Учителю и другу теофилю готье


НазваниеУчителю и другу теофилю готье
страница12/13
Дата публикации09.04.2013
Размер1.37 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Чудовище меня, рыдая, стережет;

Скажи, как утолить мне жажду Эвмениды,

Чей факел кровь мою неумолимо жжет?
Невыносимый мир ужасен без покрова;

Покой меня томит, желания дразня;

Я, как в могилу, лечь к тебе на грудь готова,

В твоих объятиях ты уничтожь меня!"
Во мрак, во мрак, во мрак, вы, жертвы дикой страсти,

Которую никто еще не мог постичь,

Вас тянет к пропасти, где воют все напасти,

И ветер не с небес вас хлещет, словно бич.
Так вечно мчитесь же средь молний беспросветных,

Шальные призраки, изжив последний час;

Ничто не утолит желаний ваших тщетных,

И наслаждение само карает вас.
Луч свежий солнечный не глянет к вам в пещеры;

Лишь лихорадочный струится в щели смрад,

А вместо фонарей там светятся химеры,

Так что въедается в тела зловредный чад.
От вожделения иссохла ваша кожа,

Но ненасытный пыл за гробом не иссяк,

Вихрь дует чувственный, плоть бывшую тревожа,

И хлопает она, как обветшалый стяг.
Вы, проклятые, вы, бездомные, дрожите

От человеческой безжалостной молвы,

В пустыню мрачную волчицами бежите

От бесконечности, но бесконечность - вы!
ЛЕТА

Сюда, на грудь, любимая тигрица,

Чудовище в обличье красоты!

Хотят мои дрожащие персты

В твою густую гриву погрузиться.
В твоих душистых юбках, у колен,

Дай мне укрыться головой усталой

И пить дыханьем, как цветок завялый,

Любви моей умершей сладкий тлен.
Я сна хочу, хочу я сна - не жизни!

Во сне глубоком и, как смерть, благом

Я расточу на теле дорогом

Лобзания, глухие к укоризне.
Подавленные жалобы мои

Твоя постель, как бездна, заглушает,

В твоих устах забвенье обитает,

В объятиях - летейские струи.
Мою, усладой ставшую мне, участь,

Как обреченный, я принять хочу, -

Страдалец кроткий, преданный бичу

И множащий усердно казни жгучесть.
И, чтобы смыть всю горечь без следа,

Вберу я яд цикуты благосклонной

С концов пьянящих груди заостренной,

Не заключавшей сердца никогда.
^ СЛИШКОМ ВЕСЕЛОЙ

Твои черты, твой смех, твой взор

Прекрасны, как пейзаж прекрасен,

Когда невозмутимо ясен

Весенний голубой простор.
Грусть улетучиться готова

В сиянье плеч твоих и рук;

Неведом красоте недуг,

И совершенно ты здорова.
Ты в платье, сладостном для глаз;

Оно такой живой раскраски,

Что грезятся поэту сказки:

Цветов невероятный пляс.
Тебя сравненьем не унижу;

Как это платье, хороша,

Твоя раскрашена душа;

Люблю тебя и ненавижу!
Я в сад решился заглянуть,

Влача врожденную усталость,

А солнцу незнакома жалость:

Смех солнца разорвал мне грудь.
Я счел весну насмешкой мерзкой;

Невинной жертвою влеком,

Я надругался над цветком,

Обиженный природой дерзкой.
Когда придет блудница-ночь

И сладострастно вздрогнут гробы,

Я к прелестям твоей особы

Подкрасться в сумраке не прочь;
Так я врасплох тебя застану,

Жестокий преподав урок,

И нанесу я прямо в бок

Тебе зияющую рану;
Как боль блаженная остра!

Твоими новыми устами

Завороженный, как мечтами,

В них яд извергну мой, сестра!
УКРАШЕНЬЯ

И разделась моя госпожа догола;

Все сняла, не сняла лишь своих украшений,

Одалиской на вид мавританской была,

И не мог избежать я таких искушений.
Заплясала звезда, как всегда, весела,

Ослепительный мир, где металл и каменья;

Звук со светом совпал, мне плясунья мила;

Для нее в темноте не бывает затменья.
Уступая любви, прилегла на диван,

Улыбается мне с высоты безмятежно;

Устремляюсь я к ней, как седой океан

Обнимает скалу исступленно и нежно.
Насладилась игрой соблазнительных поз

И глядит на меня укрощенной тигрицей,

Так чиста в череде страстных метаморфоз,

Что за каждый мой взгляд награжден я сторицей.
Этот ласковый лоск чрева, чресел и ног,

Лебединый изгиб ненаглядного сада

Восхищали меня, но дороже залог -

Груди-гроздья, краса моего винограда;
Этих прелестей рать краше вкрадчивых грез;

Кротче ангелов зла на меня нападала,

Угрожая разбить мой хрустальный утес,

Где спокойно душа до сих пор восседала.
Отвести я не мог зачарованных глаз,

Дикой далью влекли меня смуглые тропы;

Безбородого стан и девический таз,

Роскошь бедер тугих, телеса Антиопы!
Свет погас; догорал в полумраке камин,

Он светился чуть-чуть, никого не тревожа;

И казалось, бежит у ней в жилах кармин,

И при вздохах огня амброй лоснится кожа.
^ МЕТАМОРФОЗЫ ВАМПИРА

Красавица, чей рот подобен землянике,

Как на огне змея, виясь, являла в лике

Страсть, лившую слова, чей мускус чаровал

(А между тем корсет ей грудь формировал):

"Мой нежен поцелуй, отдай мне справедливость!

В постели потерять умею я стыдливость.

На торжествующей груди моей старик

Смеется, как дитя, омолодившись вмиг.

А тот, кому открыть я наготу готова,

Увидит и луну, и солнце без покрова.

Ученый милый мой, могу я страсть внушить,

Чтобы тебя в моих объятиях душить;

И ты благословишь свою земную долю,

Когда я грудь мою тебе кусать позволю;

За несколько таких неистовых минут

Блаженству ангелы погибель предпочтут".
Мозг из моих костей сосала чаровница,

Как будто бы постель - уютная гробница;

И потянулся я к любимой, но со мной

Лежал раздувшийся бурдюк, в котором гной;

Я в ужасе закрыл глаза и содрогнулся,

Когда же я потом в отчаянье очнулся,

Увидел я: исчез могучий манекен,

Который кровь мою тайком сосал из вен;

Полураспавшийся скелет со мною рядом,

Как флюгер, скрежетал, пренебрегая взглядом,

Как вывеска в ночи, которая скрипит

На ржавой жердочке, а мир во мраке спит.
* ЛЮБЕЗНОСТИ *
^ ЧУДОВИЩЕ, ИЛИ РЕЧЬ В ПОДДЕРЖКУ ОДНОЙ ПОДЕРЖАННОЙ НИМФЫ

I

Ты не из тех, моя сильфида,

Кто юностью пленяет взгляд,

Ты, как котел, видавший виды:

В тебе все искусы бурлят!

Да, ты в годах, моя сильфида,
Моя инфанта зрелых лет!

Твои безумства, лавры множа,

Придали глянец, лоск и цвет

Вещам изношенным - а все же

Они прельщают столько лет!
Ты что ни день всегда иная,

И в сорок - бездна новизны;

Я спелый плод предпочитаю

Банальным цветикам весны!

Недаром ты всегда иная!
Меня манят твои черты -

В них столько прелестей таится!

Полны бесстыдной остроты

Твои торчащие ключицы.

Меня манят твои черты!
Смешон избранник толстых бочек,

Возлюбленный грудастых дынь:

Мне воск твоих запавших щечек

Милей, чем пышная латынь, -

Ведь так смешон избранник бочек!
А волосы твои, как шлем,

Над лбом воинственным нависли:

Он чист, его порой совсем

Не тяготят, не мучат мысли,

Его скрывает этот шлем.
Твои глаза блестят, как лужи

Под безымянным фонарем;

Мерцают адски, и к тому же

Румяна их живят огнем.

Твои глаза черны, как лужи!
И спесь, и похоть - напоказ!

Твоя усмешка нас торопит.

О этот горький рай, где нас

Все и прельщает, и коробит!

Все - спесь и похоть - напоказ!
О мускулистые лодыжки, -

Ты покоришь любой вулкан

И на вершине, без одышки,

Станцуешь пламенный канкан!

Как жилисты твои лодыжки!
А кожа, что была нежна,

И темной стала, и дубленой;

С годами высохла она -

Что слезы ей и пот соленый?

(А все ж по-своему нежна!)
II

Ступай же к дьяволу, красотка!

Я бы отправился с тобой,

Когда бы ты не шла так ходко,

Меня оставив за спиной...

Ступай к нему одна, красотка!
Щемит в груди и колет бок -

Ты видишь, растерял я силы

И должное воздать не смог

Тому, к кому ты так спешила.

"Увы!" - вздыхают грудь и бок.
Поверь, я искренне страдаю -

Мне б только бросить беглый взгляд,

Чтобы увидеть, дорогая,

Как ты целуешь черта в зад!

Поверь, я искренне страдаю!
Я совершенно удручен!

Как факел, правдою и верой

Светил бы я, покуда он

С тобою рядом пукал серой, -

Уволь! Я точно удручен.
Как не любить такой паршивки?

Ведь я всегда, коль честным быть,

Хотел, со Зла снимая сливки,

Верх омерзенья полюбить,

- Так как же не любить паршивки?
^ ЧТО ОБЕЩАЕТ ЕЕ ЛИЦО

Красавица моя, люблю сплошную тьму

В ночи твоих бровей покатых;

Твои глаза черны, но сердцу моему

Отраду обещает взгляд их.
Твои глаза черны, а волосы густы,

Их чернота и смоль - в союзе;

Твои глаза томят и манят:

"Если ты, Предавшийся пластичной музе,
И нам доверишься, отдашься нам во власть,

Своим пристрастьям потакая,

То эта плоть - твоя; смотри и веруй всласть:

Она перед тобой - нагая!
Найди на кончиках налившихся грудей

Два бронзовых огромных ока;

Под гладким животом, что бархата нежней,

Смуглее, чем жрецы Востока,
Разглядывай руно: в нем каждый завиток -

Брат шевелюры неуемной,

О этот мягкий мрак, податливый поток

Беззвездной Ночи, Ночи темной!"
ГИМН

Тебе, прекрасная, что ныне

Мне в сердце излучаешь свет,

Бессмертной навсегда святыне

Я шлю бессмертный свой привет.
Ты жизнь обвеяла волною,

Как соли едкий аромат;

Мой дух, насыщенный тобою,

Вновь жаждой вечности объят.
Саше, что в тайнике сокрытом

С уютным запахом своим,

Ты - вздох кадильницы забытой,

Во мгле ночей струящей дым.
Скажи, как лик любви нетленной

Не исказив отпечатлеть,

Чтоб вечно в бездне сокровенной

Могла бы ты, как мускус, тлеть.
Тебе, прекрасная, что ныне

Мне в сердце льешь здоровья свет,

Бессмертной навсегда святыне

Я шлю бессмертный свой привет!
^ ГЛАЗА БЕРТЫ

Пусть взор презрительный не хочет восхвалить,

Дитя, твоих очей, струящих негу ночи;

О вы, волшебные, пленительные очи,

Спешите в сердце мне ваш сладкий мрак пролить.
Дитя, твои глаза - два милых талисмана,

Два грота темные, где дремлет строй теней,

Где клады древние, как отблески огней,

Мерцают призрачно сквозь облака тумана!
Твои глубокие и темные глаза,

Как ночь бездонные, порой как ночь пылают;

Они зовут Любовь, и верят и желают;

В них искрится то страсть, то чистая слеза!
ФОНТАН

Бедняжка, ты совсем устала,

Не размыкай прекрасных глаз,

Усни, упав на покрывало,

Там, где настиг тебя экстаз!

В саду журчат и льются струи -

Их лепет, слышный день и ночь,

Томит меня, и не могу я

Восторг любовный превозмочь.
Позолотила Феба

Цветущий сноп -

В полночной тишине бы

Все цвел он, чтоб

Звенеть и падать с неба

Навзрыд, взахлеб!
Вот так, сгорев от жгучей ласки,

Ты всей душой, сквозь ночь и тишь,

Легко, безумно, без опаски

К волшебным небесам летишь,

Чтоб с высоты, достигнув рая,

Вкусив и грусть, и колдовство,

Спуститься, - тая, замирая

В глубинах сердца моего.
Позолотила Феба

Цветущий сноп -

В полночной тишине бы

Все цвел он, чтоб

Звенеть и падать с неба

Навзрыд, взахлеб!
Отрадно мне в изнеможенье

Внимать, покуда мы вдвоем,

Как льется пенье, льются пени,

Наполнившие водоем.

Благословенная истома,

Журчанье вод и шум ветвей -

Как эта горечь мне знакома:

Вот зеркало любви моей!
Позолотила Феба

Цветущий сноп -

В полночной тишине бы

Все цвел он, чтоб

Звенеть и падать с неба

Навзрыд, взахлеб!
^ ПОХВАЛЫ МОЕЙ ФРАНЦИСКЕ

Буду петь тебя на новых струнах,

О, юница, играющая

В моем одиноком сердце.
Оплету тебя гирляндами,

О, прелестная женщина,

Избавляющая от грехов.
Словно благодатную Лету,

Буду пить твои поцелуи,

Влекущие, как магнит.
Когда буря пороков

Затмила все пути,

Ты предстала мне, богиня,
Словно путеводная звезда

В бушующем море...

Я возлагаю сердце на твой алтарь!
Купель, полная добродетелей,

Источник вечной молодости,

Отверзи мои немые уста!
Ты спалила все нечистое,

Выровняла все неровное,

Утвердила все нестойкое.
Ты мне алчущему трапеза,

Ты мне в ночи лампада,

Направляй меня на правый путь.
Укрепи меня твоей силой,

О, сладостно омывающая,

Благоуханная баня.
Блистай на моих чреслах,

Пояс целомудрия,

Освященный серафимами.
В драгоценных каменьях чаша,

Хлеб соленый, изысканное блюдо,

Божественное вино, Франциска! - Пер. с лат.
* НАДПИСИ *

^ К ПОРТРЕТУ ОНОРЕ ДОМЬЕ

Художник мудрый пред тобой,

Сатир пронзительных создатель.

Он учит каждого, читатель,

Смеяться над самим собой.
Его насмешка не проста.

Он с прозорливостью великой

Бичует Зло со всею кликой,

И в этом - сердца красота.
Он без гримас, он не смеется,

Как Мефистофель и Мельмот.

Их желчь огнем Алекто жжет,

А в нас лишь холод остается.
Их смех - он никому не впрок,

Он пуст, верней, бесчеловечен.

Его же смех лучист, сердечен,

И добр, и весел, и широк.
LOLA D VAL NC

Надпись для картины Эдуарда Мане
Среди всех прелестей, что всюду видит глаз,

Мои желания колеблются упорно,

Но LOLA D VAL NC , играя как алмаз,

Слила магически луч розовый и черный.
^ НА КАРТИНУ . "ТАССО В ТЕМНИЦЕ" ЭЖЕНА ДЕЛАКРУА
Поэт в тюрьме, больной, небритый, изможденный,

Топча ногой листки поэмы нерожденной,

Следит в отчаянье, как в бездну, вся дрожа,

По страшной лестнице скользит его душа.
Кругом дразнящие, хохочущие лица,

В сознанье дикое, нелепое роится,

Сверлит Сомненье мозг, и беспричинный Страх,

Уродлив, многолик, его гнетет впотьмах.
И этот запертый в дыре тлетворной гений,

Среди кружащихся, глумящихся видений, -

Мечтатель, ужасом разбуженный от сна,
Чей потрясенный ум безумью отдается, -

Вот образ той Души, что в мрак погружена

И в четырех стенах Действительности бьется.
* РАЗНЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ *

ГОЛОС

Да, колыбель моя была в библиотеке;

Пыль, Вавилон томов, пергамент, тишина,

Романы, словари, латыняне и греки...

Я, как in folio, возвышен был тогда.

Два голоса со мной о жизни говорили.
Один, коварен, тверд, сказал мне: "Мир - пирог.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Похожие:

Учителю и другу теофилю готье iconЯ хочу выразить свою глубокую благодарность мо­ему духовному наставнику,...
С. Максвеллу Кэйду. Без его поддержки моя работа была бы невозможной. Его жена Изабелл Кэйд также оказала мне неоценимую помощь,...
Учителю и другу теофилю готье icon"Пророчество Богатого Папы" Выдающемуся учителю
Индианаполисе, штат Индиана. Причина, по которой мы посвятили эту книгу школьному учителю в том, что корни проблем, обсуждаемых в...
Учителю и другу теофилю готье icon"Пророчество Богатого Папы" Выдающемуся учителю
Индианаполисе, штат Индиана. Причина, по которой мы посвятили эту книгу школьному учителю в том, что корни проблем, обсуждаемых в...
Учителю и другу теофилю готье iconПророчество Богатого Папы Выдающемуся учителю
Индианаполисе, штат Индиана. Причина, по которой мы посвятили эту книгу школьному учителю в том, что корни проблем, обсуждаемых в...
Учителю и другу теофилю готье icon"Пророчество Богатого Папы" Выдающемуся учителю
Индианаполисе, штат Индиана. Причина, по которой мы посвятили эту книгу школьному учителю в том, что корни проблем, обсуждаемых в...
Учителю и другу теофилю готье icon"Пророчество Богатого Папы" Выдающемуся учителю
Индианаполисе, штат Индиана. Причина, по которой мы посвятили эту книгу школьному учителю в том, что корни проблем, обсуждаемых в...
Учителю и другу теофилю готье iconКатехизис русского народа
Русский русскому брат. Помогайте друг другу. Помогайте друг другу, даже если вы ненавидите друг друга!
Учителю и другу теофилю готье iconМетодические рекомендации учителю -логопеду по обследованию голоса...
Методические рекомендации учителю -логопеду по обследованию голоса у детей дошкольного возраста
Учителю и другу теофилю готье iconМанифест и Катехизис Россиян для выживания в России!
Россияне! Любите друг друга, помогайте друг другу. Помогайте друг другу, даже если ненавидите друг друга!
Учителю и другу теофилю готье icon-
Евреи! Любите друг друга, помогайте друг другу. Помогайте друг другу, даже если ненавидите друг друга!
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница