Анна сергеевна родионова окончила


НазваниеАнна сергеевна родионова окончила
страница1/4
Дата публикации17.06.2013
Размер0.67 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4




АННА СЕРГЕЕВНА РОДИОНОВА окончила Литературный институт им. Горького и Высшие сценарные курсы Госкино СССР. Член Союза пи­сателей СССР. Пьесы А. Родионовой «Была весна шестнадцатого года», «Девочка Надя», «Экскурсия по Москве» поставлены в театрах столицы и других городов. По сценарию А. Родионовой «Школьный вальс» режиссер П. Любимов ставит фильм на киностудии детских и юношеских фильмов им. М. Горького.

Публикуемый в альманахе литературный сценарий «Карнавал» дебют молодого кинодраматурга, он написан автором во время учебы на Высших сценарных курсах.

Красивая, очень хорошо одетая, в очень красивой комнате женщина, небрежно комкая в руках сигарету, слушает не очень красивого, но умного, чуть усталого, в отлично сшитом костюме мужчину. Дубляж не очень хороший, губы не соответствуют словам, но какое это имеет значение, если он говорит:

— О, дорогая, я не могу без тебя, я не могу без тебя жить... Одно только слово, и я всегда навеки твой...

И она, сделав несколько нервных затяжек, говорит:

— Ты не знаешь самого главного — я замужем и люблю своего мужа.

Мужчина встает, выходит из очень красивой комнаты на очень красивую веранду. Цветут розы, полыхают маки, бьет фонтаном струя воды, разбрызгивая лучи солнца. Мужчина достает револьвер и стреляет себе в висок. Падает. Струйка крови стекает по его не очень красивому, но умному, чуть усталому лицу.

В зале было тихо. Долго шли титры. На фоне струйки крови. Публика с мест не вставала. В третьем ряду одна девушка незаметно мизинцем подобрала слезы. Ее соседка высморкалась так, как будто у нес насморк и даже пробормотала: «О господи, где это я подхватила», да и все зрители были подавлены мелодрамой, только что прозвучавшей с экрана.

Выходили из кинотеатра траурной колонной. За двумя девчушками из третьего ряда плелся очень маленького роста юноша, подковыривая кедами накиданный мусор.

— Знаешь чего, Жень,— сказала вдруг та, что мизинцем вытирала слезы, ты иди, а нам надо поховорить.

Она так и сказала «поховорить», потому что дело происходило в южном маленьком городке, и все в этом городке говори ли фрикативно.

— Да я только провожу,— безнадежно сказал Женя.

  • Да не надо,— твердо сказала Нина.

  • Да что ты за человек,— вмешалась та, что сморкалась,— просят же...

  • Да подожди ты, Галка,— остановила подругу Нина,— иди, Женечка, смотри, мы уже пришли.

  • Ну хорошо,— сказал Женя,— завтра контрольная по тригонометрии, принеси чистую тетрадь.

  • Ай боже! — взметнула глаза к небу Галка.

—Иди! — подтолкнула Женю Нина. Тот пошел нехотя. Подкидывая какой-то камешек. Типичный районный мальчишка, выросший на маленькой реке, и весь огромный подзвездный мир воспринимающий через кинотеатр «Комета», новенькую, только что сооруженную стекляшечку в самом центре Оханска.

  • Боже ж ты мой,— говорила Галка,— вот пристал, он так за тобой и бегает, как он не понимает, что все смеются. Знаешь, как вас прозвали? Вагон и маленькая тележка.

  • О господи,— сказала, глядя на звезды, Нина,— ведь где-то есть жизнь.

Люблю я дни, люблю я ночи,

Люблю я тайные леса,

Люблю я милые твои очи

И не забуду никогда,—- продекламировала Галя.

— Что-то не складно,— заметила Нина.

— Зато верно,— отрезала Галка.

Они шли пустынными улицами мимо милых палисадников с цветущей сиренью, мимо трогательных колонок, мимо не совсем еще прижившихся блочных домов. Шли и грезили о далеком и прекрасном мире, о любви, недоступной и запретной, тайной и отчаянной.

Люби меня, как я тебя

Глазами голубыми,

Люби меня, как я тебя,

Но не гуляй с другими — декламировала Галка.

Огромная майская луна в полнеба шпарила мертвенно на оханском небосклоне.

Вдруг чьи-то черные фигуры справа и слева выдвинулись на проезжую часть.

— А-а! — заорала ненормальным голосом Галка и бросилась бежать.— Бежи, Нинка, бежи!!!

Нина безмятежно посмотрела на приближавшихся грабителей и насильников.

  • Да это ж ребята с Малокалиберки. Ну, чего вам?.. Вась, ты-то мне и нужен.

  • Я?—удивился главарь.

  • Ну ты,— сказала Нина и огляделась.— Галк, Галк. это ж наши.

Галя недоверчиво стояла в сторонке.

  • Ходят тоже, изображают, а как выдрать из вас, чертей окаянных, фонды, так никак. Шефы вы или нет?

  • Ну шефы,— с вызовом сказал Вася,— уж и покуражиться нельзя.

  • Да куражься над кем угодно, только не надо мной, будто я вас не знаю. Да я весь город наизусть с закрытыми глазами узнаю, хоть бы и в темноте. Тоже мне, вышли на мокрое дело. Короче, у нас будет вечер в субботу, у нас там самодеятельность и прочее, а вы должны радиоузел наладить. А теперь катитесь куда хотите. Галк, пошли.

Хулиганы потоптались на месте, потом разошлись, тайна была нарушена.

— Это ж надо, аж противно, ни одной незнакомой рожи, бандиты и то все знакомые. Ну ладно, пришли. Пока, до завтра.

Нина быстро вбежала по ступенькам, тихо вошла в комнату. Ее мама, женщин худенькая и всегда немного заплаканная гладила.

Они были очень разные — Нина, высокая с толстыми сильными ногами, большим лицом, совсем не похожая на десятикласницу. и ее мама, худенькая, маленькая, как испуганная птица.

  • Хорошее кино было? — спросила она.

  • Да ничего,— охотно пояснила Нина.— Все девчонки ревели. Аж Галка. Про лю­бовь.

  • Завтра надо к бабе Зинаиде сходить давно не была,— сказала мама.

  • Схожу, только у меня... ну... репетиция... скоро вечер. Вадим Артурович говорил: будут из центра какие-то гости.

  • Только май, а уже сердце болит. Только б мне это лето пережить, ты подумай — в школе экзамены, потом уедешь ты, куда, зачем?

— Переживешь, мама, это все переживают. Вон у Юты Макаровой мать как волновалась, а что? Та поступила, учится, приезжает на все праздники и каникулы да еще привозит из Ленинграда подарки.

  • Юта в торговом, это ж профессия, а ты чего — артистка. Какая из тебя артистка?

  • Мам, на надо.

  • Да ты на себя погляди — что ты с лица? Артистки ведь они какие — красивые, тонкие, ты ж у меня сорок восьмой размер носишь, а голос — как у трубы иерихонской. Я вот по телевизору видела — губки у них тонкие, ножки высокие, а ты?

  • А что ж такую родила? Или это мне папочка подгадил?

  • Не смей так про отца говорить.

  • Ой. ой, отец он мне, как же... Вот уж правда можно сказать — в жизнь его не видела. Как и алиментов его.

  • Но он же присылал.

  • Представляю, какой у них там праздник был, как мне восемнадцать стукнуло.

Мама отложила утюг и вышла из комнаты. Нина пошла за ней.

- Скажешь, нет? Скажешь, не так? Что-то в ней зудело и хотелось всех ос­корблять.

  • Или, может, у вас любовь небесная была — как в кино? Или, может, ты была красавица невероятная? Что ж нам, уродинам, и не жить?

  • Да какая ж ты уродина! Я говорю, крупная ты для артистки, в экран не по­местишься.

  • Да где ж эта любовь, как на экране? Где? Все вы придумали, все. Сколько ж ее ждать-то?

  • Ой, а то жизнь вся прошла, уж и ждать нечего?

  • Где любовь-то эта? Женька Друкер, что ли? Или как папочка — залеточка? Где их взять-то?

  • Свет велик.

  • Господи, ну отчего, ну отчего все так устроено — одним все, как этим артисткам — и внешность, и деньги, и любовь, а другим...

  • Да что ты стонешь-то,— прикрикнула мать,—здоровая, молодая, силу деть неку­да. А мне что тогда, ложись да помирай? Инфаркт был? Был. Гипертония есть? Есть. Мужа нет? Нет. Ну что? А я тебя вырастила и дом удержала, а ведь сколько раз продавать собиралась.

  • Ну и чего ты радуешься, что удержала. Можно подумать, жить я в твоем доме буду— я уеду, хоть куда, а уеду. Я второй такой жизни, как твоя, не хочу. Не будет у меня такой жизни. Не ждите...

Нина совсем почти кричала, и ревела, и голосом поигрывала незаметно для себя, (совсем так, как учил Вадим Артурович, и волосы разлохматились.

— Не ждите, не дождетесь, не надейтесь, не хочу... не хо-чу, не хо-чу!..

На нее это было не очень похоже, поэтому мать испугалась. Сначала налила воды, потом кинулась к дочери, обхватила больными сухими руками, словно хотела жать, спрятать, унести... Бормотала:

— Ну и хорошо, ну и славно, ну и не надо нам никого, ну и не надо, красавица ты моя, ты ж у меня загляденье. Если б я такой была, разве ж так я провела свою жизнь? Смотри, и глазки у тебя, и реснички... Ну хочешь, погадаю? Давай по книжке.

— Справа сверху пятнадцатая строчка… Мама, шевеля губами, посчитала, потом прочла: «...ляет. Училище производит прием юношей и девушек по следующим специа...

— Какую ж ты книжку взяла?

Мама перевернула обложку — «Справочник для поступающих в высшие учебные заведения».

Физкультурный зал в школе. Идет репетиция школьной самодеятельности. Вадим Артурович висит на шведской стенке.

— Вырубай весь свет! — кричит Вадим Артурович.

Женька Друкер «вырубает». Ровное блюдце света падает на сцену. Вот в это блюдце вступил, нет — вступила... Потому что это переодетая в Чацкого Галка. Она сказала:

  • Чуть свет уж на ногах! и я у ваших ног...

  • Ухо, ухо вытащи !— закричал Вадим Артурович.— Неужели не чувствуешь?

  • Чуть свет уж на ногах! и я у ваших ног,— сказала Галка-Чацкий.

  • Теперь лба нет. Соломатина, попробуй. Софья, где Софья?

  • Да я ж тут,— сказала Нина и вошла в кружок света. На ней были взбитые букли и сильные румяна.— С чего начинать? С конца?

  • Чацкий, Чацкий, ты теперь видишь, как надо свет держать? Перекур.

Женька врубил свет. Девчонки закурили.

  • Дуры,— устало сказал Вадим Артурович,— голоса испортите, вас никто никуда не примет.

  • А у нас только Нина хочет поступать,— сказала вертлявая девчонка — Молчалин.

  • А вот скажите, Вадим Артурович, что, разве только красивых берут? — интересовалась Галка.— А ведь в кино всякие нужны. Правда?

  • Правда, правда,— вяло говорил Вадим Артурович,— вы мне лучше скажите, отчего у вас мальчишки не хотят идти в кружок?

  • А они дурные. Вот скажешь им: пойдемте, ведь интересно, а они...— махнула рукой девушка — Фамусов.

  • Что будет, что будет? — вздохнул Вадим Артурович.

  • Да еще, Вадим Артурович,— сказала Нина,— скоро ж выпускные, надо ж гото­виться.

  • Ну ничего, недолго мне с вами маяться — уеду в Минск, и все. Только меня и видели.

  • Вадим Артурович,— заканючили девчонки,— почему?

  • А вам-то что? — удивился Вадим Артурович.— Вы ж кончаете, на будущий год все замуж повыскакиваете. Дети, пеленки, мужа обстирать, какая ж тут самодеятельность!

  • А вот по мне,— я без самодеятельно­сти жить не могу. Правда, правда,— сказала Галка.— Вот придешь домой... ну после кино... и так скучно станет, дома все одно и то же, мать ворчит, братья хнычут, и так захочется какой-то другой жизни. А вот скажите, правда, Гурченко жена Баталова или она жена Смоктуновского?

Нина и Женька шли к бабе Зинаиде. То есть Женька только сопровождал. Но за неимением иных собеседников Нина благосклонно беседовала с ним.

— Да ему уж на все наплевать, ты слышал, его в Минск зовут. Все-таки он... ну... какой-то отсталый. Везде, везде, я читала, занавес упразднили, не вешают, а у нас занавес, действия, картины. А вот я читала, в Москве вообще все в одно действие играют. И сцены нет, прямо посредине зала. Например, вот актер выходит и прямо со зрителями разговаривает.

—А они чего?

  • Кто?

  • Ну зрители. Они тоже разговаривают?

  • С кем?

  • С артистами.

  • Дурак, это что тебе базар что ли?

  • Нет, почему, а я бы поговорил. Например, спросил бы сколько они получают. Тыщи, наверное.

  • Ох, Друкер,— подозрительно сказала Нина,— а тебе-то что, и ты что ли интересуешься? Вот слушай, что я тебе скажу — там ниже метра восьмидесяти не берут. И вообще мы уже пришли. И ты тут не торчи, я, может, заночую.

И Нина вбежала по дощатым ступенькам в маленький домик под густой шапкой вьюнка и каприфоли.

По веранде хозяйски расхаживал каков то мужчина. Высокий, с усами, длинноволосый, но не молодой, а лет этак за тридцать. Может, сорок? На столе стояла распитая четвертинка.

  • Здравствуйте,— выжидательно сказала Нина.— А баба Зинаида где?

  • Скоро придет. Да вы присаживайтесь. Она куда-то... Кто ее знает... то ли на ферму, то ли в сельпо.

  • В сельпо? — удивилась Нина.— Уж; все заперто.

  • Ну,— компанейски сказал мужчина. немного погуляв по веранде, сказал так как будто они давно были знакомы,— как у вас тут в Оханске. весело?

  • Ничего, не жалуемся.

  • А рыба в Оханке водится?

  • А я ее ловлю, что вы меня спрашиваете?

  • Но воздух у вас, что ни говори, не московский. Есть чем легкие заполнить. Кислород. Как там у вас говорится? Фосфор в воздухе горит, выделяет ангидрит Башмаки мои того, пропускают аш-два-о.

Нина смотрела на него с недоумением.

— А что интересного на культурной ниве? Театры, музеи, выставки.

  • На культурной ниве? — оживилась Нина.— На культурной ниве у нас ничего нет. Театр у нас передвижной, во время посевной в поле, зимой разве что. Да они играют старье одно. Шекспир там, Чехов. А у нас в школе вот кружок, ну такой, самодеятельный... Мы, правда, сейчас «Горе от ума» ставим, для седьмого класса, им по программе надо, а вообще мы и «С любимыми не расставайтесь» ставили и «Валентин и Валентина». Я Валентину играла.

  • А кто же был Валентин? — весело подхватил незнакомец.

  • А одна девочка.

  • Девочка?

— Ну, у нас ребята не идут в кружок... Стукнула дверь. С бутылкой и свертками вошла бабушка Зинаида.

  • Познакомились? — Весело захлопотала она вокруг стола.— Ну и молодцы. А мы сейчас ужин сделаем, я — сельпо-то закрыто — прямо к Тоньке домой, вот она и продала. А то выпили по маленькой — не хватило.

  • А мы еще не представились,— засмеялся незнакомец и широким жестом протя­нул руку,— говорим, говорим, а не познакомились.

Нина засмеялась.

— Соломатин Михаил Иосифович. А вас как звать-величать?

Нина тихо сказала: «Нина», с трудом и не веря постигая смысл имени незнакомца.

  • Как? — совсем развеселился незнакомец.— Ничего не слышно. Как же вы в своей самодеятельности играете, ничего не слышно. Ну посчитаем, что была репетиция. А теперь премьера. Разрешите представиться — Соломатин Михаил Иосифович. Художник, так сказать, оформитель.

  • А вы меня не знаете? — спросила Нина.— Вам баба Зинаида не говорила?

Она оглянулась на бабу Зинаиду, но та куда-то вышла.

— Позвольте, позвольте,— продолжал веселиться незнакомец,— что-то припоминаю — Сарра Бернар или, кажется, Гликерия Федотова.

— Соломатина Нина Михайловна,— сухо сказала Нина и руки не подала.

Наступило молчание. Незнакомец опешил.

  • Т-т-такая б-болыная? — выдавил он и тоже оглянулся в поисках бабы Зинаиды, а та как раз входила на веранду с тарелками, вилками, сияющая, счастливая. Не каждый день гостит дома сынок. И не каждый год.

  • Со свиданьицем,— сказала баба Зинаида, то ли не замечая, то ли не желая замечать ни замешательства сына, ни холодности Нины.— Ну прямо не верится, Мишка дома, сыночек мой! Большой-то какой, усатый! А ты Нинку не обижай, она мне первая помощница, я старею, когда и шва не вижу, а она мне и наметку выдернет, и обметает, и петли заделает. Ну, со свиданьицем, дети мои дорогие.

Нина и Михаил Иосифович чокнулись. Михаил Иосифович при этом морщился, вглядывался в Нину, пожимал плечами, поворачивал голову в три четверти, всем своим видом выражая нехитрую мысль: «Батюшки, выросла-то, как выросла...»

В школе предпраздничная суматоха. Вадим Артурович потерял голос и разгова­ривает жестами. Нина с трудом вслушивается и всматривается, ничего не может понять.

— Ничего ж не понимаю. Вадим Артурович, а? Что? Напишите на бумажке.

Вадим Артурович крупно написал: «Афиши нет. Кто нарисует?»

— Да ж у меня папа художник, вы что,не знали? Я сейчас.

Она побежала по вестибюлю разыскивать отца. Михаил Иосифович стоял, приткнув­шись у раздевалки, и курил — ему было не по себе.

— Папа,— закричала Нина,— мы ж тебя все разыскиваем, там надо нарисовать. Идем! Плакат, понимаешь?

— Знаешь чего, старух,— сказал Михаил Иосифович,— я пойду, пожалуй. Нет, честно, вы какие-то все молодые, прелестные, а я старая развалина. Подумать только, я учился в этой школе!

—Да пошли скорей, там тебя все ждут. И Нина потащила отца.

—Ой,— вскрикнул на площадке третьего этажа Михаил Иосифович,— это же кабинет ботаники! Господи, узнал...

...Афиша вышла очень красивая и смешная. Нина гордо вывесила ее в вестибюле и немного постояла, наслаждаясь впечатлением.

...Обратно шли поздним вечером берегом Оханки. Звезды немыслимой красоты све­тили над ними. Нина была счастлива.

—Сириус,— говорил Михаил Иосифович.— а это Вега, а это звезда влюбленных и сумасшедших — Арктур.

Глаза у Нины были переполнены счастьем и слезами, и звезды множились и роились в небесной тверди мириадами светляков.

—Запомни эту ночь,— сказал отец.— Когда-нибудь, может, даже скоро, ты вспомнишь ее как сказку, потому что это звезды твоей юности. Никогда ни в каком мире, ни в каком городе звезды не светят так пленительно, как в городе детства.

На вокзале Нина прощалась с отцом. Поезд стоял в Оханске недолго, три минуты, поэтому уже задолго до его появления попрощались, и теперь уже говорить было почти что и не о чем.

  • А вам. правда, понравилось наше выступление? — прервала паузу Нина.— Дев­чата старались, Лизка аж плакала, все перетрухали — жуть. Скажите, вы еще к нам приедете?

  • Ну конечно.

— А вот я скоро к вам приеду,— сообщила Нина.— Поеду поступать в театральное. Вы телефон не дадите?

—Пожалуйста, пожалуйста,— засуетился Михаил Иосифович, доставая шариковую ручку и нервно вглядываясь, идет ли поезд.

  • А к маме вы все ж таки не
  1   2   3   4

Похожие:

Анна сергеевна родионова окончила iconАнна Фенько психолог и журналист. Окончила факультет психологии мгу,...
Анна Фенько – психолог и журналист. Окончила факультет психологии мгу, защитила кандидатскую диссертацию. С тех пор работала психологом-консультантом,...
Анна сергеевна родионова окончила icon«утверждаю»: Главный врач спб гуз «Родильный дом №18»
Я храмова анастасия сергеевна, окончила в 1996 году санкт-петербургский акушерский колледж по специальности «Акушерское дело»
Анна сергеевна родионова окончила iconКурс Сакмарь Анна Сергеевна 8 918 537 73 85

Анна сергеевна родионова окончила icon«Открой своё дело»
Модератор: Юдинцева Анна Сергеевна (Заместитель директора по развитию и маркетингу гау рк «Финно-угорский этнокультурный парк»)
Анна сергеевна родионова окончила iconКурс Время Дата Корпус аудитория число студентов Ф. И. О. Студентов (№ группы)
ЛЛ5),Ломакина Татьяна Александровна (10ЛЛ5),Алхасави Алмоса Кутейба (10ЛЛ6),Трушникова Евгения Анатольевна (10ЛЛ6),Блинова Ольга...
Анна сергеевна родионова окончила iconКурс Время Дата Корпус аудитория число студентов Ф. И. О. Студентов (№ группы)
ЛЛ5),Ломакина Татьяна Александровна (10ЛЛ5),Алхасави Алмоса Кутейба (10ЛЛ6),Трушникова Евгения Анатольевна (10ЛЛ6),Блинова Ольга...
Анна сергеевна родионова окончила iconЛапшина Мария Сергеевна 2 курс 11 группа
...
Анна сергеевна родионова окончила iconАбатуров Евгений Александренко Анна Михайловна Баженова Анна Владимировна

Анна сергеевна родионова окончила iconАнна Рэдклифф   Роман в лесу Анна Рэдклифф и ее время
«Королева готического романа» Анна Рэдклифф (1764–1823) родилась в год опубликования в Англии первенца этого жанра — «Замка Отранто»...
Анна сергеевна родионова окончила icon«Роль денег в нашей жизни». Некоторые фразы из этих сочинений заставили...
Анна Фенько – психолог и журналист. Окончила факультет психологии мгу, защитила кандидатскую диссертацию. С тех пор работала психологом-консультантом,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница