Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов


НазваниеЛиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов
страница16/39
Дата публикации01.05.2013
Размер4.31 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   39

15



Мэтт кивнул, но покраснел до корней волос.

– Тами... прижалась ко мне.

Последовала долгая пауза.

Мередит сказала спокойно:

– Мэтт, ты хочешь сказать, что она обняла тебя? Заключила в крепкие дружеские объятия? Или что она... – Мередит остановилась, потому что Мэтт яростно замотал головой.

– Нет, не крепкие и не дружеские. Мы были одни, стояли в коридоре, и она... до сих пор не могу поверить. Ей всего пятнадцать лет, а она вела себя как взрослая женщина. То есть... я не в том смысле, что со мной так делали взрослые женщины...

Испытывая смущение, но при этом и облегчение от того, что облегчил душу, Мэтт переводил глаза е одного лица на другое.

– Ну и что вы думаете? То, что там была Кэролайн, – это всего лишь совпадение? Или она... что-то сказала Тамре?

– Не совпадение, – просто сказала Елена. – Тучслишком много для простого совпадения: сначала к тебе пристает Кэролайн, а потом то же самое делает Тамра. Я знаю – знала – Тами Брюс. Это хорошая маленькая девочка. Вернее, была.

– Она такой и осталась, – сказала Мередит. – Я же сказала – я несколько раз ходила на свидания с Джимом. Она хорошая маленькая девочка и вовсе не переросток. Сомневаюсь, что в обычной ситуации она сделала бы что-нибудь дурное, только если не... Она замолчала, глядя куда-то вдаль, а потом пожала плечами, так и не закончив фразу.

Бонни посерьезнела.

– Но ведь мы должны что-то сделать, – сказала она. – А если на месте Мэтта окажется кто-то другой, не таков благородный и застенчивый? Она ведь сильно рискует.

– В этом-то все и дело, – сказал Мэтт, снова заливаясь краской. – В смысле, это довольно трудно... Если бы на ее месте была другая девушка, с которой мы встречались бы... Нет, я не имею в виду, что я встречаюсь с какими-то девушками... – скороговоркой добавил он, глядя на Елену.

– Но ты должен встречаться с девушками, – твердо сказала Елена. – Мэтт, мне не нужна от тебя верность до гроба – и ничто меня не порадовало бы так, как если бы у тебя появилась девушка, – словно невзначай, она перевела взгляд на Бонни, которая принялась спокойно и тихо жевать сельдерей.

– Стефан, только ты можешь сказать нам, что делать, – сказала Елена, поворачиваясь к нему.

Стефан нахмурился.

– Не знаю. Всего две девушки, так что трудно делать какие-то выводы.

– Может быть, тогда стоит подождать, что Кэролайн – или Тамра – будут делать дальше? – спросила Мередит.

– Не просто подождать, – сказал Стефан. – Нам нужна информация. Вы будете следить за Кэролайн и Тамрой, а я попробую узнать, что тут происходит.

– Блин! – сказала Елена и стукнула по земле кулаком. Я готова... – Она осеклась и обвела взглядом друзей. Изо рта ошеломленной Бонни вывалился сельдерей, Мэтт поперхнулся кока-колой и закашлялся. Даже Мередит и Стефан смотрели на нее недоуменно. – Что такое? – спросила она.

Мередит пришла в себя первой:

– Ну, просто еще вчера ты была... Видишь ли, юные ангелы так не ругаются.

– И что, только потому, что я пару раз умирала, мне теперь придется говорить «черт» до конца своих дней? – Елена покачала головой. – Дудки. Я – это я и останусь собой, во что бы ни превратилась.

– Ну и ладно, – сказал Стефан, наклонился и поцеловал ее в макушку.

Мэтт отвернулся, а Елена погладила Стефана почти мимолетно, но при этом подумав «я всегда буду тебя любить» и зная, что он прочитает эту мысль, пусть даже она не сможет услышать, что он подумает ей в ответ. Впрочем, она смогла уловить общий смысл его ответа – вокруг Стефана появилось что-то вроде тепло-розового сияния.

Может быть, это то, что видит Бонни, и то, что называется аурой? Она вдруг поняла, что большую часть времени видит вокруг него легкую, холодную изумрудную тень – если только свет можно назвать тенью. Вот и теперь розовый цвет начал ослабевать и переходить в зеленый.

Она торопливо осмотрела всех остальных. Бонни была окружена красным свечением, местами таявшим до бледнейших оттенков розового. Мередит – глубоким и ровным сиреневым. Мэтт – ясным ярко-синим.

Она вспомнила, что до вчерашнего дня – неужели это было только вчера? – она умела видеть много такого, чего не видел никто другой. В том числе и такого, что пугало ее до обморока.

Что это было? Перед ней замелькали картинки – и мелкие детали были сами по себе страшными. Это могло быть что-то маленькое, как ноготь, или большое, как рука. Какая-то ткань, напоминающая кору. Усики, похожие на антенны, как у насекомых, только их было слишком много, и двигались они быстро, как кнуты, быстрее, чем у любого насекомого. Она покрывалась гусиной кожей всякий раз, когда думала о насекомых. Среди них был жук. Однако строение его тела было не таким, как у всех насекомых, которых она видела. Он был похож скорее не то на пиявку, не то на кальмара. Идеально круглый рот, усеянный зубами по всей окружности, и очень много щупалец, напоминающих виноградные лозы, и эти щупальца шевелились по всей спине.

Он может цепляться к живому существу, подумала Елена. Но у нее было нехорошее чувство, что он может далеко не только это.

Он может стать прозрачным и заползти к тебе вовнутрь, а ты не почувствуешь ничего, кроме легкого булавочного укола.

И что тогда?

Елена повернулась к Бонни.

– Как ты думаешь, если я тебе кое-что покажу, ты узнаешь это? Не глазами, а экстрасенсорным зрением?

– Думаю, зависит от того, что именно «это», – осторожно сказала Бонни.

Елена бросила взгляд на Стефана, и он кивнул ей самым коротким своим кивком.

– Тогда закрой глаза.

Бонни послушалась, и Елена приложила пальцы к ее вискам, а большими пальцами стала нежно гладить ее ресницы. Она пыталась активировать свои Белые Силы – что до сегодняшнего дня получалось у нее с легкостью, – и ощущение было такое, что она стучит двумя камешками друг о друга в надежде на то, что один из них окажется кремнем, и она разожжет огонь. Наконец она почувствовала, что вспыхнула маленькая искорка, и Бонни дернулась назад.

Ее глаза широко распахнулись.

^ Что это такое? – выдохнула она, тяжело дыша.

– То, что я видела. Вчера.

– Где?

Елена медленно ответила:

– У Дамона внутри.

– Но что это значит? Он управляет этой штукой? Или... или... – Бонни остановилась, и ее глаза расширились.

– Или она контролирует Дамона? – закончила за нее Елена. – Не знаю. Но кое в чем я практически уверена, Бонни. Когда он не откликнулся на твой Зов, он находился во власти малаха.

– Вопрос вот в чем: если это не Дамон его контролирует, то кто? – сказал Стефан, снова нервно встав. – Я увидел то, что показала Елена. Это существо – у него нет собственного разума. Нужен какой- то сторонний мозг, чтобы им управлять.

– Например, другой вампир? – спокойно спросила Мередит.

Стефан пожал плечами.

– Вампиры, как правило, просто не обращают на них внимания, потому что могут получить все, что им надо, и без малахов. Для того чтобы сделать вампира одержимым малахом, нужен очень сильный разум. Сильный – и злой.
– Вот там, – произнес Дамон, сидя на ветке высокого дуба, язвительно соблюдая грамматическую правильность предложений, – находятся они. Мой младшим брат и его... присные.

– Чудесно,– пробормотал Шиничи. Он разлегся на ветвях дуба еще более грациозно и лениво, чем Дамон. Между ними шло необъявленное соревнование. Золотые глаза Шиничи сверкнули раз-другой – и Дамон это заметил – при виде Елены и при упоминании Тами.

– Только не пытайся убедить меня, что ты не имеешь отношения к тому, что произошло с этими стервами, – сухо сказал Дамон. – От Кэролайн к Тами и так далее – в этом был план?

Шиничи помотал головой. Не сводя глаз с Елены, он запел народную песню:
^ Щеки с цветущими розами схожи,

 Волосы цвета пшеницы...
– Я бы не советовал тебе экспериментировать с этими девушками, – Дамон улыбнулся, но в его улыбке не было веселья. Его глаза сузились. – Я понимаю, что на вид они не крепче мокрой папиросной бумаги – но на самом деле они сильнее, чем ты можешь себе представить, и сильнее всего становятся, когда одна из них попадает в беду.

– Я уже сказал: это не я, – сказал Шиничи. Впервые за все время он выглядел беспокойным. Потом добавил: – Хотя я, кажется, знаю, кто все это затеял.

– Ну так расскажи, – посоветовал Дамон, глаза которого по-прежнему были суженными.

– Конечно. Неужели я не упоминал о своей сестре-близняшке? Ее зовут Мисао, – он улыбнулся обезоруживающей улыбкой. – Это значит «дева».

Дамон ощутил непроизвольный прилив голода, но отмахнулся от этого ощущения. Он чувствовал себя слишком расслабленным, чтобы думать об охоте, да вдобавок сильно сомневался, что на китсунэ – лис-демонов как рекомендовал себя Шиничи, – вообще можно охотиться.

– Нет, ты не упоминал о ней, – сказал Дамон, рассеяно почесав заднюю сторону шеи. След от укуса прошел, но после него остался ужасный зуд. – Видимо, это как-то ускользнуло от твоего сознания.

– Ясно. В общем, она где-то рядом. Она появилась здесь одновременно со мной, когда мы заметили вспышку Силы, вернувшую... Елену.

Дамон не сомневался, что неуверенная пауза перед тем, как произнести имя Елены, была наигранной. Он наклонил голову с таким видом, словно хотел сказать «нет, я не думаю, что ты меня обманываешь», и стал ждать.

– Мисао любит играть, – просто сказал Шиничи.

– Да ну. В смысле – в шахматы, нарды, подкидного дурака?

Шиничи нарочито закашлялся, но Дамой заметил красный блеск в его глазах. Ого. Он действительно готов встать за нее грудью, да? Дамой улыбнулся Шиничи одной из самых ослепительных своих улыбок.

– Я люблю ее, – сказал юноша с черными волосами, которые лизали языки пламени, и на этот раз в его голосе зазвучала неприкрытая угроза.

– Не сомневаюсь, – сказал Дамой миролюбиво. – Я понял.

– Но, как правило, ее игры, хм, приводят к тому, что город гибнет. В конце концов. Не в одну секунду.

Дамон пожал плечами.

– Ну, об этой занюханной деревне никто сожалеть не будет. Естественно, сначала я заберу отсюда своих девушек, – теперь неприкрытая угроза зазвучала в его голосе.

– Как пожелаешь, – Шиничи заговорил своим обычным кротким голосом, – мы союзники и будем действовать в соответствии с договором. Тем более, досадно было бы потерять... все это. – Его взгляд снова скользнул к Елене.

– Между прочим, мы даже не обсудили небольшое фиаско со мной и твоими малахами – точнее, ее малахами, если для тебя это так важно. По-моему, я испепелил как минимум трех из них, но если я увижу еще хотя бы одного, то нашим деловым отношениям придет конец. Со мной лучше не ссориться, Шиничи. Если ты узнаешь, что значит быть со мной в ссоре, тебе это не понравится.

Шиничи закивал. Дамон явно впечатлил его. Но через секунду он уже снова разглядывал Елену, напевая:
^ Волосы цвета пшеницы,

Мраморных плеч млечно-белая кожа.

О, дева, о, чаровница.
– И еще я хочу познакомиться с твоей Мисао. Для ее же безопасности.

– А я точно знаю, что она хочет познакомиться с тобой. Сейчас она занята – играет! – но я постараюсь уговорить ее сделать перерыв. – Шиничи томно потянулся.

Секунду Дамон смотрел на него. Потом он с рассеянным видом тоже потянулся.

Шиничи наблюдал за ним. Он улыбался.

Дамон не понял, что означает эта улыбка. Но он заметил, что, когда Шиничи улыбался, в его глазах загорались два красных огонька.

Впрочем, сейчас он слишком устал, чтобы об этом думать. Он слишком расслабился. Честно говоря, он вдруг почувствовал, что смертельно хочет спать...
– Значит, мы должны искать этих малахов в девушках вроде Тами? – спросила Бонни.

– Точно в таких, как Тами, – сказала Елена.

– И ты думаешь, – спросила Мередит, глядя на Елену в упор, – что Тами каким-то образом подцепила эту гадость от Кэролайн?

– Да. Я понимаю, понимаю, главный вопрос – а откуда ее подцепила Кэролайн? И вот этого я не знаю. Но ведь мы не знаем, что с ней происходило, когда ее похитили Клаус и Тайлер Смоллвуд. Мы ничего не знаем о том, что она делала последнюю неделю – кроме того, что она ни на секунду не переставала нас ненавидеть.

Мэтт обхватил голову руками.

– Ну и что нам теперь делать? У меня такое чувство, что я отчасти за это отвечаю.

– Нет. Если уж кто-то и отвечает, то Джимми. Если он... ну, все поняли, оставил Кэролайн на ночь у себя, а потом допустил, чтобы она поговорила об этом с его пятнадцатилетней сестрой... Нет, это не значит, что он виноват, но ему во всяком случае стоило быть поразборчивее, – сказал Стефан.

– А вот тут неправ ты, – возразила Мередит. – Мэтт, Бонни, Елена, я – мы все знакомы с Кэролайн уже целую вечность и отлично знаем, на что она способна. Если кого-то и следует считать ответственными за безопасность младших сестер, так это нас. А мы проявили преступную халатность. Голосую за то, чтобы остановиться у ее дома.

– Я тоже, – грустно сказала Бонни, – хотя мне этого совсем не хочется. Кроме того, а что будет, если в ней не окажется этой штуки?

– Тогда нам надо будет заняться расследованием, – сказала Елена. – Узнать, кто за всем этим стоит. Ведь этот «кто-то» достаточно силен для того, чтобы взять под свой контроль Дамона.

– Великолепно, – мрачно подытожила Мередит. – Вспомним, что у нас под ногами энергетические поля, и получится, что выбирать надо всего лишь из всего населения города Феллс-Черч.
А. в сорока пяти метрах к западу и десяти метрах над землей Дамон отчаянно боролся со сном.

Шиничи поднял руку и провел по своим прекрасным волосам цвета ночи и языков пламени, лижущих их у самого лба. Он пристально наблюдал за Дамоном через полузакрытые веки.

Дамон старался так же пристально смотреть на него, но он просто слишком сильно устал. Он медленно повторил движение Шиничи, убрав со лба немногочисленные пряди черных шелковых волос. Его веки непроизвольно смыкались, и справляться с этим стало чуть сложнее, чем раньше. Шиничи продолжал с улыбкой смотреть на него.

– Итак, мы договорились, – промурлыкал он. – Мы – то есть я и Мисао – забираем город, и ты нам не мешаешь. Мы приобретаем право владения энергетическими линиями. А ты забираешь девушек, целыми и невредимыми... и осуществляешь месть.

– Моему лицемерному брату и этому... Мудду.

– Мэтту, – у Шиничи был тонкий слух.

– Неважно. Единственное, чего я не хочу, – это чтобы что-нибудь случилось с Еленой. И с этой маленькой, рыжей ведьмой.

– Ах да, милашка Бонни. Хотел бы я заполучить парочку таких, как она. Одну на Самайн, другую на Солнцестояние.

– Таких, как она, больше нет, – сонно фыркнул Дамон. – И наплевать, где ты будешь искать. В общем, я не хочу, чтобы и с ней что-нибудь случилось.

– А что ты думаешь про эту высокую красавицу- брюнетку... Мередит!

Где? – Дамон моментально проснулся.

– Нет-нет, она не пришла за тобой, – успокоил его Шиничи. – Насчет нее у тебя есть пожелания?

– Хм, – Дамон с облегчением снова лег и расслабил плечи. – Пусть идет своей дорогой – и не попадается мне на пути.

Шиничи лениво улегся на свою ветку.

– Ну а с твоим братом проблем не будет. Остается только вон тот, второй парень, – промурлыкал он. Его голос звучал очень вкрадчиво.

– Да. Но мой брат... – Дамон чуть было не заснул точно в такой же позе, в какой лежал Шиничи.

– А о нем я позабочусь – я уже сказал.

– Мммм. В смысле отлично.

– Ну что, договорились?

– Мммм.

– Да?

– Да.

– Значит, договорились.

На этот раз Дамон ничего не ответил. Ему. снился сон. Ему приснилось, что золотые глаза Шиничи вдруг резко распахнулись и уставились прямо на него.

– Дамон, – он услышал свое имя, но во сне открыть глаза оказалось слишком трудно. Впрочем, он ис закрытыми глазами все отлично видел.

Во сне Шиничи наклонился над ним, завис прямо у него над лицом, так что их ауры смешались; смешалось бы и их дыхание, если бы Дамой дышал. Шиничи оставался в этом положении довольно долго, как будто изучая ауру Дамона, но Дамон понимал, что со стороны он на всех каналах и на любой частоте будет выглядеть так, словно его нет. И тем не менее во сне Шиничи навис над ним, словно хотел запомнить полукруг темных линий на бледном лице Дамона или топкий изгиб его губ.

Потом Шиничи-во-сие подложил руку под голову Дамона и погладил то место, где зудел комариный укус.

– Ого, ты растешь и скоро станешь совсем большим – сказал он, обращаясь к кому-то невидимому для Дамона – к кому-то внутри него. – Ты уже почти сумел взять в свои руки всю власть и справиться с его сильной волей.

Секунду Шиничи сидел, словно любовался облетающим вишневым садом, а потом закрыл глаза.

– Думаю, – прошептал он, – это мы и попробуем сделать, и ждать придется не так уж долго. Скоро. Но сначала нам надо завоевать его доверие и избавиться от его соперника. Пусть его зрение остается затуманенным, пусть он злится, пребывает в тщеславии, будет не в себе. Пусть он продолжает думать о Стефане и своей ненависти к Стефану, который забрал его ангела, а я тем временем позабочусь о том, что здесь надо сделать.

Затем он обратился напрямую к Дамону.

– О, да, союзники! – Он рассмеялся. – Мы не союзники, пока я не смогу прикоснуться пальцем прямо к твоей душе. Вот здесь. Чувствуешь? Понимаешь, что я могу с тобой сделать...

А потом он снова обратился к неизвестному созданию, все еще находящемуся у Дамона внутри:

– А сейчас... небольшое угощение, чтобы ты рос намного быстрее и стал намного сильнее.

Во сне Шиничи поманил кого-то рукой и наклонился назад, приглашая на дерево прежде невидимых малахов. Они поползли вверх и скользнули к задней стороне шеи Дамона. А потом началось страшное – они стали один за другим проскальзывать внутрь него через какое-то отверстие, О существовании которого он даже не подозревал. Прикосновение их мягких, дряблых, студенистых тел было почти невыносимо... а они ползли и ползли...

Шиничи тихо запел:

^ Чистая дева, скорее приди,

Солнечным днем иль при бледной луне

Ко мне на грудь возле сердца пади.

Дикие розы цветут по весне.
Во сне Дамон разозлился. Не из-за этого идиотизма – что внутри него сидят малахи – это было слишком абсурдно. Он разозлился из-за того, что Шиничи во сне не сводил глаз с Елены, когда она стала убирать то, что осталось от пикника. Он пожирал глазами каждое ее движение.

^ Там, где ты шла, дева ясная,

Алые розы цветут.

Их лепестками прекрасными

Твои следы зарастут.
– Она потрясающая девушка, эта твоя Елена, – заметил Шиничи во сне. – Если она выживет, думаю, она станет моей на ночь-другую. – Он мягко погладил немногочисленные пряди, оставшиеся на лбу Дамона. – Потрясающая аура, ты не находишь? Я сделаю так, что ее смерть будет великолепной.

Однако сон, который снился Дамону, был из тех, где ты не можешь ни пошевелиться, ни говорить. Поэтому он ничего не ответил.

А тем временем слуги Шиничи во сне продолжали ползти по дереву и, как желе, просачиваться в Дамона. Один, второй, третий, десятый, двадцатый. И так далее.

А Дамон все не мог проснуться, хотя и чувствовал, как из Старого леса все движутся и движутся малахи. Не мертвые, но и не живые, не мужчины, но и не девы, простые капсулы с Силой, позволяющей Шиничи управлять Дамоном на расстоянии. Они шли, и им не было конца.

Шиничи смотрел на этот поток, на эти яркие искры, сверкающе внутри Дамона. После паузы он опять запел:

^ Время промчится, завянут цветы,

Осень стучится, завянешь и ты.

Дева, покуда юна и чиста,

Дай лобызать мне твои уста.
Потом Дамону приснилось, что он услышал слово «забудь», которое словно бы прошептала сотня голосов. И хотя он отчаянно старался запомнить, что он должен забыть, все растворилось и исчезло.

Он проснулся. Он был на дереве один. Все его тело ныло.

1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   39

Похожие:

Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Тень души Серия: Дневники вампира 6
Перевод: Aleana Svetyska Vampylife Ledi boo lenairk Button4ik Mylovedontletmeg nns55 s hero knoppka dilara19 milli roseone
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Дневники Вампира 7: Возвращение. Полночь
И тогда я отвечу "Деймона". Ты не поверишь, если не видел нас всего пару дней назад
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Дневники Вампира 7: Возвращение. Полночь
И тогда я отвечу "Деймона". Ты не поверишь, если не видел нас всего пару дней назад
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Ярость Дневники вампира 3 Лиза Джейн Смит Ярость Глава 1
Она шла по жидкой грязи, в которой замерзали лохмотья осенних листьев. Наступали сумерки, и, хотя ветер утих, в лесу становилось...
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Тень души Дневники вампира 6 Глава 1
Дорогой Дневник, — прошептала Елена, — это — истерика? Я оставила тебя в багажнике «Ягуара», и это — в два часа ночи
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Тень души Серия: Дневники вампира 6
Елены Гилберт, вампир Стефан Сальваторе, был схвачен демоническими духами – китцунами, бесчинствующими в Феллс Чёрч. Они хитростью...
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Дневники вампира Возвращение: Наступление ночи Пролог
Стефан. – Добивался он, опершись на локоть и смотря теми глазами, которые каждый раз заставляли ее практически забыть все то, что...
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Темные души / The Return: Shadow Souls...
«Замарал свою душу чтением чужих дневников…мы смеялись над одними и теми же шутками…и ты был нежным…по-настоящему милым…разговаривали...
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Темное воссоединение Дневники вампира 4
Елена — «золотая» девочка, она привыкла, что мальчики стоят перед ней на коленях
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconДжейн Смит «Дневники Вампира. Возвращение: Полночь»
И тогда я отвечу "Деймона". Ты не поверишь, если не видел нас всего пару дней назад
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница