Книга "Две жизни" записана Конкордией Евгеньевной Антаровой через общение с


Скачать 14.46 Mb.
НазваниеКнига "Две жизни" записана Конкордией Евгеньевной Антаровой через общение с
страница2/91
Дата публикации16.06.2013
Размер14.46 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Астрономия > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   91
часть иллюзий. Их умирание всегда переносится трудно организмом земли,

наделенным сознанием, силами и чувствами двух миров - неба и земли.

Зная это, вспоминай, когда страдание обовьется вокруг тебя, и льни тогда к людям

вроде И., чей ковер любви разросся в огромное яйцо, охватывает самого И. и всех,

кто к нему подходит. Дядя Али говорил мне, что пошлет меня к тебе в Общину. Я

там был уже два раза и буду счастлив, если встречусь там с тобой.

Прими мой сердечный привет, дорогой друг. Не стоит и говорить, как я буду рад,

если ты не откажешь мне в твоей дружбе и будешь мне писать. Я же всегда с тобой

в мыслях и дерзаю назвать себя твоим верным другом.

Али Махмед"

Это было второе письмо, полученное мною от Али-молодого. Я поневоле вспомнил,

как я караулил сон Флорентийца и читал в духоте вагона его первое письмо.

Как сравнительно мало прошло времени, еще и года не истекло с нашей первой

встречи с Али, а сколько уже мелькнуло событий. И таких событий, которые закрыли

собою того мальчика, что приехал в К. Я улыбнулся сам себе, когда представил

себе того наивного, ежеминутно раздражавшегося Левушку, который шел на пир Али и

воображал себя героем маскарада. Мне показалось, что я даже не мог теперь и

чувствовать так экспансивно, как в то время. Вспомнил я и свое отчаяние,

одиночество, слезы брошенного существа, что давали мне ощущение кладбища, - и

ясно понял, что я переступил какую-то ступень сознания и уже больше не буду

искать счастья жизни в той или иной форме жизни внешней.

Вероятно, я еще долго раздумывал бы о всевозможных вопросах, которые выпытывали

по ассоциации воспоминаний, но меня отвлек цветок, брошенный в окно. Я поднял

цветок, вышел на балкон и увидел И., звавшего меня купаться в горной речке.

- Да ты, Левушка, не спал? Это никуда не годится, - говорил мне притворно

грозным тоном мой дорогой друг и наставник. - Сегодня я буду знакомить тебя с

большим числом моих друзей. Среди них будет немало прелестных дам, и мне вовсе

неохота, чтобы они составили себе впечатление о скучном Левушке, который дремлет

за завтраком.

Я уверил И., что не ударю лицом в грязь, спрятал письма, захватил простыню и

быстро нагнал уже спускавшегося вниз И.

Мы шли теперь по той живописной долине, которую я наблюдал со своего балкона.

Тропа круто свернула влево, мы обогнули небольшой сад, и я снова застыл от

изумления. Горная речка текла издалека, падала уступами, бурлила и пенилась, но

у песчаной отмели, куда привел меня И., разливалась большим озером, как огромная

чаша, и вытекала снова узкой, бурлящей по уступам речкой.

Вокруг озера росли пальмы и было раскинуто много купален. Озеро было глубокое,

вода холодная. И только немногие, отличные пловцы и спортсмены, решались

переплыть его. На другой его стороне тоже стояли купальни, и там я различал

двигавшихся людей.

Было уже очень жарко, я мечтал поскорее окунуться, но И. повел меня дальше, на

следующий уступ горы. Здесь я увидел такую же точно картину, река образовывала

озеро и текла дальше. Но это озеро было гораздо меньше и мельче. И. объяснил

мне, что приезжающим впервые в общину нельзя купаться сразу в нижнем озере, так

как слишком низкая температура воды вызывает судороги и может даже смертельно

повредить всему организму. Но, постепенно приучаясь к переходам от жаркой

температуры воздуха к холоду воды в озере, воды, обладающей большими целебными

свойствами, можно не только сбросить с себя кучу физических болезней, но и

обновить весь организм.

Многие, прожив в Общине шесть-семь лет, уезжают помолодевшими на десятки лет и

почти перестают болеть. И., не желая оставлять меня одного, купался тоже в

верхнем озере. Не знаю, как бы я чувствовал себя в нижнем озере. Но вода

верхнего меня пленила. После моря, в котором за время нашего долгого путешествия

я часто купался, мягкая, совершенно прозрачная и приятно прохладная вода озера,

где был виден мельчайший камушек, где дно было как бархат, где не плавало ни

одной медузы, казалась мне блаженством. Я никак не мог решиться расстаться с

озером, и только угроза И., что близится час женского купания и я задержу дам,

заставила меня вылезти из воды, хотя я вздыхал и обещал И. завтра же найти себе

еще одно озеро, где бы можно было купаться сколько захочешь, не боясь дамского

нашествия.

И. смеялся и угрожал познакомить меня с одной американкой, очень богатой дамой,

которая не любит юношей-затворников и превращает их в своих пажей. Я возмутился

и просил принять к сведению, что в Америку ни за какие блага не поеду и

знакомиться буду только с русскими. Едва я успел договорить фразу, как за

купальней послышались голоса и смех.

- Это что же значит? - услышал я веселый, очень молодой женский голос,

говоривший по-английски. - Лорды все еще на озере? Разве не пробило семь?

- Нет, милостивые леди, - отвечал И. - Еще три минуты в распоряжении лордов. А,

кроме того, один русский граф, только что приехавший, опоздал специально, чтобы

скорее познакомиться с американской леди. Он так много наслышан об ее уме и

воспитательских талантах, что мечтает попасть в число ее пажей.

Все это И. говорил кому-то на мостике купальни и говорил, так уморительно

перехватив интонацию женского голоса и чуть неправильный акцент, что я крепился,

крепился, да сорвался и залился своим прежним мальчишеским хохотом. И. распахнул

дверь купальни, вытащил меня на берег, и... я замер, превратившись в Левушку

"лови ворон".

Передо мной стояли две женщины. Одна была полная, среднего роста, с сильно

вьющимися волосами, некрасивая шатенка. Но глаза ее, огромные, серые, навыкате,

беспокойные, с властным выражением, точно не вмещались в это плотное тело. Этим

глазам, казалось, все надо было знать, во все вмешаться, во все вникнуть. Ей

было на вид лет тридцать.

Рядом с ней стояла девушка, совсем юная и тонкая, болезненного вида, с темными

волосами, прехорошенькая, предобрая и... довольно печальная. Я не мог ничего

понять. Очевидно, голос принадлежал молодой? Но вот заговорила старшая, - и

нечто вроде мороза пробежало по моей коже: голос принадлежал ей. Кому же это И.

наметил меня в пажи? Этим электрическим колесам, а не женским глазам, должно

быть, никак не угодишь.

Старшая дама улыбнулась - точно дырочку просверлила в моем сердце - и вновь

сказала:

- Будь моя воля и не мешай мое величайшее преклонение перед Вами, доктор И., я

бы запретила детям раньше семнадцати лет являться в Общину. Особенно таким

нервным, как Ваш спутник.

- Ничего, Наталья Владимировна, мой друг уже опередил многих. А главное,

пришлось бы начать запрет с Вас. Ведь Вы-то приехали сюда, когда Вам еще не было

полных семнадцать лет. И все же Вас приняли здесь с радостью, и жизнь здесь не

повредила Вам.

И. представил меня обеим женщинам, назвав одну Натальей Владимировной Андреевой,

а другую леди Бердран. - Через день все равно будете звать меня Натальей, так уж

можете и не запоминать отчества, - сказала Андреева, протягивая мне руку. И

какая тонкая и приятная была эта рука! Я сразу почувствовал в ней друга и

перестал бояться ее глаз.

- Ну и шила же у Вас вместо глаз!

- Бог мой, а я только что хотел сказать Вам, что Ваши глаза - электрические

колеса! Должно быть, на дне морском гвоздь сыщут они. Я уже почувствовал, как Вы

просверлили меня ими, Наталья Владимировна.

- А я что же? - рассмеялась леди Бердран. - У меня ни шил, ни колес, ни дырочек

сверлить не умею, к какому же рангу смертных причисляюсь я?

- Вы, леди, Вы звезда удач. Я уверен, что встреча с Вами несет всем удачу. И

Ваша печаль происходит от того, что Вы у всех берете скорбь и бросаете им взамен

спою доброту.

- Пощадите, И.! Вам надо было Вашего друга купать сразу в нижнем озере, -

расхохоталась Андреева.

И. взял меня под руку, весело поглядел на дам, еще веселee засмеялся, назначил

им свидание в столовой и побежал, увлекая меня за собой, как бегают школьники.

Опять пришлось мне поразиться. Положительно с моим водворением в. Общине я

только и знал, что удивлялся. И., такой серьезный, степенный, так редко

смеявшийся, только улыбавшийся, был здесь совсем другим. Я не мог себе

вообразить, что И. может бегать и шалить со мною, как мальчик.

Через несколько минут я взмолился и попросил И. перейти на медленный шаг. От

моего прохладного купанья не осталось и следа. Я был мокр, и пыль набилась в мои

сандалии, И. же имел вид вышедшего из гостиной.

- Не огорчайся, Левушка, приучишься к климату и выучишься ходить и бегать так,

чтоб не подымать пыли. Иди, меняй свое платье, возьми душ, скажи Яссе, он тебе

поможет. Я буду здесь тебя ждать.

И. сел в тень на скамью возле крыльца, и не успел я подняться на верхнюю

площадку, как он был уже окружен большим кольцом людей.

Ясса посоветовал мне взять холодный душ, что я с восторгом исполнил, дал мне

свежий хитон и сандалии и сказал, что утром все ходят в одном легком хитоне и

только к обеду надевают два. Обед бывает здесь рано, в два часа.

Я удивлялся, как можно есть в самый зной, но не сказал ничего. Ясса же, точно

поняв мои мысли, объяснил мне, что утренняя столовая, куда мы пойдем сейчас, -

западная. Обеденная, - в самом конце сада, у речки, она северная, открытая,

обвитая вся лианами и плющом, а чайная - на восточной стороне парка, у самой

скалы. Жарче всего не в обеденной столовой, зелень которой все время поливают

водой и где дует ветер вееров, а в чайной, где даже устроен в скале грот для

тех, кто плохо переносит жару. В гроте всегда прохладно, и многие даже

занимаются там в полуденный жар.

Я сошел вниз как раз с ударом гонга, И. познакомил меня с некоторыми из своих

собеседников, взял меня под руку, и мы пошли всей группой к столу.

Я посмотрел по сторонам с беспокойством, думая, что мои новые знакомые дамы

запаздывают к завтраку. И здесь мне был сужден сюрприз. С противоположной

стороны парка шли Андреева и леди Бердран. Очевидно, была еще другая, кратчайшая

дорога от реки прямо в парк.

Теперь я мог лучше рассмотреть обеих дам. Андреева шла довольно тяжелой походкой

тучных людей. Ее глаза на самом деле походили на электрические шары. На меня она

снова произвела впечатление намагниченного человека. Мне казалось, что ее

спутница умышленно держится подальше от нее. Леди Бердран улыбнулась нам и села

за соседний стол, где уже сидел немолодой человек, очень красивый, живой, с

прекрасными манерами, бритый. Я принял его за француза. Он приветствовал свою

соседку, ловко расставил ее кресло и сел сам только тогда, когда она опустилась

в кресло и придвинулась удобно к столу.

И. сказал мне, что этот человек поляк, простой рабочий, добившийся сам высшего

образования и боровшийся не раз за освобождение своей родины. Имя его - Ян

Синецкий, он не первый раз уже здесь.

Возле Андреевой я увидел человека небольшого роста, с прелестными, добрыми и

детски наивными глазами. Окладистая серо-седая борода и такие же кудрявые волосы

в сочетании с большими близорукими синими глазами - веселыми и юмористически

плутоватыми - все было так красиво и обаятельно, что даже очки не портили его

лица. Щеки его были розовые, губы красные, зубы перламутровые, и весь он мог бы

быть моделью для статуи добряка. Улыбка почти не сходила с его губ, и одет он

был в легкий, безукоризненно белый костюм из тончайшего шелка. От него так и

веяло чистотой и аккуратностью, что еще резче подчеркивало полный контраст с его

соседкой.

Грубо высеченные черты волевого лица, необычайная живость глаз и пристальность

взгляда, какая-то суровая сила, исходившая от нее, составляли полную

противоположность с ее соседом. Все в ней было неряшливо. Кружевная белая

косынка, покрывавшая ее волосы, была наброшена небрежно. Платье было измято,

книга, которую она держана в руке, потрепана, из зонтика торчали две обнаженные

спицы. Обе эти фигуры, такие контрастные, поглотили сразу мое внимание. Каждая

из них показалась мне обаятельной по-своему, и я подумал, как бы разно ни

мыслили эти люди, - они могут решать какую-то задачу жизни сообща и вливаться в

гармонию, дополняя друг друга.

Я только что хотел спросить И., не муж ли и жена они, как услышал громкий и

веселый смех Андреевой, которая сказала И. через стол:

- Я же говорила Вам, И., что Вашего чудо-шило-графа надо было сразу купать в

холодном озере. Он уже нашел тему для своего будущего романа, и бедный мистер

Ольденкотт попал первым в его герои.

- Не думаю, Наталья Владимировна. Левушка так напуган Вами, что скорее будет

искать темы для своих работ в других секторах Общины, - юмористически

поблескивая глазами, ответил И.

Несмотря на внешнюю грубоватость, от Андреевой так и веяло мощью

доброжелательства, когда она смотрела на меня. Я внутренне сразу с ней

сдружился, чему и сам теперь удивлялся. Впервые я ясно понял, что у Андреевой не

было внешнего такта; но ее мудрость была выше, чем у всех, кто сидел с ней

рядом. Я улыбнулся и, нисколько уже не боясь ее глаз, сказал:

- Не знаю, что было бы, если бы И. приказал мне искупаться в холодном озере. Но

теплое озеро породило во мне одно желание: сделаться Вашим пажом.

Не только. И., Ольденкотт, Синецкий и леди Бердран, но и сидевшие подальше за

нашим столом не могли удержаться от смеха. Кастанда, подошедший к И. опросить,

какой диетический стол он мне назначит, смеялся до слез. Наталья Владимировна

выждала, пока ее соседи успокоились, и снова сказала своим четким, резковатым

голосом, необыкновенно молодым для ее лет:

- Левушка, запомните хорошенько этот день и этот смех. Он мне будет большим

оправданием, когда Али приедет сюда и спросит меня, что я сделала для человека,

пожелавшего добровольно стать моим пажом. Общий смех моих друзей говорит о том,

в какой тирании я держу моих юных приятелей. Но кончается дело всегда так, что

юные приятели забирают меня в лапы, и я служу им объектом для их проказ либо

забав.

Я мало понял, что скрывалось за общим смехом и в чем состояла соль слов

Андреевой. И. весело смотрел на меня, заставляя меня есть салат из зелени, потом

какую-то особенно вкусную кашу и, наконец, прекрасный кофе, по которому я

соскучился за долгое время нашего путешествия, получая всюду какао или шоколад.

Рядом со мною сидел высокий, стройный, гладко выбритый молодой человек по имени

мистер Черджистон. Он оказался по образованию математиком, но в данное время

занимался историей. Он тоже был в Общине впервые и приехал сюда только несколько

недель тому назад. Я почувствовал, что он еще не освоился здесь. Мистер
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   91

Похожие:

Книга \"Две жизни\" записана Конкордией Евгеньевной Антаровой через общение с iconБеседы со Станиславским
К. С. – Конкордией Антаровой («Две жизни»). В этих беседах, как нам кажется, замечательно изложена театральная этика К. С., знание...
Книга \"Две жизни\" записана Конкордией Евгеньевной Антаровой через общение с iconКнига 1 Книга «Две жизни»
Их самоотверженный труд по раскрытию Духа человека. Единство Источника этих книг вполне очевидно для лиц, их прочитавших. Учение,...
Книга \"Две жизни\" записана Конкордией Евгеньевной Антаровой через общение с iconКнига похожа на мозаику. Несколько связанных друг с другом историй...
Книга похожа на мозаику. Несколько связанных друг с другом историй из жизни инфантильного парня через призму его галлюцинирующей,...
Книга \"Две жизни\" записана Конкордией Евгеньевной Антаровой через общение с iconКнига жизни
Основа книги в диалогах, неспешных беседах с глазу на глаз, ибо настоящее духовничество не столько поучение, сколько исцеляющее общение....
Книга \"Две жизни\" записана Конкордией Евгеньевной Антаровой через общение с icon1 Русский литературный язык как высшая форма национального языка ...
Он обслуживает разные сферы человеческой деятельности: политику, науку, культуру, словесное искусство, образование, законодательство,...
Книга \"Две жизни\" записана Конкордией Евгеньевной Антаровой через общение с iconДиагностическое профессиографирование Профессия
Характер общения: косвенное общение с аудиторией, читателями через средства массовой информации
Книга \"Две жизни\" записана Конкордией Евгеньевной Антаровой через общение с iconЭто коллективное организаторское дело, в процессе которого происходит...
Смотр дружбы это коллективное организаторское дело, в процессе которого происходит взаимный обмен опытом между до через совместные...
Книга \"Две жизни\" записана Конкордией Евгеньевной Антаровой через общение с iconПосле заключения брака первые и главнейшие обязанности мужа по отношению...
Прежде каждый был несовершенен. Брак это соединение двух половинок в единое целое. Две жизни связаны вместе в такой тесный союз,...
Книга \"Две жизни\" записана Конкордией Евгеньевной Антаровой через общение с icon«Фронт идет через кб: жизнь авиционного конструктора, рассказанная...
Книга рассказывает о жизни и творческой деятельности С. А. Лавочкина, одно из самых знаменитых советских авиаконструкторов
Книга \"Две жизни\" записана Конкордией Евгеньевной Антаровой через общение с icon«Управленческое общение»
Задание 8 Составить словарь основных понятий по теме «Управленческое общение»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница