Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов


НазваниеЛиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов
страница15/39
Дата публикации01.05.2013
Размер4.31 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   39

14



Наутро Елена проснулась в узкой кровати Стефана. Она поняла это еще до того, как успела проснуться, как следует, и тут же послала в небеса молитву, в которой благодарила, что вчера вечером придумала для тети Джудит какое-то внятное объяснение. Вчера вечером – само это понятие показалось ей каким-то чрезвычайно размытым. Что ей снилось такого, отчего пробуждение показалось настолько невероятным? Она не могла вспомнить – господи, она не могла вспомнить вообще ничего.

А потом она вспомнила все.

Она рывком села на кровати (если бы она сделала что-то подобное накануне, то взлетела бы к потолку) и стала рыться в недрах памяти.

Солнечный свет. Она вспомнила: она вся в лугах солнечного света, а кольца на ней нет. Она испуганно осмотрела свои руки. Нет кольца. При этом ее ласкали лучи солнца – и не причиняли ей никакого вреда. Это невозможно. Она знала; память, пронизывающая каждую клетку ее тела, хранила грубую правду: солнечный свет должен убить ее. Она усвоила это раз и навсегда после того, как ее руки один-единственный раз коснулся лучик солнца. Она навсегда запомнила острую, жгучую боль, и этот случай навсегда изменил ее поведение. Никуда не выходить без лазуритового кольца, которое было красиво само по себе, но становилось еще краше от того, что спасало ей жизнь. Без этого кольца она могла, нет, должна была...

Ой! Ой-ой-ой!

Но ведь она уже нарушила это условие.

Она умерла.

Не просто изменилась, как тогда, когда превратилась в вампира, но умерла по-настоящему, смертью, после которой не возвращаются. В соответствии с ее личной философией, она должна была или распасться на безымянные атомы, или отправиться прямой дорогой в ад.

Но она почему-то никуда не отправилась. У нее были смутные воспоминания, как кто-то, похожий на родителей, давал ей советы – и очень хотел, чтобы она помогала людям, которых неожиданно оказалось намного легче понять. Школьник-хулиган? Она с грустью видела, как его отец-пьяница каждый вечер вымещал на нем злобу. Девочка, которая никогда не делала домашние задания? Ей приходится воспитывать троих младших братьев и сестер, а ее мать не встает с постели. У нее все время уходит на то, чтобы накормить и искупать детей. Как бы ни вел себя человек, этому всегда есть разумное объяснение, и сейчас Елена явственно его видела.

Она могла даже общаться с другими людьми в их снах. Потом в Феллс-Черч пришел один из Древних, и только благодаря этой способности она смогла выдернуть его вмешательство в эти сны и не убежать. Из-за него людям пришлось звать на помощь Стефана – и так вышло, что Дамон тоже был вызван. А Елена делала все, чтобы помочь людям, даже когда это стало почти невыносимо, потому что Древние понимали, что такое любовь, и знали, на какие кнопки надо нажимать и как сделать, чтобы их враги со всех ног помчались в ловушку. Но ее друзья стали бороться – и победили. А Елена попыталась излечить Стефана от смертельной раны, и, в конце концов, почему-то снова стала смертной – она лежала голая на земле в Старом лесу, укрытая курткой Дамона, а сам Дамон исчез, не дождавшись, пока его поблагодарят.

А когда она проснулась, в ней пробудилось только основное: органы чувств – осязание, вкус, слух, зрение – и сердце, но не разум. Стефан был очень добр к ней.

– А теперь что я такое? – спросила Елена вслух, поворачивая руки снова и снова и с удивлением глядя на осязаемую смертную плоть, которая повиновалась закону земного притяжения. Кто-то поймал ее на слове.

– Ты красавица, – сонно, не двигаясь, ответил Стефан. Потом он неожиданно подскочил. – Ты разговариваешь!

– Я в курсе.

– Осмысленно!

– Большое тебе спасибо.

– Предложениями!

– Я заметила.

– А ну-ка скажи еще что-нибудь. Что-нибудь длинное. Пожалуйста! – Стефан явно не верил собственным ушам.

– Ты слишком много времени тусовался с моими друзьями, – сказала Елена. – В этом предложении нахальство Бонни, вежливость Мэтта и приверженность фактам Мередит.

– Елена, это ты!

Вместо того чтобы поддержать этот дурацкий диалог ответом: «Стефан, это я!» – Елена задумалась. Потом она осторожно встала с кровати и сделала шаг. Стефан, торопливо отвернувшись, протянул ей халат. Стефан? Стефан?

Тишина.

Когда Стефан, выдержав приличествующую паузу, снова обернулся, то увидел, что Елена стоит на коленях в солнечных лучах, держа халат в руках.

– Елена?

Она знала, что ему она представляется совсем юным ангелом, ушедшим в медитацию.

– Стефан.

– Ты плачешь.

– Я опять стала человеком, Стефан, – она подняла руку и опустила ее, отдав на милость силы земного притяжения. – Я снова человек. Не больше и не меньше. Кажется, мне просто понадобилось несколько дней на то, чтобы снова войти в колею.

Она заглянула ему в глаза. Они всегда были очень зелеными-зелеными. Как кристаллы, подсвеченные откуда-то из глубины. Как летний листок в лучах солнца.

Я могу читать твои мысли.

– А я не могу читать твои, Стефан. Могу уловить только общий смысл, и даже в этом не уверена до конца.

Елена, все, чего я хочу, находится в этой комнате.Он похлопал рукой по кровати. Если сядешь рядом, я смогу сказать: все, чего я хочу, находится на этой кровати.

Но вместо этого она поднялась и набросилась на него – руками обвила шею, ноги переплела с его ногами.

– Я все еще очень молодая, – зашептала она, сжимам его в объятиях, – а если считать по дням, то таких дней, как этот, у нас было не так уж много, но...

– Я все еще слишком стар для тебя. Но для меня возможность смотреть на тебя и видеть, как ты смотришь на меня...

– Скажи, что ты всегда будешь любить меня.

– Я всегда буду любить тебя.

– Что бы ни случилось.

– Елена, Елена... Я любил тебя, когда ты была сметной, вампиром, чистым духом, духовным младенцем – и теперь, когда ты опять стала человеком.

– Пообещай, что мы будем вместе.

–Мы будем вместе.

– Нет. Стефан, это я, – она показала на свою голову, чтобы подчеркнуть, что за синими глазами с золотыми искорками скрывается живой ум, и этот ум сейчас перенапряжен. – Я знаю тебя. Я не могу читать твои мысли, но я могу читать то, что написано у тебя на лице. Все старые страхи – скажи, они ведь вернулись?

Он отвернулся.

– Я никогда тебя не оставлю.

– Даже на день? Даже на час?

Он помедлил, а потом поднял глаза и посмотрел на нее.^ Да, если ты действительно этого хочешь. Я не оставлю тебя даже на час. Он передал ей это мысленно; она знала это, потому что смогла его услышать.

– Я освобождаю тебя от всех твоих обещаний.

– Елена, я давал их всерьез.

– Знаю. Просто я не хочу, чтобы ты терзался чувством вины, когда уйдешь.

Без всякой телепатии она могла сказать, о чем он сейчас думал, могла определить это до нюансов, до мельчайших деталей: «Развесели ее. Все-таки она только что очнулась. Может быть, она немного растеряна». А ей вовсе не хотелось становиться менее растерянной, не хотелось, чтобы менее растерянным стал он. Наверное, поэтому она начала нежно покусывать его подбородок. И целовать его. Нет сомнений, подумала Елена, кто-то один из нас двоих явно растерялся...

Время растянулось, а потом неожиданно замерло. Елена знала, что Стефан знает, чего она хочет, – а он хотел всего, что хотела от него она.
Бонни с беспокойством посмотрела на номер, вы светившийся на ее телефоне. Звонил Стефан. Потом она торопливо пробежала рукой по волосам, взбив локоны, и приняла видеовызов.

Но вместо Стефана там оказалась Елена. Бонни начала было хихикать и говорить ей, чтобы она прекратила играть с игрушками Стефана – они ведь для взрослых, – но вдруг осеклась.

– Елена?

– Мне всякий раз придется выслушивать это от каждого? Или только от моей сестры-ведьмы?

– Елена?

– Проснулась и теперь как новенькая, – сказал появившийся на экране Стефан. – Мы позвонили сразу, как проснулись...

Еле... Но ведь сейчас уже двенадцать дня, – вырвалось у Бонни.

– Были у нас кое-какие дела, – мягко перебила ее Елена, и – о, как же приятно было слышать, что она разговаривает именно так! Деланная невинность и абсолютное самодовольство, так что хотелось трясти ее и выспрашивать все, до каждой пикантной подробности.

Елена, – выдохнув, Бонни оперлась на ближайшую стену, и груда носков, рубашек, пижам и нижнего белья, которую она держала в руках, посыпалась на пол, а из ее глаз полились слезы. – Елена, говорят, что ты должна уехать из Феллс-Черч, – это правда?

Чего? – вспыхнула Елена.

– Что вы со Стефаном должны уехать, потому что так будет лучше для тебя.

– Да ни за что на свете!

– Любимая моя малыш... – начал, было, Стефан, но вдруг замолчал, немо открывая и закрывая рот.

Бонни воззрилась на него с недоумением. То, что произошло, произошло внизу, вне поля зрения, но она была готова поклясться, что любимая малышка Стефана только что врезала ему локтем в живот.

– Эпицентр, два часа? – спросила Елена.

Бонни очнулась. Елена никогда не давала времени на размышления.

– Приду, приду! – завопила она.
– Елена, – выдохнута Мередит. – Елена! – Второй раз это было похоже на полузадушенный всхлип.

– Мередит. Пожалуйста, не заставляй меня плакать, эта блузка из чистого шелка.

– Она из чистого щелка, потому что это моя блузка-сари, и она из чистого шелка.

Неожиданно Елена приняла невинно-ангельское выражение лица.

– Кстати, Мередит, я в последнее время здорово выросла, и...

– Если ты хочешь сказать: «поэтому мне она теперь подходит больше», – голос Мередит стал угрожающим, – то должна тебя предупредить, Елена Гилберт...

Ее голос сорвался, и обе девушки расхохотались, а потом заплакали.

– Оставь ее себе. О, господи, оставь себе.
– Стефан? – Мэтт потряс телефон – сначала осторожно, а потом стукнул им об стенку гаража. – Я тебя не ви...– Он остановился и сглотнул. – Е-ле-на? – Это слово прозвучало медленно, с паузой после каждого слога.

– Да, Мэтт. Я вернулась. И то, что здесь, вернулось тоже, – она показала на лоб. – Встретишься с нами?

Мэтт, опершись на новоприобретенную машину, которая была почти на ходу, снова и снова бормотал: «Слава богу, слава богу».

– Мэтт. Я тебя не вижу. Ты в порядке? – Шаркающие звуки. – По-моему, он упал в обморок.

Голос Стефана:

– Мэтт? Она очень хочет тебя видеть.

– Да-да-да, – Мэтт поднял голову и заморгал, глядя на экран телефона. – Елена, Елена...

– Прости меня, Мэтт. Тебе необязательно приходить...

Мэтт испустил короткий смешок.

– Ты уверена, что ты – Елена.

Елена улыбнулась улыбкой, которая уже разбила тысячу сердец.

– Раз так, Мэтт Ханикатт, я требую, чтобы ты пришел и встретился с нами в эпицентре в два часа. Так лучше?

– Кажется, ты почти ее освоила. Королевскую манеру старой Елены. – Он театрально закашлялся, шмыгнул носом и сказал: – Извини, я немного простыл – а может, аллергия.

– Не прикидывайся, Мэтт. Ты разревелся, как маленький ребенок. Я тоже, – сказала Елена. – И Бонни с Мередит, когда я им позвонила. Так что получается, что я плачу весь день, и в этой ситуации мне надо сниматься с места в карьер, чтобы успеть все приготовить для пикника. Мередит собирается за тобой заехать. Принеси какое-нибудь питье или еду. Целую.
Елена положила телефон. Она тяжело дышала.

– Вот это было действительно трудно.

– Он все еще тебя любит.

– Он предпочел бы, чтобы я все жизнь оставалась маленькой девочкой.

– Может быть, ему нравится, как ты говорила «привет» и «до свидания».

– Теперь ты меня дразнишь, – ее подбородок задрожал.

 Боже меня упаси, – мягко сказал Стефан. – Пошли, надо купить все для пикника – и еще купить машину – он схватил ее за руку и потянул вверх.

К удивлению их обоих, Елена взмыла в воздух так быстро, что Стефану пришлось схватить ее за талию, чтобы она не врезалась в потолок.

– А мне казалось, что теперь на тебя действует сила притяжения!

– Мне тоже! И что теперь делать?

– Подумай о чем-нибудь приземленном!

– А если не поможет?

– Купим тебе якорь!
В два часа Стефан и Елена подкатили на городское кладбище на новеньком красном «ягуаре». На Елене были черные очки и платок, скрывающий волосы, нижняя часть лица пряталась под шарфом, а руки – под черными кружевными перчатками, которые миссис Флауэрс носила в молодости и теперь одолжила девушке.

Елена и сама не могла сказать, зачем ей понадобилось скрывать руки. Завершали картину сиреневое сари и джинсы – так что зрелище, по выражению Мередит, получилось что надо. Они с Бонни успели расстелить скатерть, и муравьи уже начали пробовать на вкус бутерброды, виноград и низкокалорийный салат из пасты.

Елена подробно рассказала, как проснулась нынче утром, и за рассказом последовало столько объятий, поцелуев и слез, что парни уже не могли этого вынести.

– Не хочешь осмотреть лес? Проверить, не ошиваются ли где-нибудь поблизости эти малахи? – спросил Мэтт у Стефана.

– Хорошо бы их тут не было, – сказал Стефан. – Если окажется, что деревья на таком большом расстоянии от того места, где с вами случилась авария, тоже заражены...

– Значит, дело плохо?

– Не то слово.

Они уже собрались отправиться, как их позвала Елена.

– Ну перестаньте строить из себя настоящих мужиков, которые выше всего этого, – сказала она. – Вам вредно подавлять свои эмоции. Научитесь выражать их – будете более уравновешенными.

– Слушай, а ты круче, чем я думал, – сказал Стефан. – Устроить пикник на кладбище...

– Мы постоянно натыкались на Елену здесь, – сказала Бонни, показав палочкой сельдерея на надгробный камень.

– Это усыпальница моих родителей, – просто сказала Елена. – После аварии... здесь я всегда чувствовала себя ближе к ним, чем где-либо. Я приходила сюда всякий раз, когда у меня случалось что-то плохое или мне нужно было получить ответ на вопрос.

– Нy и как, ты получала какие-нибудь ответы? – просил Мэтт, доставая из стеклянной банки домашний маринованный огурец и передавая банку дальше.

– Даже сейчас не могу сказать точно, – ответила Елена. Она сняла темные очки, шарф, платок и перчатки. – Но мне всегда легчало. А к чему ты спросил? У тебя есть вопрос?

– Кхм. Да, – сказал Мэтт. А потом зарделся, неожиданно почувствовав себя в центре внимания. Бонни перекатилась, чтобы лучше его видеть, держа в зубах веточку сельдерея, Мередит приподнялась, лежавшая Елена села. Стефан, с непринужденной грацией вампира стоявший, прислонившись к изысканному надгробному камню, присел.

– В чем дело, Мэтт?

– Я как раз собиралась сказать, что ты сегодня какой-то не такой, – беспокойно сказала Бонни.

– Вот за это – большое спасибо, – огрызнулся Мэтт.

В карих глазах Бонни заблестели слезы.

– Я не хотела сказать...

Ей не удалось закончить. Мередит и Елена пришли к ней на помощь и встали по обеим сторонам от нее. У них это называлось «Клуб динозаврих». Любой, кто попытается обидеть одну из них, должен будет иметь дело со всеми тремя.

– Вся вежливость куда-то подевалась? Мало похоже на Мэтта, которого я знаю, – сказала Мередит, приподняв бровь.

– Она же просто беспокоится о тебе, – ровным голосом сказала Елена. – А ты говоришь, черт знает что.

– Вы правы, правы! Бонни, я от души прошу прощения, – Мэтт повернулся к девушке, и было видно, что ему стыдно. – Я сказал гадость, и я понимаю, что ты заботилась обо мне. Просто... я сейчас как-то плохо соображаю. Так я не понял, кто-нибудь хочет меня послушать, – закончил он с раздраженным видом, – или нет?

Все хотели.

– Так вот. Сегодня утром я зашел к Джиму Брюсу – помните такого?

– Конечно. Я как-то ходила с ним на свидание. Капитан баскетбольной команды. Милый мальчик. Немножко слишком юный, но... – Мередит пожала плечами.

– Он хороший, – Мэтт сглотнул. – Тут такое дело... не хочу сплетничать и так далее, но...

– Сплетничай, – потребовали три девушки разом, как хор в древнегреческой трагедии.

Мэтт смутился.

– Ладно. Кхм. Мы договаривались, что я зайду в десять, но я оказался там чуть раньше и... и там была Кэролайн. Она уходила.

Последовали три коротких вздоха удивления и острый взгляд Стефана.

– То есть, по-твоему, она провела с ним ночь?

– Стефан! – начала Бонни. – Сплетни рассказывают не так. Нельзя вот так прямо говорить то, что ты думаешь...

– Нет, – ровным голосом сказала Елена. – Пусть Мэтт ответит. Я помню достаточно много из той поры, когда не умела разговаривать, чтобы беспокоиться за Кэролайн.

– Беспокоиться – слишком мягко сказано, – добавил Стефан.

Мередит кивнула:

– Это не сплетня, а важная информация, – сказала она.

– Тогда ладно, – Мэтт сглотнул. – Ну да, мне так показалось. Он сказал, что она пришла с утра к его младшей сестре, но ведь Тамре всего пятнадцать лет. И еще – когда он это сказал, то покраснел.

Все серьезно переглянулись.

– Кэролайн всегда была, так сказать, неразборчивой... – начала Бонни.

– Но я никогда не слышала, чтобы она удостоила Джима хотя бы взглядом, – закончила Мередит.

Они вопросительно посмотрели на Елену. Елена медленно покачала головой.

– Не могу представить ни одной причины, по которой ей понадобилось бы заходить к Тамре. И, кроме того, – она вскинула голову и посмотрела на Мэтта, – ты чего-то недоговариваешь. Что там еще случилось?

– Это еще не все? Кэролайн показала тебе свои трусики? – Бонни рассмеялась, но взглянула на красное лицо Мэтта и осеклась. – Да ладно тебе. Это же мы. Нам можно рассказывать все.

Мэтт глубоко вздохнул и закрыл глаза.

– Хорошо. Когда она уже совсем уходила, кажется... кажется, Кэролайн попыталась ко мне пристать.

Что попыталась?

– Да она бы ни за что на свете...

– Как именно, Мэтт? – спросила Елена.

– Так. Джим думал, что она ушла, и пошел в гараж за баскетбольным мячом, а я повернулся, и вдруг Кэролайн оказалась у меня за спиной и сказала... ладно, неважно, что она сказала. В общем, насчет того, что футбол ей всегда нравился больше, чем баскетбол, и что она хочет проверить мои спортивные достоинства.

– А ты ей что ответил? – выдохнула пораженная Бонни.

– Ничего не ответил. Просто молча, смотрел на нее.

– А потом вернулся Джим? – предположила Мередит.

– Нет! А когда Кэролайн ушла – она еще на прощание так на меня посмотрела – ну, так, чтобы я понял, что она имела в виду, – пришла Тамра, – честное лицо Мэтта уже буквально пылало. – Пришла и... не знаю, как это назвать. Может быть, Кэролайн сказала ей что-то обо мне, что она повела себя, таким образом, но она... она...

– Мэтт, – до этого Стефан почти все время молчал, но теперь заговорил – хладнокровно, наклонившись вперед: – Мы спрашиваем не потому, что хотим посплетничать. Мы пытаемся понять, не происходит ли в Феллс-Черч что-то очень плохое. Поэтому – пожалуйста – расскажи нам, что произошло.

1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   39

Похожие:

Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Тень души Серия: Дневники вампира 6
Перевод: Aleana Svetyska Vampylife Ledi boo lenairk Button4ik Mylovedontletmeg nns55 s hero knoppka dilara19 milli roseone
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Дневники Вампира 7: Возвращение. Полночь
И тогда я отвечу "Деймона". Ты не поверишь, если не видел нас всего пару дней назад
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Дневники Вампира 7: Возвращение. Полночь
И тогда я отвечу "Деймона". Ты не поверишь, если не видел нас всего пару дней назад
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Ярость Дневники вампира 3 Лиза Джейн Смит Ярость Глава 1
Она шла по жидкой грязи, в которой замерзали лохмотья осенних листьев. Наступали сумерки, и, хотя ветер утих, в лесу становилось...
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Тень души Дневники вампира 6 Глава 1
Дорогой Дневник, — прошептала Елена, — это — истерика? Я оставила тебя в багажнике «Ягуара», и это — в два часа ночи
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Тень души Серия: Дневники вампира 6
Елены Гилберт, вампир Стефан Сальваторе, был схвачен демоническими духами – китцунами, бесчинствующими в Феллс Чёрч. Они хитростью...
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Дневники вампира Возвращение: Наступление ночи Пролог
Стефан. – Добивался он, опершись на локоть и смотря теми глазами, которые каждый раз заставляли ее практически забыть все то, что...
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Темные души / The Return: Shadow Souls...
«Замарал свою душу чтением чужих дневников…мы смеялись над одними и теми же шутками…и ты был нежным…по-настоящему милым…разговаривали...
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Темное воссоединение Дневники вампира 4
Елена — «золотая» девочка, она привыкла, что мальчики стоят перед ней на коленях
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconДжейн Смит «Дневники Вампира. Возвращение: Полночь»
И тогда я отвечу "Деймона". Ты не поверишь, если не видел нас всего пару дней назад
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница