(t) / г. Москва/ Саша Бес(t) до июня 2011...
Международной поэтической премии «Серебряный стрелец 2010», заняв первое место, в 2011 заняла третье место в конкурсе «Поэты России...
Сборник стихов Алены Васильченко iconСборник №2 стихов Анны Ахматовой

Сборник стихов Алены Васильченко iconСборник стихов Ирины Самариной

Сборник стихов Алены Васильченко iconСборник №3 стихов Эдуарда Асадова

Сборник стихов Алены Васильченко iconСборник №2 стихов Владимира Высоцкого

Сборник стихов Алены Васильченко iconСборник №2 стихов Владимира Маяковского

Сборник стихов Алены Васильченко iconСборник №2 стихов Ирины Самариной. / Полтава, 15. 04. 1981 г

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница