Пролог


НазваниеПролог
страница25/27
Дата публикации08.04.2013
Размер3.67 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27

Очень неплохая поддержка и без того превосходящих сил Республики.

То, что случилось дальше, Макс осознал не сразу. Оба “Грифона” одновременно открыли огонь. Спаренные авиационные пушки огласили долину громоподобным гулом. Огненные цветы взрывов расцвели на стенках пирамиды, но ни один Азгар Д'ор не пострадал. Никто из них даже не шелохнулся!

Как такое возможно?

Макс рванулся к пехотинцу, схватил его за плечо, резко развернул к себе.

- Вы что творите?!

- Спокойно, все идет по плану. Боитесь за свою малышку?

- Прекратите огонь, - голос Макса понизился до хриплого шепота.

- А то что?!

- Прекратите…

- Присмотрись, тринадцать-семьдесят! Их защиту не пробить! – закричал пехотинец и указал рукой на обстреливаемую пирамиду.

Действительно – строение Азгар Д'ор окуталось еле видимым голубоватым свечением. Немногим ярче оно становилось в местах взрывов и у основания пирамиды.

- Еще один эксперимент?

- Это наша работа.

- А пошел ты!..

Макс сплюнул в грязь и направился к пирамиде. Зачем – он и сам толком не знал. Его тянуло к жене, осознание ее близости заставляло идти голову кругом. К тому же стоять рядом с человеком, который с улыбкой проводит столь жестокие эксперименты, попросту противно.

Возможно, именно этот необдуманный поступок позволил Максу выжить в следующие несколько минут. Он успел заметить, как через арочный проем, заполненный желтым светом, появился еще один Азгар Д'ор, за ним еще один. А следом – существо, состоящее из бурлящего чернильного мрака, в котором слабо просматривались очертания торса, головы и пары рук.

Что за черт?!

Ростом эти существа чуть ли не вдвое превосходили и без того не низкорослых Азгар Д'ор. Что-то знакомое в них угадывалось, но что именно – вспомнить не удавалось.

Голубоватое свечение вокруг пирамиды вспыхнуло и исчезло. Но не бесследно. Во все стороны рванулась упругая ударная волна. Макс краем глаза отметил Сердце Улья. Она появилась из-за угла пирамиды. Впрочем, уверенности в этом не было, не хватило времени присмотреть: ударная волна сильно толкнула в грудь, подняла над грязной жижей.

Падением его глубоко вогнало в мягкую почву. Все звуки резко исчезли. Макс задержал дыхание, попытался выбраться, но руки тут же увязли. Он попал в тягучую субстанцию, которая держала не хуже огромной паутины, а возможно, с каждым его рывком затягивала все глубже.

Разум взорвался предательской паникой. Умереть здесь – в грязи, без воздуха, даже не взглянув в глаза Сердцу Улья, в глаза своей жене? Нет! Макс судорожно взмахнул руками. Он будто плыл в плотном киселе. Комки разного размера и плотности то и дело попадались под ладонями, но на них нельзя опереться.

Сколько он сможет продержаться без кислорода? Отличный повод проверить. В точности по методике “Мантикоры”.

Вдруг его пальцы коснулись чего-то по-настоящему плотного. Движения тут же стали более резкими, злыми. Каждый гребок отнимал уйму сил, но Макс и не старался их экономить. Либо он выберется, либо останется здесь навсегда. Помощи все равно ждать неоткуда.

Гребок, еще один. Сколько прошло времени? Кажется – целая вечность. Рука ухватилась за нечто, похожее на канат. Нет, скорее на толстый корень! Теперь главное не отпустить. Макс подтянулся, перехватился второй рукой. Несмотря на прилагаемые усилия, движения выходили медленными. Словно легендарный барон Мюнхгаузен, Макс выдирал себя из трясины.

Наконец, его усилия увенчались успехом. Он даже не сразу понял, что выбрался. Цепляясь за какие-то стебли, Макс продолжал вытягивать себя, пока не оказался лежащим у черного ствола со свисающими к земле ветвями-змеями. Откашлявшись, исторгнув изо рта и горла липкую грязь, он перевернулся на спину и жадно задышал. Сквозь слипшиеся веки он смутно видел низкое серое небо.

Сколько времени он провел в тягучей трясине? Две-три минуты? Больше?

Где-то что-то гремело, кто-то кричал. Надо подниматься. Если Сердце Улья найдет его в таком состоянии, практически беспомощном, – Сверхсознание без проблем вернет себе второго генерала.

Тяжело дыша и опираясь о ствол дерева, он все же поднялся. С трудом переставляя ноги, прошествовал к первой, более-менее чистой луже, зачерпнул пригоршню воды. Немного умывшись, осмотрелся. Среди деревьев мелькали какие-то тени. Слишком быстро для пехоты Республики. Судя же по тому, что автоматные очереди доносились не особенно часто – пехотинцы либо одерживали победу, либо их почти не осталось.

Высоко над головой пронесся “Грифон”, заложил вираж и камнем рухнул вниз. Казалось, пилот сошел с ума и решил покончить жизнь самоубийством, но нет. Километрах в трех-четырех над долиной скорость падения истребителя резко снизилась. Он практически завис в воздухе, начал трансформацию – и тут же разразился целым роем ракет. Оставляя за собой белые дымные шлейфы, смертоносные снаряды устремились к болоту.

Макс бросился на землю.

Полыхнули огненные вспышки, громыхнула канонада взрывов, чье эхо многократно отразилось от каменных стен, окружающих долину.

Одна из ракет упала метрах в десяти от Макса. В свистящий звук разлетающейся шрапнели вклинился надрывный крик-стон. Отчего-то он напомнил трубный рев какого-нибудь большого хищника. Возможно, смертельно раненого.

Кто-то из местных обитателей?

Макс поднял голову. За редкими силуэтами соседних деревьев, забрызганных грязью и опаленных взрывом, клубилось черное облако. Над его поверхностью, зыбкой и подрагивающей, поднимались белесые завихрения.

Похоже, существо если не попало в эпицентр взрыва, то оказалось весьма к нему близко. Как в такой ситуации вообще можно уцелеть? А в том, что Азгар Д'ор уцелел, сомнений не возникало. Облако пульсировало, в его толще что-то мелькало. Что-то еще более темное.

“Таядан” – промелькнула в голове дикая мысль. Да, теперь Макс вспомнил. Высшие Азгар Д'ор иногда объединяли свои души, в результате чего рождалось новое существо, наделенное огромной пси-мощью.

С таким противником пехотинцам не справиться.

Облако всколыхнулось, завихрения на его поверхности опали. Таядан поднимался. Невероятно: прямое попадание кумулятивно-осколочного снаряда его не только не уничтожило, но, похоже, даже не ранило. Впрочем, можно ли ранить того, кто состоит практически из одной энергии?

Макс попытался дотянуться до его разума – и тут же скривился от жгучей боли. Такое ощущение, будто сунул голову в огромный костер.

Между тем “Грифон” произвел еще один залп. На этот раз ракеты ушли в сторону поднявшейся из-под земли пирамиды. Отзвуки взрывов еще не улеглись, когда таядан начал действовать. Огромный, не менее четырех метров роста, он производил впечатление существа из другой реальности. Ног у него Макс разглядеть не смог: массивный торс вырастал прямо из бурлящего мрака. Таядан простер тонкие руки в направлении “Грифона”. Черное облако сжалось, а потом из скрюченных пальцев существа вырвался разряд темной энергии. Мгновение – и разряд объял истребитель Республики. Тот рухнул сразу, оставив за собой плотный дымный след.

Ну, уж нет, тягаться с таким сосредоточением пси-мощи – все равно что бросаться с перочинным ножом на тяжелый танк. Возможно, когда-нибудь столкнуться все-таки придется, но не сейчас.

Макс отступил за дерево и по широкой дуге направился на поиски группы “Зрячих”. Кроме того, он не терял надежды пересечься с Сердцем Улья. Ощущение ее присутствия не отпускало, но и не позволяло определить ее местоположение. Оставалось пристально смотреть по сторонам и постараться не попасть под повторный пинок ударной волны. Желания подойти к пирамиде Азгар Д'ор больше не возникало.

Несмотря на отсутствие шквального автоматного огня, пехотинцы Республики все еще держались. Макс рассмотрел несколько очагов сопротивления. Как правило, люди стояли спина к спине или, сбившись в плотную кучу – и так вели огонь. Целей, по которым они стреляли, разглядеть не удалось. Зато то и дело попадались трупы пехотинцев. В основном одиночные. Создавалось впечатление, будто Азгар Д'ор удалось застать противника врасплох. И это, учитывая, что появление пирамиды не прошло незамеченным и каждый солдат “Мантикоры” был готов к схватке.

Броня на трупах имела однотипные повреждения – глубокие, многочисленные рассечения, нанесенные очень острым клинком. Восставшие из забвения воины Азгар Д'ор вспарывали тяжелые скафандры пехотинцев, словно те состояли не из крепчайшей стали, а из масла. При всем при этом трупов самих убийц нигде не видно.

Макс выскочил из-за очередного скопления черных деревьев и на мгновение замер. Трое пехотинцев атаковали одиноко стоящего Азгар Д'ор. Его фигура казалась нечеткой, размытой, словно все время находилась в тени или состояла из тумана.

Жертвой Азгар Д'ор не выглядел. Один человек уже стоял перед ним на коленях, безвольно опустив руки. В нескольких местах его броня имела значительные повреждения. Вполне возможно, именно этот факт не позволял пехотинцу даже попытаться оказать сопротивление. Еще один солдат “Мантикоры” стоял чуть поодаль и, то и дело посматривая на Азгар Д'ор, судорожно перезаряжал винтовку. Похоже, с оружием что-то случилось, иначе перезарядка, которая обычно занимает не более трех-пяти секунд, давно была бы завершена. Третий пехотинец только-только приближался к месту трагедии. Передвигаясь большими скачками - почва здесь оказалась достаточно жесткой, - он вскинул винтовку и открыл огонь.

С расстояния в несколько метров, пусть даже на ходу, – промахнуться невозможно. И тем не менее Азгар Д'ор не шелохнулся. Он только чуть наклонил голову набок, рассматривая того, кто посмел помешать ему завершить начатое. Пули от него не отскакивали, не ложились где-то вокруг, они попросту исчезали, встретившись с полупрозрачной фигурой.

Резким движением Азгар Д'ор взмахнул рукой, из которой выросло длинное лезвие пепельного клинка. Призрачная дуга вспыхнула и погасла. Голова стоящего на коленях пехотинца скатилась в грязь.

- Зараза… - процедил Макс и бросился к Азгар Д'ор.

Но тот уже прыгнул. Высоченный гигант легко поднялся в воздух метров на пять. Человек по инерции пробежал еще несколько шагов, остановился и обернулся. Азгар Д'ор уже стоял за его спиной. Свободной рукой гигант выбил у пехотинца винтовку, а потом вогнал клинок ему в живот.

Макс взревел, видя, как сотканное из света лезвие проворачивается, а потом начинает быстро двигаться вверх – до самого подбородка пехотинца. Тварь, которой полагалось давно истлеть, без видимых усилий раскроила человека в тяжелой броне.

Без сомнений поддавшись всколыхнувшейся в груди ненависти, Макс ударил на расстоянии - метнул пси-импульс. Азгар Д'ор покачнулся. На несколько секунд он словно вернулся в реальный мир: полупрозрачность исчезла, тело обрело плотность.

- В сторону! – раздался усиленный внешними динамиками голос.

Макс отшатнулся. Раздалась протяжная очередь. Пехотинец, последний из троицы оставшийся в живых, наконец справился со своим оружием. И как нельзя вовремя. Есть попадание! Пули вспороли плоть Азгар Д'ор. Тварь отступила на шаг. Макс готов был поклясться, что видит в светящихся зеленых глазах без зрачков удивление.

- Получи, урод! – закричал пехотинец.

Азгар Д'ор шагнул в сторону, чуть не упал. Затем взглянул на собственные раны, из которых обильно сочилась кровь – ничего необычного, темно-красная, как и у человека.

Замах клинком Макс предугадал. С легкостью поднырнул под него, ударил в голову. Для верность вложил в удар пси-силу. Короткая голубоватая вспышка – и череп Азгар Д'ор разлетелся кровавыми ошметками.

- Так его! – со злостью поддержал пехотинец.

Тело Азгар Д'ор обмякло, завалилось набок.

- Не так уж и сложно, - проговорил Макс. – Они используют что-то вроде щита. Пока щит активен – пули ничего не сделают.

- Я уже догадался, - пехотинец поднял забрало шлема и сплюнул. – А ты чем его так?

- Думаю, ваши Рэйфы вполне способны проделать то же самое.

- Псионик?

- Немного… Что здесь случилось? Я немного отсутствовал – в самом начале отбросило какой-то волной.

- Да уж, та волна опрокинула оба “Грифона”, расшвыряла часть наших. А потом эти, - он указал на мертвого Азгар Д'ор, - хлынули в атаку. Не только эти. Были другие… - он запнулся.

- Здоровые, черные, словно облака?

- Да – звери. Бьют по площади…

- Видел. Я бы на вашем месте подумал об отступлении. Без Рэйфов с ними не справиться.

- Это не мне решать, - пехотинец опустил забрало шлема. – У нас задание.

- Имейте в виду: “Мантикора” рискует лишиться даже тех сведений, которые все еще можете предоставить ей вы. Трупы-то не разговаривают.

- Черт! Это еще что?

Макс резко развернулся, готовый к атаке. Но ее не последовало. Тело поверженного Азгар Д'ор изменилось. Оно не только усохло, но и отдалилось еще больше, словно реальный мир оказался не в силах его удержать. По коже пролегли глубокие морщины, глаза погасли и запали.

- Он уходит, - тихо проговорил Макс, сам не вполне понимая значения сказанного.

Реальность словно выталкивала из себя представителя древней расы.

- Нужно забрать пробу! – пехотинец подбежал к Азгар Д'ор, попытался схватить его за руку, но, сколько ни старался, пальцы упирались в какой-то силовой барьер. Отчаявшись, он саданул по телу стальным кулаком – никакого эффекта.

- Это система защиты, - пояснил Макс, вылавливая из собственной памяти крохи информации. Говорил он, скорее, для себя. Слова, высказанные вслух, словно обретали большую весомость, открывали тонкую тропу к другим воспоминаниям. – Азгар Д'ор никогда не сдаются, никогда не попадают в плен. Когда твой противник Улей – поневоле начнешь заботиться о собственном генетическом материале.

- Ничего, они еще не встречались с солдатами Республики.

Пехотинец перехватил винтовку одной рукой, а на предплечье второй активизировал портативный плазменный резак. Слепящая белая дуга коснулась тела Азгар Д'ор, но так и не проникла сквозь защитное поле.

- Не буду мешать, - ухмыльнулся Макс и ощутил, как на лицо упала крупная капля дождя. Он запрокинул голову - и уже через несколько секунд мир наполнился шорохом падающей воды.

И снова бег. Еще несколько раз он встречал на пехотинцев “Мантикоры”. Мертвых. В одном месте наткнулся сразу на восемь обгорелых тел. Их доспехи оплавились, словно побывали в топке раскаленной печи. Пространство вокруг покрывала корка запекшегося пепла. В воздухе стоял тяжелый запах горелой плоти.

Дело рук таяданов?

“Бьют по площади”, - вспомнились слова пехотинца.

И тем не менее выстрелы все еще звучали. Макс направился на звук. Стараясь до минимума сократить время пребывания на открытом пространстве, он передвигался быстрыми перебежками, прячась за деревьями, в зарослях травы.

Вскоре автоматные очереди приблизились почти вплотную, послышались громкие мокрые всплески, отрывистая ругань.

Макс взбежал на небольшое возвышение. В двадцати-тридцати метрах от него стояла еще одна каменная пирамида, возле которой собрались если не последние силы экспедиции “Мантикоры”, то большая их часть. Люди отступали, отчаянно отстреливаясь от значительно меньших сил Азгар Д'ор. Представители древней расы действовали методично. Всего четверо против почти полутора десятка хорошо вооруженных пехотинцев. Но такая разница в численности их не смущала. Пепельные клинки собирали обильную жатву, ничего не отдавая взамен.

Надо отдать людям должное. Они отступали медленно, стараясь сохранить хотя бы видимость строя. Вернее - это им удавалось до сих пор. Похоже, Азгар Д'ор намеренно согнали их сюда. Словно скот на убой. На земле уже валялись многочисленные тела пехотинцев. Некоторые еще шевелились, пытались подняться, но безрезультатно.

Азгар Д'ор не останавливались ни на мгновение. Высокие прыжки, развороты, кульбиты и практически каждое движение – атакующий удар. Люди в своей тяжелой броне не могли противопоставить практически ничего. Впрочем, кое-какого результата достигли и они. В сером мареве ливня Макс заметил бледные пятна исчезающих тел. Как минимум двух представителей древней расы уничтожить удалось.

Но если удалось завалить двоих, используя только собственные силы, то с его помощью эта четверка долго не продержится. В особенности следует поторопиться, пока нет таяданов.

Макс бросился в сторону схватки, но успел сделать всего несколько шагов. Дождь словно нарочно умерил свой пыл, сдернул водное покрывало – и на сцене появилась та, которую Макс так желал видеть.

Сердце Улья выскочила будто из ниоткуда. Возникла прямо за спинами людей Республики.

Макс почувствовал, как каменеет в груди сердце. Вот он - момент истины.

Сердце Улья двигалась целенаправленно - к нему. Если на ее пути или даже в нескольких шагах от нее попадался пехотинец, она легким движением руки отбрасывала его в сторону. Каждый раз следовал неизменный звук сминаемого металла и человек падал, словно подкошенный. Пули рикошетили по костяной броне повелительницы скарабеев, не причиняя вреда.

И вот она совсем рядом. В истекающих алым сиянием глазах отражается решимость. На миг Максу показалось, будто на ее губах мелькнула тень улыбки. Вроде бы знакомой, почти человеческой. Но можно ли ей доверять? Внутренне он приготовился дать отпор генералу Улья, в которого превратилась его жена.

Она изменилась. Изменилась даже за время с их последней встречи в лесу. Исполненная животной грации и силы, Сердце Улья производила впечатление очень опасного противника. Пластины брони большей частью имели темно-красную, почти коричневую окраску. На руках, животе и выше, на ребрах, резко меняли цвет на бледно-зеленый. Лицо походило на маску: тонкие черты в окаймлении длинных волос странного вида. Но главное – крылья. Голый костяной каркас был туго обтянут плотной кожей, кое-где надорванной и обожженной.

- Я пришел за тобой, - проговорил Макс.

Улыбка на лице Сердца Улья сделалась еще шире, показались острые белые клыки. А потом она ударила. Без слов, без предупреждения. Макс успел почувствовать активность пси, успел закрыться, но это не помогло. Обрушившийся на него таран разметал наспех возведенный щит, словно того и не было. Грудь разорвалась болью, мир кувыркнулся. Макса подняло над землей, отбросило на несколько метров.

Несмотря на частичное оглушение, он почти сразу вскочил на ноги, выставил перед собой руки. Навстречу Сердцу Улья метнулась сокрушительная волна, способная раздробить камень. Повелительница скарабеев даже не остановилась – просто скрестила руки перед собой, а потом резко развела их в стороны и вниз, словно сбрасывая капли воды.

Высокий прыжок – широкие крылья раскинулись парой порядком обтрепанных полотен. Макс ударил снова, но лишь немногим сбил траекторию полета Сердца Улья. Спустя мгновение та стояла в шаге от него. Резкий выпад.

Макс даже не сразу понял, что случилось. Такое ощущение, будто в него на полной скорости врезался по меньшей мере локомотив. Раздался треск ломаемых костей – или только показалось? – мир перед глазами подернулся серой пеленой. Ненадолго Макс оказался под водой - и это несколько привело его в чувства.

Вздох, другой. Воздух казался обжигающе горячим и вязким.

- Пришел за мной? – послышался над самым лицом глубокий бархатистый голос. – Уверен?

Макс попытался ответить, но рот не то забила грязь, не то залила кровь. А возможно – и то, и другое. С трудом выплюнув отдающую металлом кашу, проговорил:

- Идем со мной. Я знаю, под хитиновой оболочкой живет человек. Человек, которого я люблю больше жизни. И который любит меня. Вспомни, ты не принадлежишь Улью. Ты человек! Все еще человек!

Сердце Улья стояла возле него на одном колене.

Где-то за ее спиной шла бойня, воздух стонал от автоматных очередей, но двух странных существ, наполовину увязших в грязной жиже, казалось, никто не замечал.

- Человек? – темно-зеленые, почти черные, губы дрогнули.

- Самый дорогой для меня человек! – прохрипел Макс, заметив еле заметную перемену во взгляде повелительницы скарабеев. На мгновение в ее глазах промелькнули боль и сомнение. Всего на мгновение. Потом точеное лицо исказилось гневом.

- Неужели ты действительно думал, что я пойду у тебя на поводу?! Ты, который лишился великого дара. Слепец! – ее рука мелькнула молнией и врезалась Максу в челюсть. – Нет, дорогой! Это ты пойдешь со мной! – снова удар.

Макс, со всей своей скоростью, которая для обычного человека была невероятной, не мог ничего противопоставить Сердцу Улья. Силы оказались настолько неравными, как если бы ребенок вышел биться с профессиональным боксером.

- Сверхсознание возлагает на тебя большие планы! Республика слаба, она уже мертва. Прогнила насквозь. Близится время очищения. Выживут лишь сильнейшие. Лишь те, кто подготовится к пришествию! У человечества нет шансов. Ты хочешь сдохнуть с ним?! Хочешь?!

Сердце Улья сильно ухватила Макса за раздробленный нагрудник, встряхнула.

- Можешь не отвечать. Я не оставлю тебя с ними.

От боли сознание Макса помутилось. Он чувствовал: еще немного – и она сломает его. Сверхсознание получит абсолютно беспомощное тело, с которым сможет сделать все, что захочет, – вложить в голову новое видение мира или попросту уничтожить, как личность.

- Идем, - громкий шепот сквозь пелену боли.

Стальные пальцы легли Максу на шею, резко вздернули. Дыхание перехватило. Практически теряя сознание, он мысленно потянулся вниз – под землю. Как ни странно, но взятый под контроль могильный червь так и не смог вернуть себе свободу. Он метался совсем рядом, ослепленный сдерживающей его чужой волей, ползал кругами в трех-четырех метрах под ногами. Отчаянный приказ – и тварь рванулась наверх, прокладывая себе путь в мягких, пропитанных водой слоях почвы.

Макс стиснул зубы, сконцентрировался и тут же ударил. Сердце Улья или не распознала готовящейся атаки, или не посчитала нужным на нее среагировать. В сущности, всей нынешней мощи бывшего генерала Улья хватило лишь на то, чтобы оттолкнуть от себя противницу. Но и этого оказалось достаточно. Грязь вокруг повелительницы скарабеев взметнулась, раздался оглушительный рев. Червь, лишившись остатков разума, бездумно выполнял приказ, не обратив внимания, что напал на собственную хозяйку. Огромная пасть сомкнулась вокруг Сердца Улья.

Макс болезненно поморщился. Мысль о том, что по его воле его жена, его Женя, оказалась между длинных и острых зубов инопланетной твари, – заставила сердце сжаться. Он прекрасно понимал, что червь не сможет причинить ей сколько-нибудь серьезного вреда, но понимание не освобождало от мук совести. Если поддаться сомнениям и слабости сейчас – шанса реабилитироваться, прежде всего, перед самим собой, не будет. Эта битва проиграна, сомнений нет. Была проиграна, даже не начавшись. Надо найти в себе силы и отойти, прихватив всех, кто доверился ему и кто еще жив. Если, конечно, из группы “Зрячих” еще кто-то жив.

Червь помотал безглазой головой, а потом, по приказу Макса, развернулся в сторону ближайшего дерева – и плюнул. Сердце Улья, словно выпущенный из пушки снаряд, пролетела метров пятнадцать и на всей скорости врезалась в черный, покрытый потеками слизи ствол. От удара древесина не выдержала и треснула. Повелительницу скарабеев бросило на землю. Она оперлась на утопающие в грязи руки, приподнялась – лицо заливала кровь, одно крыло переломилось у самого основания.

Макс метнулся к ней. Что, если удастся оглушить, забрать с собой? Первое время можно держать на транквилизаторах, а потом способ вернуть ей человеческое сознание найдется.

В его голове шумело, а грудь разрывалась болью. Тело довольно легко отозвалось на движение, но чувствовалась слабость, мир словно отдалился. Долго так продолжаться не может.

Резкое движение он заметил краем глаза, и только это спасло от неминуемой смерти. Ему наперерез выскочил Азгар Д'ор. Перед самым лицом промелькнул пепельный клинок. Искры от него разлетались во все стороны, но не обжигали. Напротив, казались очень холодными. Азгар Д'ор двигался быстро и почти бесшумно. Скользил словно тень – почти неуязвий перед обычным оружием, но способный нанести смертельный укол, легко раскроить боевую броню.

Макс уклонился от выпада, но не стал разрывать дистанцию. Несмотря на полученные ранения, он все еще двигался быстрее Азгар Д'ор. Длительной схватки ему не выдержать. К тому же вряд ли Сердце Улья надолго выведена из строя.

Удар, еще удар. Макс бил в голову противника, концентрируя в руках пси-энергию. Пока защита Азгар Д'ор держалась, смягчая удары.

Да, собственные силы явно не те.

Очередной выпад пепельного клинка скользнул по плечу, оставил глубокую царапину. Макс сместился в сторону, разжал кулак и саданул раскрытой ладонью снизу вверх. Чуть согнутые пальцы окутались голубоватым сиянием – и когти вспороли призрачную защиту. Азгар Д'ор отшатнулся, схватился за лицо, по которому пролегли четыре глубокие борозды. Порезы, а скорее – разрывы, оказались столь глубоки, что даже ощутимо процарапали кость черепа.

Воспользовавшись замешательством противника, Макс подскочил к нему, ушел от судорожного взмаха мечом и ударил под подбородок. Азгар Д'ор дернулся – и осел на колени. Клинок в его руке погас.

Еще некоторое время призрачное тело продолжало неподвижно стоять на коленях. По располосованному лицу и из шеи текла кровь. Но она не достигала воды под ногами, исчезая где-то в зыбкой тени. А потом начало таять и само тело. Медленно, словно отдалялось сквозь слои реальности.

Но этого Макс уже не видел. Он бросился к Сердцу Улья. Та начала приходить в себя, но пока не могла подняться.

- Извини, - произнес Макс.

В его руках родился маленький искрящийся шарик, который он, не раздумывая, метнул в голову повелительнице скарабеев. Сердце Улья дернулась, словно от удара электрическим током, ее глаза подернулись мутной пеленой.

- Ты об этом пожалеешь! – с неприкрытой ненавистью прошипела она.

- Конечно.

Макс подхватил ее на руки, но только успел сделать шаг, как рядом в воду вонзился иссиня-черный разряд. Ударная волна сбила с ног. Макс выронил свою ношу, отлетел на несколько метров и упал в грязь.

Над головой с гулом пронесся еще один разряд. Макс почувствовал обжигающий холод и резко вскочил, тут же в прыжке метнувшись в сторону.

- Сожгите ему ноги, но не убивайте! Он нужен мне живым!

Голос Сердца Улья шипящим рокотом звучал за спиной. Оттуда же к Максу тянулись разряды. Охоту за ним устроили сразу два таядана. Клубящиеся сгустки мрака плыли над водой, подобно грозовым облакам, неведомо по чьей прихоти спустившимся с небес и принявшим очертания странных, смертельно-опасных существ.

Макс с досады стиснул зубы. А ведь почти получилось. Если бы не эти твари, то Сердце Улья была бы в его власти. Почти получилось. Почти!

Только теперь он осознал, что больше не слышит выстрелов. Бросив быстрый взгляд в сторону пирамиды, увидел свалку из покореженных тел пехотинцев. Азгар Д'ор почти завершили свою кровавую работу.

Что ж, теперь только бежать. Снова бежать. Петлять, словно заяц, пытающийся запутать следы. Но разве их запутаешь. Ноги вязнут в вязкой трясине, скорость передвижения падает, в то время когда таяданы без проблем парят над поверхностью болота. Болота, в котором перемешалась кровь и слизь, пепел и грязь.

Сколько он сможет так бежать?

Чутье на активное использование пси-энергии подсказало, когда надо изменить траекторию движения. Под ноги попалось что-то жесткое, большое. Макс запнулся и чуть не упал. Практически полностью скрывшись в коричневой жиже, лежал пехотинец “Мантикоры”. Его броня от груди и выше оплавилась, забрало шлема разлетелось осколками – и теперь на Макса смотрел поблескивающий алым безглазый череп, чей рот все еще продолжал кривиться в беззвучном крике. Рядом лежал еще один пехотинец. Он все еще крепко сжимал в руках штурмовую винтовку, но уже не мог ею воспользоваться: клинок Азгар Д'ор расколол его голову ровно надвое. Шлем раскрылся подобно диковинному цветку, выплюнув из себя кровавые ошметки плоти.

Все эти детали Макс подметил за то мгновение, пока удерживал равновесие после столкновения с первым пехотинцем. Всего же здесь лежало не меньше десятка человек. Людей покрошили буквально в салат. Скольких Азгар Д'ор им удалось захватить с собой – сказать невозможно.

Макс метался от дерева к дереву, от зарослей камыша к поросшим травой кочкам. Ценна любая преграда на пути прямого огня таяданов.

Долго такой марафон продолжаться не мог. Вряд ли Сердце Улья успокоится и, придя в себя, позволит ему уйти. Но шанс добраться до транспорта “Зрячих”, пусть и крохотный, всё же есть. А для этого надо оторваться от преследователей.

В бешеном темпе бега, перепрыгивая через препятствия и увязая в грязи, он попытался сосредоточиться. Пси-сила отозвалась приятным теплом. Растекаясь по жилам, она унимала усталость, приглушала боль. Надолго такой самоподзарядки не хватит, но на рывок – вполне.

Отчаянный бег закончился возле каменной пирамиды. Той самой, до которой дошел с группой, когда прибыли представители “Мантикоры”. Здесь снова послышались выстрелы. Но редкие и далекие. Кто-то из десанта все еще сопротивлялся.

Могильный червь по-прежнему следовал под землей, словно привязанный. После выполнения приказа схватить Сердце Улья он немного успокоился и больше не проявлял попыток высвободиться из-под чуждого контроля.

Боль в груди снова стала почти невыносимой. Создавалось ощущение, что часть нагрудных пластин вмялась в плоть и за время бега проникла еще глубже. Но сделано главное – таяданы отстали.

Вдруг за углом пирамиды раздалась отчаянная ругань, а вслед за ней громкий всплеск. Макс, сплевывая постоянно выступающую на губах кровь, осторожно вышел на звуки. Прижатый спиной к каменной кладке, стоял Циклоп и поливал пространство перед собой огнем. Рядом с ним лежал Чед Парк – Макс легко опознал его по ощеренной пасти на покореженной броне плеча. Вообще пехотинцу досталось: его скафандр был рассечен в нескольких местах. Кроме того, похоже, его основательно приложили о камень. Ненамного лучше выглядел и Циклоп. Его левая рука чуть ниже локтя просто отсутствовала. По идеально ровному срезу можно было с равным успехом изучать как строение человеческой руки, так и устройство скафандра.

В черном полукруге перед огнеметчиком медленно исчезала фигура Азгар Д'ор.

- Он мертв! Хватит! – закричал Макс.

Пламя погасло. Циклоп обернулся на голос. Половина его шлема оказалась смята сильным ударом, забрало открывало раскрасневшееся лицо.

- Живой?! – воскликнул он. – Ты что здесь делаешь? Мы думали…

- Кто еще жив?!

- Не знаю. Я с этим ублюдком, - он указал на Азгар Д'ор, – давно танцую. Вон как меня уделал, - покачивание обрубком руки. – Ну да и я не остался в долгу! Поджарил урода! Кто это такие?!

- Похоже, именно их и искали скарабеи. Азгар Д'ор! Только какие-то странные…

- Странные?! – воскликнул Циклоп. – Да тут обгадишься весь, пока одного завалишь!

- Тебе еще повезло. Но не в этом дело, - покачал головой Макс. – Что с Парком?

- Немного потрепали, но ничего серьезного. Только идти не может.

- Ладно, транспорт нас все еще ждет?

- Да. Ребята струхнули, но улетать отказываются.

- Надо отходить к ним. Здесь больше делать нечего.

Во время разговора Макс не переставал оглядываться и вслушиваться в пси-возмущение вокруг. Чем дальше, тем эти возмущения становились чаще и мощнее. И причиной тому вряд ли таяданы. Готовилось нечто грандиозное, и вряд ли это “нечто” безопасно для неподготовленных зрителей.

- Отходить?! – взревел Циклоп. – Никогда! Никогда еще Циклоп не…

Макс действовал молча и быстро: резко ударил по здоровой руке огнеметчика. Вложенная в удар пси-сила погнула металл скафандра, вывела смонтированное в него оружие из строя.

- Ты… - задохнулся от возмущения Циклоп, но Макс уже отскочил в сторону. Тут же почва под ногами человека вздыбилась, взорвавшись пастью могильного червя. Закованное в сталь тело огнеметчика исчезло. Огромная тварь издала звук, похожий на отрыжку, потом развернулась к лежащему на земле Парку, подхватила и его.

- Потом расскажешь, - бросил Макс, когда голова червя снова скрылась под землей.

Ощущение нарастающего пси-возмущение усиливалось. В долине сгущалось напряжение огромной силы.

Макс посмотрел в сторону пирамиды Азгар Д'ор. Саму пирамиду он не видел, но исходящее от нее голубоватое свечение явно стало сильнее. Причем намного.

Внезапно по долине прокатился оглушительный шипящий свист. Макс невольно поморщился. От пирамиды в небо рванулся столб голубого пламени – поначалу призрачный, но уплотняющийся с каждой секундой. Даже отсюда, с расстояния в несколько сотен метров, Макс отчетливо слышал электрический треск.

Голос рассудка вопил, что надо поскорее уходить, но ноги словно вросли в склизкую землю. Дождь ливанул с новой силой. Он будто пытался потушить неестественное пламя, но ничего не мог поделать. Напротив, свечение стало еще интенсивнее. Зрелище одновременно завораживало и внушало беспокойство.

Новый свист. По телу словно прошлись хлыстом. В голове будто взорвался и разлетелся на мелкие куски звонкий колокол. Макс закрыл уши руками, застонал и упал на колени. Его выворачивало наизнанку. Мышцы напряглись до такой степени, что, пошевелись, сделай малейшее движение – и плоть начнет рваться. Свист проникал так глубоко, что, казалось, застрял в костях, начал резонировать.

Время остановилось, а мир сжался до размеров собственного агонизирующего тела. Макс не мог думать, не мог воспользоваться пси-способностями. Не мог ничего, кроме как кричать от терзающей его боли. Именно поэтому, когда свист внезапно стих, обрушившаяся тишина показалась чем-то нереальным, давно забытым.

Он открыл глаза. Рана в груди открылась и снова кровоточила. Каждый вздох давался с большим трудом. В голове продолжал гудеть несуществующий колокол.

Макс перевернулся на живот, медленно приподнялся на руках. Облепившую лицо грязь он просто не замечал. Еще один такой звуковой залп – и у него точно расколется голова.

Что это было? А главное – для чего?

Столб голубоватого пламени над пирамидой распался на десяток отдельных лучей, которые в свою очередь начали опускаться в разные стороны – эдакий экзотический бутон в период цветения. Лучи опускались до тех пор, пока каждый из них не достиг поверхности болота. В месте соприкосновения тут же поднимались бирюзовые клубы пара. Но этот пар не рассеивался, а сгущался, постепенно образуя подобие вытянутого кокона.

Все это Макс видел собственными глазами, так как один из лучей впился в землю в полутора десятках метров от него. Похоже, пирамида поднялась еще выше, иначе бы луч остановился гораздо раньше.

Между тем кокон достиг не менее пяти метров в высоту. В его глубине появилась светящаяся точка, потянуло холодом. Макс поднялся на ноги, начал пятиться. Внутри крепло ощущение приближающейся опасности. Но не той, что исходила даже от таяданов. Куда более всеобъемлющей и страшной.

Точка в глубине кокона стремительно расширялась, пока ее свечение, постоянно изменяющее цвет, не заполнило весь объем странного образования. Холод к этому времени сделался таким, что Макс, стоящий в двадцати метрах от черного провала, ощутил его пронизывающее действие.

Последовавшая далее вспышка заставила отвернуться. В глазах заплясали яркие круги, а когда зрение вновь вернулось, кокон превратился в бездонную дыру в пространстве. Несколько долгих секунд Макс смотрел в чернеющий провал. Он мог поклясться, что с той стороны, возможно с расстояния в миллионы световых лет, на него смотрит кто-то, наделенный чуждым разумом.

Чернота провала всколыхнулась – и вытолкнула из себя существо. Странное дело, если недавно при взгляде на таядана Макс не сразу, но вспомнил его, то новоявленный гость с той стороны не вызывал в памяти ни малейшего отклика. Больше того, с первого взгляда совершенно непонятно – живое это создание или разновидность роботизированной техники Азгар Д'ор.

Существо сделало пару шагов в сторону Макса, медленно осмотрелось. Ростом оно превышало стандартного Азгар Д'ор, но уступало таяданам. По телу, закованному в сплошную броню, вились жгуты силовых кабелей, а также прозрачных трубок, внутри которых циркулировала насыщенная мелкими пузырьками зеленая жидкость. Ноги создания строением напоминали ноги кузнечика, и вероятно, позволяли совершать высокие прыжки. Голова, глубоко утопленная в широкие и округлые плечи, практически не двигалась. Черты металлизированного лица напоминали черты лица обычного Азгар Д'ор - с той лишь разницей, что на нем имелось восемь глазных отверстий, расположенных в виде ромба и светящихся зеленым. На спине существа виднелось какое-то образование в виде горба. А с плеч, словно магический плащ, стекали струи черного дыма. В одной руке создание держало активизированный пепельный клинок, в другой какое-то стрелковое оружие.

Их глаза встретились. Существо словно опешило, не знало, как реагировать на странное существо. Или спутало с Сердцем Улья? Немудрено. Собственными глазами-то не видело.

А что если попытаться поговорить?

Макс почувствовал касание к разуму: жесткое, бесцеремонное.

“Вот и поговорили!”

Теперь только защищаться, укрыть сознание невидимым покровом, сквозь который не проникнуть.

Давление на разум усилилось. Азгар Д'ор переступил с ноги на ногу, потом резко вскинул руку со стрелковым оружием. Сгусток алого пламени вырвался из странного спиралевидного ствола, с шипением вспорол воздух, врезался в место, где только что стоял противник. Но Макса там уже не было. На мгновение опередив выстрел, он успел отпрыгнуть в сторону.

- Постой! – Макс поднял перед собой руки, развел их в стороны. – Нам незачем воевать. Мы вам не враги.

Снова выстрел – и снова уход с линии огня.

- Хватит палить! – не выдержав, взревел Макс.

Азгар Д'ор его или не слышал, или не счел нужным отреагировать. Он выстрелил еще раз, потом резко подпрыгнул. Черный провал вытолкнул еще одно существо – брата-близнеца того, кто поднялся высоко в воздух и по крутой дуге рухнул в каком-нибудь метре от Макса, обдав того фонтаном жидкой грязи.

Что ж, диалог явно не клеится. Самое время откланяться.

Почва вспучилась, раскрываясь пастью огромного червя. Животное, видимо окончательно смирившись со своей участью, повиновалось беспрекословно. Оказаться среди десятков острейших зубов – не лучшее, что можно себе представить. Но сейчас не до жиру. Если Сердце Улья преследовала цель “оживить” древнюю расу, вытащить ее представителей на Схрон, значит, ее усилия не прошли даром. Болотистая долина окрасилась призрачным бирюзовым паром, в клубах которого из черных провалов появлялись все новые создания.

Червь сглотнул – и Макс почувствовал, как его затягивает в склизкую бездну. Но прежде чем полностью скрыться в чреве зверя, он услышал шипение сразу двух или трех выстрелов. Огромное тело вздрогнуло. Окрестности огласились громким ревом. Раненая тварь рванулась вниз.

Неужели попали?! Вот этого сейчас точно не нужно!

Макса зажало где-то в пищеводе, сдавило со всех сторон. По телу червя волнами проходили судороги. Создавалось впечатление, что скарабей подавился и теперь пытается прочистить собственные внутренности, но отчего-то не может.

В нос ударил острый запах горелой плоти.

Макс уперся руками в стенки пищевода, но их плотность можно было бы сравнить с плотностью кирпичной стены. Слизь заливала лицо, забивала рот, мешала дышать.

Судороги закончились внезапно. Труба пищевода разжалась – и Макс провалился дальше. Падая, он успел отдать мысленный приказ следовать в направлении, куда ушел транспортный корабль “Зрячих”. Разумеется, направление примерное, основанное на паре приметных ориентиров.

Падение прекратилось - и тут же в глаза ударил яркий свет.

- Кто у нас тут?! – раздался над самым ухом озлобленный голос. – Уже заждались!

Свет дрогнул, мелькнуло что-то темное - и в голову врезался стальной кулак Циклопа.

- Что-то не рассчитал, да?

Снова удар. Кулак явно содрал костяную пластину на виске. Слепящий свет распался десятками отдельных разноцветных пятен. В груди резануло так, словно в нее вогнали и провернули кусок зазубренной арматуры.

- Нет! – прошипел Макс.

Подобного приема ожидать следовало, но столь жесткая агрессия огнеметчика вывела из себя. Циклоп просто не имел права нападать, не поговорив!

Несмотря на боль и круги перед глазами, Макс сконцентрировался. Он ударил упругой волной, отбросил от себя наседающего сверху человека. Циклоп отлетел к противоположной стенке живой камеры.

- Стой, где стоишь! – низким хрипящим голосом проговорил Макс. – Я все еще способен убить тебя. Поверь.

- Попробуй, - в тон ему ответил огнеметчик. – Договорился с женушкой? А мы в расход?

Свет прожекторов качнулся, выдавая движение человека.

- Я вас спас! – взревел Макс. – Долина превратилась в плацдарм. В ваши игры со Ульем вмешалась новая сила. И эти сведения надо как можно скорее донести до сил Республики!

- Какие силы? – уже не столь напористо спросил Циклоп.

- Включи голову!

Круги перед глазами исчезли, стал виден контур фигуры огнеметчика. Макс коснулся ладонью раненого виска, поморщился от боли. Так и есть – голова проломлена.

- Азгар Д'ор? Но они давно мертвы. Артефакты, развалины - это я понимаю. Но мертвецы…

- Пытаешься убедить себя? Эти мертвецы обладают такими технологиями, что Республика захлебнется в крови, если тотчас не объявит масштабную мобилизацию.

- Что им нужно?

- Не знаю, - Макс пожал плечами, тяжело вздохнул.

Напряжение и усталость брали свое. Сейчас, когда волна гнева на действия Циклопа схлынула, пришло тупое опустошение. В крови все еще бурлил адреналин - и боль не ощущалась со всей остротой. Но пройдет час-другой – и вряд ли удастся обойтись без универсальной медицинской сыворотки.

- Я оказался не готов, - проговорил он.

- К чему?

- Ко всему. Планы Сердца Улья куда масштабнее, чем я предполагал. А силы… - горькая усмешка. – Мне далеко до ее уровня.

- Возможно, ее уже не вернуть, - неожиданно участливо сказал огнеметчик.

- Я не остановлюсь. Иначе зачем жить?

- Куда ползет эта дрянь? – сменил тему Циклоп.

- К транспорту. Если он еще на месте, мы улетим. По крайней мере, попытаемся.
***
Транспортный корабль они нашли, хоть и не сразу.

Червь, поднявшись на поверхность, изрыгнул свой груз и замер. Большая часть его пасти превратилась в обгорелый кусок плоти. Страшные ожоги покрывал слой глины, перемешанной с кровью. До конца выполнив приказ, тварь явно доживала последние минуты.

- Куда теперь? – спросил Циклоп, когда вся троица поднялась на борт транспорта и корабль взял курс прочь от долины.

- На базу, - поморщился Макс, наблюдая за тем, как один из двух пилотов подсоединяет к скафандру Чеда Парка, который так и не пришел в сознание, портативный компьютер. Чед нуждался в срочной медицинской помощи, а оказать ее полноценно можно, только вытащив его из той груды металлолома, в которую превратилась броня. Именно для этого и необходим компьютер: он брал на себе управление агрегатами скафандра, деактивировал все системы.

- Ты меня удивляешь, - проговорил огнеметчик, вертя в единственной руке покореженный шлем. – Дураку ясно – нас сдали.

- И что? У тебя на примете есть место, где можно спрятаться? От Республики, от Улья скарабеев, от Азгар Д'ор.

Желваки на окровавленном, оттенков фиолетового и красного, лице Циклопа напряглись:

- Нет.

- Мне нет дела до разборок внутри Республики. “Зрячие” и “Мантикора” одинаково глубоко застряли у меня в глотке. Я не говорю, что “крысу” следует отпустить с миром. Но куда важнее подготовиться к войне. Настоящей войне!

- Ну да, а то мы в солдатиков играли, - фыркнул огнеметчик.

- Возможно, так и есть. Я бы предполагал худший вариант развития событий и не надеялся на существующую военную машину Республики.

- Просто ты не видел ее в деле. Хотя… прежнего единства уже нет – это факт.

Циклоп принялся разоблачаться. Краснота с его лица большей частью спадала, уступая место бледности - отсутствие руки, несмотря на ударную дозу анестетиков, сказывалось очень сильно. К тому же наверняка он потерял много крови.

- Я не прочь ошибиться, - усмехнулся Макс. – Вы сообщили о случившемся на базу? – спросил, обращаясь к пилоту. Тот как раз запустил процесс реактивации брони Парка, и теперь скафандр раскрывался, выпуская из своих объятий человека.

- Конечно, - ответил пилот. – Сразу, как вы сказали. К тому же нам удалось частично заснять все, что происходило в долине. Вряд ли будут видны детали, но общую картину понять несложно.

- Хорошо, - кивнул Макс и с трудом сполз по стене на пол.

Усталость заволакивала разум плотной пеленой. Глаза закрывались сами собой. Перед внутренним взором встала картина схватки с Сердцем Улья. Как бы Макс ни боялся признаться себе, но на болотах он встретил генерала Улья, а не свою жену. Сами собой в памяти всплыли слова профессора Галлахера:

“Боюсь, вскоре ее разум утратит человеческую часть. Возвращать станет просто некого”.

А что, если возвращать действительно некого?

- Держи, тебе тоже не помешает.

Его размышления прервал голос Циклопа. Макс открыл глаза. Огнеметчик протягивал ему инъектор с универсальной сывороткой.

- Самое то…

Тонкая игла безболезненно вошла в разбитую грудь. Рука со все еще зажатым в ней инъектором упала на пол. Голова отяжелела. В сыворотку явно забыли добавить стимуляторов. Уже теряя сознание, Макс все еще видел взгляд Сердца Улья – холодный и надменный. Взгляд не человека, но зверя – опасного и расчетливого.

1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27

Похожие:

Пролог iconOverview пролог 1-2 финала финал Sheet 1: пролог

Пролог iconПролог первый. История названия пролог второй глава заговор коржакова
Извечный чеченский конфликт глава операция "преемник" в поисках русского пиночета
Пролог iconПролог Глава Хвала ключ к победе Глава Бог живет среди славословия...
Талсе, где мы каждый год проводим конференции. В этом видении мы с Иису­сом были под потолком здания и смотрели на то, как проходит...
Пролог iconПролог
Мы уезжали из места, которое называли своим домом, но именно 3 дня назад он был разрушен
Пролог iconПролог
Мы уезжали из места, которое называли своим домом, но именно 3 дня назад он был разрушен
Пролог iconАндрей Ливадный Смертельный контакт Пролог 
Многокилометровая уплощенная конструкция плыла над серо-голубым полумесяцем Земли
Пролог iconГость из пекла пролог
Холодная рука выскользнула из ее ладони, и женщина рухнула на четвереньки, разбивая колени о заледеневший асфальт
Пролог iconПролог
Эдик был не из таких: он скромно вошел в дверь. Он даже предварительно постучал, но у меня не было времени ответить
Пролог iconКнига воина света" Пролог "
К востоку от деревни, на берегу моря стоит исполинский храм с множеством колоколов, промолвила женщина
Пролог iconПролог 1
Маргарет БрентонПрологГлава ПерваяГлава ВтораяГлава ТретьяГлава ЧетвертаяГлава ПятаяГлава ШестаяГлава СедьмаяГлава ВосьмаяГлава ДевятаяГлава...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница