закончен 


Название закончен 
страница6/7
Дата публикации28.04.2013
Размер0.93 Mb.
ТипЗакон
userdocs.ru > Астрономия > Закон
1   2   3   4   5   6   7
Часть

Так, чтобы не было всяких "вы сломали мне психику" или "фуу..гадость", я советую слабонервным лицам, детям, младше тринадцати лет, беременным женщинам и вообще не очень уравновешенным личностям пропустить первую часть главы, начиная читать после звездочек. Да-да, если вы любите флафф, то вам вниз, во-о-о-он туда. Да, вот туда, молодцы, листаем страничку вниз.
Ну, а те, кто все же остался с нами. дорогие слешеры, удачи! :3
Так, ты , чего ты улыбаешься!? А ну ка убери чай, а то выплюнешь его на экран! А ты лучше сразу прожуй яблоко, а то подавишься! Я сказал не надо читать вам первую часть. Уруру, вот теперь умнички :3
Слешеры, читаем. 


– Эм... Жень... Знаешь, если я думаю о том, о чем думаешь ты… – неуверенно делаю шаг вперед, параллельно вытягивая руку из его ладони. В голове водоворот сумбурных мыслей, которые формируются в одну невразумительно глупую и, как всегда, безрассудную, необдуманную идею, – тогда лучше сделать вот так, – чуть ухмыляюсь собственной смелости, медленно поворачиваюсь к нему спиной и складываю руки.

Осознание абсурдности своих же действий приходит не сразу. Ну, как – не сразу… Только когда я понимаю, что Женя застыл в шоке, приоткрыв рот. Странно, что я не слышал звука упавшей челюсти.

- Макс, ты что, серьезно? – слышу какую-то нервную усмешку в его голосе, хоть и не могу видеть его лица. Наверняка он в полном недоумении… Не один ты у нас мастер по облому, чувак! Я тоже могу.

Да, блять, я серьезно соглашаюсь быть связанным. Хотя с каждой секундой эта мысль кажется все более идиотской, вспоминается что-то подобное в одном прочитанном фанфике. Может, передумаю?

- Не-е-е-ет, уже передумал, – пожимаю плечами и быстро направляюсь из комнаты в сторону коридора. 

- Ээ-э-э-э, нет! Стоять! – Женя резко перехватывает меня за запястье, дергая на себя, отчего я буквально впечатываюсь в его спину, опять оказываясь у Катиного комода. 

- Два раза предлагать не надо, - усмехается, наклоняясь ко мне. – Мы даже не целовались… Что, страшно попробовать?

Тихое цоканье возле уха. У него пирс – я помню. О, Локки, да это же мой фетиш. Маленькие кусочки холодного металла в горячей коже. О, да… Может, все-таки попробовать? Он мне ничего не сделает. Это же Мур... И пирс... Да, блять, не сделает, как же. Мозги, наконец, начали работать. Какой-то тип хочет засунуть мне ЭТО в зад? Да ни за что! Хотя… это же не «какой-то тип». Жень… Мы столько пережили уже. Чего только стоят метро и скайп, а уж советы насчет НЦ… Но каким боком здесь наше общение и секс? Я знаю, что у него уже было, но блееа-а-а-а… страшно. 

Хаотично пытаюсь сообразить, что же делать. По отношению к девушке я останусь девственником, но это точно пошатнет мое понимание секса. Я не знаю... Может, как всегда, пустить все на самотек?

Ожидая ответа, медленно проводит губами по уху, щекоча дыханием волосы, перемещаясь на шею. Хватка на руке слабеет. Дает шанс освободиться?

- Я клянусь не причинить тебе вреда, за который ты потом захочешь кое-что мне отрезать и засунуть в меня же… - что ж, такая картина меня вполне устраивает. Это просто бред, но ради интереса я согласен. Но только на поцелуй. Локки, где мои мозги?

Аккуратно поворачиваюсь, он с интересом смотрит на меня. Ну, чего смотришь? Первым целовать не буду. Риск? Не, не слышал. Я бы охотней мотанул сейчас в ванную, забаррикадировавшись там, потягивал бы Ролтон. Но руками уже обнимаю его. Мозг, отключись, я только попробую. Потом будет легче писать… Только ради этого!

Глубоко вдыхаю, опуская глаза в пол. Мне никогда не было так стыдно, как сейчас… хотя… нет, было. Нет, вру, на самом деле это новый порог стеснительности. 

Плейлист переключается на очередную песню. Когда он уже в режим ожидания перейдет? Черт, ну что так долго-то?! Сердце начинает сильнее биться в груди, отдаваясь эхом в висках, а кончики пальцев начинают пульсировать от напряжения. Я тут обделаюсь от страха, прежде чем…

Кажется, что я слышу, как ветер приподнимает шторы, шурша, спускаясь сквозняком из открытого окна… Звуки слышны словно через вату, а лицо начинает гореть. Жарко и так неловко… По инерции облизываю пересохшие губы, делая их влажными. Приятная пульсация на обветрившейся и искусанной коже. И в этот же момент он медленно приближает свое лицо еще ближе, ближе, ближе… Остановившись буквально в миллиметре от моих губ. Меня обдает теплым дыханием, а серо-голубые, эти нереальные яркие глаза смотрят прямо на меня. Немного размыто из-за близости парня вижу в них отражение своего испуганно лица, и самому становится смешно от себя. Придурок, ты сам согласился.

Еще один глубокий вдох, смешанное дыхание, несколько заключительных аккордов из динамиков моей комнаты, и я нерешительно касаюсь Жениных чуть приоткрытых губ. Лишь легкое касание, которое длится, как кажется, вечность. Чуть приоткрываю рот… аккуратно, осторожно, мучительно медленно… 

Глаза закрываются сами собой, а по телу проходит тепло вперемешку со стайкой быстрых, приятных мурашек, когда его рука еле ощутимо проводит вниз от шеи, по спине, спускаясь на поясницу, останавливаясь на ягодице, уверенно притягивая к себе. Непроизвольно чуть выгибаюсь от щекочущих ощущений, которые ярко ощущаются даже сквозь ткань домашней футболки. Только не ржать, спокойно…

Он аккуратно углубляет поцелуй, проникая горячим языком мне в рот, еще сильнее прижимая рукой к себе, отчего я чувствую его сердцебиение – спокойное и размеренное по сравнению с моим, обезумевшим от страха.

Чуть теплый и мокрый шарик пирсинга проходит по губе, ярко контрастируя с горячим и мягким языком, проникая внутрь, проводя по небу. С опаской и легкой дрожью отвечаю на поцелуй, проводя кончиком языка по его, и, наконец, касаюсь маленькой железной штанги. Гладкий шарик, такой неожиданный у него во рту, отчего становится как-то ужасно непривычно. Одно дело – когда я чувствую, что он им проводит по моему языку, а другое – поймать самому. Нравится…

Страх постепенно отступает, а любопытство и азарт берут верх, и я нерешительно приподнимаю штангу языком, тесно прижимая его язык. Как же здорово!..

Не отдавая себе отчета, отпускаю его, позволяя вернуться в мой рот, и прихватываю шарик зубами. От неожиданности Женя дергается и что-то невнятно стонет мне в губы, металл неприятно скрипнул на моих зубах. Еще разок... Хмыкаю про себя. Да уж, теперь я знаю твое слабое место.

Стон? Осознав, что только что сделал, я растерялся, а он начал целовать увереннее, затягивая мой язык, прижимая крепче; чувствую, как он сжимает мой зад и такое теплое вжимается в мой… его… еще… БЛЯТЬ. Да мы же тремся через ткань! Когда успели, а самое страшное – когда у меня встал? С испугом вспоминаю момент в метро, пытаясь оттолкнуть его. Он нехотя отстраняется, но не отпускает.

- Знаешь, сложно не трахнуть тебя прямо здесь, на полу и без смазки. Только моя совесть говорит, что ты этому не обрадуешься, - немного хриплый шепот, рукой немного отодвигая меня за талию от тела. – Давай так: сейчас поговорим о чем-нибудь, иначе не обещаю тебе сохранность. И не тяни за штангу специально… это, -тяжелый вздох, - заводит.

- Эм… Даже остроумно ответить не получается… - раздосадовано качаю головой я. 
Женя не отвечает, лишь продолжает сверлить меня мутным взглядом серых глаз. 

- Сколько будет готовиться хавчик? – неожиданный вопрос заставляет меня забыть о неловкой ситуации. Ну, как, неловкой?.. Меня только что чуть не трахнул мой старый друг по переписке. Да, всего-то неловкая ситуация…

- Ну, час где-то, – прикидываю в уме уже прошедшее время с момента погружения запеканки в духовку.

- Ты вчера вечером и сегодня что-то ел? – ещё более непонятный вопрос со стороны парня. 

- Ну, мороженое в кафе и все, не особо хочется… А что? – его поведение начинает пугать. Да и вопросы какие-то странные. Даже, пожалуй, слишком… Хотя это же Женя. 

- Поставим вопрос раком. Как далеко ты согласишься со мной зайти? – невозмутимо поинтересовался он. Ну, Локки его побери! Как такое можно спрашивать с таким лицом и так прямо. Но, как далеко… Не думаю, что вообще в наше время возможна ситуация а-ля «И жили они долго и счастливо, усыновив маленький мужской гаремчик». Я и сейчас согласился именно из-за его напора, да и пригодится мне это, так?.. Хотя чего врать самому себе. Просто мне на самом деле захотелось – и это все объясняет. Наверное.

Тут парень, не дождавшись моего ответа, схватил меня за запястье (да, у меня уже дежавю за сегодняшний день), потащив в ванную.

- Спринцовка есть? – спросил он, открывая ванный шкафчик.

- Чего-о-о? – я обалдел. Эта же та хрень, которой… Поежившись от детских, причем не самых приятных, воспоминаний, с каким-то суеверным ужасом рассматривал роющегося в шкафчике парня. Он что… Клизму сделать хочет?! Кому? (Да, вопрос глупый…) Зачем? Что вообще происходит? Я впервые в жизни увидел Женю вживую, и весь день кажется мне нескончаемым кошмаром. Насыщенным, интересным, не поддающимся никакой логике кошмаром.

Наконец он находит эту зелёную хренотень, больше похожую на большую пипетку, где-то в недрах шкафчика. Эх, лучше бы в Нарнию провалился... Мне вот интересно, откуда у нас в доме сие оружие массового уничтожения, м? Хотя, может, кто-то из предков когда-то давно решил перейти к решительным мерам в воспитании. Да уж, даже думать страшно…

- Же-е-ень… - дрожащим голосом зову парня, - а зачем тебе эта штука?

- Тебя баловать,- пробормотал он себе под нос. – Поставишь чайник? 

Не дав ответа, я пулей вылетел из ванны. Что-то подсказывает мне, что это не хорошо... О-о-ой, как все не хорошо. Но куда я денусь? 
Окно? Четвертый этаж – так что мне поможет только сила великого огурца. Так, стоп. Никаких огурцов. На них пупырышки. Спрятаться в диван? Нет, не прокатит – нужно вытаскивать оттуда вещи. Выбежать из квартиры? И оставить его одного? Н-да… Лучше сразу убиться об стену, прежде чем это сделает моя мать. Эм… В шкаф? Ну да, лучшие традиции ролевых игр, как говорится. Так что не вариант. Можно спрятаться на балконе, да только там нет съестных запасов… Есть еще вариант нескольких больших кухонных шкафов и кровать в комнате предков… Но что-то мне подсказывает, что это слишком глупо. 

Так, Макс, соберись…

Нервно чиркаю спичкой, зажигая конфорку и ставя чайник на плиту. Я остался на кухне гипнотизировать чайник, пока Женя что-то делал в ванной. Послышался звук льющейся воды. Даже заглядывать туда боюсь. Нет, можно, конечно, закрыть его, но… Он же съест мой Ролтон! Черт, это не вариант. Может, мне бежать из страны? Эм… эм… Куда-нибудь на юг. Так и представляю себе картину:

«- Здравствуйте, дяденька пограничник. Можно мне бежать из страны?

- Чего тебе, мальчик?

- Знаете, эти ужасные угарные газы, вечные пробки, плохая экосистема, отсутствие панд в ареале обитания… Путин, в конце-то концов! Хотя, если честно, мне пытается сделать клизму мой хороший друг. Пустите, а?..».

Вот так и представляю лицо этого самого «дяденьки». А потом – привет, смирительная рубашка, белые стены и гороховый суп. Наконец свист чайника выхватил меня из совсем не милых раздумий, отчего я непроизвольно вздрогнул. 

- Жень, чайник! – позвал я.

- Слышу-слышу, – он выходит из ванны, легонько толкнув закрывающуюся дверь, и неспешно снимает чайник с плиты. – Есть кипяченая вода кроме кипятка?
Он аккуратно проводит рукой по своим волосам, снова меня рассматривая. Без слов поднимаюсь с места и переношу графин на стол. Хрусталь тихонько звякнул при соприкосновении со стеклянной поверхностью.

- Вот, – не знаю почему, но я вдруг успокоился. Словно это затянувшийся бредовый сон. Тогда где Локки и пони? Это неправильный сон какой-то. Ущипну себя и проснусь… Но это не подействовало. Черт, похоже, правда. Он тихонько достает миску, смешивая кипяток и прохладную воду, опускает пальцы, проверяя температуру. Добавляет холодной. На этот раз, похоже, все. Берет её с собой и возвращается в ванну. Через пару секунд доносится его хихиканье.

- Ну, где же ты, жертва блядства и разврата? Я жду-у-у тебя! – невольно сам начинаю ржать. О, Локки, это же Мур, ну, в самом деле. Переживем... 

Незаметно для себя самого направляюсь в ванную, а уже у самой двери замираю. Клизма. Мне. Он сам сделает, что ли, или как? Так, стоп, нет! Я не подписывался на это! Не-е-е-ет! Я еще так молод! Мои дети не выдержат этого! «Макс, у тебя нет детей!». Вот именно! У меня еще даже нет детей!

Подумать мне снова не дают, затаскивая в светлую комнату мощным рывком. Тут же он прижимает меня к своей обнаженной (футболочка… помним, любим, скорбим) груди, настойчиво целуя. Затем берет это оружие массового поражения, начинает набирать воду из миски. Не-е-ет! 
Продолжает нежные поцелуи, пытаясь отвлечь. Но все равно страшно… Ужасно, просто неописуемо страшно!

- Один раз – не альпинист, – усмехается парень мне в губы, вспоминая старую шутку. – Будет не больно, – успокаивающе шепчет в перерывах между ласками, стаскивая с меня одежду и свои шорты. Голова отказывается выдать хоть одну умную мысль. Ну, пусть не умную, но хоть какую-то. В глазах мутнеет, а ноги становятся ватными. Что-то мне нехорошо…

Женя тем временем аккуратно затаскивает меня в ванную, полную пены и теплой воды. Ну, блин, только что же купались…

Очередной поцелуй, от которого сносит крышу. Я даже начинаю привыкать, хотя… разве к ТАКОМУ привыкнешь?..

Ловлю губами шарик, оттягивая… дааа. Предупредительная рука на бедре скользит, чуть сжимает ягодицу, из-за чего я непроизвольно выпускаю штангу. Чувствую, как он требовательно разводит мои колени в стороны, приближаясь ко мне почти вплотную. Да это же НЦ какая-то! Да уж, будто я этого еще не понял.

Всплеск воды, которая выливается на пол при моем резком движении, когда Женя прижимается еще ближе. Настолько близко, что, кажется, я ощущаю его горячую кожу, как свою собственную. Температура воды контрастирует с воздухом, из-за чего по спине проходят неприятные судорожные мурашки. Музыка давно стихла, оставляя место какой-то приятной тишине, которую сейчас наполняли лишь тихие водяные переливы и наше глубокое, громкое дыхание. 

Медленное движение Жениной руки вниз, к моему паху.

Что-то не так, так приятно… И там, где не следует, между прочим. Парень начал разрабатывать меня, медленно, аккуратно. Столько раз читал и писал об этом… и тут… Что за хрень?!

Один палец медленно массирует тугие стенки входа – неприятное тянущее ощущение, из-за которого с губ непроизвольно срывается болезненный всхлип. Рукой сжимаю его локоть – не зная, куда больше вцепиться – в попытке отвлечься и не дернуться от него. А внизу так ужасно тянет – долго, медленно, будто кожу оттягивают… Хотя так, по идее, и есть. Успокаивающий поцелуй, языком парень нежно очерчивает контур губ, а рукой зачерпывает воду вперемешку с пеной, поливая мне на спину, чтобы было не так холодно. Может, это не так уж и плохо?
Блондин отрывается от моих губ, утыкаясь лбом с уже порядком взмокшей челкой мне в плечо. Тяжело дышит, как и я, но ведь паниковать надо, или вырываться, или… 

Медленно проникает внутрь, а вторая рука, нежно сжимая, движется на моем члене, каждый раз чуть надавливая на уретру. Ощущения смешиваются: наслаждение, приятное, будто выворачивающее изнутри чувство смешивается с тугим, неприятным ощущением, сливаясь в какие-то неописуемые чувства. Еще раз по стволу, от самого основания до головки. Медленно, легко... Ну, сильнее, что ли… Издаю очередной всхлип – на этот раз, правда, недовольный. 

- Тшш… - как и тогда в метро, шелестит над ухом. Думает, что я боюсь? Хм… Давно уже нет.

- Жень, сильнее, – выпаливаю я, даже не задумавшись о том, что сказал. 

Палец мучительно медленно пару раз входит, кажется, на всю длину – и тут же покидает меня, принося приятное чувство пустоты и стягивания мышц. Не больно, но это странно и так… нежно.

Мутным взглядом замечаю, что он тянется за этой дрянью. Слышу, как всплескивает вода, шуршит пена, его глубокий вдох. Мне даже показалось, что я видел его стояк. Бля, только заметил отсутствие волос. И стрижку в виде… Луны! Я просто поражаюсь его ненормальности. Ну какой нормальный парень сделает там Луну?

- Лунная призма, дай мне силы! – завопил я не своим голосом, таращась на полумесяц чуть выше основания члена. 

- Именно с этой мыслью я её и делал, – хихикнул парень, понимая, на что я уставился.

Хочу прикоснуться – интересно, колется? 

Снова опускается напротив, шире раздвигает мои ноги, одну закинув себе на плечо, и снова наклоняется для поцелуя, устраиваясь прямо у меня между ног. Внутри такое приятное чувство… какой-то странной теплоты, что ли...

Наощупь дотрагиваюсь до его живота, чувствую, как мышцы сокращаются от моих касаний, спускаюсь ниже…

Это так… странно. Сквозь мутную пелену отключающегося сознания чувствую, как что-то теплое и странно гладкое проникает неглубоко туда, где совсем недавно были такие теплые пальцы. Уверенные движение на моем члене, легкое касание головки, яичек, надавливание на уретру, легкое трение о мошонку… под водой так приятно. Стараюсь повторять его движения на нем, непроизвольно начинаю тихо постанывать. Легкое скольжение туда–обратно вдоль ствола. Расслабляюсь… Предупредительное тихое «держись» – и чувствую, как внутри резко разливается тепло. Два почти синхронных рывка и…

По телу проходит неконтролируемая дрожь, мышцы сами по себе то сокращаются, то расслабляются, глаза закатываются. В голове никаких мыслей, а вокруг, как кажется, только тепло и Женя: его руки, губы, яркие глаза – весь он. От наслаждения выгибаюсь в спине, запрокидывая голову. Вместе со спермой отпускает и вода от зеленой херни. А из губ сам собой вырывается протяжный громкий стон, отдающийся от бежевых стен эхом. И мне показалось, что стон был не только мой.

Пару минут я пытаюсь отдышаться, приходя в себя. В голове шок – не более. 

- Сука! Я урою всю твою семью вместе с тобой, спляшу на могиле, а после разложения подожгу останки и пепел съем! – мозг, наконец, включился. Те несколько минут помутнения сыграли со мной злую шутку…

- Макс, ты чего орешь?! – Женя от неожиданности резко отшатывается от меня на самый конец ванной, из-за чего спринцовка, потеряв хозяина, ме-е-е-едленно всплывает на поверхности рядом со мной. А я думал, она будет тонуть топориком. Блин. 

- Ты… ты... – беспомощно открываю рот, как рыба, попавшая на сушу, не в состоянии что-либо сказать.

- Я? – ухмыляется парень, заметно расслабляясь. – Кто-то сам просил. 

Смущенно отворачиваюсь, не находя, что ему ответить. На самом деле-то он прав…

- Макс, скажи, а ты все еще не против, чтобы я тебя связал? – невинно пролепетал Женя, улыбнувшись. 

Эм… Знаете, есть в интернете такие блоги с топом самых эпичных фраз. Ну что ж, эта побила все рекорды. Нет, честно. Он только что трахнул меня клизмой, ээм… и теперь просит меня связать? Нет, я не против, что? Я же хренов экспериментатор, куда там?!

Демонстративно молчу, стараясь избегать прямого взгляда. Так, молчи, молчи, молчи…

- Я могу воспринять это как согласие? – продолжает Женя, миленько так улыбаясь. 

- Нет! То есть… да... то есть... нет… не знаю! – чувствую, как кровь приливает к и без того горячему от возбуждения лицу. Да уж, я, наверное, бардовый там… 

- Са-а-ай? – вкрадчиво начинает Женя, пропуская пену сквозь пальцы.

- Что?

- Ты ведь мазохист? – чуть усмехается. 

- В переделах разумного, – бурчу я недовольно. 


***

Гребаная сила убеждения, гребаный Женя, гребаные веревки, гребаная повязка, гребаное отсутствие мускулов для сопротивления. Мир так жесток…

Он вытащил меня из ванны, буквально таща до Катиной комнаты, откуда я благополучно сбежал, но (кто бы сомневался) был пойман и жестоко наказан щекоткой. Дважды. 

Ну а потом началось самое страшное. Две моих руки быстро, но очень крепко связали за спиной, зафиксировав с туловищем, на глаза была повязана какая-то небольшая черная ткань, найденная им в Катиной комнате. А сам я сейчас сижу на коврике, кажется, у себя в комнате, почти полностью обездвиженный и ничего не видящий. Ах, да… Приплюсуйте ко всему мой стояк и то, что Женя ушел на кухню. Покушать. Он голодный, видите ли, а я уже не знаю, куда себя деть от этого ужасного тянущего чувства внизу живота, от мурашек, которые бегают по обнаженному телу от прохладной температуры (да, он мне даже одеться не дал!), и от этой темноты, царящей вокруг. То, что я мог полагаться только на слух, одновременно будоражило и пугало… 

Хотя единственным конкретным чувством, которое я сейчас испытывал, была именно злость. Есть он, блять, пошел. Нет, ну у меня же даже слов нет, чтобы описать всю степень моего негодования! А самое ужасное – это то, что когда он уходил на кухню, оставляя меня здесь, то не удержался от комментария: «Надо же, опять у тебя встал. Заметь: от простых веревок». И вот на этом моменте захотелось его придушить. Собственными руками. Грр…

Так, стоп, кажется, я только что слышал шаги… Напрягаю спину, чтобы сесть ровно, и сразу непроизвольно морщусь от тупой боли в туго затянутой пояснице. Тупая, медленная, отдающая в голову. Возбуждающая на уровне подсознания, заставляющая выгибаться в спине так, чтобы чуть ослабить веревки. Да, он предусмотрел будущую позу…

Рот чуть приоткрыт, так как повязка закрывает еще и нос, не давая дышать. В уголке губ собралась капелька вязкой от возбуждения слюны, которая вот-вот стечет по подбородку. Уже даже не облизываюсь, просто глубоко дыша. 

О, Локки, это же сводит меня с ума…

- Знаешь, а ты вкусно готовишь, – слышится довольный возглас из коридора вместе с приближающимися шагами. 

- Спасибо, – язвительно улыбаюсь я, но вместо усмешки получается какой-то жалкий хрип. Да уж, Макс, ты сам себя довел своими же мыслями. 
Опять шаги… близко, еще ближе… Чувствую кожей легкое дуновение ветерка – и вот парень, кажется, останавливается в нескольких сантиметрах от меня. Тихое шуршание полотенца, в которое он был укутан, касание кожей ламината – и вот я уже чувствую, как мое ухо обдает горячим дыханием. 

Мгновенно по телу проходит приятная дрожь, и чувствую, как по члену стекает маленькая капелька горячей смазки. 

- Ты возбудился еще сильнее, – влажные губы задевают ухо, а кончик горячего языка едва касается хрящика. Неописуемые ощущения… Так приятно, немного щекотно, нежно, невесомо… Хочется большего, жёстче, жарче, сильнее…

Ничего не отвечаю, лишь громко, прерывисто дыша. В голове каша, тело немеет, возбуждение захлестывает меня с головой, я горю в нем, сгораю заживо, корчась в муках. Это не я. Не может быть такой реакции на него.

- Какой же ты забавный… - тихо шепчет, рукой проводя по груди вниз, останавливаясь у самого основания члена. Выгибаюсь навстречу дразнящим прикосновениям, не замечая, как из губ сам собой вырывается какой-то жалобный стон, так как веревки начинают давить. Хотя боль будоражит еще сильнее…

Запрокидываю голову назад, открывая рот. Его руки, пальцы, прикосновение. Все это какое-то нереальное, выдуманное, ненастоящее…
Кончик пальца касается губы, собирая вязкую слюну. Проводит по подбородку, возвращаясь обратно. А я нерешительно прикрываю рот, обхватывая палец губами. Чуть боязливо касаюсь его кончиком языка, смачивая, и выпускаю. Слышу одобрительный хмык, от которого внутри все холодеет. 
Еще одна мучительная секунда неведомой темноты. Я не знаю, чего ждать, что это будет?.. Поцелуй, ласка? Ощущения обостряются, все становится каким-то ярким, и я, кажется, явно могу ощутить все и без зрения – только намного резче, точнее…

Неожиданно губы касаются сочащейся смазкой головки, отчего я издаю протяжный, неожиданный для самого себя стон, такой пошлый, развязный и громкий, одновременно пытаясь чуть поднять бедра. 

Нет, веревки мешают напрягать спину. Ужасная пытка… Сладкая, долгая, приятно тянущая…

А Женя тем временем легко касается головки самым кончиком языка – я даже ощущаю его горячее дыхание. Начинаю часто-часто дышать, а губы блондина тем временем уже обхватили меня. Чуть посасывая, создавая вакуум. А холодный шарик пирсинга скользит по горячей, нежной коже. Голова начинает кружиться, глаза сами собой закатываются, даже будучи закрытыми тканью, дыхание сбивается, превращаясь в жалкие хрипы. А внизу живота сосредотачивается жар, распространяющийся по всему онемевшему телу. Кажется, что вот-вот это тепло разорвет меня изнутри, уже пульсируя в набухшем члене. Холодный маленький металлический шарик и горячий мокрый язык. Так вязко, мокро и тягуче. Он проводит по всему стволу, до самой головки, проводя по ее основанию, чуть отодвигая крайнюю плоть рукой. 

И вот маленький холодный шарик проникает прямо в уретру, отчего я почти в невменяемом состоянии резко дергаюсь, поднимая новую волну возбуждающей и будоражащей до самых кончиков волос боли. 

Щелчок крышечки. Крем? Ну, хоть на этом спасибо.

Чувствую прикосновение немного прохладных влажных пальцев к анусу, пытаясь расслабить судорожно сжимающиеся по инерции мышцы. Это трудно… Почти невозможно, но я пытаюсь, честно. Я столько всего знаю об этом и теперь сам чувствую.

Неглубокое скользкое проникновение внутрь, от которого меня сразу отвлекают настойчивые губы на члене, заставляющие меня начать мелко дрожать. Пальцы внутри обильно смачивают стенки, уже даже не причиняя дискомфорта. Женя уже немного растянул меня в ванной… Пара почти неощутимых толчков – и пальцы выходят из меня, принося некое облегчение. Но тут же язык парня перестает ласкать мой член. Ласки прекращаются моментально, так же быстро, как и начались. 

Нет, это что, все?! Нет, я… Я не вынесу!

- Жень, прошу… - начинаю я, поднимая голову туда, где, по идее, должно быть его лицо. – Я могу умолять! Я сделаю все, что попросишь, но пожалуйста… Все, что только скажешь… Я… все!.. – начинаю хаотично собирать в кучу мысли, никак не желающие формироваться в единый ком. Член уже не просто тянет, мне больно от того, как сильно он напряжен. Мышцы сводит, спина ужасно болит, но сейчас возбуждение застилает мне глаза. Женя…

- Назови меня хозяином, – нараспев высокомерно усмехается парень. Не вижу его лица, но, кажется, так и могу видеть эту предвкушающую улыбку-ухмылку. 

- Хозя-я-я-яин… - понижаю голос почти до томного шепота, полного мольбы. – Прошу вас… 

В эту же секунду мои ноги быстро разводят в стороны, а головка Жениного члена упирается прямо в судорожно сжимающийся анус. Расслабиться, расслабиться…

Медленный, тугой толчок – и проникновение. Это намного больнее, чем пальцы, хоть и со смазкой. Меня растягивает изнутри, нещадно медленно и долго. Издаю громкий болезненный стон, который моментально тонет в поцелуе. Женины губы резко, без предупреждения накрывают мои, отвлекая от этой боли, которая не кажется мне приятной. 

Чуть выгибаюсь, чтобы парень изменил угол входа… 

- Да-а-а-а!.. – громкий стон срывается с губ, как только головка члена проходит по простате. 

Боль никуда не уходит, она по-прежнему здесь, только теперь ее перекрывает постоянное наслаждение от ставших глубокими толчков. Глубже, резче, медленней на выходе… Все сливается в один сплошной ритм. Мои мольбы, мои благодарности, мои всхлипы, стоны, Женины хрипы, успокаивающие нежные слова, грубые, глубокие толчки, приносящие невероятное наслаждение, легкие прикосновения к моему члену. Я тону в этом…
- Хозяин… - в очередной раз, когда кажется, что перед глазами появляются вспышки от глубокого толчка, шепчу я прямо на ухо парню, задевая такие мягкие волосы. – Пожалуйста, еще… 

Его рука перемещается мне на член, чуть надавливая, начинает водить по стволу. Еще, сильнее…

Глубокий замедленный толчок, быстрое надавливание на головку, легкий укус за мочку уха, в котором виднеется старая, уже начинающая заживать дырочка – и вот судорога сводит тело, заставляя биться чуть ли не в бешеных конвульсиях. Член пульсирует, сердце бьется в бешеном ритме, дыхание сбилось… 

Верёвки удерживают от того, чтобы не завалиться на бок, а его плоть я сжал так, что парню стало почти невозможно двигаться. 
Медленно расслабляюсь, еще не в состоянии прийти в себя, чувствую, как толчки учащаются. Еще один, глубже, в висках стучит кровь – и чувствую, как по его телу проходит дрожь, а внутри меня разливается его горячее, вязкое семя. 

Пара секунд – и он уже сидит рядом, развязывая узелки. Еще через минуту с моих глаз снимается повязка, и я начинаю удивленно моргать глазами, пытаясь различить что-нибудь кроме сплошного белого марева. 

- Знаешь, было просто охуенно слушать слово «хозяин» в твоем исполнении, – тихо усмехается все еще сидящий рядом Женя. 

- Сочту за комплимент, – хриплю осевшим от стонов голосом. 

- И наблюдать. Как кое-что выходит из тебя, – продолжил он, намекая взглядом на свою вытекающую из меня сперму.

А на лицо сама собой наползает счастливая улыбка. Да уж, идиоты… 

Медленно прикрываю глаза, проваливаясь в пушистую, приятную тьму, даже не успевая подумать о том, что могу перелечь на диван. Только спать…

1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

 закончен  icon закончен 
Персонажи: Розалина, Настя, Ирина, Александр, Тимур, Максим, Наталья Денисовна, Дина, Адель 
 закончен  iconФио шаманская Варвара Андреевна    Дата рождения
Закончен "Димитровградский технический колледж" с отличием, на данный момент незаконченное высшее: фгоу впо улгту  (3 курс факультета...
 закончен  iconЭта же книга в других форматах
Они будут просить, умолять, обещать сделать для школы все возможное и невозможное, только бы их чадо приняли. Но всем им опять придется...
 закончен  iconЭта же книга в других форматах
Троллем случилось то же, что со всеми истинными творениями немцев: с Кельнским собором, с богом Шеллинга, с прусской конституцией,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница