закончен 


Название закончен 
страница2/7
Дата публикации28.04.2013
Размер0.93 Mb.
ТипЗакон
userdocs.ru > Астрономия > Закон
1   2   3   4   5   6   7
Часть

- Ну, вот и что ты молчишь, а? – запричитал я, сидя в позе недолотоса и смотря на красный горшок, в котором цвели фиалки. 

Да потому, что цветы, блять, не разговаривают. «Смирись, Макс, ты – конченый шизофреник, и тебя уже ничто не спасет». Заткнись, внутренний голос, мешаешь! Так…на чем я остановился? Ах, да. Меня ничто не спасет. Я немного отодвинулся от компа и стола, на котором находился многострадальный горшок, подминая ноги под себя, поправляя простынь, в которую, на манер туники, был укутан.

И, театрально приложив тыльную сторону ладони к лицу, откинув голову назад, томно закрывая глаза, представляя на сцене себя, полного страдания. Блин, вязаная шапка мешает нормально руку приложить…ещё и помпоны. Не отвлекаемся.

- Ничто не спасет! – Ну, кроме горячей ночки с БДСМ, пожалуй… Я и БДСМ? БДСМ и Я. 

- Бить или не бить – вот в чем вопрос, – на манер Шекспира выдал я горшку, по-театральному протягивая к нему руки. 

- Жаль, плетки нет – я бы тебя отшлепал. О, что же делать? О, Локи, я знаю, ты спасешь меня! – продолжаю наигранным голосом нести ахинею, рассматривая горшок. 

Вот уже три дня я не выходил в свет. Принцесса взаперти, эх… Нет, не из-за какого-то наказания злой мачехи или дурацкого спора. Просто потому, что не было ни надобности, ни желания. Жалкие смертные не желают спасения – и я сижу дома. Зато стал ловить себя на том, что изливал душу неодушевленным предметам. Даже чайник из шкафа в ванной достал и выяснял у него, не буянит ли «Ролтон». Он должен знать. Он же чайник!
«Это уже клиника. Однозначно». Так, второй я, прекрати тут разглагольствовать. Ты мешаешь мне думать о прекрасном!

О, да. Три дня без свежего воздуха. И все три дня Мура не было онлайн. Его что, инопланетяне на опыты украли? Или ему надоело среди яойщиц прославляться, и он просто залёг на дно? Я представил Женю с позеленевшим от нехватки воздуха лицом и выпученными глазами на дне океана. Там же не видно ни хрена. А он голый? Вмиг покраснев, начинаю мотать головой, вытряхивая дурацкую картинку из головы. Это же Мур! Что за пошлые мысли о моем собрате? Милом таком…и волосы светлые, а как он улыбается… Ну вот, вспомнил психа – и сам трогаюсь. Так только хуже, хоть на стену лезь.

Резкий звонок телефона заставил меня вздрогнуть. Я, спотыкаясь об волочившуюся позади меня простынь и падая, почти дополз к валяющейся на диване телефонной трубке. Пыхтя и кое-как умостившись на ковре, опираясь на диван, ответил на звонок. 

- Ола, морг бешеных хомячков слушает, – выдал я свое привычное приветствие, пытаясь натянуть простынь на бедра. А что? Те, кто меня знают, точно не удивятся. Да и многие коллеги моих родителей уже привыкли. 

- Макс, ну что это такое? – послышался укоряющий мамин голос из трубки. 

- А что? Я так здороваюсь, – небрежно пожав плечами, пересаживаясь на приятно шуршащий серо-красный диван с принтом «Сан-Франциско». 

- Да я в курсе, – вздохнула женщина. – Ладно, сынок, какие у тебя планы на сегодня?

- Никаких. Лежать. Читать. Спать. Сидеть в интернете. Все, как обычно, – фыркнул я, ложась в позу «черепахи». 

- А на улице ты давно был? – возмущенно начала женщина. – Как еще на людей бросаться не начал?

- А зачем мне туда ходить? – тоже возмутился я. – Меня пугают солнечные зайчики… Ещё унесут меня в страну радуги и пасхальных яиц.

- Макс! Не желаю ничего слушать! Хоть в магазин сходи, купи себе поесть! – прошипела мама в трубку, отчего я непроизвольно зажмурился. 

- Ну… - начал было я.

- Нет. Не желаю слушать, – крикнула женщина в трубку и отключилась. 

Несколько секунд я удивленно слушал гудки, смотря в потолок, пытаясь переварить только что сказанное мамой. Это что, меня уже на улицу заставляют идти? Да, докатился ты, Макс… «Ты не круглый» . Отстань, совесть. «Я не совесть». Гррр… Оставьте меня в покое!

Вертя в руке трубку, кидаю беглый взгляд на круглые часы над компьютерным столом. Половина первого… Арина проснется минимум часа через три-четыре, а это значит, что компанию мне никто не составит. О, одинокий я, в стране одиноких одиночек… Слишком много «одиноко». Где-то я это уже слышал. 

Вот не люблю я лето… Нет, то, что нет девятимесячной тюрьмы в лице школы – это, несомненно, хорошо. Но то, что все уезжают по бабушкам и курортам – напрягает. Хотя скорее меня больше бесит, что Я не езжу по городам, а просиживаю тут, в пыльной Москве. А мне так хочется на море, на прекрасное пляжное солнышко, на теплый песочек… 

Ладно, тут мама права – надо куда-нибудь да выйти. Из себя. О, в гневе я страшен. Бойся рассерженного хомячка. Но, все же – куда?.. Просто гулять по Жулебино – не резон, ролики и велосипед тоже отклоняются – не такой уж я фанат спорта, чтобы по такой жаре асфальт своей тушкой вытирать. Какие у нас еще есть цивильные места в Москве, чтобы провести пару часиков? Можно в парк Горького смотаться… Но на метро с «Выхино» две пересадки делать, мне лень. Еще есть ВДНХ, но это вообще другой конец города, я туда не попрусь. Можно на Арбат съездить – там много уличных музыкантов, а я всегда любил на них смотреть… 

Решено. Едем на Арбат!

Поднимаюсь с дивана, неспеша подхожу к шкафу и несколько раз глубоко вдыхаю, медленно разводя руки в стороны и вверх, затем почти соединяя – как самурай во время тренировки. В такой смертельно опасной миссии главное – вовремя увеличить дистанцию. Нерешительно тяну на себя лакированную ручку двери – и сразу отпрыгиваю на полметра от падающей, со всех полок одновременно, одежды. Наконец, когда последняя футболка медленно спикировала с верхней полки и драматично разложилась на верхушке разноцветной кучи, я критично оглядел «масштабы крушения». 

Внушительных размеров гора одежды различных цветов с преобладающим серым казалась для меня черной дырой. Хотя так оно и было… Я вот уже второй месяц пытаюсь там футболку с «30 seconds to Mars» выкопать, но пока мои спасательные операции, к сожалению, терпят крах. 

На глаза попадаются одни из моих черных зауженных джинсов, лежащие как раз сверху всеобщего бедлама, которые я тут же вытаскиваю и бросаю на диван. Осторожно обойдя вещевую кучу, словно в любой момент из неё мог выпрыгнуть туалетный монстр, я открыл вторую дверную створку, снимая с вешалки аккуратно выглаженную серую рубашку. 

Ладно, одеваемся, берем деньги – и, так сказать: «Прощай земля, в добрый путь». Йиха! Бойся, город, псих идет!


***

Все-таки с Арбатом я протупил просто нереально. Ну, так это же я. Не протупил – день прожит зря. Уже после того, как я купил проездной, спустился в подземку и сел на поезд, до меня дошло, что до Арбата тоже две пересадки, причем не очень удобные. То есть я мог и в парк Горького съездить с таким же успехом. Я прям кусок идиотинки в черных кроссовках. 

Хотя…раз уж так, то надо ехать. Именно поэтому я спокойно стоял в самом углу вагона, разглядывая пассажиров. В основном это были либо подростки чуть старше меня, либо пожилые бабушки. 

В ушах неприятно свистело, а громыхающий звук из туннеля за окном невероятно нервировал. Желтый свет, мелькающий за темным стеклом, сливался в единую полосу посреди черной стены, притягивая внимание, гипнотизируя. В такие моменты моя наигранная глупость уходит на второй план. Это самый искренний момент наедине с самим собой. Приходит осознание. Я один. Всегда. И это не изменится.

Вагон плавно покачивался, из-за чего меня стало клонить в сон. Люблю я подольше в кровати полежать, что тут сделать?.. Уверен, каждый любит.
Хотя, с учетом того, что по сравнению с каждым моим сном «Санта-Барбара» нервно покуривает травку, это не очень-то удобно. Видеть каждую ночь чужие истории, переживая их, как свою собственную жизнь… это очень изматывает временами. Да и что себе врать – мне уже идеи девать некуда. Не в шкаф же к скелетам запихивать? Три общие тетрадки лежали исписанные идеями, каждая занимала по странице, а я неделями всего один оридж пишу… Ужас. Главное – Муру про идеи не брякнуть…он убьет или покалечит, или загоняет до смерти. Хотя, зная его, скорее изнасилует. Мозг. Пусть и выглядит безобидным, но я-то знаю правду, как он гонять любит, подкалывая и вставляя пошлые шуточки. По его же настоянию я уже дважды НЦ писал раньше задуманного. 

Так или иначе – конец плачевен, и лучше держать рот на замке. Ну вот, опять этого тирана вспоминаю. Чтоб ему икалось! – мстительно подумал я, а настроение медленно ползло вниз. Если он не появится в Интернете на неделе, я его спамом закидаю, присылая котят и щенят во всем розовом, блин, страницу взломаю и на аву Бибера поставлю. Что у него произошло?

***

На улице было слишком жарко, слишком душно, слишком многолюдно. Было вообще слишком много «слишком»… Зря я одел джинсы с рубашкой… Это было самоубийством – для такой-то погоды. Стараясь идти в тени от многочисленных навесов и зонтиков, я с интересом рассматривал тех, ради кого сюда и приехал – музыкантов. 

Остановился я возле парня примерно моего возраста, который громко играл смутно знакомую классическую мелодию на красивой акустической гитаре. Его пальцы, на которых я заметил огромные белые мозоли, а кое-где – и красную корочку кровяных полос, буквально летали по грифу. Да уж, по сравнению с ним, мои натертости на пальцах – детский сад.

Достаю из кармана несколько десятирублевых монет и кидаю их в раскрытый гитарный чехол. Парень поднимает на меня благодарные глаза, слегка улыбаясь, не переставая играть. 

Медленно поворачиваюсь и иду дальше по длинной улице, которая уже давно полна людей. В воздухе витает призрачная атмосфера счастья и всеобщего оптимизма… Все вокруг смеются, улыбаются. Причем мало кто гуляет тут один, как я – это угнетает. Когда нет настроения, всегда кажется, что мир над тобой издевается и у всех все лучше не бывает? Или это только у меня так?

Солнце нещадно светит, накаляя воздух почти до невозможных температур. Голова немного кружится, а ноги ноют от ходьбы. Вот поэтому я предпочитаю сидеть дома – там прохладно, много воды и мягкий диван. Что еще нужно для счастья?.. Ну, разве что постоянный интернет. И Мур.
Тьфу ты. Локки! Конечно, Локки! Какой Мур? О чем это я?

Медленно иду дальше, с интересом разглядывая картины сидящих чуть поодаль уличных художников. Всегда мечтал так рисовать. Хотя с моей ленью это – задача «Миссия невыполнима». 

Продолжаю рассматривать прохожих, выделяя парней с неординарной внешностью. Мои жертвы. Их потом можно будет в оридж какой-нибудь приписать, а то фантазия у меня далеко не безграничная, да и шаблонные персонажи ох как надоедают. 

Тут мой взгляд натыкаются на белую фигуру, ясно выделяющуюся в разноцветной толпе не только светлой одеждой, но и ростом. Парень в светлых шортах, доходивших ему до колен, бледно-серая рубашка в клетку с длинным рукавом развевалась на ветру вместе с белым шарфиком, небрежно повязанным на шее, обнажая белую обтягивающую майку. Ему в рубашке не жарко-то? Хотя…сам не лучше.

А что? Интересный экземпляр… Можно в мой следующий фэнтези-оридж впихнуть. Про людей, которые могли исполнять свои желания на кровавых обрядах. Как раз на главного героя пойдет, только мне бы лицо рассмотреть…

Начинаю расталкивать идущих впереди людей, протискиваясь сквозь толпу. Все возмущенно зыркают на нарушителя спокойствия, а кто-то даже громко возмущается «подрастающему поколению». А я что? Мне нужен милый натурал, который, в конце концов, в моём творении станет геем – так что не мешайте мне, смертные. 

Продолжаю пробираться сквозь толпу, раздраженно хмурясь. Неужели нельзя передвигать ноги ну хоть чуть-чуть быстрее?! У меня потенциальный герой уходит! Бляа-а-а… Макс, тебе пора уделять меньше времени интернету…

- О, укешка! – тихо воскликнул я, проходя мимо челкастого примерно моих лет, чьего лица я не видел из-за волос. 

Парень молниеносно обернулся, как-то странно на меня посмотрев. Словно зная, что это слово означает.

- Ну, а что? – пожал плечами я. – На семе, прости, не потянешь, – на этих словах я быстро развернулся, заметив, что тот блондинчик ушел еще дальше, чем был до этого, поэтому я прибавил скорости. Мне всего лишь нужно взглянуть ему в лицо один раз – и все… Эх, что ж за день-то такой?! Гоняюсь в центре Москвы за парнем. Веселуха, блин.

Тут краем глаза я заметил какое-то резкое движение чуть справа от парня и, сразу переведя взгляд туда, чуть не остолбенел на месте. Ярко-зеленая небольшая машина съехала с дороги и теперь неслась прямо на того светловолосого парня. 

Рефлекс сработал мгновенно. Я как ошпаренный ринулся через толпу вперед, уже протягивая руку, чтобы схватить блондина, который, похоже, ничего не замечал, напевая что-то. Время на секунду будто замедляется – и вот я уже будто чувствую, как машина ударяется о бордюр, сшибая его. 

- СТОЙ, БЛЯТЬ, ПРИДУРОК! – ору я на всю улицу, успевая схватить парня за запястье и потянуть за собой, падая на асфальт. 

Все еще сильно сжимаю его руку, пытаясь переварить только что случившееся. Даже не смотрю на машину, только думаю о том, что я смог все-таки добежать. Герой, прям. Я не смотрел по сторонам, на прохожих, которые столпились вокруг нас, на парня, который, видимо, тоже приходил в себя – я просто замер, удивленно хлопая глазами. 

Тут блондин все-таки медленно повернулся ко мне, окидывая меня взглядом нежно-голубых глаз с каким-то нереальным ярко-черным контуром. Белая челка закрывала одну сторону лба, и такие же светлые брови удивленно изогнулись. 

- Макс? – искренне удивился он, еще раз окидывая меня оценивающим взглядом. 

- Женя, тебе жить надоело?! – вскочил с тротуара я, громко возмутившись. Это называется «вспомнишь солнце – вот и лучик». А я уж думал, что Мура в туалет засосало…

Ребят, авторы просто хотят повеселится :D Если хотите - читайте и веселитесь вместе с нами ( а нам очень весело, да...)Не хотите - не надо. Мы никого не заставляем :3

Часть

Мало сказать, что я был удивлен тем, что увидел Сая. Нет, скорее я был удивлен тем, что мы встретились ЗДЕСЬ. 

- Эм… Нет... Хотя не отказался бы от профилактики – искусственного дыхания рот в рот в твоем исполнении, – фыркнул я, улыбнувшись с его недовольного лица. 

- Пойдем. Здесь полно людей, и все на тебя смотрят, – недовольно буркнул парень, отворачиваясь. О, Скотч, какие мы, однако, стеснительные.

- И я охотно им попозирую. Мне не жалко, – пожал плечами, поднимаясь и поправляя планшет на плече. Инцидент с машиной был мгновенно позабыт.

Немедленно последовав за Саем сквозь заметно редеющую толпу, я попутно рассматривал его. Высокий, возможно, всего на пару сантиметров ниже меня, натянутый, как струна, он выглядел как-то напряженно и сдержанно. С лица не сходило какое-то задумчивое, серьезное выражение, и взгляд, мечущийся из стороны в сторону, будто кого-то искал. Нервничает? Неужели из-за меня? О, Скотч, какая честь… Хотя я накручиваю. Как обычно. Ничего серьезного, и скорее всего он действительно кого-то ищет.

- Макс, погодь. Куда ты так спешишь, как моряк дальнего плаванья в кварталы красных фонарей, чесн слово? – я быстро схватил парня за запястье, сбавляя ход, отчего тот непроизвольно споткнулся. 

- Чего? – недовольно буркнул он, избегая прямого взгляда.

- Чего ты жмешься, как целка перед сексом, м? – по привычке все опошляя, я миролюбиво улыбнулся, отпуская руку. – Ты видишь меня вживую впервые, а реакция какая-то не такая.

- А?.. – было открыл рот Макс.

- И, да, я даже не нанимал сыщиков специально для поиска твоего места проживания. Случайность, что встретились. Так что кончай тешить свое самолюбие, если ты думаешь иначе, – усмехнулся его «злобному» выражению лица. Хотя сейчас он скорее был похож на хомяка. Мне показалось, или я сказал «кончай»? Черт, а ведь, похоже, правда, извращенец.

- Ладно. Привет, Мур. Я так рад, что последние четыре дня ты так хорошо со мной пообщался. И я даже не представляю, что ты делаешь в Москве, да… - театрально вздохнул он, буравя меня взглядом карих глаз. 

Неужели обиделся, что я не заходил Вк? Какой забавный, а? Да там пока документы на поездку соберешь, пока доедешь… и со всей суматохой я как-то забыл, плюс здесь уже два дня интернета нет. Какое ему дело, где я? Вернулся бы – написал.

- А что, скучал? – перевожу разговор в привычное русло я. Ну, что ж тут поделаешь, люблю смущать людей откровенностью, граничащей с беспардонностью. Они все такие забавные. Вот и Макс такой же. Сейчас парень отвел глаза, что-то обиженно фыркнув. Конечно, ведь если он скажет «нет», то теоретически обидит меня или получит еще одну подколку вроде: «Конечно, если на меня дрочить, то не соскучишься». А если скажет, что скучал, то там вообще долгая история. С не менее веселыми подколами.

- Нет, но знаешь, как трудно, когда никто не может указать на ошибки! – пробормотал он тихо, видимо, не надеясь на мой слух. Словно у него других бед нет. Не так уж я ему и нужен в поддержке.

- Ладно, человек-порядок, пойдем в кафе, что ли, посидим, а то у меня от этого планшета уже плечо отваливается, – усмехнулся я, забивая на разговор, примечая краем глаза небольшую кофейню со столиками на улице. 

Макс кивнул, слегка тряхнув черной челкой, которая, как я заметил, то и дело лезла на глаза. Интересный. 

Мы быстро подошли к расставленным возле входа в кофейню столикам, присаживаясь за самый дальний. Макс было дернулся, чтобы подать мне меню, которое было на столе, но я покачал головой, и без того прекрасно зная, что закажу. Если честно, я уже сейчас немного жалел, что мы сели на улице. Без кондиционеров, солнце… скотч, это попадалово. Зато Макс выглядел очень счастливым, озираясь по сторонам. Ладно, раз ему комфортно, забью на свое мнение.

- Вам чем-нибудь помочь? – спросил молодой парень в фирменном фартуке кофейни. 

- Нет, что вы, мы сами принесем себе еду… - буркнул Макс тихо, но я, опять же, его услышал. Да он просто само миролюбие во плоти, что тут скажешь… И что-то мне подсказывает, что я сыграл в теперешнем его настроении далеко не последнюю роль. Снова накручиваю?..

- Простите, что? – не понял официант, чуть наклонив голову набок. 

- Я сказал: «ванильное мороженое с клубникой», – пожал плечами брюнет, улыбнувшись так, что официант оторопел на секунду. 

- Х-хорошо… - удивленно отворачиваясь от все еще сияющего Максима, пробормотал он. – А Вам?

- А мне «штрудель» и чай с мятой, пожалуйста, – ответил я, глядя, как лицо сидящего напротив парня меняется из «я-няшная-няшка» в «а-ну-ка-все-сдохли-быстро». Потрясно. Его бы нарисовать.

- Какой ты, однако, добрый, – ухмыльнулся я, когда официант ушел. 

- А что? Он меня выбесил! – всплеснул руками Сай. – Нахрена спрашивать: «Могу я чем-нибудь помочь?», если знаешь, что мы будем еду заказывать?! Нет, блять, я его сейчас попрошу мне поменять запасы «Ролтона» в ванной!

- А ты что, правда, его там хранишь?! – искренне удивился я. – Я думал, что это типа пиар-ход…

- Дурак, что ли? Какой, нахуй, пиар-ход? А что, если ко мне домой ворвется пара голодных зомби, м? Вот что делать? – он приподнял брови вверх, пожимая плечами. – А вот я сижу в ванной и лапшу потягиваю. Красота же! – на последнем слове он улыбнулся от уха до уха, становясь похожим на счастливого кота. 

- Хм… - усмехнулся я, представив эту картину. Ребенок, что ещё сказать? – Макс, ты даже не поинтересуешься, что я делаю в Москве?

- У тебя на плече висит чехол для планшета, который я не раз видел, когда сам рисовать учился, и ты на Арбате. Элементарно, Ватсон. Ты приехал порисовать, - отстраненно пробормотал он, задумчиво глядя куда-то в толпу. 

Хм, какие подробности. Рисовал, значит. Надо бы спросить, почему бросил, но я же опять забуду. А сейчас помолчать хочется и… О, Скотч, я просто обязан его таким нарисовать!

Не отрывая взгляда от сидящего напротив Макса, начинаю быстро рыться во внешнем отсеке чехла, извлекая из него любимый механический карандаш, клячку* и новый альбом формата А-3 с деревянной подкладкой.

А парень, кажется, вообще не замечал ничего вокруг, только бегая глазами по толпе и что-то задумчиво бормоча. Ну что ж, это и к лучшему, что не вертится. Пары минут мне хватит.

Рука сама начинает передвигаться по бумаге, рисуя плавные, отточенные линии. Мельком поглядываю на Макса, на морщинку, которая пролегла на переносице, на шевелящиеся губы, на глаза и трепещущие ресницы – все это перемещается на лист. На лицо само собой наползает серьезное выражение, смешанное с безумием – как и всегда, когда я сосредотачиваюсь на рисунке, жадно хватая линии, каждый изгиб, каждое плавное движение, фактуру материи, свет, тень, полутень, рефлекс…

- Слушай, что ты там бормочешь? – тихо спрашиваю, не отрываясь от работы, когда бурчание становится чуть громче. 

- Уке… Семе… Опять уке… А вот этого тот бы трахнул… И этот уке… - еще громче начинает парень, отчего я теперь различаю каждое слово. 
- Эм… И всех ты так? – ухмыляюсь, подводя подбородок на рисунке. 

- Ага-а-а-уке, – тянет он, провожая взглядом пролетевшего недалеко от нас на скейте челкастого. – А вот и семе за ним, – удовлетворенно улыбнулся парень, продолжая сверлить взглядом любого симпатичного парня в радиусе действия его глаз. 

- А я кто? – с интересом спрашиваю, отвлекаясь от рисования, и привычным движением перебираю пальцами карандаш. О, Скотч, как я люблю так делать. Смущать. Наверняка запнется с ответом.

Макс быстро поворачивается ко мне, оглядывая быстрым, рассеянным взглядом. 

- Семе, – кидает он, чуть удивленно глядя на альбом. – Что рисуешь?

- Тебя, конечно, – с интересом рассматриваю лицо. – А почему именно семе? 

Мне вот, честно, любопытно, что он сейчас скажет. Хоть свое фирменное: «Локки дает мне сигналы свыше», хоть: «Сам хомяк судьбы вел тебя к этому». Просто хочу услышать довод. 

- Ну… Во-первых, ты – извращенец, – начинает загибать пальцы он. – Хотя... СТОП! Ты же извращенец, поэтому на «во-первых» мы и остановимся! – он подмигнул мне, возвращаясь к своему «распределению». 

- И всегда ты так?

- Угу. Всегда. И в школе, и в метро, и в кино… И в магазине, и в больнице, и на дороге, и в кафе, и в бассейне, и в музыкалке… – начал с энтузиазмом перечислять он. 

- Все-все, я понял! – я шутливо закрыл уши руками, не желая слушать Макса. 

В конце концов парень все-таки успокоился и вернулся к созерцанию толпы, а я вновь принялся рисовать. Рисунок выходил вполне сносным для быстрого наброска, но мысленно я зарекся себе дорисовать его, когда будет свободная минутка. Или двадцать… Я довожу работу до конца, пока мне не понравится. Не важно, сколько времени это займет. 

- Вот ваше мороженое и ваш «штрудель» с чаем, – пролепетал незаметно подошедший официант, ставя перед мгновенно загоревшимся Максом большую плошку с пломбиром, а передо мной – блюдечко с пирогом и чашку с замысловатым рисунком. 

- Спасибо… - тихо обратился к парню Макс, смотря на мороженое ТАКИМ взглядом… О, Скотч. Да мне и сравнить-то не с чем… - Кстати, а можно вам один вопрос?
Нет! Не спрашивай у него, ты же сейчас не…

- Конечно, – у парня были светлые взлохмаченные волосы, которые трепал легкий ветерок, а карие глаза устало смотрели на нас из-под чуть прикрытых век. Что сейчас будет... Веселье – не то слово.

- Как вы относитесь к геям? – мило улыбнулся Макс. 

Мне показалось, или парень позеленел? Да уж, Макс точно немного неадекватный. Хотя… будь я на его месте, тоже спросил бы.

- Абсолютно нейтрально, – пролепетал он, быстро ретируясь из-под пронзительного взгляда улыбающегося брюнета. 

- Уке. Сто процентов даю, – ухмыльнулся он, глядя ему вслед. Мороженое Макса, видимо, уже не интересовало. 

- Насколько я понимаю, ты никому не даешь. Кстати, с чего ты взял, что уке? Может, универсал? – чуть нахмурился я, разламывая треугольный кусочек пирога и с удовольствием вдыхая запах печеных яблок. Альбом все еще не очень удобно лежал у меня на коленях, хотя… Клячка с ним – не пропадет.

- Ну, смотри: у него светлые волосы, он работает в кафе, он стеснителен… - пожал плечами Макс, облизываясь на мороженое.

Почему-то именно на этом жесте я поднял на него глаза, замечая, как влажный язык скользит по мягким губам, смачивая их. Блестят. В следующую секунду он зачерпнул немного пломбира, щедро политого клубничным сиропом, на самый край ложечки, медленно поднося ее ко рту. Причем мало того, что я как полный идиот смотрел, как мороженое медленно исчезает у парня во рту, оставляя маленькую белую капельку на губах, так я еще и заворожено смотрел, как двинулся его кадык, когда он проглотил лакомство, расплываясь в улыбке. Не привык бы к такому рассматриванию людей – ещё раз нарек бы себя маньяком.

Медленно протягиваю к Максу руку и подхватываю маленькую белую капельку, которая остановилась в уголке губ. Привычка. Никто бы из друзей точно не смутился бы. Но, зная Макса, думаю, стоит приколоться. Подношу палец к губам, слизывая пломбир. 

- А неплохое такое мороженко, м?..

Макс смотрит на меня взглядом а-ля «Это меня что, только что морально изнасиловали, а я не заметил», даже чуть открыв рот от возмущения. 

- А что? Ты испачкался… - я миролюбиво пожал плечами, возвращаясь к членовредительству над своим пирогом. О, Скотч, как я люблю это слово. 

- Так. Я не могу тут сидеть! – взрывается парень, кидая ложку в мороженое. 

И тут, как говорится, начинается «закон жанра»… Чуть подтаявшее мороженое десятками маленьких капелек разлетается вокруг, пачкая почти всю одежду Сая. 

- Бяяа-а-а… - застонал парень, окидывая себя критичным взглядом. 

- Знаешь, я промолчу, на что это похоже, – усмехаюсь я.

- Вот и молчи, – бубнит Макс обиженно, пытаясь стереть мороженое с одежды, но из-за этого ткань покрывается лишь белыми разводами. 

- Дурко. 

- Сам такой. 

- Пофиг, – опять ухмыляюсь. Не, ну, он такой забавный все-таки. – Ладно, Макс, где ты живешь? Я не думаю, что тебе прельщает гулять по Москве испачканным в какой-то белой жиже, м?

- Да у меня даже матери дома нет! Не постирает же никто… А машинку я боюсь еще больше, чем пауков, – обреченно говорит он, смешно надув губы.

- Значит, я еду с тобой и стираю эту чертову рубашку, – пожимаю плечами, смотря, как забавно парень открывает рот, чтобы сказать что-то про мою гениальность, не забыв упомянуть Локки или в очередной раз употребить мое любимое «Ты извращенец!».

*Клячка – вид терки, мнущейся как пластилин. Чаще всего используется при рисунке мягкими материалами.

1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

 закончен  icon закончен 
Персонажи: Розалина, Настя, Ирина, Александр, Тимур, Максим, Наталья Денисовна, Дина, Адель 
 закончен  iconФио шаманская Варвара Андреевна    Дата рождения
Закончен "Димитровградский технический колледж" с отличием, на данный момент незаконченное высшее: фгоу впо улгту  (3 курс факультета...
 закончен  iconЭта же книга в других форматах
Они будут просить, умолять, обещать сделать для школы все возможное и невозможное, только бы их чадо приняли. Но всем им опять придется...
 закончен  iconЭта же книга в других форматах
Троллем случилось то же, что со всеми истинными творениями немцев: с Кельнским собором, с богом Шеллинга, с прусской конституцией,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница