Аннотация: Ну никак не сидится древним грекам дома! Не дают им покоя божественные тайны, грандиозные подвиги им подавай. А где им взяться, подвигам этим, если в


НазваниеАннотация: Ну никак не сидится древним грекам дома! Не дают им покоя божественные тайны, грандиозные подвиги им подавай. А где им взяться, подвигам этим, если в
страница7/21
Дата публикации11.03.2013
Размер2.84 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   21
Глава 6

^ СИМПЛЕГАДСКИЕ СКАЛЫ

Видно, посчитали всемогущие боги, что слишком мало выпало тяжелых испытаний на непутевые головы аргонавтов.

Продолжали издеваться олимпийцы над героями. Непонятно только, по какой такой причине они над ними издевались.

Но на самом деле в те давние времена многие события шли обычным своим чередом. Да, в это трудно поверить, но несчастья и неприятности могли сыпаться на смертных и без участия всемогущих. Так, в принципе, с аргонавтами и произошло. Xоть сами герои предпочитали в своих неудачах винить исключительно несправедливых олимпийцев.

— О мой отец! — отчаянно взревел Геракл, грозя кулаками бездонному небу. — За что ты ниспосылаешь нам очередные невзгоды?

Любому другому герою за такой опрометчивый поступок всемогущие боги наверняка бы оторвали его пустую голову, но Геракл вполне мог себе позволить и более дерзкие слова и поступки. На то он и сын самого Зевса.

Что же заставило великого героя гневаться на небеса и на их непостижимых обитателей?

— Да-a-a-aL — Подняв весла, аргонавты зачарованно смотрели на узкую щель, прорезанную в высоких скалах.

Казалось, преодолеть внезапно возникшее на пути препятствие невозможно. И обогнуть тоже. Черные неприступные скалы тянулись в обе стороны, бесконечные, как песнь кифареда. Выход был всего лишь один (вернее, проход) — узкий пролив между скалами, в который едва мог втиснуться десятивесельный «Арго».

— Друг мой, — возмутился Ясон, гневно поворачиваясь к Гераклу, — суть твоих поступков остается для меня загадкой. Объясни, пожалуйста, почему ты дал приказ гребцам остановить корабль?

Сын Зевса посмотрел на Ясона таким взглядом, что юноша сразу почувствовал себя докучливым насекомым в бороде у циклопа.

— Это Симплегадские скалы! — словно читая смертный приговор, мрачно ответил Геракл.

— Чего? — Аргонавты непонимающе уставились на великого героя.

— Откуда ты знаешь, что это за скалы? — с подозрением поинтересовался Тесей.

— Знаю, — твердо гаркнул в ответ сын Зевса. — Просто знаю, и точка!

— И все-таки, — поддержал Ясон Тесея, — ответь нам, если тебе не трудно.

— Про эти скалы мне рассказывал мой отец Зевс.

— И чем же они так опасны, если ты решил остановить корабль? — продолжал недоумевать Ясон.

— Сейчас вы сами все увидите. Гребцы, подгребите еще немного к скалам! Но ни в коем случае не входите в пролив!

Гребцы покорно выполнили команду великого героя, который всем теперь казался более опытным вожаком, чем Ясон.

Вот и сейчас, похоже, Геракл снова спасал им всем жизнь.

«Apro» неподвижно застыл (или застыла? Сатир его знает, какой у этого названия род. — Авт.) рядом со входом в узкий пролив. Геракл удовлетворенно кивнул, ища взглядом на шубе предмет поувесистее. Самым увесистым предметом была, конечно, голова Тесея. Но афинянин вряд ли добровольно расстался бы с ней.

Взгляд Геракла медленно переместился с головы Тесея на золотой шлем Ясона, подаренный юноше пьяным царем долонов Кизяком (в трезвом состоянии царь вряд ли был бы столь щедр. — Авт.).

Не спросив даже элементарного разрешения, сын Зевса ловко снял с головы Ясона золотой шлем и с силой швырнул его (шлем, а не Ясона) в узкий пролив между скалами.

— Да ты что?!! — отчаянно завопил юноша, за секунду лишившийся столь ценного подарка.

Но то, что произошло вслед за совершенно (с точки зрения нормального человека) сумасшедшим поступком Геракла, заставило аргонавтов шумно уронить свои челюсти на палубу «Арго».

Как только золотой шлем Ясона плюхнулся в спокойную воду пролива, гигантские черные скалы с оглушительным грохотом сошлись, будто великан прихлопнул залетевшую в рот муху.

Мощная морская волна окатила с ног до головы застывших на палубе корабля греков. Тот сильно накренился и с трудом принял вертикальное положение.

Черные скалы медленно разошлись. О том, что случилось с золотым головным убором Ясона, можно было теперь только гадать.

— Хороший был шлем, — грустно прошептал юноша, отказываясь верить в случившееся.

Но ведь он собственными глазами только что видел, как сошлись скалы. Невероятно!

— Сатир меня побери! — Тесей мысленно представил, что с ними могло случиться, заплыви они в обманчиво спокойный пролив, и афинскому герою совсем поплохело.

— Что это такое? — принялись в ужасе вопрошать греки, благоговейно взирая на спасителя Геракла.

— Я же говорил, это Симплегадские скалы, — спокойно пояснил сын Зевса. — Ловушка для проплывающих мимо кораблей. Копилка душ для мрачного царства Аида.

— И что же нам теперь делать? — отчаянно вопросил Ясон. — Попытаться все-таки обогнуть препятствие?

— Совершенно бесполезное занятие, — махнул рукой Геракл. — Я уже когда-то пробовал это сделать.В те времена я путешествовал по Черному морю на плоту под названием «Кон-Тики». В какую сторону ни плыви, все равно тебя выбросит аккурат к проклятому проливу. Наверняка эти скалы заколдованы. Причем Зевс говорил, что заколдовали это место не олимпийцы, а кто-то другой еще до их прихода…

(Наглая ложь! — Авт.)

Аргонавты с ужасом вникали в произнесенные великим героем слова. Воистину открывал им Геракл ужасные тайны мироздания. Не так уж и был глуп сын Зевса, как его малевали в своих пьяных песнях странствующие певцы-аэды.

— Но как нам теперь попасть в Колхиду? — все не унимался Ясон. — Как же нам теперь завладеть золотым руном?

И аргонавты с надеждой посмотрели на Геракла. Не может быть, чтобы великий герой ничего не придумал.

— Мне нужно… — сын Зевса выразительно пошевелил густыми бровями, — побыть наедине с собой… Если кто меня будет спрашивать… Ну, Зевс там или Гермес, то я в винном трюме…

И со свойственным герою высокомерным достоинством великий муж Греции не спеша спустился в трюм корабля, где в бочках весело булькало лучшее вино бобриков.

И, что характерно, никто из аргонавтов не посмел даже пикнуть. При том, что всем было ясно: запасы корабельного вина в скором времени снова придется пополнять.

Появившийся на палубе «Арго» вестник богов Гермес напугал героев, пожалуй, посильнее Симплегадских скал.

Он просто взял и свалился на голову Тесею прямо из воздуха, съездив тяжелой железной сандалией афинскому герою по морде.

— Надо бы телепортатор отрегулировать, — недовольно проворчал Гермес, отряхивая свои белоснежные одежды.

Распластавшийся под вестником богов Тесей заискивающе улыбнулся. Мне, мол, совсем не тяжело, и это для меня такая честь — смягчить падение самого глашатая Зевса.

— Ох, извини, брат. — Гермес неуклюже слез с афинского героя. — Так, Геракл у себя?

Аргонавты не поняли.

— Нy в винном погребе? — переспросил вестник богов.

— Д-д-д-д-да! — немного заикаясь, кивнул Ясон. Гремя реактивными сандалиями по палубе «Арго», Гермес тяжело протопал к лестнице, ведущей в трюм.

— А… явился не запылился, — донесся из трюма уже немного «плывущий» голос Геракла.

— Что, снова батарейки на своем сотиусе-мобилиусе посадил? — усмехнулся вестник богов, спускаясь вниз. — А я сколько раз тебе говорил, возьми у Гелиоса зарядное устройство…

Аргонавты очумело переглянулись.

Бедолаги мало понимали происходящее, однако то, что их удостоил своим посещением сам Гермес, внушало определенные надежды. Кто его знает, может, еще не все потеряно, и они все-таки достигнут желанной Колхиды.

Из трюма Геракл появился примерно через час.

Вышел он на палубу один, без Гермеса, и был на первый (да и на второй) взгляд совершенно трезв. Однако аргонавты не сомневались, что все винные бочки в трюме «Арго» безнадежно пусты.

— А где Гермес? — как-то нервно спросил Ясон, заглядывая за широкую спину сына Зевса.

— Конечно на Олимпе! — удивленно ответил Геракл. — А где же ему еще быть?

Ясон только сделал большие глаза, но от расспросов воздержался.

— Сейчас, братья, поплывем, — пообещал великий герой. — А ну-ка подгребите вплотную к скалам, вон к тому месту!

— А это не опасно? — осторожно подал голос Тесей.

— Не опасней немейского льва! — не очень удачно сострил Геракл и сам же глупо заржал.

Все-таки сын Зевса был немного пьян. Аргонавты подгребли к черным скалам. Гребцы втянули весла, и корабль плавно притерся правым бортом к гладкой поверхности зловещего камня.

Обведя бледных спутников торжествующим взглядом, Геракл нажал рукой на абсолютно гладкую часть скалы. Камень треснул, рваные края с гудением разошлись, открывая в стене небольшое квадратное отверстие. В этом самом отверстии аргонавты увидели два странных глаза: красный, го. рящий ярким светом, и зеленый, почему-то сейчас потухший. Под каждым удивительным глазком находилась особая круглая выпуклость.

Геракл снова лукаво покосился на обмерших друзей и небрежно ткнул пальцем в круглую выпуклость под потухшим зеленым глазом.

Зеленый глаз тут же зажегся, а красный, как ни странно, погас.

— Все. — сын Зевса довольно потер могучие руки. — Теперь мы спокойно можем проплыть этот сатиров пролив…

— Но откуда ты знаешь, что скалы на этот раз не сойдутся? — тихо спросил, пораженный многочисленными чудесами этого дня, Ясон.

— Гермес меня заверил, что теперь они точно не сомкнутся! — Геракл беззаботно рассмеялся. — Вы не доверяете самому вестнику богов?

— Верим! — дружно кивнули аргонавты, осторожно посматривая на темнеющее небо.

Мало ли, вдруг за ними Зевс сейчас наблюдает, Кто его, всемогущего, знает?

* * *

Благополучно миновали наши путешественники Симплегадские скалы. Как и обещал грекам вестник богов Гермес, не сошлись черные твердыни, оставшись совершенно безучастными к проплывающему по узкому проливу «Арго».

Долго плыли аргонавты вдоль берегов Эвксинского Понта. Согласно довольно скупым на подроб-ности древним источникам, много стран они миновали и много повидали диковинных народов. Неизвестно, были ли эллины в гостях у псинофагов, но одно их приключение требует более детального освещения.

Однако сперва отметим, что все это древнее безобразие под названием «Поход за золотым руном» до боли напоминало небезызвестное путешествие Одиссея, возвращающегося с Троянской войны. Понятно, что до падения Илиона еще пройдет ОЧЕНЬ МНОГО ВРЕМЕНИ, но вот… Постоянно создается впечатление, что один античный автор содрал древний эпос у другого античного автора. Либо «Одиссея» была скопирована с путешествия аргонавтов, либо наоборот.

Ох уж эти древнегреческие писатели-фантасты…

Много земель, значит, повидали храбрые путешественники, но один безымянный остров им запомнился особо.

До сих пор точно неизвестно, зачем аргонавтам понадобилось высаживаться на этот самый остров. То ли Гераклу размяться на земле приспичило, то ли Тесей бунтовать стал, требуя разнообразить корабельный рацион свежим мясом.

По неизвестному острову действительно что-то бегало, но из-за большого расстояния это что-то пока оставалось для путешественников неведомым.

— Наверняка то местные морские ежи пасутся, — знающе заявил Геракл, с упоением поедая осточертевшее сушеное мясо. — У них сейчас брачный период.

— Какой период? — заинтересованно переспросил Ясон.

— Период спаривания! — пояснил сын Зевса.

— А что это такое — «спаривание»? — недоуменно взметнул брови юноша.

Тихий гомон на борту «Арго» мгновенно прекратился. Обалдевшие гребцы медленно отложили весла. А из трюма высунулся Тесей и тихо заржал.

— Мм… — Геракл растерянно причмокнул жирными губами, раздумывая, как бы объяснить все юноше поделикатней. — Ну-у-у… это то, что очень часто делают жучки, паучки, птички, рыбки…

— И люди, — добавил Тесей, делая серьезное лицо. — Слушай, Ясон, тебя в детстве, случайно, кентавры не роняли?

— А что? — возмутился юноша.

— Да так, ничего. — Тесей лукаво подмигнул Гераклу.

Сын Зевса с чавканьем впился в очередную порцию мяса.

— Морочите вы мне голову, — обиделся Ясон, — жучки, паучки… совсем за кретина меня держите.

Геракл с Тесеем внимательно посмотрели на юношу.

Искренняя тревога за рассудок будущего правителя Иолка читалась в их взглядах.

Трудно сказать, чем бы вся эта милая беседа закончилась, но произошло непредвиденное.

На острове, к которому не спеша направлялся «Арго», внезапно раздался ужасающий гул, словно трубил в гигантский рог чудовищный исполин.

— Там циклопы! — истошно заорали гребцы, пытаясь самовольно развернуть корабль.

Кое-кто уже прыгнул за борт.

— Куда, вашу мать? — взревел Геракл. — Без приказа?!

Аргонавты с опаской вглядывались в неизвестный остров. Неприятный гул нарастал.

— Это же какие легкие надо иметь, чтобы столько в рог дуть! — задумчиво изрек Тесей.

И тут на глазах у опупевших путешественников с острова взлетела большая блестящая птица. Красиво сверкнуло солнце, отражаясь от ее могучих крыльев.

— Сатир знает, что здесь творится, — недовольно проворчал Геракл, ища подходящее для боя копье.

Но копье на палубе решительно не находилось.

Тем временем невиданная птица с оглушающим ревом приближалась к покачивающемуся на морских волнах кораблю.

М-да, странная была птичка. Блестящая. С уродливой выпуклой головой, острым носом и довольно скупым оперением, словно драл ее недавно немейский лев. Все было бы еще ничего в рамках бредовой греческой мифологии, вот только…

— А чего это у нее огонь из-под хвоста вырывается? — спросил один из гребцов, и остальные согласно закивали.

Аргонавты сразу уставились на Геракла как самого опытного мореплавателя в их небольшом, но дерзком отряде.

Сын Зевса с натугой наморщил лоб, демонстрируя всем желающим титаническую работу интеллекта.

— Это птицы-стимфалиды, — знающе изрек он. — Живут на вулканах и питаются подземным огнем.

— О… — восхищенно выдохнули путешественники, дивясь уму и знаниям своего вожака.

— Что-то не видно здесь никаких вулканов, — ехидно ввернул Тесей, поглядывая на унылый, как лысина Аида, остров, но Геракл сделал вид, что реплику афинянина просто не услышал.

Историю о птицах-стимфалидах он выдумал прямо на ходу. Ведь нужно же было как-то выкручиваться из создавшегося положения? Великий герой Греции — и не знает, что это за хреновина к ним по воздуху приближается! Так и опозориться можно на всю Аттику.

Устрашающего вида птичка сделала над «Арго» пару кругов, затем резко снизилась и плюнула в корабль греков огнем, но не из хвоста, а из слегка изогнутого вниз хищного клюва.

— Е-мое!… — закричал Тесей, кидаясь к спасительному зеву трюма.

Маленькие дымящиеся дырочки прошили палубу «Арго».

Афинянин дернулся и, схватившись за окровавленное плечо, с грохотом повалился в трюм.

— Готов! — довольно безразлично констатировал Ясон.

— Ну да? — не поверил Геракл, хотя сердце у него и екнуло от внезапно навалившегося счастья.

Неужели он наконец избавился от своего вечного конкурента? Но радость сына Зевса была преждевременной.

— …! — отчетливо донеслось из трюма. — Какой… забыл на лестнице весло?!!

Геракл грустно вздохнул.

Заложив в небе крутой вираж, блестящая птица снова ринулась в атаку.

— По-моему, она хочет ненавязчиво нам объяснить, чтобы мы не высаживались на этом острове, — сказал Ясон, благоразумно держась за широкой спиной Геракла.

— Тесей, ты там как? — крикнул сын Зевса, заглядывая в трюм.

— …! — ответил Тесей.

— А, ну тогда все нормально, — кивнул Геракл. — А я уже за тебя стал беспокоиться.

— Что с ним? — испуганно спросили гребцы.

— С Тесеем все в полном порядке, — успокоил их сын Зевса, выковыривая из деревянного настила палубы кусочек невиданного блестящего железа.

«Чем же это она, интересно, плюется? — ошеломленно подумал герой. — Зубами, что ли?» Странный горячий осколок действительно очень сильно напоминал длинный акулий зуб.

Новые дымящиеся дырочки с дробным треском возникли на носу корабля.

— Ну все, — Геракл погрозил удаляющейся птице кулаком. — Ясон, весло!

Ясон засуетился и притащил из трюма то самое весло, о которое споткнулся Тесей.

Блестящая птица заложила в небе очередной вираж.

Сын Зевса взвесил в руке импровизированное копье.

— Подойдет! — изрек герой, готовясь к схватке. — Вот она, вот она, слева! — закричали аргонавты, в панике мечась по палубе. Многие хотели спрятаться в трюме, но их туда не пускал грязно ругающийся из темноты Тесей. Шипящие фонтанчики заплясали рядом с левым бортом «Арго». Геракл напрягся и мощным броском отправил весло в небо.

И, что удивительно, таки попал!

— Прямо в лоб! — восхищенно воскликнул Ясон. Весло угодило снижающейся блестящей птице в голову. Чудовище дернулось и, крутанувшись волчком, обрушилось в море невдалеке от «Арго». В небо ударил мощный фонтан брызг, раздалось оглушающее шипение, повалил густой белый пар.

Греки с интересом столпились на носу корабля, даже раненый Тесей из трюма выглянул.

Пар рассеялся не сразу, а когда рассеялся, эллины смогли наблюдать совершенно фантастическую картину.

Блестящая птица, нелепо раскинув крылья, спокойно покачивалась на волнах рядом с «Арго». Вблизи стало ясно, что никакая это не птица, а диковинный механизм вроде того, на котором Дедал в свое время пытался добраться до Солнца.

На острых крыльях летающего механизма аргонавтам удалось рассмотреть непонятные символы: белые пятиконечные, словно морские звезды, в темно-синих окружностях. На хвосте устройства также имелся разноцветный значок, прямоугольный и полосатый. Полосы были бело-красные, и Геракл очень кстати помянул царство Аида, ибо не иначе как в Тартаре была изготовлена подобная страхолюдина.

Но сюрпризы для любопытных греков на этом не закончились.

Мутная выпуклость на голове птицы откинулась в сторону. Оттуда вылезло жуткое человекообразное существо с серой рубчатой кожей, обвитое отвратительными кишками и с круглой белой головой. Лица, как такового, у этого существа не было, а лишь плоское блестящее нечто, от которого вниз шла серая мерзкая болтающаяся кишка.

— А-а-а-а! — закричали греки, и те, кто оказался нервами послабее (например, Ясон), грохнулись в обморок.

Те же, кто остался в сознании, смогли видеть, как ужасное порождение Тартара показало эллинам на голову, затем погрозило сразу двумя кулаками и, сокрушенно покачав круглой, как яйцо, головой, поплыло к острову.

Так в Древней Греции родилась очередная легенда чудовищных птицах-стимфалидах, обитающих на острове под не менее жутким названием Арея.

Но странно, что впоследствии никто из древних греков этот остров никогда не видел.

Многие даже предпринимали специальные морские экспедиции, но куда там! Мифический остров гак и остался страшной сказкой, чему яростно способствовал сам автор байки Геракл, называя битву с железной птицей своим тринадцатым подвигом. (На момент плавания за золотым руном Геракл свои Знаменитые подвиги еще не совершил! — Н. А. Кун.)

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   21

Похожие:

Аннотация: Ну никак не сидится древним грекам дома! Не дают им покоя божественные тайны, грандиозные подвиги им подавай. А где им взяться, подвигам этим, если в icon1. 0 — создание документа, 12. 10. 2010 by golma1 1 — дополнительная...
Спустя почти тридцать лет красавица и умница Дена делает стремительную карьеру на телевидении, еще немного — и она станет женским...
Аннотация: Ну никак не сидится древним грекам дома! Не дают им покоя божественные тайны, грандиозные подвиги им подавай. А где им взяться, подвигам этим, если в iconРоман Глушков Холодная кровь
«Он стоял у порога тайны, где прахом рассыпаются наши расчеты, где река времени исчезает в песках вечности, где гибель формулы заключена...
Аннотация: Ну никак не сидится древним грекам дома! Не дают им покоя божественные тайны, грандиозные подвиги им подавай. А где им взяться, подвигам этим, если в iconОсновные понятия общей физиологии возбудимых тканей
В состоянии покоя плазматические мембраны всех клеток организма человека поляризованы снаружи заряжены положительно, а внутри отрицательно....
Аннотация: Ну никак не сидится древним грекам дома! Не дают им покоя божественные тайны, грандиозные подвиги им подавай. А где им взяться, подвигам этим, если в iconРадиоприемник в очередной раз выплюнул куски помех. Я никак не мог...
Он устал и он без друга. А может его музыка и была такой живой только из-за друга? А может это просто отчаяние? Ответ он нам никогда...
Аннотация: Ну никак не сидится древним грекам дома! Не дают им покоя божественные тайны, грандиозные подвиги им подавай. А где им взяться, подвигам этим, если в iconКонтрольные вопросы по теме занятия
Состояние функционального покоя. Мембранный потенциал покоя, его происхождение. Регистрация мпп с помощью микроэлектродной
Аннотация: Ну никак не сидится древним грекам дома! Не дают им покоя божественные тайны, грандиозные подвиги им подавай. А где им взяться, подвигам этим, если в iconУэйн Дайер Десять секретов успеха и душевного покоя Дайер Уэйн Десять...
Тебе наливают чистое вино так пей его! А если чаша грязна что за печаль тебе?
Аннотация: Ну никак не сидится древним грекам дома! Не дают им покоя божественные тайны, грандиозные подвиги им подавай. А где им взяться, подвигам этим, если в iconСына Божия не разрушило в них этих дел дьявольских?
Божественные догматы и богословствовал, невозможно. Ибо как возможно, чтобы право и чисто умствовал тот ум, который омрачен оскверненною...
Аннотация: Ну никак не сидится древним грекам дома! Не дают им покоя божественные тайны, грандиозные подвиги им подавай. А где им взяться, подвигам этим, если в iconВольдемар Николаевич Балязин Тайны дома Романовых Браки Романовых...
Вольдемар Николаевич Балязин Тайны дома Романовых Браки Романовых с немецкими династиями в XVIII – начале XX вв
Аннотация: Ну никак не сидится древним грекам дома! Не дают им покоя божественные тайны, грандиозные подвиги им подавай. А где им взяться, подвигам этим, если в iconЛорел Кей Гамильтон Божественные проступки Мерри Джентри 8 Лорел ...
Латексные перчатки тянули волосы. Все же перчатки предназначены не оставлять отпечатки на вещдоках, а не для удобства. Мы были окружены...
Аннотация: Ну никак не сидится древним грекам дома! Не дают им покоя божественные тайны, грандиозные подвиги им подавай. А где им взяться, подвигам этим, если в iconЯ хочу написать историю я читала некоторые. Так вот. С этой страницы...
Вот просто никак не могла решится выложить ее в группе а пишу,потому что в себе сложно все держать. Но с другой стороны не хочу слышать...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница