Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов


НазваниеЛиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов
страница17/39
Дата публикации01.05.2013
Размер4.31 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   39

16



К удивлению Стефана, когда они возвращались с пикника, миссис Флауэрс ждала их. Оказалось, что она хочет сказать им что-то, не имеющее отношения к ее саду, – это тоже было необычно.

– Там наверху тебя ждет письмо, – сказала она, мотнув подбородком в сторону узкой лестницы. – Принес какой-то юноша с черными волосами, чем-то похожий на тебя. Мне он ничего не передавал. Просто спросил, где оставить.

– С черными волосами. Дамон? – удивилась Елена.

Стефан покачал головой.

– С какой стати ему оставлять для меня письма?

Он оставил Елену с миссис Флауэрс и быстро поднялся по безумным изгибам лестницы. Наверху под дверью лежал лист бумаги.

Это была поздравительная открытка без конверта. Стефан, зная своего брата, усомнился в том, что тот за нее заплатил – по крайней мере, деньгами. Внутри были слова, написанные большим черным фломастером.
МНЕ ЭТО НЕ НАДО

^ ПОДУМАЛ МОГУЧИЙ СВ. СТЕФАН

ПРИХОДИ СЕГОДНЯ НОЧЬЮ К ДЕРЕВУ

ГДЕ СЛУЧИЛАСЬ АВАРИЯ С ЛЮДЬМИ

НЕ ПОЗЖЕ 4.30 НОЧИ

Я РАССКАЖУ ТЕБЕ СЕНСАЦИОННУЮ НОВОСТЬ
Больше там не было ничего... кроме веб-адреса.

Стефан уже собрался выкинуть письмо в мусорную корзину, как вдруг его обуяло любопытство. Он включил компьютер, ввел адрес и посмотрел на экран. Какое-то время не происходило ничего. Потом на черном экране появились темно-серые буквы. Человек не увидел бы там ничего, кроме сплошной черноты. Для вампиров, зрение которых намного острее, серые буквы на черном фоне были не очень отчетливыми, но различимыми.
Надоел лазурит?

Мечтаешь об отпуске на Гавайях?

Тошнит от жидкой диеты?

Загляни к нам в Ши-но-Ши
Стефан хотел было закрыть страницу, но что-то его остановило. Он выпрямился и всматривался в маленькое неприметное объявление под этими строками, пока не услышал, что Елена подошла к двери. Он торопливо выключил компьютер и направился к двери, чтобы взять у нее корзину с пикника. Он ни словом не обмолвился ей ни о записке, ни о том, что он увидел на экране монитора. Но наступила ночь, и он все больше и больше думал обо всем этом.

– Ой! Стефан, ты переломаешь мне все ребра. У меня аж дыхание перехватило.

– Прости. Просто захотел тебя обнять.

– Ага. Я тоже хочу тебя обнять.

– Спасибо, мой ангел.
В комнате с высоким потолком было тихо. Сквозь открытое окно пробивался лунный свет. Казалось, что даже луна на небе ползла крадучись, а на деревянном полу следом за ней двигался столб лунного света.

Дамон улыбнулся. У него был длинный спокойный день, и он рассчитывал на интересную ночь.

Проникнуть в комнату через окно оказалось не так просто, как он рассчитывал. Подлетев в виде огромного лоснящегося черного ворона, он собирался сесть на подоконник, превратиться в человека и открыть окно. Но оказалось, что в окне есть ловушка – при помощи Силы она была подсоединена к одному из спящих. Он задумался над проблемой, стал яростно чистить клювом перья, боясь задеть эту своеобразную сигнализацию, как вдруг сзади послышалось хлопанье крыльев.

Этот ворон не был похож ни на одного нормального ворона, когда-либо описанного в орнитологических справочниках. Он был довольно гладким, но кончики его крыльев окаймлял пурпур, а глаза были блестящими и золотыми.

Шиничи? – спросил Дамон

– А кто же еще? – последовал ответ, и золотой глаз уставился прямо на него, – Вижу, что у тебя проблемы. Но ничего, я помогу. Я сделаю так, чтобы они крепче заснули, и тогда ты порвешь цепочку.

– Нет! – вырвалось у Дамона. – Попробуй только дотронуться до него или до нее, и Стефан...

– Стефан просто маленький мальчик, не забывай, – последовал успокаивающий ответ. – Доверься мне. Ты ведь мне веришь?

Все вышло точно так, как предсказала эта птица демонической раскраски. Спящие в комнате заснули крепче, а потом еще крепче.

Через секунду окно открылось, а Дамон, поменявший облик, оказался в комнате. Его брат и... и она... та самая, на которую ему вечно приходилось смотреть... она спала, и ее золотые волосы разметались по подушке и по телу брата.

Дамон усилием воли отвел от нее взгляд. В углу на столе стоял небольшой старый компьютер. Дамон подошел к нему и, ни секунды не колеблясь, включил. Любовники на кровати даже не шелохнулись.

Файлы. Ага. «Дневник». Какое оригинальное имя. Дамон открыл его и стал читать.
Дорогой дневник!

Сегодня утром я проснулась и – чудо из чудес – это снова я. Я хожу, разговариваю, пью, мочу постель (нет, пока я этого не делаю, но уверена, что смогу, если постараюсь).

Я вернулась.

И это было еще то путешествие.

Я умерла, дорогой мой дневник, я умерла по-настоящему. Потом я умерла еще раз, вампиром. И не жди, что я расскажу тебе, что происходило оба этих раза, – поверь мне, это надо видеть собственными глазами.

Но самое важное – то, что я ушла, но теперь я вернулась, – и, ох, дорогой мой терпеливый друг, который хранит все мои тайны с детского сада, – как же я рада, что вернулась.

Минус – я никогда, не смогу больше жить с тетей Джудит или Маргарет. Они думают, что я «покаюсь с миром» в обществе ангелов. Плюс – я могу жить со Стефаном.

Это мне награда за все, через что я прошла, – вот только я не знаю, как наградить тех, кто прошел через ворота самого ада ради меня. Ох, как я устала и – чего уж там скрывать – истосковалась по тому, чтобы провести ночь с любимым.

Я счастлива. У нас, был отличный день, мы веселись, мы занимались любовью, мы видели лица тех моих, друзей в тот момент, когда они поняли, что я жива!(И в своем уме – насколько я понимаю, последние дни я вела себя как сумасшедшая. Честное слово, можно подумать, Великие Души На Небе не могли бросить меня на землю так, чтобы не повредились все мои шарики-ролики. Ох ох!)

С любовью.

Елена
Взгляд Дамона нетерпеливо пробежал по этим строчкам. Он искал что-то совсем другое. Ага. Вот это уже ближе.
Моя милая Елена!

Я знаю, что рано или поздно ты сюда заглянешь. Надеюсь, что тебе никогда не придется видеть того, что здесь написано. Если же ты прочитала эти строки, значит, Дамон меня предал, или случилась какая-то другая непредвиденная беда.
(«Предал?» Как-то слишком сильно сказано, подумал Дамон, которому стало не по себе. Одновременно он изнемогал от желания продолжить то, что начал.)
Ночью я иду в лес, чтобы переговорить с ним, – и, если я не вернусь, ты знаешь, кого надо расспрашивать в первую очередь.

Сказать по правде, я не совсем понимаю, что происходит. Сегодня днем Дамон оставил для меня письмо с веб-адресом. Я положу это письмо под твою подушку, любимая.
(О черт, подумал Дамон. Трудно будет вытащить это письмо и не разбудить ее. Но придется.)
Елена, сходи по этому адресу. Тебе придется повозиться с переключением яркости на мониторе, потому что сайт сделан так, чтобы его могли увидеть только вампиры. Там, кажется, сказано, что есть такое место, которое называется Ши-но-Ши – если переводить буквально, говорится там, это значит «Смерть Смерти», и там возможно снять с меня проклятие, которое тяготеет надо мною почти полтысячи лет. Там используют сочетание магии и науки, чтобы возвращать вампирам их первоначальную сущность, снова превращать их в обычных мужчин и женщин, юношей и девушек.

Если они действительно умеют это делать, Елена, то мы сможет быть вместе столько, сколько живут обычные люди. А мне больше ничего не надо от жизни.

Я хочу этого. Я хочу, чтобы у меня был шанс предстать перед тобой в облике обычного человека, дышать и питаться по-человечески.

Не волнуйся. Пока я собираюсь всего лишь поговорить об этом с Дамоном. Нет нужды требовать, чтобы я остался. Я ни за что не брошу тебя сейчас, когда в Феллс-Черч творится черт знает что.

Это было бы слишком опасно для тебя, особенно теперь, с твоей новой кровью и новой аурой.

Я понимаю, что доверяю Дамону больше, чем стоило бы. Но в одном я уверен: он никогда не причинит тебе вреда. Он тебя любит. И ничего не может с этим поделать.

И все-таки мне придется встретиться ним на его условиях, наедине, в конкретном месте в лесу. Там и поглядим.

Как я уже написал выше, если ты читаешь эти строки, значит, случилось что-то очень плохое. Защищай себя, любимая. Не бойся. Доверяй себе. И доверяй своим друзьям. Они все могут тебе помочь.

Я верю в инстинктивное стремление Мэтта защищать тебя, верю в рассудительность Мередит и интуицию Бонни. Скажи им, чтобы они сами об этом не забывали.

Надеюсь, что ты никогда этого не прочтешь.

Со всей моей любовью, сердцем и душой,

Стефан
P. S. На всякий случай: под второй половицей от стены, напротив кровати, спрятано 20 000 долларов в стодолларовых купюрах. Сейчас прямо на ней стоит кресло-качалка. Если отодвинешь кресло, легко заметишь трещину.
Дамон аккуратно удалил этот фрагмент файла. Потом, искривив рот в полуулыбке, он задумчиво, не произнося ни звука, набрал другой текст, с абсолютно иным смыслом. Быстро перечитал. Лучезарно улыбнулся. Ему всегда хотелось стать писателем – не в смысле закончить какие-то курсы, естественно; просто он чувствовал, что у него к этому делу врожденный дар.

«Пункт первый выполнен», – думал Дамон, сохраняя файл, в котором вместо слов Стефана теперь были его слова.

Он тихо подошел туда, где на узкой кровати, за спиной у Стефана, свернувшись калачиком, спала Елена.

Теперь переходим к пункту номер два.

Медленно, очень медленно, рука Дамона скользнула под подушку, на которой лежала голова Елены. Он коснулся волос Елены, разметавшихся по подушке в лунном свете, и это прикосновение причинило ему боль – не столько в клыках, сколько в груди. Дамон медленно шарил под подушкой. Он искал нечто гладкое.

Неожиданно Елена что-то пробормотала во сне и повернулась. Дамон едва не отскочил в темноту, но глаза Елены были по-прежнему закрыты, а тень от ресниц лежала толстыми чернильными полумесяцами на щеках.

Теперь ее лицо было обращено прямо к Дамону, но, как ни странно, он не стал искать взглядом голубые вены на ее светлой гладкой коже. Он жадно смотрел на ее полураскрытые губы. Нет... устоять было почти невозможно. Даже во сне они сохраняли цвет розовых лепестков, были чуть влажными и немного открытыми – так, что...

Я могу сделать это очень осторожно. Она никогда не узнает. Могу, я точно знаю, что могу. Сегодня я чувствую себя непобедимым.

Но когда он склонился над ней, его пальцы коснулись плотной бумаги.

Это прикосновение словно выдернуло его из мира грез. Он что, спятил? Рисковать всем, поставить под угрозу весь план ради одного поцелуя? Будет полно времени для поцелуев – и кое-чего еще, гораздо более важного, – но потом, потом.

Дамон осторожно вытащил из-под подушки маленькую открытку и положил ее в карман.

Потом он превратился в ворона и вспорхнул с подоконника.
Стефан давным-давно довел до совершенства искусство спать только до определенного момента, а потом просыпаться. Взглянув на часы на каминной доске, он убедился, что дисциплина и на этот раз его не подвела. Ровно четыре утра.

Будить Елену он не хотел.

Стефан тихо оделся и вылетел в окно так же, как незадолго до этого сделал его брат, – только в облике и ястреба. В глубине души он был уверен, что кто-то обвел Дамона вокруг пальца – кто-то, кто пустил в ход малахов, чтобы они сделали Дамона своей марионеткой. И Стефан, все еще заполненный кровью Елены, считал своим долгом остановить их.

В записке Дамон направил Стефана к тому месту, где с друзьями Елены произошла авария. Дамон явно хотел постоянно возвращаться к этому дереву, чтобы выследить по марионеткам-малахам их кукловода.

Стефан летел на бреющем полете, он планировал, а один раз чуть не довел до инфаркта какую-то мышь, когда спикировал прямо над ней, а потом резко взмыл вверх.

Наконец, увидев следы столкновения машины с деревом, он изменил облик прямо в воздухе и превратился из великолепного ястреба в молодого человека с темными волосами, бледным лицом и ярко-зелеными глазами.

Он спустился на землю легко, как снежинка, и внимательно осмотрелся по сторонам, проверяя окрестности всеми органами чувств, что есть у вампира. Ничего подходящего на ловушку, ничего враждебного, только бесспорные признаки яростной атаки деревьев. Оставаясь в человеческом облике, он залез на дерево, на котором остался экстрасенсорный отпечаток его брата.

Стефан забрался на дуб, с которого его брат наблюдал за драматическими событиями у себя под ногами. Ему не было холодно, ведь в его жилах текло слишком много крови Елены, чтобы он мог замерзнуть. Но он знал, что в этом участке леса было холоднее всего; что- то поддерживало здесь холод. Зачем? Некто уже забрал себе реки и леса в окрестностях Феллс-Черч, так зачем же ему тайком от Стефана устраивать здесь жилище? Кем бы ни был таинственный пришелец, рано или поздно он должен будет предстать перед Стефаном, если хочет остаться в Феллс-Черч. Чего же он ждет, недоумевал Стефан, садясь на корточки на ветке.

Он почувствовал приближение Дамона намного раньше, чем почувствовал бы его до превращения Елены. Усилием воли он заставил себя не вздрогнуть. Просто повернулся спиной к стволу дерева и стал смотреть. Он чувствовал, как Дамон мчится к нему, все быстрее и быстрее, все сильнее и сильнее – и вот он уже должен быть здесь, стоять перед ним, но его не было.

Стефан нахмурился.

– Всегда полезно смотреть, что у тебя над головой, братишка, – раздался откуда-то сверху чарующий голос, и Дамон, висевший на дереве, как ящерица, кувыркнулся вперед и оказался на ветке Стефана.

Стефан, не говоря ни слова, оглядел своего старшего брата.

– А у тебя хорошее настроение, – сказал он наконец.

– У меня был роскошный день, – ответил Дамон. – Перечислить тебе всех? Была эта девочка из магазина открыток... Элизабет, и моя дорогая Дамарис, у которой муж работает в Бронстоне, и юная малышка Тереза которая работает волонтером в библиотеке, и...

Стефан вздохнул.

– Иногда мне кажется, что ты можешь запомнить, как зовут всех девушек, у которых ты за свою жизнь пил кровь, но почему-то ты регулярно забываешь, как зовут меня, – сказал он.

– Чепуха... братишка. Думаю, Елена, безусловно, рассказала тебе в деталях, что произошло, когда я пытался спасти эту твою ведьмочку – Бонни, – и теперь я жду извинений.

– Теперь, когда ты оставил мне записку, которую я не могу воспринять иначе кроме как провокационную, и жду объяснений.

– Сначала извинения, – отчеканил Дамон и страдальчески добавил: – Уверен, ты считаешь, что попал в переплет – пообещал умирающей Елене присматривать за мной до скончания времен. Но ты, кажется, никогда не понимал как следует, что и я пообещал то же самое, – а я вообще не из тех, кто любит присматривать. Но теперь, когда она уже не мертва, может, просто выкинем это из головы?

Стефан снова вздохнул.

– Хорошо, хорошо. Прошу прощения. Я был неправ. Я не должен был тебя выгонять. Этого достаточно?

– У меня есть сомнения, что извинение было искренним. Попробуй сказать еще раз, с выраже...

– Дамон, ради бога, скажи, что это за веб-сайт.

– Ха. По-моему, они сделали умно: цвета почти одинаковые, так что разглядеть, что там написано, могут только вампиры, ведьмы или им подобные – а люди увидят только пустой экран.

– Но как ты о нем узнал?

– Через секунду все расскажу. Но ты только представь себе, братишка. Вы с Еленой, у вас медовый месяц, и вы – всего лишь два человеческих существа в человеческом мире. Чем быстрее ты отправишься, тем скорее сможешь спеть: «Динь-дон, тело мертво».

– Я так и не понял, как именно ты на него наткнулся.

– Ладно, не буду ничего скрывать. Технологический век и меня поймал в свои сети. У меня есть собственный сайт. Один благожелательный молодой человек связался со мной, чтобы выяснить, искренне ли я написал там то, что написал, или я всего лишь отчаявшийся мечтатель. Я решил, что, судя по описанию, это тебе подходит.

– Сайт? У тебя? Мне трудно пове...

Дамон не стал его слушать.

– Я передал сообщение тебе, потому что уже слышал про Ши-но-Ши.

– Что значит «смерть смерти».

– Именно так мне это и перевели, – Дамон послал Стефану улыбку в тысячу киловатт и вонзал ее в него, пока Стефан, наконец, не отвернулся, чувствуя себя под палящими лучами солнца без лазуритового кольца.

– Между прочим, – небрежно продолжал Дамон, – я позвал его, чтобы он сам объяснил тебе, что к чему.

– Что?

– Он появится здесь ровно в 4.44. Не ругайся: для него это время что-то означает.

А потом с небольшим шумом и уж точно без всякой Силы, которую Стефан мог распознать, что-то опустилось на дерево над ними, а потом перебралось на их ветку, в процессе меняя облик.

Это и правда был юноша, с огненными кончиками черных волос и безмятежными золотыми глазами. Когда Стефан резко развернулся к нему, он поднял обе руки в знак покорности и смирения.

– Что за черт?

– Черт Шиничи, – небрежно ответил юноша. – Правда, как я уже сказал твоему брату, большинство людей называют меня просто Шиничи. Впрочем, решать тебе.

– И ты знаешь все про Ши-но-Ши?

– Все о нем не знает никто. Это название места и организации. А я к нему слегка неравнодушен, потому что... – Шиничи смутился, – ну ладно – потому что я люблю помогать людям.

– И теперь ты хочешь помочь мне?

– Если ты действительно хочешь стать человеком... и знаю, как это сделать.

– А я оставлю вас вдвоем, чтобы вы поговорили, – сказал Дамон. – Трое – уже толпа, особенно на этой ветке.

Стефан строго посмотрел на него.

– Если у тебя есть хоть малейшая мысль о том, чтобы попасть в общежитие...

– Когда меня уже ждет Дамарис? Честное слово, братишка, – и Дамон превратился в ворона так быстро, что Стефан не успел потребовать, чтобы он поклялся.
Елена повернулась в постели и машинально потянулась к теплому телу по соседству, но ее пальцы нащупали только холодную пустоту, сохранившую форму Стефана. Она открыла глаза.

– Стефан?

Милый и единственный. Они были настолько настроены на одну волну, что практически стали одним человеком, – он всегда чувствовал, когда она проснется. Наверное, он пошел вниз за завтраком для нее; когда он спускался, у миссис Флауэрс всегда был наготове горячий завтрак – лишнее доказательство того, что она была белой колдуньей. Сейчас Стефан, скорее всего, нес поднос наверх.

– Елена, – произнесла она вслух, пробуя свой старый-новый голос, только для того, чтобы услышать его звук. – Елена Гилберт, девочка, ты получаешь слишком много завтраков в постель. – Она потрогала свой живот. Да, физкультура определенно не повредит.

– Ну, поехали, – опять сказала она вслух. – Начнем с разминки и дыхания. Потом немного упражнений на растяжку.

Впрочем, подумала она, когда появится Стефан, все это вполне можно будет отложить.

Однако Стефан так и не появился, даже тогда, когда она лежала, вымотавшись после целого часа физкультуры.

Нет, он не шел вверх по лестнице с чашкой чая в руках.

Где же он?

Елена выглянула в окошко и заметила внизу миссис Флауэрс.

Занятия аэробикой заставили сердце Елены бешено колотиться, и сердцебиение еще не пришло в норму. В такой ситуации разговаривать с миссис Флауэрс было почти невозможно, но девушка все-таки крикнула:

– Миссис Флауэрс!

Чудо из чудес – пожилая леди, развешивавшая простыни на бельевой веревке, остановилась и подняла глаза:

– Да, моя дорогая.

– Где Стефан?

Простыня всколыхнулась волной и скрыла миссис Флауэрс. Когда волна улеглась, пожилой дамы уже не было.

Взгляд Елены упал на корзинку для белья. Она по-прежнему оставалась на месте.

– Не уходите! – крикнула она и стала торопливо натягивать джинсы и новую голубую блузку. Застегивая пуговицы, она стремглав сбежала по ступенькам и оказалась на заднем дворе.

– Миссис Флауэрс!

– Да, моя дорогая.

Елена едва могла разглядеть ее между развевающимися полотнами белой ткани.

– Вы не видели Стефана?

– Сегодня утром – нет.

Вообще не видели?

– Я все время встаю вместе с солнцем. Сегодня его машины уже не было, и с тех пор он не появлялся.

Теперь сердце Елены заколотилось не на шутку. Она всегда боялась чего-то в этом духе. Елена глубоко вдохнула и помчалась вверх по лестнице.

Записка, записка...

Он никогда не уходил, не оставив ей записки. На его подушке записки не было. Потом она подумала о своей подушке.

Руки Елены стали отчаянно шарить под ее подушкой, затем – под его. Она не стала переворачивать их – и потому, что безумно хотела, чтобы записка оказалась там, и потому, что безумно боялась того, что в ней могло быть написано.

 Когда стало понятно, что под подушками нет ничего, кроме простыни, она перевернула их и долго разглядывала белое пространство. Потом отодвинула кровать от стены, чтобы проверить, не завалилась ли записка туда.

Непонятно почему, но Елене казалось, что рано или поздно она найдет записку. Она перетряхнула все постельное белье и стала с упреком смотреть на белые простыни, то и дело, пробегая по ним руками.

По идее, хорошо, что записка отсутствует, ведь это означает, что Стефан никуда не уехал, – вот только есть одно «но». Она оставила открытой дверцу шкафа и теперь, сама не желая того, увидела ряд пустых вешалок.

Он забрал всю свою одежду.

И нижняя полка была пуста.

Он забрал всю свою обувь.

Не то чтобы обуви было много. Однако все, что могло понадобиться ему в длительной поездке, исчезло – и исчез он сам.

Куда он поехал? Почему? Как он мог?

Даже если он отправился искать для них новое место – как он мог? Пусть он только вернется – она устроит ему такое...

...если он вернется.

Она похолодела до костей, она знала, что по ее щекам невольно и почти незаметно льются слезы, она уже собиралась звонить Мередит и Бонни, как вдруг она кое о чем вспомнила.

Дневник.

1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   39

Похожие:

Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Тень души Серия: Дневники вампира 6
Перевод: Aleana Svetyska Vampylife Ledi boo lenairk Button4ik Mylovedontletmeg nns55 s hero knoppka dilara19 milli roseone
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Дневники Вампира 7: Возвращение. Полночь
И тогда я отвечу "Деймона". Ты не поверишь, если не видел нас всего пару дней назад
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Дневники Вампира 7: Возвращение. Полночь
И тогда я отвечу "Деймона". Ты не поверишь, если не видел нас всего пару дней назад
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Ярость Дневники вампира 3 Лиза Джейн Смит Ярость Глава 1
Она шла по жидкой грязи, в которой замерзали лохмотья осенних листьев. Наступали сумерки, и, хотя ветер утих, в лесу становилось...
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Тень души Дневники вампира 6 Глава 1
Дорогой Дневник, — прошептала Елена, — это — истерика? Я оставила тебя в багажнике «Ягуара», и это — в два часа ночи
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Тень души Серия: Дневники вампира 6
Елены Гилберт, вампир Стефан Сальваторе, был схвачен демоническими духами – китцунами, бесчинствующими в Феллс Чёрч. Они хитростью...
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Дневники вампира Возвращение: Наступление ночи Пролог
Стефан. – Добивался он, опершись на локоть и смотря теми глазами, которые каждый раз заставляли ее практически забыть все то, что...
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Темные души / The Return: Shadow Souls...
«Замарал свою душу чтением чужих дневников…мы смеялись над одними и теми же шутками…и ты был нежным…по-настоящему милым…разговаривали...
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Темное воссоединение Дневники вампира 4
Елена — «золотая» девочка, она привыкла, что мальчики стоят перед ней на коленях
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconДжейн Смит «Дневники Вампира. Возвращение: Полночь»
И тогда я отвечу "Деймона". Ты не поверишь, если не видел нас всего пару дней назад
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница