Пролог


НазваниеПролог
страница11/27
Дата публикации08.04.2013
Размер3.67 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   27

Она резко развернулась, бешеный взгляд вперился в тела, лежащие вдоль дороги. Маленькая надежда все еще оставалась.

Злость захлестывала разум. Хотелось рвать и метать. Но как раз этого делать нельзя. Держать себя в руках, контролировать ярость – сложно. И тем не менее именно это одна из особенностей, которая ставит ее выше любого другого существа Улья.

Она вернулась к ряду тел: необходимо выбрать наиболее живучего и сильного. Пехотинец, возле которого она недавно останавливалась, лежал в позе эмбриона. Все еще жив. Что ж, хоть что-то. Сердце Улья проверила его индивидуальную аптечку. К счастью, ее не коснулись капли кислоты. Одна инъекция универсальной медицинской сыворотки Республики.

Когда тонкая игла вошла в руку человека, тот даже не вздрогнул.

- Ты должен жить, - прошипела ему на ухо Сердце Улья.

Осмотр остальных тел выявил еще двоих живых. Впрочем, один вряд ли мог быть использован с пользой: его лицо превратилось в почерневшую маску обгоревшей плоти, сквозь которую кое-где просвечивали кости черепа. А вот второй выглядел куда обнадёживающе. Обожженные ноги доставляли ему большие страдания. Он то и дело терял сознание, но в остальном подходил как нельзя лучше.

Он тоже получил свою дозу сыворотки, и уже через пару минут в его глазах появилось осознанное выражение.

- Ты мне поможешь, - уверенно сказала Сердце Улья, стоя над ним уперев руки в бока.

Человек сглотнул. Его рука зашарила по земле.

- Нет оружия, нет надежды. Вы все мертвы, но у тебя есть шанс протянуть немного дольше остальных.

- Кто ты?

Его голос был глух, на губах выступала кровавая пена.

- Твой ангел-хранитель, - улыбнулась Сердце Улья. – Пришла помочь. Если будешь хорошим мальчиком…

- Тварь! – выплюнул пехотинец. Его взгляд упал на лежащего рядом мертвого обезображенного товарища. – Разговорчивый скарабей?! – он снова посмотрел на собеседницу. – Ненавижу вас! Ненавижу вас всех! Вы как плесень, как зараза, убиваете планету за планетой. Вам место в Аду! Хочешь, чтобы я помог тебе, тварь?! Поцелуй меня в зад, я тогда подумаю.

Улыбка на лице Сердца Улья стала еще шире.

- Убиваем планеты? Что ты? Мы даем новую жизнь – более разумную в плане ее безопасности и использования ресурсов. Вспомни, что остается после вас? Отравленные земля, воздух и вода, опустошенные недра. И после этого ты смеешь называть нас убийцами?! Впрочем, все это неважно, - последние слова она произнесла томным голосом, и вдруг ее глаза вспыхнули.

На лице человека так и застыло выражение брезгливости. Потом открылся рот, по подбородку скатилась кровавая струйка. С минуту его взгляд оставался пустым и отрешенным, потом вдруг затуманился. Лицо исказилось болью.

Слова пехотинца нисколько не задели Сердце Улья. Но она чувствовал потребность хоть в небольшой разрядке – и не смогла себе в этом отказать. Взять обычного человека под контроль несложно, его разум слаб, не способен сопротивляться. Процесс подчинения быстрый и безболезненный для обеих сторон. Но не в этот раз. Сердце Улья вторглась в сознание человека грубо и жестко. Огненным штормом прокатилась по его нервным окончаниям, даря такую боль, о существовании какой он и не подозревал.

Тело человека выгнулось дугой, из горла вырвался пронзительный вопль. Каждая клетка его тела вопила от боли. Разум метался в тесной клетке плоти, но не мог вырваться. Сердце Улья постаралась, чтобы человек чувствовал, как под ее натиском растворяется его собственное “я”. Она почувствовала его панику, его желание сделать все, о чем она попросит, но просить дважды генерал Улья не будет. Если слабая безвольная тварь Республики не оценила предоставленного ей выбора – это ее проблемы. За каждое слово следует отвечать!

Сердце Улья отступила от тела человека. Еще некоторое время его били конвульсии, но, наконец, пехотинец сел, потом встал. Несмотря на ужасные раны на ногах, он стоял ровно, не шатаясь. Только в самой глубине глаз можно было бы разглядеть слабый намек на сознание, мечущееся в тисках боли.

- Найди исправный передатчик и установи канал связи с базой, - вслух произнесла Сердце Улья.

Человек остановил свой выбор на второй машине с хвоста колонны. Залез в кабину, не обращая внимания на пятна чужой крови, уселся в кресло. Выверенными движениями включил передатчик.

Сердце Улья встала так, чтобы случайно не попасть в фокус установленной в кабине камеры. Нет необходимости стоять за плечом, он и так станет говорить то, что она прикажет. А она будет видеть его глазами.

На экране монитора перед пехотинцем появилось изображение женщины средних лет. Глубокие морщины прорезали ее лоб, пучками собирались возле глаз.

- Что у вас там, черт возьми, происходит?! – тут же выпалила она.

- Не кричи, Эльми, - ухмыльнулся мужчина. – Или я решу, что Бран Скальд прав – и твои месячные длятся годами.

Морщины на лице женщины стали еще глубже, один глаз задергался.

- Ты грязный ублюдок, Стив Клайтон! – сварливо проговорила она. – Надеюсь, когда-нибудь Теща отложит свои яйца тебе в глотку!

- Оставим любезности на потом, - голос мужчины резко посерьезнел. – На нас напали. Штук пять пауков. Прятались за камнями. Колонна заблокирована, есть потери. Требуется эвакуатор с медицинским оборудованием. Не помешает поддержка пяти-семи “Церберов”.

- Вас поняла, - в голосе женщины остались только деловые нотки. – Помощь уже в пути. Смотрите там в оба.

- Ждем, - пехотинец отключил связь, бессмысленно уставился пред собой.

Сердце Улья выдохнула. Странная форма общения. Обычно люди выдумывали идиотские формы обращения друг к другу, ранги и звания. А здесь все просто. Даже слишком. Это почти вызывало симпатию. Впрочем, все дело могло быть в равном положении говоривших. Или же с дисциплиной на базе совсем плохо, но на это рассчитывать не стоит.

Она и сама не заметила, что весь разговор простояла не шелохнувшись, почти не дыша. Первые ее опыты с подчинением людей не позволяли тем выглядеть живыми и эмоциональными. Они говорили только то, что приказывала она – и не больше. Такой подлог легко раскрывался. Но теперь все изменилось. Она стала сильней и опытнее. Нет необходимости вкладывать в уста подконтрольного конкретные слова, достаточно указать ему, о чем говорить, а он, используя свои привычки и знания, выполнит приказ.

Пока рано говорить о полном успехе такого подчинения, но основания надеяться на лучшее, без сомнения, имеются.

- Ты молодец, - проговорила Сердце Улья, подойдя к машине. – Еще немного – и твоя миссия закончится. Ты же хочешь, чтобы я позволила тебе умереть? Конечно, хочешь.

Она посмотрела в ту сторону, откуда вскоре должна появиться заказанная пехотинцем помощь. Первый шаг сделан. С неожиданными трудностями, но в итоге все так, как она и планировала.

Осталось подчистить хвосты - и можно дожидаться второго шага. На этот раз без ее прямого участия не обойтись. Что ж, а зачем еще нужна сила, если ею не пользоваться? Тренировки могут длиться сколь угодно долго, но без реальных действий никогда не узнаешь своего реального потенциала. Кроме того Сердце Улья до сих пор получала наслаждение от рукопашной схватки. Только в ней она чувствовала себя по-настоящему живой, только в ней временно притуплялась боль потери.

Ловчие пауки, послушные ее приказу, вновь закапывались. Они ложились вдоль дороги, поджимали лапы и начинали мелко дрожать – сначала несильно, но с каждым мгновением дрожь все усиливалась. В воздух тут же поднимались облака пыли.

Этот нехитрый процесс поначалу завораживал. Подумать только – огромное существо способно погрузиться практически в любую почву за считанные минуты. Обладая большим количеством мышц, солдаты Улья на время превращались в отдаленные подобия отбойных молотков. Их мышцы вибрировали с большой частотой, а прочный панцирь позволял дробить многие прочные породы, полностью скрываясь в их осколках.

Жаль, что в лабораториях Республики научились вычислять такие ловушки, используя специальные детекторы, реагирующие на биологические сигналы скарабеев. Впрочем, такими приборами все еще оснащена не вся техника. Чему и стала примером разгромленная колонна.

Сердце Улья вернулась к пехотинцу с обожженной половиной тела. Инъекция явно добавила тому сил, но рана слишком серьезная. Вряд ли удастся использовать его в дальнейшем.

- Считай, тебе повезло, - проговорила она, присаживаясь рядом на колено.

В затуманенных глазах несчастного стояла боль. Вряд ли он четко видел, кто перед ним. Скучно и неинтересно. Почти мягкое движение рук – и шейные позвонки человека хрустнули.

Сердце Улья брезгливо вытерла окровавленные руки о форму человека, осмотрелась. Все как будто бы готово. Она прикрыла глаза, потянулась к своему небольшому воинству, проверяя его состояние. Все очнулись, все ждут ее приказа. Под землей и в воздухе, недоступные сканерам базы.

Новая колонна прибыла примерно через полчаса. Все это время Сердце Улья находилась среди остовов машин, следя за тем, чтобы оставленный в живых пехотинец принимал все входящие сообщения и правдоподобно на них отвечал. Иногда ей казалось невероятным, чтобы люди на базе так легко проглотили наживку. Но сомневаться она себе не позволяла. Отступать поздно.

Когда в сгустившейся в ущелье темноте послышался гул приближающихся машин, Сердце Улья тенью метнулась к своему укрытию. Преодолеть двадцать метров по почти отвесной стене – дело двух минут.

Подконтрольный пехотинец выбежал на дорогу, замахал руками. Его высветили сразу несколько снопов света.

Сердце Улья оскалилась. Тело напряглось, готовое к броску.

- Сюда! Сюда!.. – кричал пехотинец, указывая себе за спину.

Колонна распалась. В ее центре осталась стоять большая машина, передвигающаяся на гусеничном ходу. Такая способна уволочь с собой все остовы разом, но не в этом главное. Вместительный бронированный отсек для перевозки раненых – вот что интересовало Сердце Улья.

“То, что надо…”

Десяток “Церберов” рассредоточился вокруг тягача, подобно рыбам-прилипалам вокруг кашалота. Каждый “Цербер” представлял собой мобильную единицу на легких четырехколесных шасси. Сердце Улья видела эти машины в действии. Воспоминания заставили ее хищно ощериться. Как правило, Республика использовала этот быстроходный транспорт для коротких вылазок на вражескую базу. “Церберы” оснащались мощными огнеметами, в пламени которого плавился даже камень. Костяные гончие, попавшие под раскаленную струю, в мгновение ока превращались в пепел. Быстрые и маневренные, “Церберы” иногда применяли тактику “быстрая атака – быстрое отступление”, донимая превосходящие силы скарабеев.

“А ведь просила пять-семь… Перестраховались…”

Сердце Улья прыгнула с места. Порывистый ветер ударил в крылья, чуть не опрокинул. Мышцы под прочной броней напряглись, борясь со стихией. Ее бросило в сторону, чуть не ударило о землю. Лишь в последний момент удалось извернуться, приземлиться на ноги – зато у самой кабины тягача. Самое оно.

По венам разлилось обжигающее тепло, теплый ветер ударил в лицо, разметал волосы. Сердце Улья резко выбросила руки перед собой, и с раскрытых ладоней сорвался голубоватый сгусток. Он ударился в бронированный кузов, на секунду окутал его тончайшим коконом, потом исчез.

Атака послужила сигналом затаившимся паукам. Твари выскакивали на поверхность и тут же бросались на “Церберов”. Под ударами костяных клинков легкая техника Республики переворачивалась, становясь легкой добычей. У людей был единственный шанс – попытаться уйти. Но они даже не попытались им воспользоваться.

Несколько огненных вспышек озарило ущелье, несколько пауков превратилось в живые факелы. Но общего положения дел эти жалкие потуги сопротивляться изменить не могли. Перевернутые “Церберы” уничтожали сами себя, взрываясь, когда кислота подбиралась к баллонам с горючей смесью. Вспышки следовали одна за другой, гул взрывов наполнил ущелье, а свет от горящей техники разогнал мрак далеко в стороны. Иногда пилоты успевали покинуть гибнущую технику, но чаще – нет.

Сердце Улья предвидела такой момент и именно поэтому для засады выбрала именно это место: оно находилось сразу за крутым изгибом дороги и не просматривалось из базы. Высокие скалы скрывали даже всполохи от взрывов.

Из-за корпуса тягача на Сердце Улья выскочил человек. В свете костров его лицо превратилось в бронзовую, искаженную страхом маску, вьющиеся волосы слиплись от пота.

- Далеко собрался?

Человек остолбенел, попятился в ужасе. Рука с пистолетом взлетела на уровень груди.

Слишком медленно.

Она ударила. Крылья, до того плотно прижатые к спине, мгновенно раскрылись, метнулись вперед. Острые костяные наросты насквозь пробили тело человека. Несчастный пошатнулся, уронил оружие. Из его рта и носа брызнула кровь. Несколько мгновений Сердце Улья наблюдала, как гаснет его взгляд, потом отбросила тело в сторону.

Ловчие пауки охотились на оставшихся в живых людей. Пилоты “Церберов” пытались укрыться в тени, подальше от света костров, но чаще не успевали сделать и нескольких шагов. Сердце Улья видела, как один из них вскочил на ноги и бросился бежать, петляя, словно обезумевший заяц. Его остановили метнувшиеся с разных сторон тонкие белые нити. Именно из-за них Республика нарека пауков - ловчими. Помимо атакующего вооружения в виде кислотных желез, пауки могли выплевывать перед собой липкие сети, с помощью которых захватывали добычу живьем.

Человек вскрикнул и дернулся, когда его тела коснулись первые нити

Сердце Улья усмехнулась. Как предсказуемы и как ничтожно беспомощны действия пилота. Он отлично понимает, что умрет. Неужели именно это свело его с ума?

Вместо того чтобы бежать дальше, попытаться прорваться сквозь сети пауков, он замешкался, сорвал с себя несколько нитей, но даже не успел их отбросить. А время потеряно – сетей уже много. Попалась, букашка!

Человек исступленно закричал, когда один сгусток кислотной слизи попал ему в ногу, а второй угодил в плечо. Боль от полученных ранений опрокинула. Человек ухватился за плечо, рухнул на землю, присыпанную тонким слоем снега. Девственно-чистый покров окрасился алым. Но даже после этого пилот снова попытался подняться на ноги. Как ни странно, ему это почти удалось. Подвела подбитая нога. Она превратилась в обезображенную культю, ниже колена практически полностью утратила плоть. Шаг, с трудом преодолевая сопротивление упругих нитей паутины. Еще шаг. Внезапно кость не выдержала, надломилась.

Человек охнул, упал на бок и больше не двигался.

- Неплохая попытка, - усмехнулась Сердце Улья. – Почти получилось.

Она подмигнула все еще стоящему на дороге пехотинцу, потом мысленно подозвала паука, и тот вскрыл дверь в кабину тягача. За органами управления сидели два человека, еще двое виднелись в медицинском отсеке. Все без сознания.

Сильный импульс в мозг пехотинца – мужчина на дороге покачнулся и осел. Пока еще живой, но без сознания. Жаль, нет возможности контролировать сразу несколько человек. Все было бы куда проще. Но ничего, она обязательно научится.

Попеременно управляя разными людьми, Сердце Улья добилась того, что тягач развернулся, а сзади к нему оказалась прицеплена одна из более-менее сохранившихся бронемашин. Также она дважды выходила на связь с базой, рапортуя о процессе спасательной операции. Она сообщила о небольших трудностях с эвакуацией поврежденной техники, о том, что основные силы ненадолго задержатся, но раненые прибудут так скоро, как это возможно.

Живые марионетки подчинялись легко, выполняли все, что от них требовалось. В конце концов, Сердце Улья даже подумала, что, возможно, не стоит уничтожать всех людей в галактике. Они вполне могут пригодиться для повышения боеспособности самих скарабеев. Выделить одну планету со сложным климатом, сделать ее одним большим тренировочным лагерем или площадкой для новых мутаций. Позволить людям размножаться там, даже не ограничивать в развитии. Все равно быстро опустятся до уровня общин и использования холодного оружия, вплоть до каменного. В такой резервации можно моделировать любые условия, ставить любые эксперименты. Это не может не пойти на пользу всему Улью. Главное - всегда следить, чтобы популяция подопытного материала не падала слишком низко, и тогда подобной живой лабораторией можно пользоваться очень долго.

Сердце Улья привалилась спиной к кабине тягача. Чувство усталости ощущалось все отчетливее. Она уже давно перестала чувствовать холод пронизывающего ветра. Тело превратилось в механизм, строго и четко выполняющий поставленную задачу. Но работа с чужим сознанием забирала много сил. И сил даже не физических, а моральных. Сейчас, когда второй шаг почти завершен, а впереди ожидает самый главный и опасный рывок, необходимо полное сосредоточение. Малейшая ошибка – и все пойдет прахом.

Но делать нечего. Останавливаться глупо. Такого шанса проникнуть на базу больше не представится. Сердце Улья тряхнула головой, развернулась и с силой ударила кулаком в бронированную дверь тягача. Боль обожгла разум.

Что ж, пора!

Она отдала мысленный приказ, и земля вдоль дороги снова вспучилась. Но на этот раз на поверхности показались не ловчие пауки, а кайтены. Они долго и терпеливо ожидали своего часа – и вот теперь вступали в игру основным инструментом. Твари проследовали к тягачу и начали забираться в медицинский отсек. Они теснились так сильно, как только могли, залазили друг на друга. В конце концов, отсек оказался забит под завязку. Покрытые зеленоватыми язвами тела образовали огромную бомбу замедленного действия.

Подчиняясь следующему приказу, пауки набросали на крышу кузов тягача и на крушу прицепленной следом машины останки собратьев – тех, кого разорвало при взрыве у головы колонны.

Последним действием она избавилась от “марионеток”. Для завершения задуманного ей не требовалось много людей. Достаточно одного водителя. Остальных отправила к паукам. Сделав из транспорта подобие труповозок и разделавшись с людьми, те исчезли под землей. Сердце Улья решила оставить их здесь. На всякий случай.

Уже сидя в буксируемой машине, она проверила – легко ли открываются двери. Внутри все еще слабо пахло кислотой и кровью. Настоящая западня! Мгновение промедления – и западня превратится в могилу. Сердце Улья усмехнулась:

“Отличный план!”

Даже зная, что имеет за спиной массированную поддержку, она все равно не чувствовала себя в безопасности. По-хорошему, поддержка должна быть вдвое, а то и втрое больше. В ущелье Мустанга скарабеи пробирались малыми группами, просачивались через линию фронта, через заградительные форпосты, мимо патрулей, курсирующих по подконтрольным Республике землям. Абсолютно новая для Улья тактика. У истоков всей операции стояло само Сверхсознание, но оно ограничилось всего лишь разведкой. Именно она, Сердце Улья, на свой страх и риск решила пойти дальше. Время поджимало, а силы скарабеев на планете ограничены. Теперь ей, сидящей в движущемся железном ящике, оставалось только пожинать плоды собственного решения.

Впрочем, она почти ни о чем не жалела. Тяготила только неопределенность в отношении того, с кем она прибыла в этот мир. С куда большим рвением она бы пустилась на его поиски. Но не сейчас, как бы того ни хотелось.

Сердце Улья зажмурилась. Перед внутренним взором появилась бесконечная равнина, сначала сокрытая туманной дымкой, но с каждым мгновением становящаяся все более четкой. Равнина не имела пределов, простиралась, куда хватало глаз и еще дальше, намного дальше. Издалека она казалась абсолютно плоской и ровной, но чем ниже опускалась над ней в полете Сердце Улья, тем явственнее проступали впадины и возвышенности.

Она каждый раз возвращалась сюда, когда в голове становилось сумбурно, а уверенность в собственных силах давала слабину. Это место ей показало Сверхсознание. Именно оно, словно опытный психолог, открыло ей дверь в по-настоящему сказочный мир. Она не спрашивала ни о чем - ни тогда, ни потом. Приняла подаренный мир как данность, как неизбежное будущее. И это будущее принадлежало скарабеям. Равнину заполняли миллионы существ. Некоторых Сердце Улья знала, другие же видела впервые. Существа непрестанно двигались, куда-то торопились, что-то делали. Они сновали среди множества строений, по сути, являющихся живыми органами огромной самовоспроизводящейся системы.

Из глубоких прудов, затянутых плотной слизистой пленкой, один за другим появлялись костяные гончие. Они с трудом выбирались на поверхность, слабые и беспомощные, с трудом делали первые шаги, но уже через несколько минут кидались друг на друга, впервые пробуя вкус крови.

Жнецы, смертоносные и неудержимые в бою, томились в больших серо-зеленых коконах, опутанных сетью кровеносных сосудов. Коконы пульсировали и немного светились изнутри, но угадать в их чреве будущих беспощадных убийц врагов Улья - не удавалось все равно. То один, то другой, коконы набухали и лопались с громким треском раздираемой на части плоти. В луже из сукровицы оставались копошиться плотно свернутые в спираль червеобразные создания. Лишь спустя время, пусть и короткое, они начинали разворачиваться, поднимаясь над остатками своего недавнего прибежища. Стекающая с брони слизь блестела на солнце, глаза сверкали, а из глотки доносилось протяжное шипение. Жнец осознал свое предназначение, он голоден и готов к битве.

Сердце Улья видела рождение многих других существ, видела медленный рост строений, их мутацию из небольших зародышей до огромных, в десятки и даже сотни квадратных метров гигантов, способных многократно усилить возможности всей колонии. И вся эта мощь – будущее Улья. Ничто не устоит перед ним. Ничто и никто, сколь бы непобедимым он себя ни мнил. Улей – квинтэссенция самой жизни, борьбы за выживание, сама жажда существования.

Сердце Улья резко открыла глаза. Она готова к бою. В мыслях сосредоточение, по телу растекается приятное осознание собственной силы. Она не проиграет схватки. Сомнений больше нет!

На мониторе в кабине водителя снова появилось изображение женщины с морщинистым лицом. На базе неспокойно. Что ж, их можно понять. Она что-то говорила об утери связи с обеими группами, интересовалась подробностями произошедшего на дороге, но в ответ не получала никакой новой информации.

- Послушайте, - устало отвечал водитель. – Я уже говорил, там такой ветер, что чуть с ног не валит. Пыль и лед стеной.

Сердце Улья знала: такое иногда случалось в ущелье. Сильные порывы ветра поднимали над дорогой полог из частиц земли, каменной крошки и льда. Попав в такую бурю, легко потерять ориентацию в пространстве, а уж об устойчивом радиосигнале и говорить нечего.

- Откуда буря? – не сдавалась женщина. – На радарах чисто.

За ее спиной уже виднелись мелькающие фигуры дежурных. Еще немного – и обман откроется. Сердце Улья почти наяву чувствовала недоверие со стороны женщины. Ей определенно что-то не нравилось, но что именно – понять она не могла.

Опасный противник.

- Вы бы лучше подготовились принимать раненых, - немного резко сказал водитель. – Пятеро тяжелых, мы их еле собрали, двое обожжены – почти не дышат.

- Вас встретят у ворот, - сообщила женщина. – Лазарет готов.

- Мы уже на подходе, встречайте…

Сердце Улья приказала водителю прервать связь. Пусть думают, что хотят, все эти разговоры ей не нравятся. Чем больше говоришь, тем больше вероятность проколоться, пусть уж лучше остается легкая недосказанность. К тому же тягачу даже необязательно въезжать на территорию базы, достаточно добраться до ворот.

Впервые с малого расстояния и с такого ракурса Сердце Улья увидела базу глазами человека, управляющего тягачом. Настоящая крепость – плотина, которая перегородила ущелье и устремилась вверх метров на двадцать. По ее кромке виднелись раструбы ракетных турелей, а в самой стене несколько рядов бойниц. Подступы наверняка заминированы. Причем не только здесь, на дороге, но и по всему периметру – в горах. И это - не считая десятков автоматических оборонительных турелей и модулей.

Сердце Улья выдохнула. Там, в ущелье, она только разбрасывала камни, пришло время их собирать. Она чувствовала нетерпение своего небольшого воинства. Еще немного – и все встанет на свои места.

Створки ворот медленно раскрылись, впуская транспорт с “ранеными” в небольшой двор. Здесь уже толпилось десятка два людей – некоторые в броне и с оружием, другие в чем-то вроде бушлатов и с носилками. Судя по всему, двор представлял собой буферную зону. За ним виднелась еще одна стена, всего пяти метров в высоту.

Разумно – две линии обороны.

Теперь ждать – как далеко им позволят заехать. Человек в тяжелой броне пехотинца перегородил дорогу, замахал руками. Но водитель, вместо того чтобы остановить машину – до предела вжал педаль газа в пол. Тягач взревел – рванул вперед. Бронированная туша ударила человека в грудь, отбросила на землю и тут же навалилась сверху.

Послышались крики, первые выстрелы.

Сердце Улья больше не ждала. Резко отбросила дверь и, словно сжатая до предела пружина, вылетела из машины. Она сбила с ног какого-то человека в бушлате, кубарем прокатилась по бетонной площадке, вскочила на ноги и ударила. Тело буквально взорвалось рвущейся на волю мощью. Короткое ощущение полного развоплощения, словно в мгновение ока перестала существовать не только телесная оболочка, но и разум, и весь окружающий мир.

Во все стороны от странного, выскочившего из буксируемой машины существа полыхнуло голубым светом. По буферному двору словно пронесся торнадо. Невидимая сила поднимала людей в воздух, с остервенением метала в стороны. Броня пехотинцев сминалась, словно была сделана из тонкой фольги. Вокруг Сердца Улья образовалась зона отчуждения. На бетоне остались кровавые разводы, части амуниции.

Тягач ударило вбок, но он только продолжал набирать скорость. По лобовому стеклу прошлась косая очередь, но слишком поздно, машину уже не остановить. Сбросив скорость, она все-таки доползла до стены.

- Дело сделано!

Сердце Улья оскалилась, метнулась в противоположную часть двора – подальше от машины, начиненной смертью. Отдала приказ кайтенам. Следом за ней в бетон клюкнулись несколько пуль.

Взрыв тягача потряс базу. Бронированный корпус машины просто перестал существовать, выплеснув наружу потоки кислоты. Жгучая субстанция вцепилась в бетон и сталь, окутала двор удушливым ядовитым паром.

Сердце Улья взрывной волной толкнуло на стену. Следом в плечо что-то врезалось, развернуло. Несмотря на разверзшийся в буферной зоне Ад, пехотинцы из верхних бойниц не растерялись. Быстро придя в себя от первого шока, открыли огонь по единственной оставшейся во дворе мишени.

Сердце Улья издала отрывистый рык, бросилась на бетон, перекатилась, тут же вскочила на ноги, метнулась в сторону. Нужно продержаться, совсем недолго. Она сможет! А помощью в этом станет последнее средство… Не останавливаясь ни на мгновение, она потянулась к дремлющей высоко в небе силе.

До поры до времени они скрывались вне зоны покрытия радаров базы. Но теперь, откликнувшись на зов своего генерала, ринулись в атаку.

Сердце Улья не надо было видеть саму атаку, чтобы знать – что сейчас происходит на стенах базы. Там, где укрылись защитники. С неба спускаются существа, похожие на небольших морских скатов: верткие, покрытые костяным панцирем, вооруженные бритвенно-острыми жвалами. Существа очень быстрые и крайне прожорливые. Их метаболизм настолько высок, что симбионты сгорают изнутри, прожив всего несколько минут, но этого времени вполне достаточно, чтобы навести в рядах противника хаос и панику.

Сквозь грохот стрельбы Сердце Улья различала человеческие крики. И то кричали не о победе или войдя в боевой раж, а от сильной боли, умирая. Огонь по буферной зоне снизился: видимо, защитники отвлеклись на более серьезных противников. Что ж, пусть попробуют что-то противопоставить Пастырям. Им даже не надо сильно снижаться, все сделают симбионты.

Но даже с подобной поддержкой опасность для нее самой не миновала: еще одна пуля попала в бедро, другая насквозь прошила предплечье. Но боли почти нет.

Она почти успела среагировать на нарастающий гул. Сверху рухнула огненная волна. Сердце Улья почувствовала, как воздух вокруг накаляется, а тело начинает гореть. Разрывая сухожилия, с пронзительным криком она вырвалась из огненного плена. Легкие пылали, словно жидкий огонь наполнял их до краев. Перед глазами мельтешили цветные круги.

Те, кого она так ждала, пришли неудержимым потоком. Образовавшаяся на месте взрыва тягача воронка внезапно разродилась десятками тел. Ловчие пауки лезли из глубины каменной породы. Несколько из них тут же направились к своей повелительнице, заслонили ее телами, пока та приходила в себя. Они не дрогнули, когда по ним полоснули перекрестные очереди, когда один из них завалился на бок от того, что его тело медленно тлело в жаре бьющего рядом потока пламени.

Круги перед глазами все еще не улеглись, но в голове прояснилось.

Где-то над головой раздался гул стартующего “Грифона”. За ним почти сразу еще один.

Откуда здесь истребители?! Разведка ни разу не показала наличия на базе столь сложных машин.

Плохо, но пока не критично. У Пастырей имеется поддержка из нескольких амфиптеров. Два “Грифона” они отобьют, но вот если их стартует больше, тогда неизвестно, как все повернется.

Только бы ветер не оказался слишком сильным и холодным. Резкие порывы вполне могут свести на нет все усилия амфиптеров. Они просто не смогут противостоять ледяной буре.

Сердце Улья резко поднялась и тут же метнулась в сторону воронки. Взрыв и последующее действие кислоты превратили внутреннюю стену в оплавленный кусок металла, через который без проблем перебирались десятки пауков. Еще несколько пуль ударили в ее спину, но не пробили броню, уйдя по касательной.

Не добежав до воронки нескольких метров, Сердце Улья высоко подпрыгнула, раскрыла крылья – и чуть было не рухнула в черную бездну. Огненная волна, в которой она только недавно искупалась, сильно опалила крылья. Кожа на них пошла пузырями, кое-где обуглилась. Поток ударившего в крылья воздуха чуть было не превратил планирование в падение. Испытывая сильную боль, Сердце Улья все же добралась до противоположного края воронки. На спине словно разожгли пару тлеющих факелов.

Боль подстегивала. Остановись – и она накроет с головой. Скорее, успеть до старта остальных “Грифонов”!

Еще в полете она увидела зависший над базой истребитель Республики. Он как раз заканчивал трансформацию и вскоре сможет уйти в небо.

Еще один!

Сердце Улья до скрежета сжала зубы. Она отлично знала, на что способны эти машины. За основу “Грифонов” ученые Республики взяли успешно используемые осадные танки, а именно – их способность к трансформации. Но если танки могли действовать только на земле, то “Грифоны” стали основным средством огневой поддержки и на земле, и в воздухе. Эти машины могли в считанные минуты изменять свою функцию в бою. От штурмующего наземные укрепления робота перейти в режим истребителя - и тут же подняться над землей.

С тремя “Грифонами” ее амфиптерам точно не справиться!

Республика, создав столь сложную машину, не решила вопрос о пилотах. Далеко не каждый стажер оказался способен овладеть всеми преимуществами новой техники. Многие погибали в первых же вылетах. Иногда – от собственной глупости. Возможно, отставший пилот относился как раз к таким новобранцам и именно поэтому до сих пор не покинул базу.

Сердце Улья пересекла двор, усеянный трупами людей и ловчих пауков. Человеческие тела представляли собой жалкое зрелище: разорванные, изъеденные кислотой, они походили на обгорелые, окровавленные лохмотья, выброшенные в окно за ненадобностью. Мертвых пауков встречалось куда меньше – их волна просто снесла первых, не успевших укрыться защитников, а потом быстро рассредоточилась по территории базы. Теперь главное - не упустить инициативу. Несмотря на отступление пехотинцев, они все еще представляли серьезную угрозу.

Все внимание Сердца Улья устремилось к покачивающейся в воздухе машине. “Грифон”, наконец, выровнялся, включил вертикальную тягу и начал медленно подниматься.

Поток нисходящего воздуха толкнул в грудь, отбросил на несколько шагов назад. Сердце Улья налетела на металлические перила лестницы, ведущей на внутреннюю стену. Сил на мощный импульс – такой, какой она создала в буферной зоне, – нет.

Глаза полыхнули алым, лицо исказилось гримасой отчаянья. Она потянулась к разуму пилота. Слишком далеко, почти не достать. Время вокруг нее уплотнилось, замедлило ход. Мир вокруг наполнился тягучей, липкой субстанцией, которая обволакивала собственный разум, делала мысли неповоротливыми, высасывала последние крохи внутренней энергии. Но Сердце Улья продолжала бороться. Борьба не с врагом – борьба с собой.

Звуки сделались невнятными, приглушенными. Даже автоматная стрельба теперь звучала не громче комариного писка.

Она словно заживо сдирала с себя кожу, словно голой и незащищенной пробиралась сквозь заросли колючего кустарника. И тем не менее продолжала идти. Шаг за шагом.

Она сдалась, только когда перед глазами начали расплываться чернильные пятна. Сдалась, но напоследок ударила. Тонкий разрушительный импульс метнулся к кабине “Грифона”.

Напряжение отступило, взгляд прояснился. Сердце Улья обвисла на перилах. Дыхание хриплыми стонами вырывалось из груди, а треклятый истребитель продолжал набирать высоту.

Нет, она все равно не уйдет! Потрачено слишком много сил. Пробраться в долину можно и в одиночку, и с небольшой группой поддержки. Возможно, их все-таки не заметят до поры до времени. Возможно, этого времени хватит, чтобы заложить фундамент новой колонии.

Слишком много вероятностей.

Сердце Улья поднялась. Нечего рассиживаться!

Ее шатало из стороны в сторону – отличная мишень. Странно, что до сих пор никто не воспользовался удобным случаем и не пристрелил почти беспомощное детище Улья. Но не стоит злоупотреблять невниманием врага.

Случайный, брошенный вверх взгляд заставил снова замереть. “Грифон” совершал какие-то странные действия. Поднявшись примерно на две сотни метров над взлетно-посадочным полем базы, он начал изменять свою конфигурацию. Рядом с дюзами из корпуса выдвинулись стальные ноги робота, крылья начали втягиваться в бронированный корпус. Мгновение – и машина камнем рухнула вниз.

Сердце Улья метнулась под лестницу. Двор наполнился грохотом и опаляющим пламенем. Земля под ногами содрогнулась, а воздух наполнился раскаленными стальными осколками. Они, словно крупная шрапнель, брызнули из эпицентра взрыва, неся смерть всему, что попадется на пути.

Мгновение хаоса сменилось растерянным осознанием случившегося. Сердце Улья осторожно пошевелилась. Она по-прежнему лежала под лестницей, вернее – там, где недавно была лестница. Сейчас металлическую конструкцию смяло и разрезало в нескольких местах. Она продолжала держаться лишь благодаря надежным креплениям в стене и тому, что снизу ее подпирал кусок фюзеляжа “Грифона”. Еще бы каких-то десять-пятнадцать сантиметров в сторону, и вырванная из корпуса истребителя сталь отсекла бы Сердцу Улья ноги.

В голове гудело, но не настолько сильно, чтобы напрочь отсечь звуки стрельбы. А их практически не слышно. Отдельные выстрелы доносятся только с внешней стены.

Какие уж тут планы, какая тактика! Прятаться под лестницей, словно бездомная собака. Отличное занятие для генерала Улья!

Она выползла из-под завала, присела на одно колено.

Двор, там, где упал “Грифон”, - горел, в воздух поднимался столб черного дыма. Впрочем, корпус истребителя не превратился в искореженный остов, а все еще сохранял прежнюю форму. Даже при падении с большой высоты машина понесла минимально возможные потери. Похоже, взорвался один из двигателей, и потому та часть обшивки, которая прилегала к нему, разлетелась шрапнелью. Второй же двигатель и, главное, боезапас – остались целы.

Злость на себя за собственную слабость словно плеснула в лицо холодной водой. Сердце Улья хищно осмотрелась. Из ее взгляда почти исчезло осмысленное выражение, уступив место холодной жестокости. Зверь предвкушал скорую трапезу.

Проверить состояние Пастырей. Отзыв пришел мгновенно, правда, всего от двух особей. Одного “Грифонам” все же удалось уничтожить. Что ж, такой размен вполне допустим.

Хуже пришлось паукам. Падение истребителя нанесло им существенный урон. Особи, что в тот момент находились на открытых участках двора, превратились в фарш.

Сердце Улья тряхнула головой, приводя мысли в порядок. Метрах в тридцати за горящим “Грифоном” высмотрела угловатые контура бункера. Там, в толще горной породы, находился командный центр базы.

Запросили они помощь? Или все еще надеются на собственные силы?

Чтобы узнать – придется взломать сундучок.

Сердце Улья подняла глаза к небу. В пучине низких облаков угадывались две огромные плоские тени - Пастыри. От них то и дело отделялись меньшие тени, камнем падали вниз, но почти у самой земли замедляли стремительное падение, ныряли к внешней стене. Судя по тому что Пастыри позволили себе приблизиться к базе столь близко, противовоздушная оборона людей выведена из строя.

Возле ворот бункера валялись тела нескольких ловчих пауков. Сердце Улья не стала подходить к ним вплотную, но и с того места, где стояла, – видно: все погибли от пуль или обгорели. Наверняка пытались взломать ворота, о чем свидетельствовали следы кислоты на их поверхности.

Сердце Улья ощерилась, предвкушая сюрприз, который подготовила защитникам командного центра. Вряд ли их осталось много.

Она сосредоточилась, мысленно прощупала царящую за воротами атмосферу. Напряжение, волнение, никакой паники. Хотя есть некоторая неуверенность. Не у всех, всего у одного солдата. Молодой, нервничает – то, что надо.

Его разум оказался открыт для нее. Ему не надо даже приказывать. Только немного направить и посмотреть за реакцией…

Часть сознания Сердца Улья словно перенеслось в тело человека. Теперь она видела и чувствовала все то, что видел и чувствовал пехотинец Республики.

1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   27

Похожие:

Пролог iconOverview пролог 1-2 финала финал Sheet 1: пролог

Пролог iconПролог первый. История названия пролог второй глава заговор коржакова
Извечный чеченский конфликт глава операция "преемник" в поисках русского пиночета
Пролог iconПролог Глава Хвала ключ к победе Глава Бог живет среди славословия...
Талсе, где мы каждый год проводим конференции. В этом видении мы с Иису­сом были под потолком здания и смотрели на то, как проходит...
Пролог iconПролог
Мы уезжали из места, которое называли своим домом, но именно 3 дня назад он был разрушен
Пролог iconПролог
Мы уезжали из места, которое называли своим домом, но именно 3 дня назад он был разрушен
Пролог iconАндрей Ливадный Смертельный контакт Пролог 
Многокилометровая уплощенная конструкция плыла над серо-голубым полумесяцем Земли
Пролог iconГость из пекла пролог
Холодная рука выскользнула из ее ладони, и женщина рухнула на четвереньки, разбивая колени о заледеневший асфальт
Пролог iconПролог
Эдик был не из таких: он скромно вошел в дверь. Он даже предварительно постучал, но у меня не было времени ответить
Пролог iconКнига воина света" Пролог "
К востоку от деревни, на берегу моря стоит исполинский храм с множеством колоколов, промолвила женщина
Пролог iconПролог 1
Маргарет БрентонПрологГлава ПерваяГлава ВтораяГлава ТретьяГлава ЧетвертаяГлава ПятаяГлава ШестаяГлава СедьмаяГлава ВосьмаяГлава ДевятаяГлава...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница