Злой ветер


НазваниеЗлой ветер
страница10/29
Дата публикации09.05.2013
Размер3.37 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   29
«большой» про это место значило не сказать ничего. Оно было офигенно огромным. Этот пассаж занимал территорию приличного аэропорта. А уж машин… вы могли бы собрать в одном месте несколько агентств по продаже автомобилей, но и тогда бы не переплюнули количество транспортных средств, скопившееся на подступах к «Торговому пассажу Гринхилла». Я предложила Дэвиду подождать в машине, но он галантно решил сопровождать меня в прогулке по этому муравейнику. Так и шел – руки в карманах пальто, в глазах застенчивое удивление, будто находился на экскурсии по социологии. Я невольно прикинула, как часто ему доводилось бывать в подобных местах. В конце концов, одежда его не смотрелась из вторых рук: фланелевая рубашка в голубую клетку, джинсы, походные башмаки. Да еще это старомодное пальто. Все выглядело достаточно качественным и не таким уж грязным. Сказать по чести – так недавно выстиранным. Как и сам парень. Легкий запах мужского пота – вот и все, в чем я могла его упрекнуть. Если он и вел грубую жизнь на дороге, то выглядел никак не грубее других отдыхающих.

Это порождало некоторые сомнения. Ведь обычно после пары лет бродячей жизни все пройденные мили отпечатываются на лице человека. Про Дэвида ничего подобного нельзя было сказать.

Тем не менее. Я снова проверила его астральный образ. Никакой угрозы, абсолютно безмятежное впечатление.

– Мне тут кое-что нужно, – пояснила я, – из одежды. Какое-нибудь барахло. Ты можешь пока поболтаться по продуктовому рынку. Если хочешь, можешь съесть что-нибудь питательное, для разнообразия. Я угощаю.

Мы, собственно, стояли перед этим самым рынком, бурлящим и шумящим почище цирка Барнума и Бейли. Даже самый придирчивый покупатель мог найти все, что душа пожелает, в этом лабиринте пластика и красок – от гамбургера до китайских приправ, от карри до пирога со свининой. Я протянула Дэвиду двадцатидолларовую банкноту и предложила:

– Побалуй себя чем-нибудь. Встретимся через час. Если я тебя не застану, буду считать, что ты нашел другого попутчика. Идет?

Он без возражений засунул купюру в карман и кивнул:

– Я буду здесь. Не забудь про меня.

Не знаю, не знаю… Уже поднимаясь по эскалатору, я оглянулась и обнаружила, что он по-прежнему стоит и смотрит мне вслед. Неоновая реклама отражалась в его круглых очках. Затем Дэвид повернулся и побрел прочь сквозь толпу. Полы его пальто элегантно колыхались на ходу.

Нет, этот парень действительно нечто. Вот интересно только, что именно? Какого дьявола я вообще его подобрала? Хотя, пожалуй, вопрос следует ставить иначе. Девушка имеет право на минутную слабость, когда речь идет о привлекательном, таинственном незнакомце, но вот дальше… Ч-черт, почему я до сих пор вожусь с ним?

Я решила, что, покончив с покупками, я выскочу через боковой выход и оставлю своего попутчика наедине с его проблемами. Черт, я сделала больше, чем должна была: бесплатно подвезла, подкинула двадцатку. Что, разве не так? Пора заняться собственными делами, которых у меня по горло.

Да, точно. Так я и сделаю.

Эскалатор доставил меня на следующий уровень – в царство одежды. Чего тут только ни было: дешевые шмотки, попсовые прикиды, элегантные наряды и костюмчики, которые бы даже моя бабушка отвергла как слишком пуританские. Я остановилась у прилавка с названием «Фиолетовый бархат» и решила, что он достоин внимания хотя бы за такое романтическое имя.

Хитом нынешнего сезона, как я выяснила, являлся лиловый цвет – ну ладно, пусть не нынешнего, а прошлого. Все-таки это был торговый пассаж и сюда сгружали товар, не проданный в бутиках. Но и не важно… Мне нравится лиловый цвет. Еще больше я торчу от лилового бархата, а не слишком-то теплая весна ставила во главу угла удобство, а не моду.

Через полчаса я вышла из примерочной, одетая в хиповские штаны лилового цвета, белую кружевную блузку и расклешенный жакет, намекающий на эдвардианский стиль. Все, начиная с нижнего белья до этого жакетика, было новым и таким классным! Я почувствовала себя почти секс-символом. Расплатилась, прихватила с собой два пакета, в котором лежали еще два комплекта шмоток и шикарная атласная пижама лилового цвета. Я блаженствовала в новых удобных туфлях – на низком каблуке, но невероятно стильных. Ненадолго зашла в отдел гигиенических принадлежностей и запаслась по уши тампонами, зубной щеткой, пастой, стаканчиком для полосканий, косметикой; а также – хорошая девочка-скаут всегда должна быть наготове – упаковкой презервативов. Не очень оправданное действие – ведь я решила избавиться от Дэвида. Так что данное приобретение подождет до лучших – о-ох! – времен.

Да ладно, убеждала я себя, плюнь ты на этого парня. В таком прикиде ты найдешь ему замену еще до того, как проедешь до конца эскалатора.

Я купалась в этих приятных мыслях, когда вдруг волосы у меня на затылке зашевелились и появилось четкое ощущение: что-то не так. Снова погода? Да нет, быстрая разведка, произведенная с помощью астрального зрения, убедила меня, что с этой стороны все в порядке. Беда подкрадывалась с другой стороны. Я не могла ни сформулировать причину своей тревоги, ни отделаться от нее. Что-то было не так. Прямо здесь, в гуще снующей толпы. Среди этих прилавков, где деньги исчезали быстрее, чем в Лас-Вегасе. Что-то происходило с воздухом, определила я. И это не было связано с погодой…

Внезапно я почувствовала дурноту. Ну, это уж совсем непонятно. Еще несколько секунд назад я ощущала себя просто великолепно в своем лиловом бархате, готовилась покорять мир, а вот теперь едва держалась на ногах.

Я отыскала свободную чугунную скамейку в викторианском стиле и уселась в тени карликовых сосенок. На фоне далекого неба они выглядели совсем ненастоящими, но крохотная пичуга – зяблик, неизвестно как сюда залетевший, уселся на одну из веток и рассматривал меня своими глазками-бусинками. Он издал резкий чирикающий звук, который до меня донесся как-то глухо и смазано, будто я находилась под водой. Затем расправил крылышки и улетел.

Дурнота нарастала. Звуки меркли и куда-то отодвигались. Я по-прежнему не понимала, что со мной происходит. Попробовала дышать быстрее, но какая-то часть моего сознания, совсем уж сорвавшаяся с привязи, визжала, что все плохо, плохо, плохо…

Я все еще пыталась совладать с этим паникером в своей голове, когда почувствовала, что мир переворачивается, и боком повалилась на скамейку. Под щекой холодное крашеное железо. Приятно. Как же я устала…

Вокруг стали собираться люди. Их губы шевелились, но до меня не доносилось ни звука. Мне не хватало воздуха, я жадно и часто хватала его ртом. И тут совсем близко от лица я увидела свою руку: ногти у основания приобрели нежный голубой цвет.

Все это напоминало… напоминало опыты в школе.

О боже, я не могла дышать! Вернее, не так: я-то дышала изо всех сил, но мне нечего было вдыхать. Меня окружала моя собственная двуокись водорода.

И тут я припомнила, так же ясно, как будто это сейчас происходило на моих глазах: я уже участвовала в этом прежде. Правда, в другом качестве. Не объекта, а экспериментатора.

Я проделывала подобное с лабораторной крысой. Помнится, тогда я удалила весь кислород из воздуха, окружавшего ее, и получила этакий пузырь, наполненный ядовитой углекислотой. Образовалась стопроцентная ловушка: куда бы зверек ни бежал, как бы ни пытался прорваться сквозь смертоносную оболочку…

Тогда я не допустила ее смерти. Отработав новые навыки, я проколола пузырь, и крыса – белая шерстка, розовый носик… смешно, как запоминаются подобные вещи, – шмыгнула прочь.

К сожалению, мой мучитель – кем бы он ни был – не собирался давать мне такой шанс.

Соберись, черт тебя побери!

Мой мозг пульсировал бесполезными вспышками, посылая истерические сигналы бедствия. В глазах у меня плыли цветные пятна. Затем возник образ матери – чрезвычайно реальный, но огромных размеров. За ней – Далила, волчком крутящаяся на дороге. Льюис на земле – лицо все в крови – он тянулся к последнему источнику спасения.

Я обнаружила, что перестала дышать и никак не могу заставить себя это делать.

Что-то было не так. Но что же именно?

И вдруг совершенно четко, как колокол в ночи, раздался голос матери: «Я б многое дала, чтобы этого не случилось». Я не оправдала ее ожиданий.

Йоренсон. Тоже разочарованный. Стоящий в классе и вынужденный выслушивать мой неправильный ответ. ^ На самом деле, Джоанн, ты знаешь это. Знаешь, как решить задачу.

Я никак не могла вспомнить. Слишком темно было вокруг. Кромешная тьма. Ночь была теплой, но абсолютная безлунной и беззвездной.

Хотя нет… Какой-то коридор. И что-то в конце его. Я начала двигаться по этому коридору, совершенно не ощущая движения. Там, в конце, был свет, и свет, и…

Вот я снова сижу на скрипучей школьной скамье. В классе смутный запах «Пайн-Сол» и мела. Йоренсон как-то нервно, по-девчоночьи одергивает свой твидовый пиджак и задает мне вопрос. Я не понимаю, о чем он спрашивает, и ощущаю нарастающую панику – она накатывает, как ураган на побережье. Я должна понять, должна! Учитель бросает на меня разочарованный взгляд и отворачивается к доске. Он перемещает молекулы воздуха, мел скрипит.

Я была одна в классной комнате: осталась после уроков. Коррективная теория погоды. Ответ неверный. Я никогда не смогу…

«Будь внимательна, моя дорогая, – говорил он, не оборачиваясь и продолжая скрипеть мелом. – ^ Это достаточно тонкий вопрос».

На доске. Ответ находился на доске. Все, что мне надо было, – это… это…

По краям доски возникли хрустальные, переливчатые искорки. Они разрушили, сожрали и доску, и ответ на ней. Снова вокруг темнота, поглотившая путь к моему спасению.

Нет.

Я протянула руку, химическая конструкция на доске обрела цвета: красный, синий, желтый. Изображение стало подвижным, трехмерным… Я откинула элемент, который казался явно лишним, – желтая гроздь, прилепившаяся не к месту на ветку, – и заменила его таким же синим.

Так, еще. Быстрее. Проделать то же самое с тысячами таких же вращающихся моделей, миллионами, миллиардами. Работала не моя рука – мое сознание, я сама.

Йоренсон отвернулся от доски, аккуратно положил мел и улыбнулся мне.

«Теперь дыши, – сказал он. – Не забудь дышать».

…и сладостный воздух внезапно пошел в мои легкие. И еще, шум. Господи, какой шум стоял вокруг: звук голосов, шарканье подошв, крики… В пассаже царила страшная суматоха, откуда-то на всю громкость гремела музыка – она била по ушам. О сладостный, прекраснейший хаос!

Я жадно глотала воздух, глоток за глотком, прислушивалась к гулко бьющемуся сердцу и думала: «Ненавижу, как я ненавижу этот чертов урок».

Кто-то поддерживал мою голову. Я подняла взгляд, сфокусировала его и увидела Дэвида. Он был смертельно бледен, я чувствовала, как тряслись его руки. Очки почему-то отсутствовали, и лицо выглядело совсем по-другому. Сильнее. В глазах поблескивали рыжевато-медные крапинки.

– Привет, – прошептала я. Он открыл было рот, но так ничего и не сказал.

Кто-то шлепнул мне на лицо кислородную маску, в которой я теперь совсем не нуждалась.
Забавно, но ощущение близкой смерти вызвало у меня жуткий голод. В обществе Дэвида я сидела за столиком на продуктовом рынке и поглощала грандиозные порции самой разной еды: говяжье жаркое, шафрановый рис, лепешки. И запивала все огромными количествами минералки без газа. Дэвид с молчаливым ужасом наблюдал за мной. Собственно, он не произнес ни слова за все то время, пока длилась суматоха с появлением парамедиков и долгими спорами, перевозить меня в больницу или нет… он ни разу ни с кем не заговорил. Просто стоял, сжав руки, среди всей этой кутерьмы и молча глядел на меня. А меж бровей у него залегла складка.

И это было чертовски мило с его стороны.

Мне пришлось подписать протоколы и отказ от подачи каких-либо жалоб, а также выслушать кучу мрачных предсказаний по поводу квалификации местного доктора, прибывшего в компании с представителем страхового общества.

Когда все это наконец закончилось, я сграбастала Дэвида за локоть и простонала: «Умираю от голода». Последовала прогулка в кафетерий, заказ и поглощение пищи… А он все еще хранил молчание.

Теперь, когда я сделала последний глоток из бутылки и старательно подобрала оставшиеся оранжевые рисинки с тарелки, он склонился ко мне и спросил:

– Закончила?

– Полагаю, да, – ответила я, отправив в рот последний кусочек «наана»,25 облизала пальцы и воспользовалась напоследок салфеткой. Окружающие по-прежнему наблюдали за мной: то ли наслаждаясь моим бархатным костюмчиком, то ли ожидая, что я снова свалюсь наземь с пеной у рта. Должно быть, эксцесс со мной являлся самым волнующим событием со времени рождественской службы.

Дэвид тоже посматривал на меня с опаской.

– Не хочешь объяснить, что происходит?

– Да как тебе сказать, – пожала я плечами. – Слушай, не обижайся, но думаю, тебе лучше забрать мою двадцатку и поискать себе другую машину. Не то чтоб ты был мне неприятен, но…

– С тобой снова может что-то случиться?

Да уж. Причем, вполне возможно, прямо во время гонки на Далиле. Или в следующий раз мой преследователь может заключить в смертельный мешок моего попутчика – просто чтоб отвлечь мое внимание, пока он достанет очередной сюрприз из свой волшебной шляпы. Кто-то очень не хочет допускать меня к Льюису. Кто? И почему? Кто вообще знал, что я ищу его? Ну, джинн, конечно, но эти создания ничего не делают без приказа своего хозяина. А его хозяином являлся Льюис. Если он сам передал мне указания по поводу нашей встречи, вряд ли будет пытаться меня убить. Ну, затем еще Пол. И Звездочка. Чушь! Мои размышления зашли в тупик.

– Если снова случится припадок, тебе понадобится помощь, – сказал Дэвид. – Кроме того, у меня впереди долгая дорога, и мне бы не помешало хоть немного прокатиться. Серьезно. Такое впечатление, что тебе тоже еще ехать и ехать.

– Да? – это была первая информация, пусть и косвенная, которую он выдал о себе. – И куда же ты направляешься?

– В Феникс, – ответил он. – Мой брат попал в беду, и мне надо добраться к нему.

Я углядела еще одно зернышко риса и наколола его на вилку.

– И как его звать?

Дэвид помедлил, затем ответил, глядя в сторону:

– Джозеф.

– Прямо как в Библии.26

– Мы из очень религиозной семьи.

Я отодвинула поднос и сложила руки на столе. Они больше не дрожали, что уже было хорошо. И меня покинуло ощущение чего-то происходящего вокруг. По крайней мере ничего сверхъестественного. Обычная жизнь – куча орущих детей, спорящих взрослых, музыка из динамиков магазина и непрерывный поток болтовни на самых разнообразных языках.

То, что меня едва не убило, не принадлежало этому миру. На сей раз мой враг проявил завидную аккуратность, метя прямо в меня. Но впредь я буду уже настороже, и ему не представится такой прекрасной возможности. В следующую свою попытку он может оказаться куда более неряшливым.

Непозволительно находиться в гуще невинных людей, когда это случится.

– Феникс, ясно, – повторила я. – Послушай, я не шучу. Находиться рядом со мной небезопасно, понимаешь? Объяснение можешь придумать сам: эпилептические припадки, одержимость демонами, отравляющее воздействие, зависимость от мафии. Суть не меняется – находиться в моем обществе чревато последствиями. Так что прояви благоразумие: купи билет на автобус, сядь на коммерческий рейс, возьми напрокат машину или иди пешком. Прямо сейчас, не откладывая.

Дэвид серьезно посмотрел на меня через синий пластиковый стол. За его спиной светящийся неоновый попугай венчал мозаичную колонну. Выглядел он довольно блекло – птичка в зимней гамме.

– Насколько серьезно твое предупреждение? – спросил мой приятель.

– Как сердечный приступ. Подумав, он кивнул и бросил короткое:

– О'кей.

Нормально. А, собственно, чего я ожидала? Споров? Героических порывов? Уверений в бессмертной любви и безусловной верности? Черт побери, он же дорожный бродяга, просто парень, который напросился в попутчики. Симпатичный, не спорю, но все же игрок не моего уровня.

И все же… Я не ожидала, что парень просто скажет «о'кей» и быстренько свалит. Без лишних слов. Выглядело это как-то обидно.

Ну, на деле все, конечно, произошло не так быстро. Дэвид взял мой поднос с одноразовой посудой и пошел с ним к мусоросборнику. Сбросил отходы, поднос определил на приемный стол и легкой походкой – руки, как всегда, в карманах – вернулся ко мне.

– Я хотел тебе сказать: ты выглядишь просто обалденно в этом костюме. Лиловый определенно твой цвет.

И он застыл в ожидании напротив меня.

– Что-нибудь еще? – подняв брови спросила я.

– Да, мой рюкзак, – резонно напомнил он. – В твоей машине.

– О! – сказала я и придвинула к нему пакеты с покупками. – Докажи-ка свою полезность.

– Я часто это делаю, – на губах его появилась на редкость неприятная улыбка.

Мы протопали целую милю до машины, и хотя ясное небо омрачалось лишь парой перистых облачков, я продолжала присматривать за ним. Известно, что молнии находят себе выход порой за сотни миль от центра урагана. Не раз так случалось, что они поражали человека прямо с безоблачного неба. В моем случае это был бы вполне объяснимый несчастный случай.

Бедняжка Далила с опаленной дверцей терпеливо дожидалась меня там, где я ее бросила. Открыв заднюю дверцу, я подняла Дэвидов рюкзак. Он оказался на удивление тяжелым – я чуть его не выронила, хорошо хозяин на лету перехватил.

– Какого черта у тебя здесь? – спросила я. – Ты что, Форт-Нокс грабанул?

– Ага, а теперь реализовываю план побега, – усмехнулся он и ловко проскользнул в лямки рюкзака, будто всю жизнь это делал. – Палатка, переносная печка, кухонные принадлежности, одежда, запасные башмаки и пара дюжин книг.

– Книг?

Дэвид посмотрел на меня с сожалением:

– Ты что, не читаешь?

– Я просто не таскаю за спиной Нью-Йоркскую Национальную библиотеку. По правде сказать, даже в багажнике ее не вожу.

– Много теряешь, – коротко ответил он. Теперь, получив свои вещи, он, казалось, чего-то ждал. – С тобой все будет в порядке?

– Со мной? Конечно.

– Ты не хочешь все же объяснить, что там произошло?

– Ты по поводу моего обеда с карри?27 Просто я очень люблю индийскую еду.

– Очень смешно, – он ждал, я тоже. – Так ты не собираешься ничего объяснять?

– Ну, в общем да, – признала я. – Да сознайся, тебе это и не надо. И совершенно справедливо – так гораздо безопаснее.

Дэвид покачал головой. Прежде чем я смогла остановить его (или хотя бы определиться, хочу ли этого), он наклонился и легко поцеловал меня в щеку. Я отступила на шаг, приложив руку к горящей щеке и удивляясь внезапному сердцебиению.

– Будь осторожна, – сказал он. – И позаботься о Далиле.

– Обязательно, – мне хотелось сказать что-то значительное, но я смогла выдавить только это короткое словечко. Дэвид развернулся и пошел обратно в сторону пассажа. Пройдя десять шагов, он обернулся. Пальто его при этом картинно распахнулось.

– Эй! – крикнул он на ходу.

– Да?

– Ты выглядишь так, будто отоварилась на распродаже шмоток Принца, – и он улыбнулся, на этот раз настоящей широкой, теплой улыбкой.

– Круто, да?

– Просто воспламеняет, – он махнул на прощание, безукоризненно выполнил балетный разворот и продолжил свой путь.

Я смотрела ему вслед, пока он не скрылся в здании пассажа. В глубокой задумчивости я села в машину. В салоне еще ощущался запах его крема для бритья – корица и что-то еще, теплое, экзотическое. Я повернула ключ зажигания, и Далила заурчала.

– Вот и опять мы с тобой одни, детка, – произнесла я и поморщилась. Звучит неприятно… Как я и ожидала.
Когда мне было десять лет, мама возила меня на каникулы в Диснейленд. К тому времени папа уже ушел от нас, так сказать скрылся на закате, подобно Рою Роджерсу. Вот только не верхом на верном Триггере, а оседлав свою секретаршу Эйлин Наполитано, конечно, тогда я этого не знала. Понимала только, что отец исчез, и мама была вне себя. Как-то раз я хотела покрасить ногти в оранжевый цвет и услышала от нее: «Не хочу, чтоб ты окончила как секретарша».

Мы с мамой отправились в Диснейленд вдвоем – моя старшая сестра Сара вместо этого предпочла провести две недели в молодежном лагере. Солнечным мартовским днем мы прибыли в Орландо. В семичасовых новостях парни-метеорологи объявили, что в этом году сезон ураганов ожидается раньше обычного, но никто им не поверил. По одноколейке мы доехали до нашей гостиницы, где я поплескалась в бассейне и повизжала перед телеком. Будто я уже сто раз не видела этих мультиков. А мама то и дело выглядывала в окно, чтоб поглядеть на прохладное бархатное небо, на котором луна совершала свое плавание среди блестящих звезд.

На следующее утро, когда мы оказались в Волшебном Королевстве, на востоке стояла сплошная темная стена облаков – оттуда надвигался ураган. Однако моя мама не из тех, кого может напугать легкий дождик. Мы проехались по Горной дороге и Космической Горе, посетили Дом с Привидениями. А также прокатились на каждом аттракционе, куда меня допустили по возрасту. И это несмотря на то, что кое-где маме было откровенно дурно. Затем мы купили сувениры для Сары, хотя, на мой взгляд, она того не заслуживала – после всех ее ужимок четырнадцатилетней трагической королевы.

Дождь начался как раз, когда мы фотографировались с Микки и Минни. Причем такой сильный, будто кто-то перевернул озеро вверх ногами. Волшебное Королевство мгновенно превратилось в Морское. Идеальные условия, чтоб сфотографироваться с Тунцом Чарли. К четырем часам пополудни даже самые упорные мышкетеры сочли за благо спрятаться в отеле и не подходили к окнам, боясь молний. Даже Плуто бежал от дождя. Остались лишь мы с мамой. Дождь нас не волновал, так как мы уже вымокли до нитки. Мы кричали и улюлюкали, плюхая по лужам на Главной Улице США, разыгрывали нападение акул в Стране Будущего и представляли себе, что стали единоличными владельцами Империи Диснея – всего на один день.

Это были самые лучшие каникулы в моей жизни. И конечно, тот далекий дождь мог быть просто совпадением, но… С позиций сегодняшнего дня я понимаю, что тогда-то все и началось. С тех пор каждый важный момент моей жизни сопровождался драматическими погодными катаклизмами. Просто долгое время я не могла найти этому объяснения.

В свое время я все узнала и приняла, в отличие от мамы. Очевидно, родители просто не способны на такое. Моя мать так и не смогла смириться с этим. Как следствие – сердечный приступ в сорок девять лет. Все случилось в одну минуту, потрясение, вроде молнии с ясного неба.

Много позже я задавалась вопросом, а не являлось ли это условием игры. Я старалась гнать подобные мысли, потому что следующим шагом приходилось задумываться о том пути, который я выбрала или выбрал кто-то другой за меня.

С этих пор я не позволяла себе сближаться с людьми. Ни с кем и никогда.

Вот вам и объяснение, почему мне пришлось расстаться с Дэвидом. Собственно, даже больше: почему, принеся клятву и став Хранителем, я рассталась со всем, что составляет суть обычной человеческой жизни. Каждый раз, когда я пользовалась своими силами, я рисковала жизнью. Но считала не вправе поступать так с чужой жизнью. Ужасно жаль. Дэвид мне очень, очень понравился.
Как только мы выехали из города – как раз через две мили, – Далила зачихала. Вначале это был одиночный звук, но мне он показался страшнее ножа в спину.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   29

Похожие:

Злой ветер iconКанадские волшебные сказки и легенды
Канада принадлежала французам; to be owned by — принадлежать; to own — владеть) there lived on the banks of a great river a wicked...
Злой ветер iconКогда дует ветер
Словом "ветер" в переводе переданы греческое и древнееврейское слова, означающие "дыхание", "дышать", "дуть"
Злой ветер iconЛеонид каюм «убей в себе мага»
«переведенную» с китайского как «ветер и вода», реальное имя которой «ветер с кладбища», ибо она учила, где
Злой ветер iconЮрий Балуевский-Реформы по кругу или деньги на ветер
«Реформы по кругу или деньги на ветер». Авторский коллектив возглавил генерал-полковник в отставке В. В. Воробьев, руководитель финансовой...
Злой ветер iconНа небольшом плацу «показушной» элитной воинской части, расквартированной...
Он протирает изнутри мокрую от пота форменную фуражку с высоченной тульей и, не скрывая раздражения, говорит другому упарившемуся...
Злой ветер iconИзобразительно-выразительные средства языка
Антонимы — разные слова, относящиеся к одной ча­сти речи, но противоположные по значению (добрый — злой, могучая — бессильная). Противопоставление...
Злой ветер iconЧлены предложения Вопросы Подлежащее
Холодный предутренний ветер, прогнавший остатки ночного тумана, растрепал нашу палатку
Злой ветер iconКнига дежурного тяжелые сердца
И мне нравилась эта жизнь – и ветер, и снег, и холодные руки безумия за шиворотом
Злой ветер iconЕсли в первый момент идея не кажется абсурдной, она безнадежна.(Альберт Эйнштейн)
Сел я как-то, получается, в автобус. Злой по натуре, или может быть, притворявшийся кондуктор заметил сразу моё, пусть хоть и славное,...
Злой ветер iconКлайв Стейплз Льюис Племянник чародея Хроники Нарнии 6
Дядя Дигроя, Эндрю, обманом вовлекает Дигроя и Полли в рискованный эксперимент. В процессе его они касаются волшебных колец Эндрю...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница