Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов


НазваниеЛиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов
страница18/39
Дата публикации01.05.2013
Размер4.31 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   39

17



В первые дни после возвращения Елены из загробного мира Стефан всегда укладывал ее в постель пораньше удостоверившись, что ей не холодно, после чего давал ей возможность вместе поработать на его компьютере. Он вел что-то вроде дневника – записывал ее мысли о том, что случилось за день, и всегда добавлял собственные впечатления.

Елена в отчаянии открыла файл и прокрутила его до конца.

Она нашла то, что искала.
Моя любимая Елена,

Я знаю, что рано или поздно ты заглянешь сюда. Надеюсь, что рано.

Милая моя, я знаю, что сейчас ты уже можешь позаботиться о себе сама; я никогда не встречал более сильной, независимой и рассудительной девушки, чем ты.

И это значит, что время пришло. Время уходить. Если я останусь, то неизбежно опять превращу тебя в вампира – а мы оба знаем, что этого допустить нельзя.

Умоляю, прости меня. Умоляю, забудь меня. Любовь моя, как же я не хочу уходить. Но я должен.

Если тебе понадобится помощь – я взял с Дам на слово, что он будет тебя защищать. Он никогда не сможет тебя обидеть, и, какое бы зло ни пришло в Феллс-Черч, оно не осмелится прикоснуться к тебе, если рядом будет он.

Любимая моя, ангел мой, я всегда буду тебя любить.
Стефан
P. S. Чтобы помочь тебе обустроиться в реальной жизни, я оставил денег, чтобы заплатить миссис Флауэрс за комнату на год. Кроме того, под второй половицей от стены, наискосок от кровати, я оставил тебе 20 000 долларов в стодолларовых купюрах. Возьми их, чтобы построить новое будущее с любым, кого ты выберешь.

Повторяю: если тебе что-нибудь понадобится, Дамон тебе поможет. Доверяй его суждениям, если тебе нужен будет совет. О милая моя малышка, как я могу от тебя уйти? Даже ради твоего собственного блага...
Елена дочитала письмо.

Она сидела и не могла пошевелиться.

Она долго искала и наконец нашла ответ.

И теперь она могла только одно – кричать криком.

Если тебе понадобится помощь, иди к Дамону... Доверяй суждениям Дамона... Если это написал сам Дамон, он не мог бы более явно себя выдать.

Но Стефан исчез. И его одежда исчезла. И его ботинки исчезли.

Он бросил ее.

Чтобы она начала новую жизнь.

В таком виде и застали ее Бонни с Мередит, обеспокоенные тем, что она целый час сбрасывала их телефонные звонки. Впервые с того момента, как Стефан появился здесь по их просьбе, чтобы убить чудовище, они не могли с ним связаться. Но это чудовище было уже мертво, а Елена...

Елена сидела перед шкафом Стефана.

– Он даже ботинки забрал, – сказала она тихо и без всякого выражения. – Он все взял. Но он заплатил за комнату за год вперед. И вчера утром купил мне «ягуар».

– Елена...

–Неужели ты не понимаешь? – закричала Елена – Это и есть мое пробуждение. Бонни предсказала, что оно будет острым и неожиданным, и что мне понадобитесь вы обе. И Мэтт?

– Его имени там не было, – мрачно сказала Бонни.

– Хотя я думаю, что его помощь нам потребуется, уныло сказала Мередит.

– Когда мы со Стефаном были вместе в первый раз – еще до того, как я стала вампиром, – я уже тогда знала, – шепотом сказала Елена, – что когда-нибудь он попытается бросить меня ради моего собственного блага. – Она резко ударила кулаком по полу, так сильно, что рисковала пораниться. – Я знала, но думала, что буду рядом и сумею его отговорить! Он же благородный, такой самоотверженный! А теперь... он меня бросил.

– Тебе действительно все равно, – сказала Мередит спокойно, внимательно глядя на нее, – превратишься ты в вампира или останешься человеком?

– Да, да, мне все равно! Мне все на свете все равно, если он рядом. Когда я была наполовину духом, я знала, что ничто не сможет меня изменить. Теперь я опять человек, и меня можно изменить так же, как и любого другого, но мне наплевать.

– Может, это и есть пробуждение? – так же спокойно спросила Мередит.

– А может, пробуждение состоит в том, что он не принес ей завтрак в постель, – огрызнулась Бонни. Она уже тридцать с лишним минут смотрела на огонь, стараясь вступить в астральный контакт со Стефаном. – То ли он не хочет... то ли не может, – сказала она и только после этого заметила, что Мередит яростно трясет головой.

– Что значит «не может»? – встрепенулась Елена, взмывая в воздух с того места, где до этого сидела, ссутулившись.

– Не знаю! Елена, ты делаешь мне больно!

– Он в опасности? Бонни, думай! С ним что-то случилось из-за меня?

Бонни посмотрела на Мередит, которая каждым дюймом своего изящного тела телеграфировала ей «нет». Потом перевела взгляд на Елену, требовавшую от нее правды, а потом закрыла глаза.

– Я не знаю точно, – сказала она и медленно открыла глаза, ожидая, что Елена сейчас взорвется. Но ничего подобного она не сделала. Она просто сама закрыла глаза, а ее губы стали твердыми.

– Когда-то давно я поклялась, что заполучу его, даже если это будет стоить жизни нам обоим, – спокойно сказала она. – И если он думает, что может просто так взять и уйти, будь то ради моего блага или из-за чего угодно другого... он ошибается. Сначала я пойду к Дамону, раз уж Стефан так сильно этого хочет. А потом стану его искать. Мне надо, чтобы кто-то сказал, в каком направлении начинать поиски. Он оставил мне двадцать тысяч долларов; я потрачу их на то, чтобы найти его. А машина сломается, я пойду пешком; а когда я больше не смогу идти, я поползу. Но я найду его.

– И ты не будешь одна, – сказала Мередит так, как говорила всегда – мягко и ободряюще. – Мы с гобой,

– А потом, если он сделал это по собственной воле, я так отхлестаю его по щекам, что он запомнит это на всю жизнь.

– Как хочешь, Елена, – ответила Мередит по-прежнему ободряюще. – Но давай сначала его найдем.

–Один за всех, и все за одного, – воскликнула Бонни. – Мы его вернем, и тогда он пожалеет... или не пожалеет, – скороговоркой закончила она, заметив, что Мередит снова замотала головой. – Елена, ты только не плачь! – добавила она ровно за секунду перед тем, как Елена разрыдалась.
– Итак, Дамон сказал, что позаботится о Елене, а значит, именно Дамон был последним, с кем Стефан разговаривал сегодня утром, – сказал Мэтт. Его привезли сюда и ввели в курс дела.

– Да, – со спокойной уверенностью сказала Елена. – Но имей в виду, Мэтт, если ты считаешь, что Дамон как-то участвует в том, чтобы не пускать ко мне Стефана, ты ошибаешься. Дамон не такой, как вам всем кажется. Той ночью он действительно пытался снасти Бонни. И он искренне обиделся, когда мы все на него набросились.

– По-моему, именно это называется «наличие мотива», – заметила Мередит.

– Нет. Это просто наличие характера. Это значит, что Дамон способен чувствовать и может заботиться о человеческих существах, – возразила Елена. – И он никогда не сделает Стефану ничего плохого, потому что... Потому что есть я. Он знает, что я почувствую.

– Почему же он тогда не отвечает мне? – подозрительно спросила Бонни.

– Может быть, потому, что при нашей последней встрече мы все смотрели на него исключительно с ненавистью, – как всегда честно, сказала Мередит.

– Скажи ему, что прошу у него прощения. Скажи ему, что я хочу поговорить с ним.

– Я чувствую себя спутником связи, – жалобно сказала Бонни, но было видно, что она вкладывает в каждый зов все силы и всю душу. Наконец она стала выглядеть как выжатый лимон.

В конце концов, даже Елене пришлось признать, что это тупиковый путь.

– Может быть, он опомнится и сам позовет тебя? – предположила Бонни. – Например, завтра.

– Мы останемся с тобой на ночь, – сказала Мередит. – Бонни, я позвонила твоей сестре и сказала, что ты останешься у меня. Сейчас я позвоню своему папе и скажу, что остаюсь у тебя. Мэтт, тебя мы не приглашаем...

– Спасибо, – сухо сказал Мэтт. – Хотите, чтобы я пошел домой пешком?

– Нет, бери мою машину, – сказала Елена. – Только у меня просьба: подгони ее завтра рано утром. Не хочу, чтобы начались расспросы.

Девушки собирались провести ночь уютно, как в школьные времена, зарывшись в простыни и одеяла миссис Флауэрс (теперь понятно, почему она сегодня настирала так много простыней, – наверняка что-то знала, подумала Елена), сдвинув мебель к стенкам и соорудив на полу три самодельные постели. Они легли так, что головы их были рядом, а тела расходились в разные стороны, как спицы колеса.

«Итак, вот оно – пробуждение, – думала Елена. – Оно состоит в том, что я поняла: меня опять могут бросить. Как же я благодарна Мередит и Бонни, что они остались со мной! Это для меня настолько важно, что я даже ее смогу им это передать».

Она машинально подошла к компьютеру, чтобы сделать запись в дневнике. Но после нескольких первых слов опять расплакалась и была тайно рада, когда Мередит взяла ее за плечи и чуть ли не силой влила в нее стакан горячего молока с ванилью, корицей и мускатным орехом, а Бонни помогла ей устроиться в груде одеял, а потом взяла за руку и держала, пока она не заснула.
Мэтт засиделся у девушек допоздна; когда он отправился домой, солнце уже садилось. «Мчусь наперегонки с темнотой», – ни с того ни с сего подумал он, стараясь не отвлекаться на запах новой дорогой машины. Какой-то уголок его сознания продолжал напряженно работать. Он не хотел говорить этого девушкам, но в прощальном письме Стефана было что-то такое, что вызывало его беспокойство. Ему было важно удостовериться лишь в том, что в нем не говорит уязвленное самолюбие.

Почему Стефан ни разу не упомянул их? Старинных друзей Елены, ее нынешних друзей? Логично было бы предположить, что он вспомнит хотя бы про девушек – пусть даже от боли от предстоящего расставания он забыл про Мэтта.

Что-то еще? Да, было определенно что-то еще, но Мэтт никак не мог сообразить, что именно. Единственное, что почему-то лезло в голову, – это воспоминания из школы, из прошлого года и – да, мисс Хилден, преподавательнице английского.

Погрузившись в размышления, Мэтт, тем не менее, не терял бдительности. При езде по длинной однополосной дороге, которая вела прямо от общежития к Феллс-Черч, нельзя было вообще избежать Старого леса. Но Мэтт смотрел на дорогу и был начеку.

Упавшее дерево он увидел сразу после поворота, тут же ударил по тормозам и остановился как раз вовремя, подняв машину под углом примерно в девяносто градусов.

Пришлось задуматься.

Первой инстинктивной мыслью было позвонить Стефану. Этот сможет просто взять и убрать дерево с дороги. Но он достаточно быстро вспомнил, что это невозможно. Позвонить девушкам?

Это даже не обсуждалось. Тут был даже не столько вопрос мужского самолюбия, просто перед ним лежало толстое старое дерево. Даже если они возьмутся все вместе, оно не сдвинется с места. Оно слишком большое, слишком тяжелое.

И оно упало из Старого леса прямо поперек дороги, словно специально хотело отрезать путь от общежития к городу.

Мэтт осторожно опустил стекло со стороны водителя. Он всмотрелся в Старый лес, пытаясь найти корни дерева или – признался он себе – хоть какое-то движение, но не увидел ничего.

Корней не было видно, хотя дерево выглядело слишком здоровым, чтобы ни с того ни с сего упасть солнечным летним вечером. Ни ветра, ни дождя, ни молний, ни бобров. Ни лесорубов, подумал он мрачно.

Так, Канава справа от дороги неглубока, и крона дерева не достает до нее. Может быть, получится...

Движение.

Нет, не в лесу. На дереве, прямо перед ним. Листва дерева шевелилась, и явно не от ветра.

Увидев, что это, он не поверил собственным глазам. И это была первая проблема. Вторая состояла в том, что он сидел не в своем старом драндулете, а в машине Елены. Поэтому, отчаянно пытаясь закрыть окно, и не сводя глаз с этого существа, он никак не мог ткнуть в нужную кнопку.

И последняя проблема была в том, что эта тварь двигалась очень быстро. Слишком быстро, чтобы можно было поверить в реальность происходящего.

Следующее, что понял Мэтт: оно уже у окна машины и нападает, а он пытается отбиться.

Мэтт понятия не имел, что Елена показала Бонни на пикнике. Но только если это не малах, то что же тогда, черт возьми, это еще? Мэтт всю жизнь прожил у и леса, но еще не видел ни одного насекомого, похожего на это.

Потому что это действительно было насекомое. Его кожа напоминала кору, но это было всего лишь средство маскировки. Когда оно билось о полуоткрытое окно – а Мэтт отбивался обеими руками – по звукам и ощущениям было ясно, что поверхность у него хитиновая. Оно было размером с его руку и могло летать, крутя усиками, как пропеллером, чего в теории не могло быть, и все-таки это насекомое застряло в окне прямо перед ним.

Строением оно больше всего напоминало не столько насекомое, сколько пиявку или кальмара. У него были длинные змееподобные усики, похожие на виноградную лозу, но только в палец толщиной; на них были присоски, под которыми угадывалось что-то твердое. Зубы. Один из усиков уже обвил шею Мэтта; парень почувствовал, как к нему что-то присосалось, и это было больно,

Лоза обвилась вокруг его горла в три или четыре кольца, и эти кольца сжимались. Мэтту пришлось задействовать одну руку для того, чтобы порвать усик, а второй, свободной рукой он продолжал молотить по безголовой твари – неожиданно оказалось, что у нее есть если не глаза, то, по крайней мере, рот. Как и все остальное тело твари, ее круглый рот был радиально симметричен, и по его окружности равномерно располагались зубы. Но глубоко внутри этого круга, в который чудище уже затянуло его руку, Мэтт, к своему ужасу, разглядел пару острых клыков, достаточно больших, чтобы отхватить его палец.

Нет, только не это. Мэтт сжал руку в кулак в отчаянной попытке ударить ее изнутри.

Прилив адреналина, который он ощутил, позволил ему оторвать от своего горла сжимающийся усик, после чего отпали и присоски. Но теперь существо заглотало его вторую руку по локоть. Мэтт с трудом ударил по телу насекомого, ударил сильно, словно это была акула – вот кого еще оно ему напомнило.

Ему надо было вытащить руку. Он понял, что вслепую пытается оторвать нижнюю часть круглого рта, но всего лишь отодрал кусок экзоскелета, и тот упал ему на колени. А щупальца тем временем продолжали вертеться и колотиться о машину, пытаясь забраться внутрь. Рано или поздно оно поймет, что сможет протиснуться, всего лишь сложив эти мелькающие усики.

Что-то острое содрало кожу с костяшек пальцев. Клыки! Теперь рука Мэтта ушла в пасть существа почти по плечо. И хотя Мэтт сосредоточился только на том, как спастись, краешком сознания он задавался вопросом: а где у него желудок? Такой твари просто не может быть.

Руку надо было вытаскивать немедленно. Иначе он останется без руки – это так же точно, как если бы он засунул руку в измельчитель для мусора и нажал кнопку «пуск».

Он уже отстегнул ремень безопасности. Одним резким рывком он бросил свое тело вправо, на пассажирское сиденье. Он чувствовал, как зубы вонзаются в его руку, когда он вытаскивал ее. Мэтт видел длинные кровавые борозды, оставшиеся на руке. Это неважно. Важно только одно – освободить руку.

В этот миг другая рука отыскала кнопку управления окном, и Мэтт вдавил ее, вытаскивая запястье и ладонь из пасти твари как раз в тот момент, когда окно закрылось, придавив ее.

Мэтт ждал, что затрещит хитон и брызнет черпая кровь, которая, может быть, разъест пол в новой машине Елены, как в «Чужом».

По «жук» испарился. Он просто... стал прозрачным, после чего рассыпался на крошечные искры, которые погасли прямо у него на глазах.

На одной руке у Мэтта остались длинные кровавые порезы, рана на шее начала разбухать, костяшки пальцев на второй руке были ободраны. Но Мэтт не стал тратить время на то, чтобы считать потери. Ему надо было убираться отсюда: ветки снова шевелились, и у него не было ни малейшего желания выяснять, ветер это или нет.

Путь только один. Канава.

Выбора у Мэтта не было. Оп поехал прямо на канаву, надеясь, что она не слишком глубокая, и что дерево ничего не сделает с шинами.

Машина резко нырнула, отчего зубы Мэтта лязгнули, прикусив губу. Потом под машиной захрустели листья и ветки, и на мгновение она замерла, но Мэтт продолжал изо всех сил давить ногой на акселератор, и вот его стало болтать из стороны в сторону – это машина поворачивалась в канаве. Он сумел овладеть управлением и вернулся на дорогу как раз вовремя, чтобы успеть резко вильнуть влево в том месте, где дорога неожиданно изгибалась, и канава заканчивалась.

Мэтт учащенно и глубоко дышал. Он петлял по дороге со скоростью около 50 миль в час, уделяя половину своего внимания Старому лесу, пока наконец – о, счастье, – перед ним не возник одинокий красный свет, сияющий как маяк во тьме.

Угол Мэллори. Мэтт нажал на тормоза, и с визгом и запахом горящей резины машина остановилась. Крутой поворот направо, и лес остался далеко позади. До дома еще дюжина кварталов, но, по крайней мере, там не будет больших скоплений деревьев.

Крюк, который он сделал, был большим, и теперь, когда непосредственная опасность миновала, израненная рука начала болеть. А к тому моменту, когда он подъезжал на «ягуаре» к своему дому, у него вдобавок закружилась голова. Он остановился под уличным фонарем, а потом плавно съехал вниз, во тьму. Ему не хотелось, чтобы его кто-нибудь видел в таком состоянии.

Может быть, теперь надо позвонить девушкам? Предупредить их, чтобы они не выходили сегодня ночью, потому что приближаться к деревьям опасно. Впрочем, это они и сами знали. Теперь, когда Елена опять стала человеком, Мередит ни за что не отпустит ее в Старый лес. А Бонни от одного предложения отправиться в темноту поднимет страшный шум – тем более что Елена уже показала ей это.

Малах. Уродливое название для поистине жуткой твари.

Вот что действительно необходимо – так это чтобы городские власти послали туда кого-нибудь расчистить дорогу. Но только не ночью. Вряд ли кто-нибудь поедет по этой заброшенной дороге в темное время суток, а отправлять туда людей – ну, это значит сервировать их мулаху на тарелочке. Утром Мэтт проснется и первым делом позвонит в полицию. А полиция вызовет кого надо, и дерево уберут.

Мэтта окружала темнота; времени было больше, чем ему казалось. Может быть, все-таки стоит позвонить девушкам. Только надо сначала немного привести в порядок мысли. Зудели и горели раны. Думать было трудно. Может быть, если он всего минутку отдохнет, переведет дух...

Мэтт уткнулся головой в руль. Через секунду его окутала тьма.

1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   39

Похожие:

Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Тень души Серия: Дневники вампира 6
Перевод: Aleana Svetyska Vampylife Ledi boo lenairk Button4ik Mylovedontletmeg nns55 s hero knoppka dilara19 milli roseone
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Дневники Вампира 7: Возвращение. Полночь
И тогда я отвечу "Деймона". Ты не поверишь, если не видел нас всего пару дней назад
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Дневники Вампира 7: Возвращение. Полночь
И тогда я отвечу "Деймона". Ты не поверишь, если не видел нас всего пару дней назад
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Ярость Дневники вампира 3 Лиза Джейн Смит Ярость Глава 1
Она шла по жидкой грязи, в которой замерзали лохмотья осенних листьев. Наступали сумерки, и, хотя ветер утих, в лесу становилось...
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Тень души Дневники вампира 6 Глава 1
Дорогой Дневник, — прошептала Елена, — это — истерика? Я оставила тебя в багажнике «Ягуара», и это — в два часа ночи
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Тень души Серия: Дневники вампира 6
Елены Гилберт, вампир Стефан Сальваторе, был схвачен демоническими духами – китцунами, бесчинствующими в Феллс Чёрч. Они хитростью...
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Дневники вампира Возвращение: Наступление ночи Пролог
Стефан. – Добивался он, опершись на локоть и смотря теми глазами, которые каждый раз заставляли ее практически забыть все то, что...
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Темные души / The Return: Shadow Souls...
«Замарал свою душу чтением чужих дневников…мы смеялись над одними и теми же шутками…и ты был нежным…по-настоящему милым…разговаривали...
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Темное воссоединение Дневники вампира 4
Елена — «золотая» девочка, она привыкла, что мальчики стоят перед ней на коленях
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconДжейн Смит «Дневники Вампира. Возвращение: Полночь»
И тогда я отвечу "Деймона". Ты не поверишь, если не видел нас всего пару дней назад
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница