Пролог


НазваниеПролог
страница13/27
Дата публикации08.04.2013
Размер3.67 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   27
^

Глава 12. Сердце Улья.



Дин Кэгл не мог поверить, что все происходящее за воротами – правда. Обычный выезд патрульной группы принес за собой череду невероятных событий. Здесь, в ущелье Мустанга, самым страшным происшествием на его памяти, а это без малого полтора года службы, был почти одновременный сход нескольких снежных лавин, которые надолго перекрыли все наземные подступы к базе. А как назло усилившийся ветер опрокидывал даже тяжелые транспортные корабли.

В течение трех месяцев, до поздней весны, они были отрезаны от остального мира.

Дин помнил, как менялись люди, оказавшись почти в полной изоляции. Участились случаи неуставных отношений, драки, пьянство. Даже он, считавший себя человеком морально устойчивым, к концу весны осознал, что ненавидит горы, ненавидит однообразный паек, снег, лед и все, что видел изо дня в день вокруг.

Сейчас эти воспоминания почти годичной давности как нельзя некстати вползали в голову. Дин передернул плечами.

Холодно!

Он стоял с внутренней стороны ворот командного центра и всматривался в узкую амбразуру. После падения “Грифона” скарабеи исчезли из поля видимости. Нескольких тварей все же удалось пристрелить, но этого явно недостаточно. Где-то во дворе рыщут еще не менее десятка пауков. И ладно бы еще они были одни!

Дин мог поклясться, что видел во дворе какое-то существо, отдаленно напоминающее человека, но невероятно измененное. Картина пылающих алым глаз до сих пор стояла перед его внутренним взором. А что только заставило его посмотреть в эти глаза? Да и смотрел ли он в них?

Холодно! За шиворот словно засыпали колючую ледяную крошку.

За спиной раздался отчетливый шорох. Кэгл вздрогнул и тут же беззвучно выругался. Оказывается, он так сильно увлекся анализом странного существа, что на какое-то время полностью выпал из действительности. Так и очередную атаку ловчих пауков пропустить можно!

Почему же так холодно?!

Шорох повторился. Дин резко обернулся. Никого – коридор пуст. Несколько человек, как и он, с оружием в руках стоят у ворот, всматриваются во двор. Еще двое заняли места в пулеметных люльках – специальных креслах, расположенных по обе стороны от дверей. Установленные там скорострельные пулеметы, спаренные с огнеметами, при удачном стечении обстоятельств могут остановить натиск пяти-восьми пауков. Но никак не ораву из двух десятков.

Откуда же шум?

Шорох повторился снова, но на этот раз он звучал откуда-то из-под потолка. Ощущение такое, словно в коммуникационных коробах шарахается крыса.

- Что случилось? – послышался вопрос от кого-то из стоящих рядом, но Дин даже не разобрал голоса. Все его внимание было приковано к коридору.

- Что-то не так, - ответил он, отходя от ворот.

Ему уже было не просто холодно, его буквально колотило. Еще немного – и зубы начнут отбивать чечетку.

Шорох за стеной. Но там же ничего нет! Никаких ниш и пустот.

Снова шум, на этот раз прямо под ногами – под полом.

Почему никто ничего не слышит?! Почему продолжают бездействовать?

Дин судорожно дергался из стороны в сторону. Шорохи стали громче, участились. Свет в коридоре моргнул, затем вспыхнул вдвое ярче. Кэгл заслонил глаза рукой, поморщился. Рядом кто-то что-то закричал, но слов не разобрать. Крик потонул в душераздирающем скрежете.

Дин аж подпрыгнул на месте, разворачиваясь. Одна створка ворот неотвратимо ползла в сторону. В лицо пахнуло гарью и смрадом обгоревшей плоти.

- Нет!

Собственный голос показался писком.

Во все увеличивающемся проеме показалось тело жнеца.

Откуда он?! Их же не было среди нападающих!

Огромный червяк, вдвое превышающий человека ростом, с громким шипением протискивался между створками ворот. Тварь низко пригнула голову, разинула пасть, полную тонких зубов-игл. До пола протянулась тягучая струйка белой слюны.

Тело Дина Кэгла начало действовать, когда его разум еще не отошел от шока. Открыть ворота снаружи невозможно! Руки вскинули винтовку, онемевший палец нажал на спусковой крючок.

На теле скарабея появились первые кровавые отметины. Массивное тело вздрогнуло, резко подалось вперед, заметалось в каких-нибудь трех метрах перед Дином. В отличие от тех же ловчих пауков, жнецы не обладали столь мощной броней, а потому в ближнем бою были достаточно уязвимы.

На губах Кэгла появилась злорадная улыбка. Он самозабвенно поливал огнем ненавистную тварь, а та шипела и билась в агонии. Вдруг уже почти мертвый скарабей вскинулся, взревел. Дину даже показалось, что в ярком свете он рассмотрел выпущенные жнецом костяные иглы.

Грудь и живот разорвались болью. Пехотинец резко выдохнул, выронил оружие. Ноги подкосились – и он упал на колени. Сквозь растопыренные пальцы, зажимающие рану в животе, струилась кровь – неправдоподобно яркая.

Странно, но где иглы?

К горлу подкатил колючий ком.

- Осторожно!.. – раздалось где-то рядом. – Вот урод!.. Забери у него винтовку!..

Дин с трудом осмотрелся и тут же почувствовал, как мир раскалывается на части, а желудок судорожно сжимается. В воротах никакой бреши – закрыты по-прежнему плотно. Тела жнеца тоже не видно. Зато на полу в лужах крови валяются его товарищи.

Этого просто не могло быть! Где все они были минуту назад?! Что здесь произошло?!

Картинка перед глазами стремительно тускнела, расплывалась. Голова потяжелела.

- Пристрели его! – сказал кто-то.

- Он и так уже труп. Как только еще держится?

Холодно! Мороз превращает плоть в хрупкий лед. Кажется, на руках выступил иней. В ушах завывание вьюги. Как же он ненавидит зиму, как же он ненавидит ущелье Мустанга…
***
Сердце Улья оставила несчастного пехотинца умирать. Он достойно выполнил возложенную на него миссию, теперь стоит развить успех. Не давая людям за воротами опомниться, она вцепилась в разум первого, до кого дотянулась. Больше никаких представлений и внушения.

Она чувствовала сопротивление – потенциально сильное, но неумелое. Вполне возможно, человек обладал вовремя не раскрытыми псионными способностями. Что ж, не повезло ему. Сердце Улья надавила, железным натиском круша волю и разум. Человек беззвучно закричал – и поддался.

Приказ простой: убей всех.

Когда человек упал замертво, ему на смену пришел другой, потом еще один. В конце концов, остался только один. Он-то и разблокировал ворота. К этому времени возле бункера в нетерпении топтались три паука. Всех остальных Сердце Улья отправила на стены. Симбионты Пастырей не смогут самостоятельно провести зачистку. Требуется помощь.

Как только ворота разошлись в стороны, пауки ринулись внутрь. Последний выживший пехотинец встречал их с отсутствующим взглядом. Взмах костяного клинка – и несчастный упал с расколотым черепом.

Сердце Улья миновала ворота, брезгливо перешагнула через трупы. В конце коридора ее ожидали еще одни двери, а за ними непосредственно командный центр. Каких-то десять метров – и сердце базы в ее руках. Но так ли все просто? Кивком головы отправила одного ловчего паука вперед. Примерно на середине пути со стороны дверей послышалась пулеметная очередь, вспоровшая плоть разведчика.

На этот раз Сердце Улья не приказывала убивать, да и с мозгами своих “марионеток” обращалась куда бережнее. Немного больше времени, но и требования иные. Ей еще нужны люди: не простые солдафоны, а те, кто способен обеспечить ее связью. Минут через пятнадцать двери в командный отсек раскрылись, выпустив на порог широкоплечего мужчину в темно-синем мундире офицера.

Сердце Улья быстрым шагом прошла по коридору. Ее шаги гулко отдавались в металлической кишке.

Мужчина отступил на шаг, давая ей пройти внутри центра. Рукав его кителя оказался почти оторван, пуговицы отсутствовали, на белой рубашке свежие следы крови. Лицо человека также носило следы кровавых разводов и побоев, на костяшках пальцев содранная кожа.

Довольно просторный зал встретил Сердце Улья писком всевозможных приборов, перемигиванием лампочек на пультах управления и, самое главное, – полным хаосом. Последствия большой драки встречались на каждом шагу. Большинство стеклянных перегородок превратилось в груды крошки, разбросанной по полу. Перевернутые стулья, столы, разбитые приборы и, конечно же, тела людей. Человек семь, не больше. У некоторых в руках оружие - пистолеты или легкие винтовки.

Сердце Улья усмехнулась. Она специально следила за тем, чтобы запертые в отсеке не перестреляли друг друга. Как только человек поднимал оружие, она тут же вцеплялась в его разум – и тогда винтовка становилась не более чем обычной дубиной. “Марионетки” всеми силами старались оглушить своих недавних товарищей. Жаль, иногда они не рассчитывали силы и наносили слишком мощные удары.

Сердце Улья склонилась возле женщины с морщинистым лицом.

- Привет, Эльми, - проговорила мягко, пригладив растрепанные, тронутые сединой волосы, сквозь которые просматривалась глубокая, все еще кровоточащая рана.

Уже не жилец. Она коснулась разума женщины: глухая пустота, ни малейшего отзыва, словно кричишь в пропитанную влагой могилу.

С противоположной стороны зала, у большого круглого стола, без движения застыл электронный адъютант. Эту кибернетическую дрянь, снабженную псевдоинтеллектом, солдаты Республики обычно использовали как справочный и коммуникационный центр. Сердце Улья не могла понять: зачем в сущности обычный компьютер внешне приближать к человеку. Электронный адъютант состоял из металла и пластика, имел человеческие пропорции и черты лица. Но так как создатели не посчитали нужным дать ему ноги, то киборг покоился на специальном постаменте, словно бюст какого-нибудь вождя. Вокруг него гроздьями свисали различные кабели, один из которых болтался почти у самого пола, чуть не задевая о него оголенными проводами.

Рядом с кабелем лицом вниз лежал человек. Одна его рука была черная, кожа на ней потрескалась, и сквозь трещины выступали капли сукровицы. Сердце Улья первым делом вывела из строя именно адъютанта. И выбрала для этого самый простой способ: приказала ближайшему к киборгу человеку выдернуть кабель питания. Приказ был выполнен в точности, но сам исполнитель умер от удара током. Он бился в судорогах секунд десять, прежде чем кто-то сообразил ударом стула отцепить его от источника электричества.

На некоторое время база осталась слепа и глуха, с ней никто не сможет связаться. Впрочем, достижение весьма сомнительное, если учесть, что о нападении наверняка успели сообщить. А значит можно ожидать штурмовой группы. На этот раз Республики. Нет сомнений, что им удастся вернуть позицию. Но ее, Сердца Улья, к тому времени здесь уже не будет.

Она склонила голову набок, всмотрелась в лицо адъютанта. Затем резко и хлестко ударила в него кулаком. Голова киборга сильно запрокинулась назад и осталась в таком положении. Во все стороны брызнули осколки полупрозрачного пластика, один глаз взорвался изнутри какой-то тягучей субстанцией. Сердце Улья отступила на шаг, поморщилась. Она сама не понимала, откуда в ней появилось столь сильное чувство гадливости.

Республика не продвинулась в плане кибернетических организмов дальше электронных адъютантов. Насколько она знала, не было даже попыток к созданию искусственного солдата. Но кто сказал, что так все и останется? Живая машина – что может быть хуже? Насмешка над самой природой. Бездушная, холодная болванка.

Она облокотилась о стол. У него была абсолютно плоская столешница, по всему периметру которой располагалась единая панель управления. Столешница представляла собой круглый монитор, сейчас не работающий. Монитор ли? Уверенности нет. Возможно – нечто вроде излучателя трехмерного изображения: использовать большую горизонтальную плоскость в качестве обычного монитора вряд ли разумно. Как бы то ни было, но его глянцевая поверхность, с парой пулевых отверстий в центре, оставалась черной и потому, словно зеркало, отражала все, что происходило над ним. Сердце Улья склонилась над монитором.

От странного воспоминания кольнуло в груди. Когда-то она уже делала так – подходила к какой-то реке и смотрела на свое отражение. Когда-то очень давно и в совершенно другом месте. Сердце Улья нахмурилась. Она отлично знала, что пришла из другого мира, что и сама когда-то была человеком. Все изменило Сверхсознание. Именно оно открыл ей истину о настоящей красоте и силе. Оно сорвало с ее глаз черную повязку и показало реальный мир таким, какой он есть на самом деле: люди выжигали и отравляли все вокруг себя. Они готовы уничтожить каждого, кто чем-то отличается от них. Алчность, бессмысленная жестокость, предательство, ложь… перечисление можно продолжить, но зачем? Республика и человечество в целом должны быть уничтожены. Они не стоят ее сожаления, не стоят ее прошлого!

Но тогда почему из черного зеркала на нее смотрит не грозная повелительница скарабеев, по воле которой готовы подняться тысячи смертоносных существ, а никчемная человеческая девчонка в глупом коротком платье?

Сердце Улья моргнула, но наваждение не исчезло. Девчонка улыбалась и смотрела прямо в глаза. Удивительно, но от этого взгляда, открытого и вопрошающего, становилось не по себе.

Откуда она взялась? Что ей нужно?

Пусть даже эта девчонка – она сама в далеком прошлом. Это ничего не изменит! За внешней чистотой стоят подлость и зависть, коварство и неконтролируемый гнев. Всегда! Возможно, потенциально люди способны подняться над своими страстями. Возможно… Но жизнь калечит, выкручивает руки и отсекает все то, что мешает существовать в “цивилизованном” обществе. Остается только грязь. И эта грязь расползается вокруг. Затопляет их мир, выплескивается за его пределы, норовя заполонить еще нетронутые рубежи. Люди готовы в исступлении говорить о равенстве и братстве, но, сойдя с трибуны, не моргнув глазом, перережут глотку неугодному оппоненту.

Сердце Улья низко зарычала, с силой обеими кулаками ударила по будоражащему память омуту. Она не позволит прошлому вернуться. Ее не обмануть. Ей повезло увидеть истинное лицо человечества, и теперь назад дороги нет. Болезнь должна быть уничтожена, в каком бы виде она ни предстала - тяжеловооруженного солдата или девчонки с большими глазами.

Наваждение исчезло. В зеркальной поверхности монитора, подернутой сеткой мелких трещин, больше нет лживых посулов.

Она чувствовала желание вдребезги разбить монитор. Разбить все мониторы. Все, что имеет зеркальную поверхность. Желание ослепляло. Но Сердце Улья не позволила ему взять верх. Все это оборудование ей еще пригодится. Она резко развернулась на месте и направилась к выходу. Под ногами противно скрипело битое стекло.

- Вытащишь всех и уложишь около ворот, - бросила на ходу, покидая командный отсек. – Кто станет сопротивляться – не убивай, только оглуши!

Широкоплечий мужчина покорно кивнул.

Еще предстояло окончательно зачистить базу. Остатки защитников почти наверняка укрылись в казармах, хозяйственных постройках или где-то на стенах. Найти надо всех. А это значит - впереди не один час однообразных поисков и нейтрализации оставшихся очагов сопротивления. Насколько она знала, гарнизон базы состоял из ста человек. Возможно, чуть больше – чуть меньше. Примерно с половиной она расправилась сразу: с частью на дороге, с частью в буферной зоне во время взрыва. Еще треть от оставшихся можно смело списывать на первую атаку Пастырей. Оставалось не так уж и много.

Сердце Улья вздохнула. Если бы можно было поручить это паукам, все стало бы куда проще и быстрее. Она бы смогла тотчас отправиться дальше, а не торчала дальше в этой промерзлой дыре, пытаясь подчистить все хвосты.

Впрочем, почему бы не попытаться обратить врагов в союзников? Пусть неполноценных, но достаточно заинтересованных в том, чтобы не отступить от данного слова.

Сердце Улья вышла во двор. Ветер заметно усилился. С неба сыпала мелкая, шуршащая крошка. Очертания Пастырей практически скрылись в белесой круговерти. Значит, об их поддержке с воздуха можно на время забыть. Ничего. Все, что они могли, – уже сделали. Теперь дело за другими. В том числе – и за ней.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   27

Похожие:

Пролог iconOverview пролог 1-2 финала финал Sheet 1: пролог

Пролог iconПролог первый. История названия пролог второй глава заговор коржакова
Извечный чеченский конфликт глава операция "преемник" в поисках русского пиночета
Пролог iconПролог Глава Хвала ключ к победе Глава Бог живет среди славословия...
Талсе, где мы каждый год проводим конференции. В этом видении мы с Иису­сом были под потолком здания и смотрели на то, как проходит...
Пролог iconПролог
Мы уезжали из места, которое называли своим домом, но именно 3 дня назад он был разрушен
Пролог iconПролог
Мы уезжали из места, которое называли своим домом, но именно 3 дня назад он был разрушен
Пролог iconАндрей Ливадный Смертельный контакт Пролог 
Многокилометровая уплощенная конструкция плыла над серо-голубым полумесяцем Земли
Пролог iconГость из пекла пролог
Холодная рука выскользнула из ее ладони, и женщина рухнула на четвереньки, разбивая колени о заледеневший асфальт
Пролог iconПролог
Эдик был не из таких: он скромно вошел в дверь. Он даже предварительно постучал, но у меня не было времени ответить
Пролог iconКнига воина света" Пролог "
К востоку от деревни, на берегу моря стоит исполинский храм с множеством колоколов, промолвила женщина
Пролог iconПролог 1
Маргарет БрентонПрологГлава ПерваяГлава ВтораяГлава ТретьяГлава ЧетвертаяГлава ПятаяГлава ШестаяГлава СедьмаяГлава ВосьмаяГлава ДевятаяГлава...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница