Пролог


НазваниеПролог
страница20/27
Дата публикации08.04.2013
Размер3.67 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   27

Глава 17.



Макс не ожидал, что база окажется столь большой. Она явно намного превосходила размерами ту – в лесу, последнее пристанище, которое им пришлось спешно покидать. Множество коридоров, проложенных в толще каменистой породы. Скорее всего, их прокладывали на месте выработанных штреков и шахт, которые, судя по словам Парка, должны здесь присутствовать в большом количестве.

Прежде чем достичь зала для конференций, небольшой группе, в которую вошел сам Макс, Сади Эванс, профессор Галлахер и Митчелл Эткинс, пришлось миновать несколько коридоров, два весьма просторных зала и опуститься на лифте на два уровня. Везде их встречали тусклое освещение, многочисленные металлические конструкции, призванные не допустить обрушение коридоров и залов, а также довольно много персонала. Большей частью люди были безоружны. Их взгляды неизменно застывали на Максе. На лицах некоторых сквозило плохо скрываемое неприятие.

“Муравейник, да и только. Сотни коридоров и снующие по ним насекомые”.

Насекомые?

Макс стиснул зубы. Нескоро еще удастся выкорчевать из головы заложенное Сверхсознанием отношение к людям.

Ни один коридор не был длиннее примерно двадцати метров. Через равные промежутки обитатели базы установили двери. Видимо, предосторожность на случай проникновения во внутренние помещения противника.

В зале для конференций стоял большой овальный стол, в центре которого располагался излучатель трехмерного голографического изображения. Гладкие, обшитые стальными листами стены, матовые светильники под потолком – здесь несколько светлее, чем в коридорах.

- Присаживайтесь, - предложил Митчелл Эткинс, указывая на стулья.

- У меня есть небольшой вопрос, - сказала Макс, как только все уселись на выбранные места.

- Слушаю вас, - отозвался профессор.

- Люди, которых мы спасли, чем они занимались на той базе?

- Обычное дистанционное наблюдение за передвижением сил Улья, - ответил Эткинс.

- То есть вы предполагали, что начнется наступление?

- Нет, подобное наблюдение ведется в различных точках, независимо от активности Улья.

Макс задумался.

- Но ведь мы спасли ученых. Не военных наблюдателей. Кроме того, эта база очень сильно напомнила мне опорный пункт.

- К чему вы клоните? Мы не имеем отношения к Республике, вам нечего опасаться. У нас имеются собственные резервы.

- Хорошо, я понял, - кивнул Макс. – Благодарю вас. А теперь могу я взглянуть на снимки?

- Достать их было очень непросто, - начал профессор. – Вы же понимаете, мы не в состоянии напрямую использовать ресурсы Республики.

- А как же собственные резервы? – с улыбкой спросил Макс.

- Все имеет свои пределы, - Галлахер протянул Максу планшет. – На снимках ничего нет. Датчики движения молчат, биосигналов скарабеев не обнаружено. Вы ошиблись.

Макс принял планшет, взглянул на снимки. Да – это то самое место, которое он видел еще в лаборатории профессора Тейлора. Серое, размазанное пятно на фоне скалистых гор. Кроме внушительного вида пирамид - ничего примечательного. Скудная растительность даже при ближайшем рассмотрении вряд ли могла скрыть существо размером с человека.

- Когда сделаны снимки?

- Три дня назад.

Глаза Макса округлились.

- Предвижу ваш вопрос, - опередил его профессор. – Нет, показать их раньше мы не могли. Мы не афишируем свое существование. Потому приходится чем-то жертвовать. В данном случае – временем.

- Понятно… - протянул Макс, вперившись взглядом в один из снимков. Затем он резко бросил планшет на стол.

- Что вы делаете? – спросил Митчелл Эткинс. Его брови сошлись к переносице, лицо покраснело еще больше.

- Скажите, в вашем обществе принято врать? Или мне просто везет?

Во взгляде профессора Галлахера светилось непонимание:

- Каком обществе?! Потрудитесь пояснить суть вашего вопроса, - в его голосе появились требовательные нотки.

- Вы о чем? – спросила Эванс.

- А я тебе верил, Сади… - Макс понимал, что начатый им разговор скорее всего обернется большой дракой, но оставаться слепым щенком и дальше желания нет. Все, что он увидел на базе, спасая людей, все, что услышал сейчас, – всего этого он никак не мог предположить еще сутки назад. А теперь, осознав нависшую на собой опасность, успокоился. Бежать надо было раньше, а теперь остается прорываться. Чего же нагнетать обстановку?

Девушка открыла рот, но не смогла ничего произнести.

- Я о твоем рассказе. Помнишь? – продолжил Макс. Краем глаза он следил за всем происходящим в зале. - Планета Ашира – колония Республики, крупный центр разработки рудных месторождений. Было дело?

- Конечно, помню, - ответила доктор.

Казалось, она все еще ничего не понимает.

- Во время рассказа ты упомянула о своем отце. Так?

- Да, - короткое и глухое.

- Пауль Эванс, кажется…

- Да! – девушка сжала кулаки.

В ее глазах блеснули слезы. Или только показалось?

- Тогда и потом на перевалочной базе в лесу мне показалось, что его смерть действительно для тебя много значит. Но если это действительно так, почему ты привела нас к его убийцам?

В зале воцарилась гробовая тишина.

Макс напрягся. Если на него собираются напасть, то сейчас самое время. Тянуть дальше смысла нет. Но никто не двинулся с места.

- Зачем ты так? – в словах Сади сквозила боль.

“Неужели играет?”

Макс отлично помнил, как убедительно она говорила с патрульным во время побега с самой первой базы. Но уж очень натурально у нее выходило теперь.

- Кто виновен в гибели колонии на Ашуре?

- Скарабеи, - сквозь зубы процедила Сади. – И диверсанты “Зрячих”.

Вдруг ее глаза расширились.

- Нет… - прошептала еле слышно.

Ее взгляд метался с профессора на Митчелла Эткинса, руки дрожали.

- Я так и знал, что ты догадаешься, – сухо проговорил Галлахер. Желваки на его скулах ходили ходуном.

- Вам не стоило демонстрировать масштабы ваших мощностей. Одна база, затерянная в лесу, еще ни о чем не говорит. Но исследовательская станция там, где должен находиться обычный опорный пункт, - другое дело. Я уж не говорю об этом месте. И все это в атмосфере секретности и втайне от Республики. Поправьте меня, если наряду со “Зрячими” существует еще одна теневая организация, обладающая схожим техническим и материальным потенциалом.

- Другой нет, - одними губами произнесла Сади.

Ее лицо сделалось белее мела, по щекам скатились первые слезы.

- Почему? – спросила, обращаясь к Галлахеру.

- Мне надо было рассказать самому, - произнес он задумчиво.

- Зачем?!

Нет, такую боль сыграть нельзя!

- Как вы могли?! – исступленно закричала Сади.

Ее всю колотило. Неожиданно быстро девушка подскочила к профессору и с размаху саданула его кулаком в ухо. Удар вышел скользящим и вряд ли особенно болезненным, но его хватило, чтобы Галлахер не удержался на стуле и упал.

- Я вам верила!

- Постойте, я все объясню! – быстро заговорил профессор, выбросив перед собой руку. Его глаза расширились – он явно не ожидал от девчонки подобной реакции. – Все не так, как ты думаешь!

- Мне тоже очень интересно, - сказал Макс, поднимаясь за столом.

- Не делайте глупостей! - Митчелл Эткинс тоже вскочил на ноги, оперся руками о стол. – Зал под наблюдением. Стоит мне подать знак – и сюда пустят сильнодействующий усыпляющий газ. Даже вы не сможете ему противостоять.

Макс ощерился:

- Подавай свой знак.

Между тем Сади пнула все еще лежащего на полу профессора под ребра. Казалось, доктор находится в какой-то прострации, не в силах контролировать свои действия.

- Все… объясню… - прохрипел тот, хватая ртом воздух.

Девушка тяжело дышала. Ее шарф размотался и практически сполз с шеи. Блузка прилипла к взмокшему телу.

- Давай послушаем его.

Не сводя взгляда с Эткинса, Макс подошел к Эванс.

- Я доверяла ему, - всхлипнула та, захлебываясь слезами. – А он все знал! Знал! – она снова попыталась пнуть лежащего человека, но Макс мягко, но настойчиво оттеснил ее в сторону.

- Послушаем, - проговорил еще раз. – Охрану ждем? – обратился к замершему Эткинсу.

- Пока нет, - процедил он сквозь зубы. – Без моего приказа сюда никто не войдет. Но не надейся выбраться. Похоже, профессор ошибся в отношении тебя. Но мы это предусмотрели.

- Значит, не о чем беспокоиться, - пожал плечами Макс. – Можем немного поболтать.

Он усадил плачущую девушку на стул.

- Профессор, мы ждем вас.

Галлахер с кряхтением поднялся, держась рукой за ребра.

- Вы не правы, - проговорил он тихо. – Я попытаюсь донести до вас истину. Прошу, услышьте мои слова.

Сейчас этот человек нисколько не походил на того уверенного в себе профессора, каким предстал перед Максом во время виртуального знакомства на лесной базе. Сейчас он выглядел ошарашенным, наверняка мысленно перебирающим варианты объяснений.

- Сади, тебе тоже не мешает послушать, - сказал Макс, обращаясь к девушке.

- Я все, - всхлипнула та. – Успокоилась.

- По сути, движение “Зрячих” зародилось в то время, когда в руки ученых Республики попали первые артефакты исчезнувшей цивилизации, - начал Галлахер, присаживаясь на стул и искоса поглядывая на Сади.

- Азгар Д'ор? – спросил Макс.

- Именно. В истории человечества всегда были те, кто выступал против прогресса и кардинальных нововведений. Неважно, чего бы они ни касались: государственного устройства, технического прогресса или длины женских юбок. Иногда протест базировался скорее на страхе перед будущим, нежелании каких-либо изменений в принципе. Иногда имел в своей основе вполне объективные данные.

Макс нахмурился.

- Обойдемся без лирических отступлений.

Профессор вздохнул, приложил ладонь к горевшему алым уху.

- Исследования всего, что касается Азгар Д'ор, почти сразу велись быстрыми темпами. В особенности после того, как была расшифрована часть оставленных ими посланий. Республике требовался опыт в борьбе с Ульем. Требовалась подсказка “старшего брата”. А еще лучше – хотя бы часть его силы. Во главе этих исследований встала “Мантикора”, которая из небольшого института быстро переросла в мощную закрытую организацию. Не удивительно. Этому способствовала массированная информационная, интеллектуальная и техническая поддержка. И я, и ныне покойный профессор Тейлор - мы вместе начинали работать в “Мантикоре”, пока та не превратилась в военизированную организацию. Теперь ученым в ней отводится роль исследовательского аппарата, не имеющего голоса. Наверное, в условиях военных действий это оправдано, если бы не одно “но”. “Мантикора” давно стала государством в государстве. Ее мощь и влияние столь велики, что позволяют действовать практически автономно, не подчиняясь законам Республики. Да, с одной стороны – это позволяет ее членам действовать максимально эффективно и быстро, позволяет избегать бюрократических препонов. Но есть оборотная сторона медали. Такая свобода и сила могут привести к пагубным последствиям.

- Каким? – спросил Макс.

- Разве непонятно? – удивился профессор. Он приходил в себя и уже не выглядел побитой дворнягой. – Наличие в обществе двух примерно равных по силе сторон непременно приведет к конфликту. А если принять во внимание то, что обе стороны отлично вооружены, то конфликт вполне может вылиться в настоящую междоусобицу. Это погубит человечество!

Макс поморщился:

- И это все? Только опасения и смутные предположения? Вы не бежите впереди паровоза? Если наработки “Мантикоры” помогут остановить войну, им можно только поаплодировать.

- Как вы не поймете?! – всплеснул руками профессор. – Человечество не готово к резкому прорыву в знаниях, который могут дать артефакты Азгар Д'ор! Мы не боимся прогресса! Но каждому техническому шагу вперед должна соответствовать внутренняя готовность общества – уровень его духовного развития. У человечества такой готовности нет!

- А умереть оно готово?

- В настоящее время Республике довольно эффективно удается сдерживать натиск Улья собственными силами, используя собственные наработки.

- Я не совсем понимаю, - задумчиво проговорил Макс. – Вы чего боитесь? Гражданской войны или гипотетической неготовности людей к овладению новыми технологиями? К слову – технологиями все еще неизученными и невоспроизведенными. Или я ошибаюсь?

- Трудно сказать с полной уверенностью – как далеко “Мантикора” продвинулась в своих исследованиях. Мы не обладаем полной информацией касательно этого. А по поводу того, чего мы боимся… - профессор умолк, сосредоточенно теребя подбородок.

- Мы не боимся! – заговорил вместо него Митчелл Эткинс. В его голосе сквозила неприкрытая неприязнь. – Мы стоим между “Мантикорой”, с ее необузданными аппетитами, и катастрофой, которой может обернуться ее безудержная страсть к исследованиям. “Мантикора” давно переросла масштабы управляемого сверху ведомства. Сама Республика изжила себя и более не способна контролировать собственные ведомства. Назревает внутреннее напряжение. И даже война не в состоянии достаточно стравливать нагнетаемое давление. Взрыва не избежать. Кроме того мы не знаем – почему ушли Азгар Д'ор. Не знаем – что их погубило. Мы понятия не имеем о сути их технологии, но с настырностью сумасшедшего носимся за каждым артефактом. А что, если завтра один из них взорвется, уничтожив целую планету? Что, если исходящее от них излучение каким-то образом подействует на мозги каждого из нас?! – человек входил в раж, его голос становился все громче.

- На некоторые мозги оно уже подействовало, - усмехнулся Макс, но Эткинс его словно не услышал.

- То же самое касается игр с геномом скарабеев. Потенциал даже самой последней костяной гончии, без сомнения, удивителен. Взять хотя бы его метаболизм, умение приспосабливаться к внешней агрессивной среде. Но координаторы “Мантикоры” забывают о том, что человечество легко может пасть жертвой ранее невиданных чудовищ, созданных собственными руками!

- Меня поэтому пытались убрать? – Макс сощурился, следя за реакцией людей.

Он ожидал хоть небольшого смятения, но в ответ получил пронзительный, пылающий взгляд Эткинса.

- Да! Решение было принято на общем совете. Единогласно. Мы считали тебя опасным. “Зрячие” стараются сдерживать порывы “Мантикоры”. К сожалению, на текущем этапе это возможно только посредством диверсий. Если бы ты попал в лаборатории “Мантикоры”, то все равно был бы уничтожен, но при этом, вполне возможно, положил начало концу человеческой цивилизации.

- Но это в прошлом! – поспешил вставить слово Галлахер. – Вы показали свою человечность и даже оказали нам услугу, когда решили участвовать в эвакуации. Организация “Зрячих” состоит из нескольких автономно действующих групп. Каждая группа имеет своего лидера. К сожалению, даже в наших рядах нет единого взгляда на то, как стоит вести борьбу с “Мантикорой”. Покушение на вас организовано “Зрячими” – это правда. Но не мной и не мистером Эткинсом.

- Бред, - выдохнул Макс. – Не хватало еще искать крайнего.

- А чем вам помешала Ашура? – вдруг спросила Сади. – Те люди были заражены или что-то нашли?

- У нас имеется полная информация, относительно произошедшего на Ашуре, - снова заговорил Галлахер. – Сейчас вы мне не поверите, но если пожелаете, я предоставлю вам все данные. Диверсия была организована “Мантикорой”. Это была четко спланированная операция, по которой существует официальное секретное заключение.

- Что?! – только и смогла произнести Сади. – Я вам не верю.

- Я и не прошу верить на слово, - покачал головой профессор. – Планета стала своеобразной площадкой, где скарабеи проводили свой эксперимент, а “Мантикора” наблюдала за его ходом.

Макс видел, как глаза девушки наполняются слезами, но она не позволила себе снова разреветься.

- Взгляд со стороны... - со вздохом проговорил Макс. – По понятным причинам у меня нет большой симпатии к “Мантикоре”, но они хотя бы что-то делают. И делают активно. А вы… ваши действия походят на лай мелкой собачонки, которая боится собственной тени, но при этом пытается укусить за ногу, стоит только отвернуться.

- Зря вы так, - задумчиво проговорил профессор. – Я понимаю ваши чувства, но мы действительно хотим как лучше.

- Благими намерениями, как говорится… - усмехнулся Макс. – Как бы там ни было, доверия между нами нет. Что планируете делать дальше?

- Мое предложение все еще в силе – вы можете остаться здесь. Мы поможем…

- Напомогались уже! – оборвал его Макс низким, рычащим голосом. – Думаю, Сердце Улья скоро докажет вам всю степень вашей мелочности. Я ухожу.

- Сердце Улья? – нахмурился Митчелл Эткинс. – У кого-то не в порядке с головой?

- Это его жена, - пояснил Галлахер. – Вот только что она должна нам доказать?

- Она в болотах. И не одна.

На этот раз сказанные Максом слова произвели ожидаемый эффект. И Галлахер, и Эткинс воззрились на него с недоверием.

- Вы уверены? – спросил профессор.

- Могу указать точное место.

Митчелл Эткинс вскочил с места, схватил лежащий на столе планшет, положил в специальное углубление в столешнице. Тут же в центре стола заработал излучатель, формируя трехмерное цветное изображение местности.

- Дальше, - сказал Макс. – Еще дальше.

Изображения сменяли друг друга.

- Стоп! Можно сделать крупнее? Левее. Стоп.

Над столешницей в воздухе висело изображение огромной пирамиды, на фоне которой произрастающие рядом деревья качались обыкновенными кустами.

- Присмотритесь к основанию пирамиды, - сказал Макс.

- Грязь, вода… - сощурившись, сказал Галлахер.

- А ты? – Макс обратился к Сади.

- Дымка, деревья…

- Что ж, возможно, я вижу то, чего на самом деле нет, - пожал плечами Макс. – Но я знаю – она там. Не могу объяснить, откуда знаю, просто чувствую. И знаете, уверен, что не ошибаюсь.

- С ней присутствуют другие скарабеи? – спросил профессор.

- Нет. Что-то другое… Точно не скажу.

Мужчины продолжались всматриваться в голограмму.

- Вы же утверждаете, что стоите на страже человечества. Самое время доказать это - слетайте и узнайте, что творится в этих болотах, - предложил Макс.

- Я могу подбросить информацию в Республику, - проговорил Митчелл Эткинс. – Но слишком мало данных. Местность там сложная для воздушной разведки. Если только пешим порядком...

- База в ущелье Мустанга сообщала: все спокойно, - сказал Галлахер. – Я сам запрашивал информацию.

- Дело ваше, - усмехнулся Макс. – Профессор, не вы ли мне рассказывали историю пирамид. Точнее - указывали на странности при их возведении. А еще говорили, что скарабеи чувствуют присутствие артефактов Азгар Д'ор. Выводы сделаете сами?

- Но присутствие там скарабеев не доказано, - стоял на своем Эткинс. – Это нонсенс – рисковать жизнями наших людей, не имея достоверных данных.

Галлахер остервенело теребил себя за подбородок. Что-то обдумывает?

- Сколько у нас транспортных кораблей, способных достигнуть ущелья Мустанга? – спросил, обращаясь к Эткинсу.

- Что?! Вы же не хотите…

- Просто скажите: сколько?

- Один… не знаю, возможно, два. Чтобы сказать точно – необходима сводка погоды с места.

- Если Сердце Улья способна заложить новую колонию, тогда есть вероятность, что вы чувствуете именно ее, - профессор посмотрел на Макса. – На ранних стадиях развития колонии распознать ее с помощью аппаратуры удается не всегда. Здесь же, - он указал на голограмму, - мы имеем болотистую местность, затопленную водой. К тому же – несколько пониженную температуру. Вполне возможно, в настоящее время колония находится под водой, оттого и незаметна.

Галлахер замолчал, что-то обдумывая, потом продолжил:

- Если принять за истину, что колония действительно существует, то в настоящее время ей должно быть не более пяти дней. В противном случае мы бы ее заметили визуально. Следовательно, никакой серьезной опасности она не представляет.

- Скарабеи всегда представляют опасность, - возразил Митчелл Эткинс. – Я понимаю, к чему вы клоните, и мне это не нравится. Никто не полетит на верную смерть, не понимая, ради чего рискует. А если даже я не понимаю, то как смогу убедить людей?

- Мы не мешаем? – остановил спор Макс. – Не надо напрягаться, а то еще подеретесь. Забудьте мои слова. Там никого нет. А теперь – я покину ваше общество.

- Я с тобой! – вскочила на ноги Сади.

Макс промолчал. Он понимал нежелание девушки оставаться среди тех, кого она все еще считала причастными к убийству ее отца. Но уйдя в одиночестве, он бы имел больше простора для маневров. Доктор будет задерживать. Впрочем, можно оставить ее на первой же базе Республики. Он не подряжался в няньки.

- И я никак не смогу убедить вас в нашей лояльности? – спросил Галлахер.

- Нет, - ответил Макс. – Потому предлагаю разойтись миром.

- Пусть уходят, - устало вздохнул Митчелл Эткинс.

- Я провожу, - профессор медленно направился к закрытым дверям. – Иначе вас не пропустят.

Сговорчивость мужчин удивила Макса. Он и не надеялся, что они согласятся выпустить его и Эванс, не попытавшись остановить. Но вот они шли по тускло освещенным коридорам, а ничего не происходило. Галлахер молча шествовал во главе небольшой процессии. Он явно хотел что-то сказать, Макс это чувствовал, но с тех пор как они покинули зал переговоров, не проронил ни слова.

Прятаться под землей, тратить уйму усилий на реконструкцию старых горных тоннелей и при этом ограничиваться лишь незначительными диверсиями? Макс не мог понять этих людей. Судя по всему, “Зрячие” обладали довольно внушительным техническим потенциалом, оружием, людьми и даже сумели под носом у Республики обосноваться на одном из передовых опорных пунктов. Но, при взгляде на их инертность, брала злость. Во время препирательства относительно необходимого полета к указанному им месту, Макс готов был разнести зал переговоров в крошево. Лишь огромным усилием воли он заставил себя оставаться спокойным.

Как могут люди быть столь слепы? Почему, имея возможность нарушить планы Улья, остаются стоять в стороне?

Не доверяют ему? Быть может.

Странное дело: даже сейчас, практически узнав в лицо тех, кто готовил на него покушение, Макс не испытывал к ним ненависти. Скорее – обиду. Обиду за бездарно растрачиваемые ресурсы, которые могли бы помочь ему не только разобраться в технологии таинственных Азгар Д'ор, но и попытаться вернуть человеческую сущность жене. Все это проделать в одиночку будет крайне непросто.

- Мне нужен корабль, - неожиданно для самого себя сказал Макс.

Профессор резко остановился.

- Простите, но это слишком…

- Я не хочу применять силу. Это может плачевно закончиться и для вас, и для меня.

- Но зачем? Без знания системы паролей вам не улететь далеко. Заложенная в вашу память информация не поможет.

- Спасибо за заботу, я как-нибудь справлюсь, - Макс подтолкнул профессора в плечо. – Идем в ангар.

- Вы не понимаете своей ценности, - Галлахер нехотя двинулся по коридору. – Вас пытались уничтожить только потому, что считали опасным. Это оказалось не так. Вы человек, пусть и в трансформированном теле. Ваши знания могут помочь!

- Лучше спрятаться?! – не выдержал Макс. Раздражение рвалось на свободу. Он с силой тряхнул профессора за плечи. – Зарыться в землю и иногда гавкать, в надежде испугать “Мантикору”? С вами хоть борются или смотрят, как на странное недоразумение?!

- Не смейте так говорить! – вспыхнул Галлахер и попытался вырваться из цепких рук Макса. В его глазах пылала ярость. – Вы не знаете всего! Не знаете. Каких усилий нам стоили все наши достижения. Если бы мы торопились, если бы распыляли силы – нас бы давно уничтожили.

- Что вы делаете?! – воскликнула Сади, ухватив Макса за руку.

- Какая потеря… - тихо проговорил Макс и выпустил человека. Отчего-то ему стало почти невыносимо противно. И даже непонятно – отчего больше. Противны эти люди, которые на поверку оказались не мощной организацией, которую он ожидал увидеть, а сосредоточением всевозможных страхов и опасений. А возможно, противен сам себе. Да, он наверняка бы смог извлечь из “Зрячих” выгоду для себя. Но действовать исключительно силой, потерять контроль и вновь скатиться к состоянию зверя – этого допустить нельзя, иначе цель поблекнет в тенетах средств ее достижения.

- Вы хотите лететь в ущелье Мустанга? – неожиданно спросил Галлахер, морщась и потирая плечи.

- Хотел, - ответил Макс прежде, чем обдумать сказанное.

- Вы же сказали, что там ничего нет.

- Надоело слушать ваш треп! – осклабился Макс.

- Если вы подождете несколько дней, я уверен, что смогу подобрать вам корабль и команду.

- Профессор, дайте будем реалистами. Вам нужен объект для исследований – то есть существо, когда-то бывшее человеком, но попавшее под контроль Сверхсознания. Ничем не могу помочь, у меня другие планы. Если боитесь, что я попаду в руки “Мантикоры”, придется с этим смириться. Уверен, при желании они без труда штурмом возьмут этот муравейник, и вы ничего не сможете им противопоставить. Спасибо за помощь. Дальше я пойду один. Тем более, не думаю, что у нас в запасе есть несколько дней.

- Постойте, мне кажется, у вас есть команда...

Макс обернулся. За его спиной стояла Сади Эванс. Лицо девушки выглядело очень напряженным, кулаки сжаты.

- Почему я о ней не знаю?

- Знаете. Об одном ее представителе. Чед Парк. Профессор, вы же слышали его доклад. Краткий. Во время полета.

Галлахер задумчиво кивнул.

- Объяснишь? – спросил Макс, обращаясь к Сади.

- Если в общих чертах, ему понравился ваш стиль работы. По его собственным словам, он бы не прочь работать с вами в одной связке.

- Лестно, но мы знаем, что это невозможно.

- Подумайте не о своей спеси! – неожиданно яростно прошипела доктор. - А о жене! Вам не справиться с ней в одиночку. И вы это отлично понимаете. С пехотой за спиной у вас появится шанс. Не будьте упрямым ослом, как… - последние слова она произнесла так тихо, что концовку фразы Макс просто не расслышал.

- Странно слышать такое от вас, - Макс привалился спиной к стене. – Я чувствую, что еще пожалею об этом решении. У меня нет доверия к “Зрячим”, но, - мгновение промедления, - давайте дадим друг другу шанс.

- Ну, профессор, как вы на это смотрите? – спросила Сади.

- Я прямо сейчас попрошу Чеда Парка прибыть в ангар. Только умоляю: не торопитесь. Дайте нам время собрать команду поддержки.

- Вы не поняли профессор. Тороплюсь не я. Торопится Сердце Улья, - спокойно сказал Макс.

1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   27

Похожие:

Пролог iconOverview пролог 1-2 финала финал Sheet 1: пролог

Пролог iconПролог первый. История названия пролог второй глава заговор коржакова
Извечный чеченский конфликт глава операция "преемник" в поисках русского пиночета
Пролог iconПролог Глава Хвала ключ к победе Глава Бог живет среди славословия...
Талсе, где мы каждый год проводим конференции. В этом видении мы с Иису­сом были под потолком здания и смотрели на то, как проходит...
Пролог iconПролог
Мы уезжали из места, которое называли своим домом, но именно 3 дня назад он был разрушен
Пролог iconПролог
Мы уезжали из места, которое называли своим домом, но именно 3 дня назад он был разрушен
Пролог iconАндрей Ливадный Смертельный контакт Пролог 
Многокилометровая уплощенная конструкция плыла над серо-голубым полумесяцем Земли
Пролог iconГость из пекла пролог
Холодная рука выскользнула из ее ладони, и женщина рухнула на четвереньки, разбивая колени о заледеневший асфальт
Пролог iconПролог
Эдик был не из таких: он скромно вошел в дверь. Он даже предварительно постучал, но у меня не было времени ответить
Пролог iconКнига воина света" Пролог "
К востоку от деревни, на берегу моря стоит исполинский храм с множеством колоколов, промолвила женщина
Пролог iconПролог 1
Маргарет БрентонПрологГлава ПерваяГлава ВтораяГлава ТретьяГлава ЧетвертаяГлава ПятаяГлава ШестаяГлава СедьмаяГлава ВосьмаяГлава ДевятаяГлава...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница