Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов


НазваниеЛиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов
страница36/39
Дата публикации01.05.2013
Размер4.31 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   31   32   33   34   35   36   37   38   39

35



Тюрьма, устланная грязной соломой. И прутья решетки между ней и спящим Стефаном.

Между ней и Стефаном!

Это действительно был он. Елена сама не знала, почему была в этом уверена. Очевидно, что хозяева этого места могут сделать так, что ты увидишь все что угодно. Но сейчас – может быть, потому, что никто не ожидал, что она проникнет в этот застенок, – никто не придумал ничего, чтобы заставить ее усомниться в том, что она видела.

Это был Стефан. Он похудел, и скулы стали острее. Он был прекрасен. И его сознание – она почувствовала это – было в порядке. Правильная пропорция достоинства и любви, тьмы и света, надежды и мрачного понимания того мира, в котором он находится.

– Стефан! О, держите меня!

Он проснулся и наполовину сел.

– Дай мне по крайней мере поспать. Пойди погуляй и надень на себя другую личину, сука!

– Стефан! Что за выражения?

Она увидела, как плечи Стефана застыли.

– Что... ты... сказала?

– Стефан... это действительно я. И ничего страшного, что ты ругаешься. Я сама ругаю последними слонами и это место, и эту парочку, что затащила тебя сюда...

– Троицу, – устало сказал он и опустил голову. – Если бы ты была настоящей, ты бы это знала. Уходи, и пусть они расскажут тебе про моего предателя-брата и его друзьях с коронами-кеккаи на головах, которые преследуют людей...

Елена не могла тратить время на споры о Дамоне.

– Может быть, ты, по крайней мере, посмотришь на меня?

Она видела, как он медленно поворачивает голову, медленно поднимает на нее взгляд, как подскакивает на своей подстилке из тошнотворного вида соломы, она видела, как он смотрит на нее во все глаза, словно она была спустившимся с небес ангелом.

Но потом он повернулся к ней спиной и закрыл уши руками.

– Никаких сделок, – сказал он ровным голосом. – Даже не пытайся. Убирайся. У тебя уже стало получаться лучше, но все равно ты всего лишь иллюзия.

– Стефан!

– Убирайся, я сказал!

Время проходило впустую. Как жестоко – особенно после всего, через что ей пришлось пройти, для того чтобы поговорить с ним.

– В первый раз ты увидел меня рядом с кабинетом директора школы, когда принес свои документы и загипнотизировал секретаря. Тебе не понадобилось даже смотреть на меня, чтобы понять, какая я. Однажды я рассказала тебе, что чувствую себя убийцей – потому что я тогда сказала: «Папа, смотри», – и показала пальцем, а через секунду произошла авария, в которой погибли и папа, и мама. Я так и не вспомнила, что я такое увидела. Первое слово, которое я выучила, когда вернулась из загробного мира, было слово «Стефан». А однажды в машине ты посмотрел на меня в зеркало и сказал, что я – твоя душа...

– Ты можешь не мучить меня хотя бы час? Елена – настоящая Елена – слишком умна. Она не стала бы рисковать жизнью и появляться здесь.

– Где это «здесь»? – резко спросила Елена, внезапно испугавшись. – Я должна это знать, раз уж я собралась вытащить тебя отсюда.

Стефан медленно убрал руки от ушей. Еще медленнее он повернулся к ней.

– Елена? – спросил он, словно умирающий мальчик, увидевший у своего одра доброго духа. – Но этого не может быть. Ты не можешь сюда попасть.

– Думаю, что меня здесь нет. Шиничи сделал магический дом, который может перенести тебя куда угодно – надо только назвать место и открыть дверь вот этим ключом. Я сказала: «Туда, где я смогу увидеть и услышать Стефана и дотронуться до него». Но... – она опустила взгляд, – ты сказал, что я не могу сюда попасть. Может быть, это все иллюзия?

– Тссс! – Стефан вцепился в прутья решетки.

– Ты все это время был здесь? Это и есть место, которое называется Ши-но-Ши?

Он усмехнулся. Смешок получился невеселым.

– Не совсем то, чего ожидал я или ты. И все-таки все, что они говорили, оказалось правдой, Елена. Елена! Я сказал: «Елена». Елена, ты действительно здесь!

Ощущение, что они тратят время впустую, стало невыносимым. Она сделала несколько шагов по сырой хрустящей соломе, мимо каких-то тварей, которые разбегались от нее, и вплотную приблизилась к решетке, отделяющей ее от Стефана.

Она подняла голову, взялась обеими руками за прутья решетки и закрыла глаза.

Сейчас я прикоснусь к нему. Прикоснусь. Он настоящий, и я тоже настоящая. Я прикоснусь к нему!

Стефан наклонился – видимо уступая ее желанию, подумала она, – а потом его теплые губы прикоснулись к ее губам.

Она просунула руки между прутьями решетки, потому что у них обоих подкашивались ноги – у Стефана от изумления, что он все-таки может прикоснуться к ней, а у нее – от облегчения и счастья пополам со слезами.

Но на это времени не было.

– Стефан, немедленно возьми у меня кровь. Я приказываю.

Она в отчаянии огляделась, пытаясь найти что-нибудь, чем можно было сделать надрез. Стефану, может быть, нужна ее Сила. Сколько бы Силы ни забрал Дамон, для Стефана у нее всегда будет все, что нужно. Всегда – даже если это ее убьет. Сейчас она была рада, что там, в гробнице, Дамой уговорил ее взять у него кровь.

– Подожди. Подожди, любимая. Я могу просто прокусить тебе руку, если ты об этом, вот только...

– Немедленно прокуси мне руку, – приказала Елена Гилберт, принцесса города Феллс-Черч. У нее даже хватило сил встать с коленей. Стефан посмотрел на нее едва ли не виновато. – НЕМЕДЛЕННО! – повторила Елена.

И Стефан прокусил ей запястье.

Это было странное чувство. Было немножко больнее, чем обычно, когда он вонзал клыки ей в шею. Но она знала, что на запястье хорошие вены, и верила, что Стефан выберет самую широкую, чтобы уложиться в минимальное время. Ее торопливость передалась ему.

Но когда он сделал попытку отстраниться, она схватила второй рукой его курчавые черные волосы и сказала:

– Еще, Стефан. Тебе надо... я это знаю, а времени, на споры у нас нет.

Голос, которым отдают приказы. Мередит когда-то сказала, что она умеет говорить таким голосом и в принципе могла бы командовать армией. Кстати, не исключено, что ей понадобится армия, чтобы вытащить отсюда Стефана.

«Если придется – значит, соберу и армию», – подумала она. Ее мысли путались.

Смертельный голод Стефана – его явно не кормили с тех пор, как они виделись в последний раз, – иссяк. Теперь Стефан просто делал то, к чему Елена давно привыкла, – забирал ее кровь. Его разум стал растворяться в ее разуме. Когда ты говоришь, что соберешь армию, я тебе верю. Но и это не поможет. Отсюда еще никто не возвращался.

Никто не возвращался, а ты вернешься. Я заберу тебя.

Елена, Елена...

Пей, сказала она, чувствуя себя мамашей-итальянкой. Пей, сколько сможешь выпить, пока тебя не намнет тошнить.

Но как ты... Ах да, ты объяснила, как сюда попала. Ты сказала правду?

Да. Я всегда говорю тебе правду. Но как мне вытащить тебя отсюда, Стефан?

Ты знаешь, кто такие Шиничи и Мисао?

В какой-то степени.

У каждого из них есть по половинке кольца. Если соединить половинки, получится ключ. Обе половинки сделаны в форме бегущей лисы. Но, где они их прячут, неизвестно. Кроме того, как я уже говорил: только чтобы попасть сюда, нужна целая армия.

Я найду половинки кольца. Я соединю их. Я соберу армию. Я заберу тебя.

Елена, я должен остановиться. Ты сейчас упадешь в обморок.

Я отлично умею не падать в обморок. Прошу тебя, не останавливайся.

Я все еще не верю, что это ты...

Не вздумай целовать меня! Ты должен брать мою кровь!

Слушаюсь, мэм! Нет, серьезно. Я уже сыт по горло. Она сейчас начнет из.меня выливаться.

А что будет завтра?

– Мне хватит и на завтра. – Стефан оторвался от Елены и приложил большие пальцы к руке Елены там, где она была проколота его клыками. – Я говорю правду, милая. Я больше просто не могу.

– А послезавтра?

– Как-нибудь продержусь.

– Не сомневаюсь. Потому что я принесла тебе кое- что. Обними меня, Стефан, – сказала она, приглушив голос на несколько децибелов. – Обними через прутья.

Он послушался. Вид у него был изумленным. Она зашептала ему на ухо:

– Веди себя так, как будто ты меня любишь. Гладь меня по волосам. Говори нежные слова.

– Елена, любимая моя малышка... – Их сознания еще не совсем разъединились, поэтому он смог сказать ей телепатически: «Вести себя так, как будто я тебя люблю?» Но пока его руки гладили, сжимали и спутывали ее волосы, руки Елены были заняты совсем другим. Она вытаскивала из-за пазухи и вкладывала под его одежду полную фляжку «Черной магии».– Где ты это взяла? – шепотом спросил Стефан. Вид у него был ошарашенный.

– В том волшебном доме было все. Я ждала случая передать ее тебе, если тебе понадобится.

– Елена...

– Что?

Казалось, в Стефане происходила какая-то внутренняя борьба. Наконец, уперевшись глазами в пол, он прошептал:

– Все равно из этого ничего не выйдет. Я не хочу, чтобы ты рисковала жизнью, пытаясь совершить невозможное. Тебе надо забыть меня.

– А ну-ка пододвинь лицо к решетке. Вплотную.

Он удивленно посмотрел на нее, но, ничего не спросив, послушался.

Елена влепила ему пощечину.

Пощечина получилась не очень сильной... хотя от удара по железным прутьям у нее заболела рука.

– Мне стыдно это слушать, – сказала она. А перед тем, как он успел произнести хоть слово, она сказала: – Тихо!

Послышался собачий лай. Он звучал издалека, но становился все ближе.

– Это за тобой, – со страхом сказал Стефан. – Уходи!

А она просто спокойно посмотрела на него.

– Я люблю тебя, Стефан.

– Я люблю тебя Елена. Навсегда.

– Я... ох, прости.

Она не могла уйти, в этом было все дело. Как Кэролайн, которая говорила и говорила, но никак не могла покинуть комнату Стефана, Елена могла бесконечно стоять здесь и говорить о том, что сейчас уйдет, – но уйти не могла.

– Елена! Ты должна. Я не хочу, чтобы ты видела, что они делают...

– Я убью их.

– Ты не убийца. Ты не боец, Елена, – и ты не должна этого видеть. Прошу тебя. Помнишь, когда-то ты спросила, сколько раз я должен заставить тебя сказать, что ты меня просишь. Сейчас каждый раз идет за тысячу. Прошу тебя. Ради меня. Уходи.

– Последний поцелуй...

Ее сердце билось как обезумевшая птица.

– Прошу тебя!

Слепая от слез, Елена развернулась и схватилась рукой за ручку двери, ведущую из камеры.

– В тайник возле того места, где проходит церемония, чтобы меня никто не увидел! – выдохнула она, распахнула дверь и шагнула в коридор.

Она все-таки увидела Стефана, но, насколько этого хватит, пока ее сердце опять не начнет разбиваться...

...господи, я падаю...

...этого она не знала.
Елена поняла, что оказалась где-то неподалеку от общежития – как минимум в двадцати пяти метрах над ним – и камнем падает вниз. Мелькнула первая паническая мысль – я сейчас разобьюсь, – потом сработал инстинкт, и после мучительных двадцати метров она вскинула руки, поработала ногами – и перестала падать.

Итак, крыльев для полета у меня больше нет, подумала она, сосредоточившись на точке между лопатками. Она знала, где именно они должны были быть, – но ничего не произошло.

Она осторожно подвинулась ближе к стволу дерева, помедлив только для того, чтобы переложить гусеницу, оказавшуюся на одной ветке с ней, на прутик повыше. Подтягивая ноги и отталкиваясь, она нашла место, где можно было сидеть, хотя, на ее вкус, ветка все-таки была слишком высокой.

Как бы то ни было, ей было видно и то, что внизу, и пространство на крыше, и видно очень хорошо – и, чем дольше она всматривалась в какую-то точку, тем яснее начинала видеть. «Зрение вампира», – поняла она. Значит, она стала Превращаться. Или же... но почему-то небо у нее над головой стадо светлеть.

При помощи зрения Елена разглядела темное и пустое здание общежития, и от этого ей стало не по себе, потому что она вспомнила то, что сказал ей отец Кэролайн насчет «встречи». И то, что она телепатически узнала у Дамона о планах Шиничи на ночь Лунного пика. А что, если это не настоящее здание общежития, а просто очередная ловушка?
– Пришли! – воскликнула Бонни, когда они приблизились к общежитию. Она знача, что завопила пронзительно, даже чересчур пронзительно, и все-таки вид общежития, сияющего огнями, как рождественская елка со звездой наверху, успокоил ее, хотя она и знала, что это неправильно. От облегчения она была готова разрыдаться.

– Да, дошли, – послышался басок доктора Альперт. – Дошли все вместе. Но из всех нас Изабель нуждается в медицинской помощи больше всех и быстрее всех. Готовь свои снадобья, Теофилия. Кто-нибудь – сделайте для Изабель ванну.

– Давайте я, – после секундного колебания сказала Бонни дрожащим голосом. – Она ведь будет под транквилизаторами, как сейчас? Да?

– С Изабель пойду я, – сказал Мэтт. – А ты, Бонни, иди с миссис Флауэрс и помоги ей. И перед тем, как мы войдем в дом, я хочу сказать вам всем – никто никуда не ходит в одиночестве. Все ходят парами или тройками.

– Разумно, – холодно сказала Мередит и подошла ближе к доктору. – Поосторожней, Мэтт, – Изабель опаснее всего.

И тут совсем рядом с домом раздались высокие топкие голоса. Ощущение было такое, как будто две или три девочки пели одновременно:
^ Изабелла, Изабулька

Слопала свою бабульку.
– Тами? Тами Брюс? – спросила Мередит, открывая дверь в тот момент, когда пение послышалось снова. Она нырнула в дверь, потом схватила за руку доктора и втащила ее в помещение.

Да. Бонни видела три маленькие фигурки – одну в пижаме и две в ночных рубашках, и это были Тами Брюс, Кристин Дунстан и Ава Зарински. «Но ведь Аве всего одиннадцать, – подумала Бонни,– и она живет слишком далеко и от Тами, и от Кристины». Все три девочки пронзительно захихикали. Потом они запели снова, и Мэтт решительно направился к Кристин.

– Помоги мне! – заорала Бонни. Она как будто пыталась обуздать дикую лягающуюся кобылицу, которая брыкается во все стороны. Изабель впала в буйное состояние, причем каждый раз, когда девочки припевали свою дразнилку, ее бешенство становилось сильнее.

– Держу, – сказал Мэтт, крепко обхватив Изабель обеими руками, но даже вдвоем они не могли ее удержать.

– Сейчас дам ей еще успокоительного, – сказала доктор Альперт, и Бонни заметила, что Мэтт и Мередит обменялись подозрительными взглядами.

– Нет. Не надо. Пусть лучше миссис Флауэрс даст ей что-нибудь, – отчаянным голосом сказала Бонни, но поздно – иголка уже готова была вонзиться в руку Изабель.

– Ничего вы ей не дадите, – хладнокровно сказала Мередит голосом, который означал «спектакль окончен», и взмахом ноги, как танцовщица из кордебалета, выбила шприц из руки доктора.

– Мередит! Что с тобой случилось? – закричала доктор, выгнув запястье.

– Да нет, что с вами случилось? Кто вы? Где мы? Это не может быть настоящее общежитие.

– Обаа-сан! Миссис Флауэрс! Вы можете нам помочь? – с трудом выговорила Бонни, которая все еще пыталась справиться с Изабель.

– Сейчас попробую, – решительно сказала миссис Флауэрс и направилась к ним.

– Нет, помочь с доктором Альперт, а может быть, и с Джимом. Вы не знаете какого-нибудь... какого-нибудь заклинания, чтобы оборотень принял свой настоящий облик?

– Ох, – сказала Обаа-сан. – Я могу помочь. Только поставь меня за землю, Джим. Вы и глазом не моргнете, как все оборотни примут свой настоящий облик.
Джейнила была десятиклассницей с большими мечтательными темными глазами, которые чаще всего смотрели в книгу. Но сейчас, когда близилась полночь, а бабушка все не звонила, она закрыла книгу и посмотрела на Тая. Тайлер мог казаться огромным, яростным и опасным на футбольном поле, но за его пределами это был самый преданный, добрый и нежный старший брат, о котором только может мечтать девочка.

– Как ты думаешь, с бабушкой все в порядке?

– Ммм? – Тайлер тоже уткнулся носом в книгу – это было одно из руководств «Как поступить в колледж твоей мечты». Выпуск был не за горами, и ему предстояло принять серьезное решение. – Ну да, а что?

– Схожу-ка я, посмотрю, как там девочка.

– Знаешь что, Джей? – Он игриво ткнул ее пальцем ноги. – Ты всегда слишком сильно паришься.

Через мгновение он снова с головой ушел в шестую главу, которая называлась «Как наилучшим образом использовать свое участие в благотворительных работах», но тут прямо у него над головой раздался пронзительный вопль. Долгий, оглушительный, высокий. Это был голос его сестры. Он отшвырнул книгу и помчался наверх.
– Обаа-сан? – Бонни не поверила своим ушам.

– Подожди совсем чуть-чуть, милая, – сказала бабушка Сэйту. Джим поставил ее на землю, и теперь она, стоя с ним лицом к лицу, снизу вверх смотрела на него, а он смотрел на нее сверху вниз. И в том, как они глядели друг на друга, было что-то... что-то не то.

Бонни почувствовала, что на нее накатывает дикий ужас. Может, пока Джим нес Обаа-сан на плечах, он что-то с ней сделал? Ну разумеется. Почему она, Бонни, об этом не подумала? А тут еще доктор Альперт со своим шприцем, который она готова всадить в любого, кто «обнаружит истерические симптомы». Бонни посмотрела на Мередит, но та пыталась справиться с двумя вырывающимися девочками и ответила ей беспомощным взглядом.

«Тогда так,– решила Бонни.– Я лягну его туда, где больнее всего, и оттащу от него старушку». Она повернулась к Обаа-сан и похолодела.

– Вот только сделаю кое-что... – сказала Обаа-сан. И сделала. Джим согнулся вдвое, а она поднялась на цыпочки. Они слились в страстном чувственном поцелуе.

Господи!

Итак, они встретили в лесу четверых – и решили, что двое из этой четверки нормальны, а двое ненормальны. Откуда им было знать, кто именно эти двое? Они решили – если двое видели то, чего не могло быть...

Но ведь дом действительно стоит здесь; Бонни сама его отлично видела. Она что, тоже ненормальная?

– Мередит, бежим! – заорала она. Нервы сдали, и она со всех ног помчалась в лес.

Что-то с небес схватило и подняло ее, легко, как сова – мышь, зажав жесткой железной хваткой.

– Куда-то собралась? – спросил Дамон, проплыв последние несколько ярдов перед тем, как остановиться, и держа ее одной стальной рукой.

– Дамон!

Глаза Дамона были чуть-чуть прищурены, словно он улыбался какой-то шутке, попятной только ему одному.

– Да, исчадие ада собственной персоной. Скажи мне что-нибудь, моя яростная маленькая стерва.

Бонни уже перестала брыкаться, поняв, что это бесполезно. Ей даже порвать одежду на нем не удалось.

– Что? – огрызнулась она. Она не знала, одержим он сейчас или нет. В последний раз она видела Дамона, когда он откликнулся на ее Зов и спас ее от безумной Кэролайн. Но, с другой стороны, Мэтт рассказал, что он сотворил что-то ужасное с Еленой.

– Почему девушки так любят обращать грешников? Почему так получается, что им можно скормить все что угодно, только если им покажется, что они могут тебя переделать?

Бонни не совсем поняла, о чем он говорит, но могла догадаться.

– Что ты сделал с Еленой? – жестко спросила она.

– Дал ей то, чего она хотела, больше ничего, – сказал он, и его черные глаза заблестели. – Неужели в этом есть что-то плохое?

Бонни, напутанная блеском его глаз, даже не попыталась убежать снова. Она знала, что это бесполезно. Он был быстрее и сильнее, и вдобавок умел летать. Кроме того, на его лице была написана отстраненная безжалостность, которую она уже видела прежде. Нет, это были не Дамон и Бонни. Это были прирожденный хищник и прирожденная жертва.

А потом она снова оказалась рядом с Джимом и Обаа-сан – нет, рядом с парнем и девушкой, которых никогда раньше не видела. Бонни успела вовремя, чтобы увидеть процесс превращения. Она увидела, как тело Джима съежилось, волосы почернели, но не это было самое поразительное. Самым поразительным было то, что по краям его волосы стали не черными, а темно-красными. Впечатление было такое, будто кончики его волос лизало пламя, а дальше они уходили во тьму. Глаза его были золотыми и смеющимися.

Бонни видела, как старческое кукольное тело Обаа-сан помолодело, окрепло, вытянулось. Девушка была красивой; это Бонни была вынуждена признать. У нее были прекрасные сливово-черные глаза и шелковистые волосы, падавшие чуть ли не до талии. Они были такими же, как у ее брата, только кончики их были еще ярче – не темно-красные, а алые. Она была одета в едва заметную ажурную блузку, открывавшую ее изящную фигурку выше пояса, и черные кожаные штаны с низкой посадкой, демонстрировавшие ее тело снизу. На ней были дорогие на вид сандалии, а ногти на ногах были выкрашены в тот же алый цвет, что и кончики волос. На поясе неровным кругом висел кнут с черной чешуйчатой ручкой.

Доктор Альперт медленно спросила:

– Что с моими внуками?

– Они здесь ни при чем, – лучезарно улыбнувшись, сказал юноша со странными волосами. – Если не будут совать нос не в свое дело, можете о них не волноваться.
– То ли самоубийство, то ли попытка самоубийства, то ли... не знаю, – едва не плача, говорил Тайрон полицейскому диспетчеру по телефону. – Мне кажется, что это Джим, который в прошлом году ходил в ту же школу, что и я. Нет, никакие наркотики тут ни при чем – я пришел сюда, чтобы позаботиться о своей младшей сестре Джейниле. Она тут присматривала за ребенком... знаете что, может, вы просто приедете, и все? Этот парень сжевал себе почти все пальцы на руках, а когда я зашел, он сказал: «Я всегда буду любить тебя, Елена», – взял Карандаш, и... нет, я не знаю, жив он или нет. Но наверху лежит старушка, и уж она-то точно мертва. Потому что она не дышит.
– Это еще что за черт? – спросил Мэтт, воинственно разглядывая странного юношу.

– Я черт...

– И какого черта ты тут делаешь?

– Я черт Шиничи, – намного громче повторил юноша, явно недовольный тем, что его перебили. – Я китсунэ, лис-оборотень, если так тебе будет понятней, – и я прикалываюсь над твоим городом, идиот. Я пропутешествовал через полмира, чтобы это сделать, и я рассчитывал, что ты, по крайней мере, уже слышал мое имя. А это – моя очаровательная сестра Мисао. Мы с ней двойняшки.

– Да хоть тройняшки. Да, Елена говорила, что, кроме Дамона, тут замешан кто-то еще. И Стефан говорил то же самое, пока не... Так, стоп. Что вы сделали со Стефаном. Что вы сделали с Еленой?

Пока двое этих странных парней, ощетинившись, смотрели друг на друга – в случае с Шиничи в буквальном смысле слова, потому что кончики его волос поднялись почти вертикально, – Мередит обменялась взглядами с Бонни, доктором Альперт и миссис Флауэрс. Потом она посмотрел на Мэтта и легонько прикоснулась пальцем к груди. Только у нее могло бы хватить силы, чтобы справиться с ним, хотя доктор Альперт коротко кивнула в знак того, что будет помогать.
Они наконец пришли в движение, когда парни уже перешли на крик, Мисао истерически хохотала, валяясь на земле, а Дамон стоял, прислонившись к двери и закрыв глаза. Без какого-либо условного сигнала они инстинктивно все вместе бросились вперед. Мередит и доктор Альперт подхватили Мэтта с обеих сторон и просто подняли его над землей; в тот же миг Изабель с гортанным криком неожиданно прыгнула на Шиничи. Никто не ожидал от нее ничего подобного, но, как решила Бонни, проносясь через препятствия и даже не замечая их, это пришлось как нельзя кстати. Мэтт все еще орал, пытаясь вернуться и выплеснуть свое раздражение на Шиничи, но ему было не вырваться.

Когда они снова оказались в лесу, Бонни не могла поверить, что это у них получилось. Даже миссис Флауэрс не отставала; кроме того, уцелело большинство фонариков.

Это было настоящее чудо. Они сбежали даже от Дамона. Теперь задача состояла в том, чтобы вести себя очень тихо и пройти через Старый лес, не привлекая ничьего внимания. Может быть, им удастся выйти к настоящему общежитию, решили они. Тогда можно будет выяснить, как спасти Елену от Дамона и двух его приятелей. Даже Мэтт должен был в конце концов признать, что их шансы справиться с тремя сверхъестественными существами были весьма невелики.

Бонни жалела только об одном – что они не смогли прихватить с собой Изабель.
– Что ж, пора идти к настоящему зданию общежития, – сказал Дамон, когда Мисао наконец усмирила Изабель и привела ее в полубессознательное состояние. – Там скоро будет Кэролайн.

Мисао оторвала взгляд от Изабель. Казалось, она была немного удивлена:

– Кэролайн? Зачем нам понадобилась Кэролайн?

– Ну так мы же собираемся повеселиться? – сказал Дамон самым очаровательным, самым кокетливым своим голосом, и лицо Шиничи тут же перестало быть виноватым. Он улыбнулся.

– Это ведь та девушка, которую ты использовала в качестве разносчика? – Он шаловливо посмотрел на сестру. Она улыбнулась ему, но несколько натянуто.

– Да, но...

– Чем больше, тем веселее, – сказал Дамон, который становился все радостнее и радостнее. Он, казалось, не замечал, как у него за спиной Шиничи ухмыльнулся, глядя на Мисао, и сказал, пощекотав ее под подбородком:

– Не дуйся, милая! – Его золотые глаза сияли. – Я ни разу не положил глаз на других девушек. Просто, если Дамон говорит, что это будет весело, значит, так оно и будет. – Ухмылка переросла в широкую злорадную улыбку.

– А не может случиться, что кто-нибудь из них на самом деле сбежит? – сказал Дамон почти равнодушно, всматриваясь в темноту Старого леса.

– Прекрати во мне сомневаться, – огрызнулся китсунэ. – Ты проклят... Ты же вампир. Тебе вообще не положено ошиваться в лесу.

– Лес – моя территория, как и кладбище... – мягко начал Дамон, но Шиничи был серьезно настроен закончить первым.

– Я в лесах живу, – сказал он. – Я управляю кустарниками, деревьями; я захватил с собой несколько... результатов своих экспериментов. Скоро вы их увидите. Так вот, я отвечаю на твой вопрос – нет, никто из них никуда не убежит.

– Я только об этом и спросил, – так же мягко сказал Дамон, довольно долго не отводя взгляда от золотых глаз Шиничи. Потом он пожал плечами, отвернулся и стал рассматривать луну, проглядывавшую за клубами туч на горизонте.

– До начала церемонии еще несколько часов, – сказал у него за спиной Шиничи. – Вряд ли мы опоздаем.

– Опаздывать не стоит, – пробормотал Дамон. – Кэролайн может быть невероятно хорошей копией той девушки с пирсингом, когда кто-то опаздывает.
Луна стояла высоко в небе, когда Кэролайн на машине своей матери подъехала к главному входу общежития. Она была в вечернем платье, которое выглядело так, словно его нарисовали у нее на теле, раскрасив в ее любимые цвета – бронзовый и зеленый. Шиничи бросил взгляд на Мисао, которая захихикала, прикрыв рот рукой и глядя себе под ноги.

Дамон проводил Кэролайн но ступенькам к парадной двери и сказал:

– Здесь – проход к хорошим местам.

Дальше была легкая неразбериха, когда собравшиеся рассортировывались. Дамон громко и приветливо объяснял Кристин, Тами и Аве:

– Боюсь, что вам троим придется сесть на галерке. То есть на земле. Но если вы будете вести себя хорошо, то в следующий раз я разрешу вам сидеть с нами.

Они последовали за ним, выражая ту или иную степень недовольства, но только Кэролайн выглядела действительно раздосадованной.

– Зачем нам идти в дом? – спросила она. – Я думала, что они будут снаружи.

– Лучшее из безопасных мест, – коротко сказал Дамон. – Сверху самый лучший обзор. Королевская ложа. Пошли.

Близнецы-лисы и девушка шли за ним, по дороге включая свет в темном здании, пока не оказались на крыше.

– Ну и где они? – спросила Кэролайн, глядя вниз.

– Будут с минуты на минуту, – сказал Шиничи, бросив на нее одновременно озадаченный и недовольный взгляд. В нем читалось: «Что ты о себе возомнила?» Его поэтический фонтан не действовал.

– А Елена? Она тоже будет?

Шиничи пропустил этот вопрос мимо ушей, а Мисао хихикнула. Но Дамон подошел к Кэролайн вплотную и что-то прошептал ей на ухо.

Глаза Кэролайн загорелись, как у кошки. А улыбка, которой она улыбнулась, была улыбкой кошки, только что запустившей когти в канарейку.

1   ...   31   32   33   34   35   36   37   38   39

Похожие:

Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Тень души Серия: Дневники вампира 6
Перевод: Aleana Svetyska Vampylife Ledi boo lenairk Button4ik Mylovedontletmeg nns55 s hero knoppka dilara19 milli roseone
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Дневники Вампира 7: Возвращение. Полночь
И тогда я отвечу "Деймона". Ты не поверишь, если не видел нас всего пару дней назад
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Дневники Вампира 7: Возвращение. Полночь
И тогда я отвечу "Деймона". Ты не поверишь, если не видел нас всего пару дней назад
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Ярость Дневники вампира 3 Лиза Джейн Смит Ярость Глава 1
Она шла по жидкой грязи, в которой замерзали лохмотья осенних листьев. Наступали сумерки, и, хотя ветер утих, в лесу становилось...
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Тень души Дневники вампира 6 Глава 1
Дорогой Дневник, — прошептала Елена, — это — истерика? Я оставила тебя в багажнике «Ягуара», и это — в два часа ночи
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Тень души Серия: Дневники вампира 6
Елены Гилберт, вампир Стефан Сальваторе, был схвачен демоническими духами – китцунами, бесчинствующими в Феллс Чёрч. Они хитростью...
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Дневники вампира Возвращение: Наступление ночи Пролог
Стефан. – Добивался он, опершись на локоть и смотря теми глазами, которые каждый раз заставляли ее практически забыть все то, что...
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Возвращение: Темные души / The Return: Shadow Souls...
«Замарал свою душу чтением чужих дневников…мы смеялись над одними и теми же шутками…и ты был нежным…по-настоящему милым…разговаривали...
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconЛиза Джейн Смит Темное воссоединение Дневники вампира 4
Елена — «золотая» девочка, она привыкла, что мальчики стоят перед ней на коленях
Лиза Джейн Смит Тьма наступает Серия: Дневники вампира: Возвращение 1 Перевод: Евгений Кулешов iconДжейн Смит «Дневники Вампира. Возвращение: Полночь»
И тогда я отвечу "Деймона". Ты не поверишь, если не видел нас всего пару дней назад
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница