Пролог


НазваниеПролог
страница14/27
Дата публикации08.04.2013
Размер3.67 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   27

Сейчас, стоя под порывами пронизывающего ветра, она чувствовала, насколько сильно устала. Голова гудела, словно звонкий колокол. На этот раз погружением в мир, указанный Сверхсознанием, не обойтись. Нужен обычный отдых.

Сердце Улья опустилась на корточки, зачерпнула пригоршню снега, размяла его в пальцах. Грубая кожа не ощутила почти ничего.

Протяжный вздох.

За неуязвимость надо платить.

И все же следующие пару часов она провела в поисках выживших. Симбионты Пастырей оставили после себя кровь и трупы. Некоторые защитники базы, особенно те, которые не носили брони, лежали наполовину обглоданные. Стремительная, а главное - неожиданная атака быстро расчистила самые доступные участки на стенах. Но так как за это время часть симбионтов успела изжить свой потенциал, то двигаться дальше они не могли. Последние мгновения жизни тратились на единственный, преобладающий над всеми чувствами рефлекс – утоление голода. Твари, даже умирая, продолжали жрать. Раздувшиеся, отяжелелые, они издыхали возле своего пиршественного стола – у тел погибших пехотинцев.

Сердце Улья шла по бетонным коридорам. Нет, жалости она не испытывала, но и не было чувства удовлетворения хорошо проделанной работой. Опустошение, словно здесь, в насквозь промерзших горах, свершилась последняя битва между Ульем и Республикой, в которой никто не выжил. Никто, кроме нее.

Обе расы остались лежать на вершине мира, скованные вечными льдами. В назидание тем, кто придет вслед за ними.

- Чушь! – прошептала Сердце Улья.

Рядом с ней следовали четыре паука, потому она позволила себе немного снизить бдительность. Еще двое остались во дворе охранять захваченных в командном зале, остальные рассредоточились по базе, также выискивая уцелевших.

Голова все еще болела, и, каждый раз, когда Сердце Улья вновь тянулась проверить ближайшие помещения – боль только усиливалась. Кроме того, эффективная дальность мысленного сканирования вскоре упала всего до двух-трех метров. И это на открытых пространствах. Проникнуть за стену или дверь стало невозможно.

Именно эта слабость послужила причиной небольшой стычки, чуть не стоившей ей жизни. Из-за очередного поворота показалась закованная в доспехи фигура огнеметчика. Его броня явно выдержала нападение не одного симбионта - развороченная, словно консервная банка под лезвием тупого ножа, с множественными вмятинами и глубокими царапинами. Человек припадал на одну ногу, забрало у его шлема отсутствовало. Сердце Улья успела рассмотреть его взгляд – обезумевший взгляд загнанного в угол зверя. Вряд ли он отдавал себе отчет в собственных действиях. Бросок отчаяния, последний выпад разума, который навсегда остался на войне.

Гудящий поток раскаленного пламени рванулся по узкому коридору. Идущий впереди ловчий паук пронзительно заверещал, рухнул на опаленных ногах, скукожился, словно лист обгорелый бумаги.

Сердце Улья успела среагировать и бросилась на пол, в перекате уходя к стене. Мир вокруг расцвел алым и белым, воздух расплавленным металлом ринулся в легкие. Она зажмурилась, поползла прочь. В ушах будто наяву стоял звук собственной расслаивающейся брони, а в нос ударил запах паленой плоти.

Все закончилось столь же неожиданно, как и началось. Пламя исчезло, но все еще раскаленный воздух не позволил осознать это сразу. Сердце Улья еще некоторое время продолжала ползти, прежде чем мир вновь начал обретать прежние звуки.

Подняться удалось не сразу, да и то лишь опираясь о стену.

Она открыла глаза. Огнеметчик лежал у поворота. На полу перед ним обожженными кучами застыли три паука, а четвертый жался к противоположной стене. Его тело еще дымилось, на пол опадали тлеющие куски опаленного мяса, но скарабей выполнил долг – спас свою повелительницу. Видимо, один из его плевков кислотой достиг цели.

Сердце Улья до хруста сжала зубы. Хотелось кричать, выть, разметать базу по камню, чтобы хоть немного унять терзающую ее боль. Она с ненавистью уставилась на неподвижное тело огнеметчика. Медленно, придерживаясь за стену, подошла к нему. Лица у человека больше не было. На его месте зияло месиво из растворенных кислотой плоти и стали.

Как же глупо! Еще минута, даже полминуты – и на месте последнего генерала Улья осталась бы только воняющая куча обгорелой плоти. И все из-за обычной невнимательности. Она уже почувствовала победу, уже мысленно отправилась дальше. Самонадеянная дура!

Что ж, отличный урок!

Руки сами скользнули по броне огнеметчика. У него должна быть аптечка! Или…

Сердце Улья запрокинула голову. По коридору разнесся отчаянный рык. Как можно забыть, что инъекторы сыворотки встроены в броню и потому делаются автоматически, как только внутренний компьютер скафандра фиксирует падение жизненных показателей у своего носителя? Как?!

Злость на саму себя и боль, отнимающая рассудок, - горючая смесь. Сердце Улья упала на колени и снова закричала. Горло словно полосовали зазубренными клинками, а в легкие насыпали углей, но крик поднимался все выше, заполнял коридоры и только потом рассыпался на ветру.

Обессиленная, она сидела без движения еще некоторое время. Может - минуту, может - час. В конце концов, потенциал генерала Улья позволил пошевелиться. Боль почти отступила, сделав тело будто деревянным. Первые шаги дались с трудом, но потом стало легче. Самой себе она казалась истуканом, которого направили в нужную сторону – и он идет, ничего не чувствуя, ни о чем не думая.

Ветер немного вернул к жизни. Стоя на стене и вглядываясь в снежное мельтешение внизу, она обещала себе больше никогда не недооценивать противника, кем бы тот ни был.

Здесь же она обнаружила тело мертвого пехотинца. На трупе не было брони, а быстрый осмотр тут же увенчался успехом. Целых два инъектора!

Сыворотка подействовала уже через пару минут. И все равно – ни о каком разговоре с выжившими сегодня не могло идти и речи. Отдых сейчас не потакание прихоти. Это жизненная необходимость.

Когда Сердце Улья спустилась во двор, ее уже не шатало, ноги держали крепко, хотя чувствительность тканей почти не возвратилась. Заложенная в организм программа не давала испытать болевого шока.

У ворот командного центра она увидела группу людей, вокруг которых плотным кольцом выстроились шесть ловчих пауков – последние выжившие члены ее штурмовой команды. И тех, и других успело занести снегом, но если скарабеям он не причинял особенных неприятностей, то люди, их было пятнадцать, откровенно замерзали. Сердце Улья усмехнулась: паукам повезло больше, чем ей. Они стащили сюда даже тех, кто если еще и был жив, то пребывал в критическом состоянии. Многие из них не проживут и нескольких часов, тем более теперь – пролежав на ветру и холоде.

Мысленный приказ паукам она дублировала словами:

- Трупы и оружие вон. Этих внутрь, - указала в сторону раскрытых ворот.

Сказала для людей, чтобы ненароком не потеряли голову, решив, что сейчас им пустят кровь. Впрочем, если бы они даже так и решили, то вряд ли могли сделать какую глупость. Нормально двигаться не мог никто. Даже широкоплечий мужчина, который все еще находился под ее контролем, шагал так, словно делал это максимум второй раз в жизни.
***
- Мне нужна еда! – Сердце Улья за грудки выхватила из сгрудившихся на полу тел мужчину и преувеличено вежливо спросила: – Не подскажешь, где взять?

Мужчина был на голову выше ее, но под пронзительным взглядом ссутулился так, что умудрялся смотреть на странное существо снизу вверх. Смотрел и молчал. На его скуле красовался большой кровоподтек.

Молчание раздражало. Именно сейчас, когда любая мелочь могла вывести из себя, человек вздумал проявить твердость характера. Или нет?

- Говорить можешь? – спросила уже спокойнее.

Мужчина с готовностью закивал, но потом резко пожал плечами, поморщился.

- Тогда говори.

- Там, - промямлил еле слышно, практически не открывая рта, и кивнул в сторону коридора.

Сердце Улья выпустила доходягу из рук. Тот сразу упал - с выражением побитого щенка на лице, обхватил руками больную челюсть.

Недолгие поиски выявили в командном центре целый склад оружия и предметов первой необходимости, включая несколько комплексных медицинских наборов и универсальных пайков. Во время первого осмотра, она просто не обратила внимания на распахнутые створки этого хранилища. По всей видимости, центр проектировался с таким расчетом, чтобы в случае осады его защитники имели возможность продержаться до подхода подкрепления или спасательной команды.

Расправившись зараз с двумя универсальными пайками, Сердце Улья почувствовала себя значительно лучше. Внутри нее медленно разрасталось приятное тепло. Организм, получив необходимое горючее, смог в полной мере запустить процесс регенерации поврежденных тканей. Теперь дело пойдет быстрее.

Захватив с собой несколько пайков, она вернулась к полуприкрытым воротам. Большинство людей лежало вповалку на полу. Сидели всего трое: уже знакомый высокий мужчина с кровоподтеком на скуле, мощный пехотинец с мертвенно-бледным лицом и разорванном бушлате, а также женщина средних лет, в белом медицинском халате. Судя по тому, как она до сих пор дрожала, ничего теплого под ее халатом нет.

Сердце Улья положила перед ней универсальные пайки.

- Вам всем лучше поесть.

- Зачем? – спросила женщина.

В ее взгляде и словах нет страха, но холод заставлял зубы отбивать чечетку.

- Странный вопрос от доктора.

- Неужели? Странно видеть разговаривающего скарабея, который не пытается разодрать тебе горло… - она осеклась, но тут же глубоко вздохнула и продолжила, видимо, решив, что терять все равно нечего: – Кто вы?

- Скарабей, - усмехнулась Сердце Улья.

- Но вы же были человеком. Вы разговариваете, как человек! Зачем вы все это делаете? – она обвела взглядом лежащих рядом людей. – Неужели в вас не осталось… - фраза все же оборвалась на полуслове: женщина закашлялась.

- Ничего человеческого? – Сердце Улья опустилась перед женщиной на корточки, заглянула той в глаза.

Доктор кивнула, но взгляда не отвела.

- А что значит – быть человеком?! – голос упал до рычащего шепота. – Вы пришли на эту планету, когда на ней уже обосновался Улей. Это вы нанесли первый удар, дотла выжгли колонию, а для полной уверенности отравили место ее расположения ядами. Вы знаете, доктор, там до сих пор не растет ничего. Мертвая земля – пепел и грязь, от которых за сотню метров разит такой дрянью, что выворачивает наизнанку. Вы там были?!

Женщина покачала головой. Такого ответа она явно не ожидала.

- Почему же мы не должны защищать свой дом?!

- Но ведь вы не можете считать Улей своим домом. Вы же человек! – на лице доктора появилась растерянность.

- Я - Сердце Улья. Я его глас и его воля, - медленно произнесла повелительница скарабеев.

- Вы под контролем Сверхсознания, - покачала головой женщина. – В вас говорит оно. Что вам от нас нужно?

Она ощущала исходящую от людей ненависть. Каждый из них готов выстрелить ей в спину, каждый готов поджарить в пламени огнемета, размозжить голову. В то же время они боятся даже взглянуть в ее глаза. Впрочем, надо отдать должное – не все. Пара человек лучше умрет, чем станет слушать мерзкого скарабея. Похвально, но выслушать придется все равно.

Сердце Улья поднялась, отошла на шаг, посмотрела свысока. Слова доктора действительно ее задели. Та убежденность, с которой был поставлен вердикт, доводила до белого каления. И в этом они все: предпочитают отмахнуться или попросту не видеть того, что выходит за пределы их понимания. Лучше упростить, чем попытаться взглянуть иначе.

Что ж – их право. Она не станет разрушать привычных им догм. Скарабей? Зверь, жестокий хищник и не более? Получите!

Широкоплечий мужчина в темно-синем мундире офицера, который все это время тихо и безвольно стоял у стены, внезапно вздрогнул, подался вперед. Первый шаг выглядел неуверенным, будто человек никак не мог решиться его сделать. Но потом дело пошло быстрее. Мужчина завернул в коридор, ведущий в зал управления, перешел на бег.

- Не надо, - прошептала доктор.

По всей видимости, она первой догадалась о цели происходящего. Или же остальные предпочли молча досмотреть представление до конца.

Человек, направляемый волей создания Улья, со всего разбега врезался в металлический косяк двери. От удара его даже отбросило назад. Грузное тело взмахнуло руками – и рухнуло на спину. Гулкий звук удара распространился по коридору, отразился в бетонных стенах, стих, погасив собой и все иные звуки, кроме завываний ветра за воротами.

- Мне нужны добровольцы, - Сердца Улья начала с главного. – Думаю, вы понимаете, я могу взять под контроль любого из вас. В любое время, независимо от вашего согласия. При этом не могу обещать, что после этого вы все еще будете осознавать себя как личность. Мое предложение: вы добровольно соглашаетесь выполнить некоторые мои указания. В обмен на это у вас появляется шанс не только избежать потери рассудка, но и выжить.

- Какие указания? – тихо спросил высокий мужчина.

Во время разговора Сердца Улья с доктором он безуспешно пытался проглотить содержимое одного из контейнеров универсального пайка. Но после произошедшего с офицером словно забыл, как надо жевать: нечто желтого цвета вываливалось из его рта, стекало по подбородку.

- Пошла ты! – не дал ответить здоровый пехотинец в изорванном бушлате. Его волосы превратились в жесткую корку от спекшейся в них крови, которой он, судя по всему, потерял немало. Бледное лицо и мутные глаза выдавали крайнюю степень слабости.

- Подожди, - не смолчал высокий. – Выслушать-то мы ее можем?

- Кого ее? – пехотинец выплевывал каждое слово. – Морду утри, прежде чем вякать!

- Ее… - голос высокого стих. Он порывисто провел рукавом по подбородку.

Пехотинец сплюнул:

- Очередная тварь! К тому же облезлая!

Желание вырвать человеку язык почти взяло верх. Сердце Улья даже шагнула к сгрудившимся перед ней людям, но сумела взять себя в руки. Кулаки сжались и разжались.

- Ну, давай, тварь! – пехотинец попытался подняться, но ноги не держали его. – А между ног у тебя что-то осталось, или заштопали дырку?!

- Хочешь проверить? - глаза Сердца Улья вспыхнули и тут же погасли.

“На что он рассчитывает? Чего добивается?”

Пехотинец вроде бы опешил, но тут же нашелся, чем ответить:

- Попроси любую тварь из своего болота тебя трахнуть. Я брезгую.

- Я попрошу тварь из своего болота трахнуть тебя, - Сердце Улья ощерилась, посмотрела на ловчих пауков, словно выбирая – кому из них поручить надругаться над человеком.

- Не надо! – воскликнула доктор. – Мы и без того в вашей власти.

- Во власти Сверхсознания, - произнесла Сердце Улья как можно более ядовитым голосом.

Женщина осеклась.

- У вас всех есть два выхода, - продолжила Сердце Улья. - Первый – сдохнуть здесь и сейчас. Второй – сделать все возможное, чтобы для внешнего мира база продолжала функционировать в обычном режиме. Разумеется, временно.

- О нападении уже знают, - выпалил высокий.

- Заткни пасть! – лицо пехотинца исказилось злобой. Он тяжело дышал, на лбу выступили крупные капли пота.

- Уже знают? – Сердце Улья задумалась. – Значит, ваша задача немного усложняется. Необходимо донести до них, что здесь все нормально и помощь не требуется. Тем более погода нелетная. Если удастся это делать в течение пяти дней, база остается в полном вашем распоряжении – и вы вправе действовать по своему усмотрению. На время нашей небольшой игры я оставлю здесь пауков. Только тех, кто уже находится на базе. На всякий случай. Потом они уйдут. Кроме них в ущелье не ступит ни один скарабей. Также ни один скарабей не появится в воздухе.

- Лучше сдохнуть! – бросил кто-то из лежащих.

- Верить скарабею? – поддакнули рядом.

- Что ж, если желающих нет… - Сердце Улья нахмурилась. – Верить можно даже скарабею. Если он должен вас убить – он это сделает. Сомнений нет. Кто первый? Или я могу выбрать сама?

Напряжение усилилось. Люди молчали. Большая их часть пыталась прятать глаза. Прямо смотрели лишь доктор и пехотинец в рваном бушлате.

- Ты! – Сердце Улья указала на высокого мужчину с кровоподтеком на скуле. – Вставай.

Человек начал судорожно озираться, ища поддержки, но не нашел ее.

- Почему я?

- Я зверь, выбираю самого слабого. А ты слаб. Пошел вон во двор! – последние слова она прошипела, сверкнув глазами.

- Не пойду. Нет, - человек вскинул руки, словно это могло чем-то ему помочь.

- Хватит блеять, - поддержал его пехотинец. – Все сдохнем рано или поздно. Мы – рано. Главное, не обделайся. А то и так воняет.

- Что?! – неожиданно лицо высокого преобразилось. В потухших было глазах появилась искра ненависти. – Ты хочешь – ты и подыхай! – он вскочил на ноги, а потом резко, почти без замаха ударил пехотинца ногой по лицу.

- Я готов выполнить твое поручение! – выпалил высокий с таким азартом, словно челюсть его уже не беспокоила.

- Какое? – спросила с напускным непониманием в голосе.

- Ну, то, что о работе базы. Обещаю сделать все, чтобы поддержать ее видимую функциональность!

- Сука! – прохрипел пехотинец, сплюнув сгусток крови. – К кому подался?!

- Не указывай, что мне делать!

- Правильный выбор, - проговорила Сердце Улья. – Только тебе нет веры.

- Почему?!

- Ты боишься. Ты готов на все, лишь бы отсрочить смерть. И ты же сделаешь все, чтобы ударить в спину. Так?

Кулаки мужчины сжимали и разжимались. Он громко, отрывисто дышал.

- Конечно, так. Ты мне не нужен.

- Доказать?! Я могу доказать! – слова вырывались из него, будто под давлением.

- Правда?

- Скажи, что мне сделать? Только скажи.

Лицо Сердца Улья посерьезнело.

- Я потратила на вас слишком много времени. Больше никаких споров. Хочешь жизнь? У тебя десять минут собрать себе группу. Кто откажется – тех пристрелишь…

С минуту высокий стоял неподвижно, его глаза потускнели, плечи ссутулились. Тишина. Только слышно, как за воротами завывает ветер. Люди на полу, некоторые из которых успели распечатать пайки, в ожидании смотрели на единственного стоящего среди них человека. Даже пехотинец, на лице которого отражалась крайняя степень брезгливости, молча наблюдал за тем, кого еще какой-то час назад вполне мог называть другом и соратником.

Наконец, высокий вздрогнул, моргнул.

- Мне нужно оружие, - проговорил тихо.

- Зачем?

- Хочу доказать…

- Возьми на улице то, что понравится, - чуть помедлив, сказала Сердце Улья.

Она понимала, что идет на некоторый риск, позволяя человеку взять то, что он просит. Но если все сложится так, как она предполагает, проблема с базой решится. По крайней мере, на некоторое время. Но неужели он действительно решится?

Мужчина сделал шаг к воротам, остановился. Окинул взглядом пауков. Потом решительно зашагал прочь, вышел в белую круговерть. Сердце Улья не спускала с него глаз. В таком состоянии человек способен на все что угодно.

Высокий отошел на несколько шагов, наклонился к лежащему на земле телу, что-то поднял. Казалось, он больше не сомневается. Все сомнения остались в той долгой минуте раздумий, когда его глаза утратили малейшие проблески сознания.

И все же обратно он шел тяжело, словно за время пребывания на улице на его ноги намерзли многокилограммовые глыбы льда. Сейчас кроваво-фиолетовый кровоподтек еще отчетливее выделялся на побелевшем лице. В руке он сжимал пистолет. Сама же рука дрожала.

Сердце Улья насторожилась, готовая в любой момент уйти с линии возможного огня. Но человек сделал именно то, чего она ожидала, но во что до последнего не верила: остановившись шагах в четырех от сидящего на коленях пехотинца, он резко поднял руку с пистолетом и выстрелил.

Голова пехотинца разлетелась кровавыми ошметками. Обезображенное тело еще некоторое время продолжало сохранять вертикальное положение, но потом повалилось вперед.

Удивленно-возмущенные выкрики быстро смолкли под взглядом высокого. Не опуская пистолета, он медленно обвел взглядом каждого человека.

- Ты что натворил?! – выдохнула доктор. – Батлер, ты понимаешь, что сейчас сделал?

Видимо, она хотела сказать еще что-то, но осеклась.

- Кто со мной? – спросил тот, кого назвали Батлером.

Он говорил ровно и спокойно, словно приглашал на вечеринку.

- Зачем такие сложности? – доктор все же набралась смелости продолжить прерванную фразу. – Вы же управляете им. Это очевидно. Думаете так сломать нас?

- Управляю? – губы Сердца Улья искривились. – Ничуть.

- Я – это я, - проговорил высокий. – Предпочитаю пожить еще. Чего и вам предлагаю. Вы же врач, должны лечить раненых. Вон их тут сколько. А за стенами командного центра? Хотите бросить их умирать?

- Мы уже мертвы, - сказал кто-то из лежащих на полу.

- Как знаешь…

Резкое движение рукой, еще один выстрел - и еще один труп.

- Прекрати! – закричала доктор. – Ты сошел с ума!

- Это вы все сошли с ума! Чем могут повредить эти пять дней Республике? Любые крупные перемещения живой силы отслеживаются с орбиты. Если Улей готовит прорыв – пусть попробует. Мы раздавим его! Эти горы – ледяная пустыня. За что здесь держаться? За что умирать?

- Наверное, есть за что, раз они сумели зайти так далеко.

- Твое решение?! – Батлер направил пистолет в голову доктора.

- Убери это, - устало проговорила женщина. – Я согласна помочь раненым…

Сердце Улья не поверила собственным ушам. Эти люди ее определенно удивляли. И это при том, что она уже имела обо всей их расе далеко не лучшее мнение. Но они в который раз упрочили его и доказали, что Улей совершает для галактики благо, уничтожая эти слабые создания.

В течение следующих нескольких минут два паука разнесли часть внутренностей командного центра. Под уничтожение попали системы, отвечающие за управление автоматическими турелями, разбросанными в окрестностях базы. Едкой кислотой наполнилось хранилище оружия. Большую часть универсальных пайков и медикаментов Сердце Улья посчитала нужным оставить.

После этой предосторожности, она приказала всем, кто решил остаться и выполнить ее требование, переместиться в зал управления. Но прежде Батлеру пришлось застрелить еще одного несогласного, после чего дело пошло быстрее.

Доктор дрожала мелкой дрожью. Казалось, она готова зубами вцепиться в горло убийцы, но что-то удерживало ее даже от малейшего движения. И отчего-то казалось, что сдерживающим фактором были не пауки.

Странное дело, но Сердце Улья чувствовала себя так, словно ее с головой окунули в лежку брахиумов. Эти огромные воины Улья отличались не только невероятной силой и живучестью, но и умением загадить все вокруг себя в радиусе трех-четырех десятков метров. В местах большого скопления брахиумов с трудом выживали даже остальные члены Улья.

Раненых переносили медленно, по одному человеку, так как занималась этим сама доктор и вызвавшийся ей помочь пехотинец с сильно обожженной кислотой ногой. Он морщился при каждом движении, а по полу за ним тянулся след из кровавых капель. Но ни разу человек не произнес ни звука, ни разу не пожаловался на боль или трудности. И это притом, что рядом довольно бодро ходил Батлер с пистолетом в руке. Он настолько освоился, что взял на себя роль погонщика, то и дело поторапливая неповоротливых, с его точки зрения, доктора и пехотинца. Ему не отвечали, старались прятать взгляды. Но Сердце Улья чувствовала их ненависть к этому человеку.

Получив власть, пусть и небольшую, он старался воспользоваться ей в полной мере. Желание понятное и приемлемое, но только до определенных пределов. Батлер явно не сможет контролировать ситуацию, если та накалится еще больше. Пуля в голову – временный аргумент, который перестанет действовать сразу, как человек, предоставивший его, уснет.

- Подведем итоги, - проговорила Сердце Улья, стоя в дверях зала управления. – Вам необходимо сделать так, чтобы для внешнего мира режим работы базы не изменился. Регулярный выход в эфир, отчеты, улыбки и дежурные шутки – все, как у вас полагается... Но прежде всего – убедить вышестоящее командование, что здесь все нормально. Мне все равно как. Это понятно?

- Конечно! – с готовностью ответил Батлер.

- Хорошо. Выходить за пределы этого зала не рекомендую. Я оставлю на базе охрану. По истечении пяти дней они уйдут. Не рекомендую пытаться вызвать помощь. Среди вас останется тот, через которого я буду все видеть и слышать. Каждый день, круглые сутки. Вопросы?

- А потом мы сможем уйти? – спросил Батлер.

- Да. Мне не нужны ваши жизни.

В зале воцарилось молчание. Сердце Улья догадывалась, что ей не поверили, но все же надеялись на счастливую случайность, которая поможет выжить.

- Моими глазами и ушами станет он, - она резко указала на пехотинца, который помогал доктору.

- Нет! – вскрикнула женщина и было рванулась к повелительнице скарабеев, но Батлер предупреждающе поднял пистолет.

- Я буду с ним нежна, - медленно проговорила Сердце Улья. – Когда все закончится, отпущу. Обещаю: с его мозгами ничего не случится.

- Но почему его? – в голосе доктора звучало отчаяние. – Я одна не справлюсь!

- Постараешься, - прошипела Сердце Улья. – Подойди, - обратилась к Батлеру, не давая шансов доктору продолжить причитания.

Мужчина неуверенно повел глазами, но подчинился.

- Ты пойдешь со мной.

Она не спрашивала, не предлагала. Она ставила в известность. Неуловимое для человеческого взгляда движение – и Батлер оказался в коридоре. Дверь в командный зал захлопнулась.

Лицо мужчины вытянулось, глаза расширились настолько, что превратились в пару больших круглых монет.

- Почему я? – прошептал потрескавшимися губами.

- Боюсь заблудиться, - Сердце Улья широко улыбнулась. Но, судя по тому, что мужчина отшатнулся, улыбка вышла не очень убедительной. – К тому же мне нужен водитель.

- Я… - рот мужчины открывался, но произнести фразу четко он не мог. – Не могу… нога… - он указал на разорванную ниже колена штанину. – Болит… это… не заблудиться…

- Я разве спросила твоего согласия? – голос Сердца Улья стал низким, глаза сузились. – Не испытывай моего терпения, человек.
***
Они покидали базу ущелья Мустанга на “Цербере”. Правда, чтобы вдвоем поместиться в тесной кабине, пришлось выбросить оттуда сидение и ободрать внутреннюю обшивку. Кроме того, ловчие пауки сорвали с машины все вооружение, что значительно облегчило конструкцию.

Батлер уже не пытался спорить. Он вновь растерял недавнее присутствие духа и теперь выглядел так, словно ехал на собственные похороны.

Дорога в сторону долины сильно отличалась от той, по которой Сердце Улья въехала на базу. Здесь практически полностью отсутствовало какое-либо специальное покрытие. Когда-то оно было, в этом сомневаться не приходилось, но крайне низкого качества. К тому же горные обвалы сделали свое дело, в некоторых местах практически перегородив проезд. И тем не менее за дорогой следили. Пусть недостаточно тщательно, но затраченных усилий вполне хватило, чтобы “Цербер”, подпрыгивая на камнях, все же продвигался к цели.

В этом месте ущелья дорога резко шла под уклон. Петляя между отвесными стенами, она то сужалась до узкого прохода, шириной не больше трех метров, то раздавалась в стороны до такой степени, что стены тонули в снежной круговерти.

Впрочем, спустя примерно пару часов снег кончился.

- Что со мной будет? – тусклым голосом спросил Батлер.

- Не бойся, - прошептала ему на ухо Сердце Улья. Ее голос звучал хрипло, словно в возбуждении. – Ты не умрешь, обещаю.

Мужчина вздрогнул, “Цербер” вильнул в сторону.

- Если только не угробишь нас по дороге, - сказала уже холодно.

Время шло – и вскоре пейзаж вокруг начал меняться. Сначала исчезли снежные наносы, затем начали отступать наледи, которые выше по ущелью иногда достигали метровой толщины. Почва стала мягкой, а вскоре по ней заструились многочисленные ручьи.

“Цербер” бросало из стороны в сторону, колеса выбивали за собой фонтаны жидкой грязи. Воздух насытился влагой, в нем появился запах стоялой воды и прелых, перегнивающих растений.

Весьма резкое изменение климата. Примерно за четыре часа пронизывающая холодом зима превратилась в полную ядовитых испарений осень. И осень жаркую.

- Что за черт? – спросил Батлер. – Куда мы едем?

- Ни разу здесь не был?

- Нет, эти места давно не патрулируются.

- Ты недавно на базе?

- Да, всего три месяца, - вздохнул мужчина.

- Тогда все понятно. Не повезло тебе, правда? – Сердце Улья усмехнулась.

Батлер смолчал.

- Здесь располагается одна из ваших научно-исследовательских станций.

Мужчина дернулся. Машину снова бросило в сторону, повело по грязи. Они чуть не налетели на большой камень. Батлеру лишь в последнее мгновение удалось выкрутить руль, уйти от столкновения.

- Я сейчас у тебя глаза вырву и заставлю их сожрать, - прошептала Сердце Улья. Но на этот раз ее шепот походил на шелест истлевшей кожи, рассыпающейся под пальцами.

- Прошу прощения, - сглотнул мужчина.

- Испугался, что узнаю страшные секреты Республики? Это вряд ли. Там остались только плесень и тлен. Пустая коробка, брошенная несколько лет назад.

Внезапно Батлер подался назад, со всех сил ударил по тормозам. “Цербер” пошел юзом, его развернуло. Послышался треск кустов, в кабину полетели ветки и листья. Спустя несколько секунд машина замерла.

- Простите, но дальше не проехать, - поспешил оправдаться Батлер.

- Значит, пойдем пешком, - рыкнула Сердце Улья.

- Зачем я тебе? – протянул мужчина, с трудом вылезая из машины.

- Вдвоем веселее…

Идти по скользкой грязи оказалось очень непросто. К тому же скоро начался мелкий дождь. Серое небо так низко висело над головой, что казалось, будто тучи лежат на горных пиках.

- Долго еще? – тяжело дыша, спросил Батлер.

Они шли уже не менее двух часов. Хотя в бесконечной серой пелене, поднявшейся от насквозь пропитанной водой земли до не менее мокрых туч, время вполне могло совершать странные кульбиты.

Вокруг простиралось огромное болото, поросшее высокими, раскидистыми деревьями, напоминающими земные ивы. Только местные экземпляры практически не имели листвы. Их длинные, черные ветви, больше смахивающие на лианы, опускались до самой воды, где и скрывались.

Батлер больше ни о чем не спрашивал и не просил. Он тяжело дышал, часто оскальзывался.

- Стой!

Голос Сердца Улья казался здесь чужим и чуждым. Впрочем, любой голос, любые слова звучали бы здесь неуместно.

- А? – сощурился Батлер.

Его словно оторвали от важных размышлений.

- Мы пришли.

Мужчина завертел головой. Вокруг все та же вода, те же раскидистые деревья с ветвями-змеями. Потом его взгляд метнулся поверх чернеющих крон и остановился. Там, на фоне серого неба и далеких горных пиков, в какой-нибудь полусотне шагов от путников виднелись идеально ровные грани каменной пирамиды.

- Что это? – спросил Батлер.

- Это? Могильник.

- И кто здесь похоронен?

- Старые боги.

- Кто? – мужчина поморщился.

- Старые боги, - Сердце Улья говорила совершенно спокойно. В голосе ни издевки, ни насмешки. – Падшие. Те, кто пошел своей дорогой, отказались становиться тенями в толпе себе подобных.

Лицо человека скривилось, словно от сильной зубной боли.

- Мы пришли молиться? – спросил он неуверенно.

- Конечно! Попросить помощи.

- Понятно…

Батлер покачал головой, всем своим видом показывая, насколько сильно в его глазах упали Улей и Сверхсознание, если в отчаянной попытке выжить они обращаются к каким-то абстрактным силам.

- Ты можешь остаться здесь, - сказала Сердце Улья. – Дальше я пойду одна.

- И я проделал весь этот путь, только для того чтобы… - голос мужчины стал сварливым, в нем сквозило неприкрытое недовольство.

- Нет, ты очень важен для меня...

Батлер обернулся.

Сердце Улья отметила искру страха, блеснувшую в его глазах. Он действительно очень важен. Важнее всех тех, кто остался на базе.

Она резко сжала кулаки, направила их на мужчину. Тот попытался отшатнуться, но куда человеческим мышцам конкурировать со скоростью генерала Улья? Из-под испещренной короткими шипами пластины, расположенной над костяшками пальцев, вылетели несколько тонких острых игл. Они пробили плотный бушлат, вошли в тело мужчины.

Человек прижал руки к животу, застонал.

- Ты же обещала не убивать меня, - прошептал, давясь словами.

- Убить? Нет, - Сердце Улья опустилась рядом с ним на корточки, снизу вверх заглянула в подернутые мутной пеленой глаза. – Ты станешь жить. Долго жить. Просто немного в иной форме.

Батлер кашлянул, на его губах появилась кровавая пена. Затем ноги подогнулась – и мужчина завалился на бок. Грязная вода вокруг него тут же начала окрашиваться алым.

- Ты станешь основой новой колонии, - улыбнулась повелительница скарабеев. – Гордись этим, человек. Немногим довелось насладиться подобной честью.

Тело Батлера била жестокая судорога. Лицо напряглось так, словно кожа на нем вот-вот лопнет. Глаза закатились, превратившись в пару белых слепых пятен.

Сердце Улья поднялась, отошла на несколько шагов. Человек бился, поднимая фонтаны брызг. Его ноги и руки дергались так беспорядочно, словно вывернулись из суставов.

Агония не прекратилась и через пять минут, и через десять. Глаза Батлера вылезли из орбит, из горла рвался животный крик, вскоре перешедший в гортанные хрипы. Его кожа раскраснелась, сделалась маслянистой. Вены под ней, наливаясь черным, проступали все отчетливее.

- Пусть и не боги, - усмехнулась Сердце Улья, - но заручиться их помощью действительно необходимо.

Она перешагнула через стремительно изменяющееся тело человека и направилась к пирамиде.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   27

Похожие:

Пролог iconOverview пролог 1-2 финала финал Sheet 1: пролог

Пролог iconПролог первый. История названия пролог второй глава заговор коржакова
Извечный чеченский конфликт глава операция "преемник" в поисках русского пиночета
Пролог iconПролог Глава Хвала ключ к победе Глава Бог живет среди славословия...
Талсе, где мы каждый год проводим конференции. В этом видении мы с Иису­сом были под потолком здания и смотрели на то, как проходит...
Пролог iconПролог
Мы уезжали из места, которое называли своим домом, но именно 3 дня назад он был разрушен
Пролог iconПролог
Мы уезжали из места, которое называли своим домом, но именно 3 дня назад он был разрушен
Пролог iconАндрей Ливадный Смертельный контакт Пролог 
Многокилометровая уплощенная конструкция плыла над серо-голубым полумесяцем Земли
Пролог iconГость из пекла пролог
Холодная рука выскользнула из ее ладони, и женщина рухнула на четвереньки, разбивая колени о заледеневший асфальт
Пролог iconПролог
Эдик был не из таких: он скромно вошел в дверь. Он даже предварительно постучал, но у меня не было времени ответить
Пролог iconКнига воина света" Пролог "
К востоку от деревни, на берегу моря стоит исполинский храм с множеством колоколов, промолвила женщина
Пролог iconПролог 1
Маргарет БрентонПрологГлава ПерваяГлава ВтораяГлава ТретьяГлава ЧетвертаяГлава ПятаяГлава ШестаяГлава СедьмаяГлава ВосьмаяГлава ДевятаяГлава...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница