Злой ветер


НазваниеЗлой ветер
страница17/29
Дата публикации09.05.2013
Размер3.37 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   29
уйти отсюда, исчезнуть из кошмара действительности. Может, мне удастся потерять сознание. Я так этого желала, но… ничего не вышло.

Прикосновение джинна жгло как огнем. Рот мой оставался открытым, свежий воздух, попадая внутрь, холодил мне горло, казалось, я тону в нем.

Плохой Боб приблизился и прильнул губами к моим. Не поцеловал, просто приложился губами. Так сказать, создал материальный мост, по которому в меня хлынул вкус недавно выпитого спиртного и острый, нестерпимый страх. Я попыталась кричать…

Слишком поздно.

Что-то гадкое, проворное забралось мне в рот, запустило свои щупальца в горло и внедрилось в меня. Это было хуже самого гнусного изнасилования – непрошеная тварь продиралась сквозь мою плоть, выискивая место, где бы угнездиться. Мои попытки закричать, выблевать эту мерзость, умереть ничего не дали. Она продолжала двигаться по моему горлу, прожигала грудь, шарила как чужая, бесцеремонная рука, пока не нашла себе место и не сжалась кулаком вокруг сердца.

Боль была настолько ужасна, что я невольно выскользнула из своего тела и ушла на астральный план. Вот тогда-то я и увидела впервые Метку Демона в себе. Черное гнездо с шевелящимися отростками поглотило, охватило сердцевину моей магии, моей жизни, самой сути. Остаток этой дряни выскользнул из Плохого Боба, оставив его ауру сияющей и незапятнанной.

А самого Боба начисто лишенным энергии. Он так долго носил в себе Метку, что она поглотила, выела его изначальную силу. От него осталась только пустая оболочка, внутри которой продолжало биться сердце, но я видела ужасную пустоту там, где это сидело.

А затем сердце Боба подпрыгнуло, дернулось и замерло в его груди. На лице застыло удивленное выражение.

Я не могу умереть с этой штукой внутри.

О боже, нет! Такого просто не может быть – мой разум отказывался верить в происходящее.

Я почувствовала, как вокруг меня скапливаются заряды, и вспомнила Льюиса: его окровавленное лицо, как он потянулся рукой ко мне в поисках силы. Потому что сейчас вокруг меня собиралось огромное количество силы, энергию затягивало в меня как в воронку. В том числе и тот остаток энергии, который удерживал Плохого Боба на грани жизни. Я распознавала даже вкус нараставшего в нем черного отчаяния и панического страха перед смертью. Метка Демона с жадным хлюпаньем проглотила эти эмоции и зашевелилась, облизываясь, присматриваясь, чем можно поживиться внутри меня. Реакция моего организма была совершенно спонтанной и неудержимой, как приступ тошноты. Происходящее казалось настолько противоестественным, что я не задумываясь ответила ударом на удар.

Потянулась к силе и тут же нашла ее – мощная белая волна энергии накатила из эфирного плана и закрутила меня как ураган. Это оказалось ужасно, потому что вылилось в катастрофические разрушения в реальном мире. Но выбора у меня не было. Каждая клеточка моего тела – физического и эфирного – отчаянно вопила, требуя изгнания этого из меня.

В реальности же произошло следующее: огромный, увенчанный куполом дом Боба буквально взорвался. Стекла вылетели из окон и распылились мельчайшими осколками. Страшный порыв ветра промчался по комнате, оставляя после себя щепки и стеклянно-пластмассовые черепки. Терракотовый воин разлетелся в пыль. Вокруг меня роились и поблескивали заряженные частицы, готовые вылиться в природный катаклизм. Энергетический потенциал был так высок, что мои волосы приподнимались и потрескивали, грозя воспламенением. Все электрические цепи в доме перегорели. Я чувствовала, как нагревались стены – в них тлела внутренняя проводка. В астральном зрении, как на фотонегативе были видны сполохи вырвавшейся на свободу энергии. В воздушных завихрениях ледяные кристаллики начали аккумулироваться вокруг мельчайших частиц пыли.

За стенами дома тоже бушевала непогода: градины размером с бейсбольные и футбольные мячи бомбардировали побережье, я слышала их тяжелые удары по крыше. Температура подпрыгнула, затем резко упала, в то время как давление возросло. Над морем с невероятной скоростью собирались темные облака, закручиваясь в тугую спираль.

Безжизненное тело Плохого Боба лежало на полу, его только что не разорвало на куски теми силами, которые бушевали в комнате. Силами, которые я выпустила на волю и не сумела удержать под контролем.

Джинн куда-то испарился, я видела, как ветер подхватил винную бутылку и швырнул о стену с такой силой, что та разлетелась в стеклянную пыль.

Кожаный диван, на котором я лежала, перевернуло, и я покатилась по обломкам и осколкам стекла. Ушибы и порезы меня не заботили, зато я умудрилась захватить острый осколок и путем мучительных манипуляций перепилить веревку, которой были связаны мои руки. Они разлепились с противным хлюпаньем. Был больно, но за последние несколько часов мои стандарты сильно изменились: физическая боль от нескольких царапин казалась сущей ерундой.

Я пятилась ползком, пока не уткнулась спиной в стенку. Там я сидела, ощущая, как маленькая подлая тварь внутри меня, похрюкивая от восторга, поглощала разливающуюся повсюду энергию. Она кормилась от урагана. Впитывала силу, полыхавшую во мне.

Ее требовалось вырубить, и как можно скорее. Я должна была каким-то образом – не знаю уж как – добраться до нее и подчинить своей воле. Потому что чувствовала, как это демоническое отродье растет, отращивает себе острые углы и режущие грани, становится все более опасной. Рано или поздно оно, как злобный ребенок, вырвется наружу, и тогда… тогда…

Сзади к моей шее прикоснулось что-то теплое и мягкое. «Дыши», – прошептал тихий голос внутри меня. Где-то под кожей. «Дитя воздуха, вдыхай свою силу».

И я сделала вздох. Потом еще один. Воздух был теплый, со слабым запахом озона.

«Демон принадлежит тьме. Так используй свой свет».

Я открыла глаза и прямо перед собой увидела джинна Плохого Боба. Он казался колонной живого огня с горящими золотыми глазами. Зрелище одновременно чудесное и ужасающее.

«Вдыхай свою силу», – снова повторил он. Я послушалась и вместе с воздухом вдохнула огонь. Мне показалось, что поток бурлящей лавы хлынул по моему горлу внутрь, в темную сердцевину.

«А теперь иди».

Я оказалась снаружи. Там было чертовски холодно, меня била дрожь, и я обхватила себя руками, пытаясь согреться. Прилив добрался до развалин дома и с жадностью набросился на них, как запоздавший гость на угощение. А надо мной разверзлось «око бури» – центр циклона. Оно внимательно наблюдало за мной.

Метка Демона в моей груди задрожала и притихла.

Я выдыхала из себя пар и туман. Вокруг меня расцветали и гасли энергетические слои. Полыхали молнии, ударяя совсем близко, но дыхание озона лишь слегка ощущалось моей кожей, как свет далекого холодного солнца.

А затем меня вдруг снова – со всего размаха – швырнуло в реальный мир. Холодный, мокрый и ветреный мир: с воем смерча над волнами и расползающимся зловонием – пахло моим потом, паленой плотью и смертью. Внутри меня что-то сидело. Я разодрала на себе рубашку и стала разглядывать себя, ожидая увидеть под кожей мерзкий черный клубок. Но увидела лишь слабый след от ожога – темный, сложной формы. С дрожью прикоснулась к нему и почувствовала, как тварь внутри меня потянулась и сладко заурчала во сне.

В отчаянии я упала на колени, и меня вырвало.

Не знаю, сколько времени провела я там: лежала, скорчившись, возле руин бирингейнинского дома. Потом приехали Хранители, я почувствовала их появление. Это были Дженис Лангстром, секретарша Плохого Боба, и Ульрика Кол. Последняя пыталась бороться с бушевавшим ураганом. Наивная! Я могла бы объяснить бесполезность ее стараний. Этот ураган был мой – порожденный моей яростью, настроенный на меня. Уничтожить его Ульрика не могла, разве что заставить отступить до поры до времени.

Меня нашла Дженис – мы были немного знакомы с ней.

– Джоанн? – она помогла мне подняться на ноги, и я запахнула блузку – не из скромности, скорее инстинктивно пытаясь спрятать Метку. – Боже! Что здесь произошло?

Я уже открыла рот, чтоб все объяснить… но не смогла. Не решилась даже начать. Какая-то часть моего разума – та, где хранился инстинкт самосохранения, – напуганная до полусмерти, готовая на любые уловки, приказала мне молчать. Я четко осознала: если только заикнусь о Метке Демона, никто не спасет мою задницу.

Поэтому я только стояла и тряслась.

Дженис пытливо вглядывалась в меня, и лицо ее все мрачнело. Она была уже в возрасте – немногим моложе своего шефа. С умеренными способностями. Но исключительно проницательная.

– От этого урагана так и разит тобой, – вынесла она свой вердикт, и ее хватка на моей руке усилилась. – Где он? Где Боб?

Я не отвечала. Смотрела, как разгорается гнев в холодных серых глазах Дженис. А затем раздался душераздирающий крик, и из развалин дома выскочила Ульрика.

– Он мертв, – вопила она.

Серые холодные глаза метнулись к ней и снова вернулись к моему лицу. Руку мою будто стиснули клещами.

– Ты убила его? – спросила Дженис и, не дожидаясь ответа, закричала: – ^ Ты убила его!

Она отшвырнула меня назад. Я увидела, как вокруг нее сгущается энергия – черно-красные всплески… Господи, я не могла с ней драться. Ни с кем не могла.

Но эта штука внутри меня – яростная и бесконтрольная – жаждала драки.

Я оттолкнула Дженис и бросилась бежать. Отчаянно, ничего не видя пред собой – будто Демон, сидевший внутри, гонится за мной.

Это было сродни чуду, но моя Далила стояла нетронутая на дороге. Вскочив в машину, я ударила по газам и понеслась прочь – от их воплей, от погони Дженис.

Все очень плохо. Я убила Плохого Боба. Он был легендой, а я вызвала ураган, который убил его. Хранители не станут даже слушать меня. Если же только они почувствуют присутствие этой гадости, то раздерут меня на части – чтобы уничтожить ее.

Мне необходимо избавиться от Метки. Но как? Плохой Боб передал ее мне, однако сама мысль последовать его примеру вызывала у меня дурноту. Все, что я когда-либо читала про Метку Демона, подтверждало неутешительный диагноз: заполучив эту дрянь, вы могли избавиться от нее лишь одним путем – передав какому-нибудь бедолаге. Именно так, как это сделал со мной Плохой Боб. О нет, Господи, только не так.

«Я не могу пожертвовать своим джиннам», – сказал он.

Зато я смогла бы. Но, к несчастью, в моем распоряжении не было джинна. Тот, что служил Плохому Бобу, бесследно исчез. Отсюда вывод – надо найти нового.

И тут меня осенило.

Льюис. Он мог бы снабдить меня джинном.
Когда я закончила, в «лендровере» повисла мертвая тишина. Дэвид не смотрел на меня. Собственно, он не смотрел никуда, просто сидел, вперив взгляд в пространство. И я не имела ни малейшего представления о том, что творилось в его голове.

– Теперь ты все знаешь, – заключила я. – Понимаешь, как рискуешь, находясь со мной рядом. Потому что, Дэвид, Богом клянусь: я не позволю этой твари вырваться на свободу и снова бесноваться, как тогда, на побережье. Лучше убью себя на месте.

– Нет! – он рванулся ко мне, и от неожиданности я чуть не вылетела на обочину. Дэвид вскинул руки – то ли чтоб удержаться, то ли чтоб переубедить меня. – Так нельзя! Послушай, ты не можешь умереть с этой штукой внутри.

– Но нельзя же позволить ей крушить все по пути! Я должна взять ее под контроль либо избавиться от нее. Или умереть.

Дэвид глубоко, со свистом, вздохнул.

– Если ты умрешь с Меткой, Демон вырвется из твоего тела в эфирный план. И тогда прежние разрушения покажутся ничем по сравнению с бедами, которые он натворит в своем эфирном состоянии. Он обретет такую силу, что вы все объединенными усилиями не сможете остановить его.

– Но не могу же я передать его кому-нибудь, как обыкновенный вирус герпеса! – воскликнула я и осеклась, увидев выражение лица Дэвида. – В чем дело?

– Передай Метку мне, – сказал он. – Произнеси положенные слова, завладей мною и затем передай ее мне. Это ты можешь сделать. И обязана.

– Нет! – От его слов у меня мороз по коже пробежал. Даже хуже. Я не знала в точности, что Метка Демона способна сделать с джинном, но понимала: если она действительно питается энергией, то, попав в джинна, получит несравненный – по количеству и качеству – «шведский стол».

– Меня она не сможет победить, – произнес Дэвид. – И окажется в ловушке на веки вечные.

– Она разрушит тебя!

– Или тебя… когда подойдет время, – возразил он. – Меня, по крайней мере, можно запереть. Запечатать в бутылке и снова поместить в хранилище. В таком состоянии я не буду представлять опасности для окружающих. Ты же…

– Нет! – крикнула я и двинула по рулю, будто желая вбить в него обуревавшие меня эмоции. – Нет, черт тебя побери! Я сказала – нет!

Господи, он был такой разумный и убедительный.

– Согласись, Джоанн, я – именно то, что тебе надо. А именно: джинн. И твой выход в данной ситуации.

Слезы жгли мне глаза, я не могла вздохнуть из-за комка в горле. Господи, нет. Это было именно то, о чем я мечтала. Но не могла сделать. Не могла. Должен существовать какой-нибудь другой путь…

– Надо разыскать Льюиса, – прошептала я. В висках у меня колотилось отчаяние. Хотелось плакать, или кричать, или визжать. – Он знает, что делать.

– Почему ты так уверена? – Дэвид по-прежнему был спокоен и рассудителен.

И тут я ударилась в панику, потому что поняла… поняла, что у меня нет ответа. Действительно, с какой стати он будет знать то, чего не знаю я? Льюис, конечно, сильнее меня – да чего там… сильнее любого человека на земле. Но это вовсе не означает, что он сможет предложить какой-то новый путь к спасению. Возможность освободиться от Метки, не разрушая другого человека. Или джинна… Все равно – конкретную персону.

– Я так устала… – вырвалось у меня помимо воли. – Не могу больше думать. Не сейчас.

– Но ты должна, – прошептал Дэвид. – Давай покончим с этим прямо сейчас.

Машина вильнула, зарычала и зарылась колесами в песок. Намертво.

– Нет, – тоже шепотом ответила я. – Я не позволю тебе… взять Метку на себя.

И буду бороться с ним до последнего дыхания. Просто не могу стать причиной такого ужасного конца. Если в моей жизни и осталось что-то правильное…

Фары мигнули и погасли. В едва слышном шуме вентиляции я ощутила, как Дэвид потянулся и положил руку мне на лоб.

– Ну, тогда отдыхай, – сказал он.
Проснулась я на пассажирском месте – в плечо мне врезался ремень безопасности, а тело затекло до такой степени, что иголочки покалывали там, где отродясь никаких мускулов не бывало. На часах – какая-то бессмыслица, во рту вкус как на дне резервуара с рыбой. К тому же мой мочевой пузырь был настолько переполнен, что доставлял мне боль.

– Что это… – пробормотала я. Дэвид вполне квалифицированно вел машину. – Ты же говорил, что не умеешь.

– Я лгал, – ответил он. – Джинны на это способны.

Я вполголоса прошлась по поводу его матушки – кстати, а бывают ли у джиннов матери? – и снова посмотрела на часы.

– Подожди… Я что же, спала всего тридцать минут? Дэвид не ответил.

– О! Двенадцать с половиной часов?

– Мы в часе езды от Талсы, – уточнил мой спутник. – Должно быть, приближаемся к Оклахома-сити.

Яркое свечение на горизонте – будто замерзшее золотое облако – подтвердило его слова. По-прежнему шел мелкий дождик, но, проверив астральный план, я убедилась, что все спокойно и устойчиво. На этот раз – никаких ураганов-убийц в поле зрения.

– Давай остановимся, – попросила я. Дэвид бросил на меня взгляд искоса:

– Где?

– Все равно где, лишь бы с туалетом.

– Я присмотрю местечко.

Кивнув, я попыталась кое-как привести волосы в порядок. Увы, мои десять пальцев оказались слабыми помощниками в этом деле. Тогда я обследовала «бардачок» Мэрион, выудила гребешок и снова взялась за свою прическу. С помощью этого нехитрого инструмента через десять минут мои волосы имели вполне приличный вид – гладкие и блестящие. Если б так же просто можно было решить и остальные проблемы. По счастью, у Мэрион в машине сыскалась жевательная резинка со вкусом зимолюбки – свежесть дыхания обеспечена. Чего мне, действительно не хватало, так это кофеина… Только я было собралась пожаловаться, как в отдалении показался дорожный указатель – «У КУПИДОНА». Ниже на табличке значилось: «БЕНЗИН – ЕДА – ВАННЫЕ КОМНАТЫ».

– Чудеса гарантируются, – произнес Дэвид, и я похолодела. Прошло несколько мгновений, прежде чем я снова смогла вздохнуть. Откуда он мог знать о девизе с визитки Плохого Боба?

Ровно в девять вечера мы въехали на парковку перед мотелем, достаточно просторную, чтоб вместить тридцать-сорок крупногабаритных грузовиков. Сейчас она была заполнена лишь наполовину. Весна в этом году в Оклахоме, похоже, выдалась сырой: безобидные облака над головой сыпали мелким, но упорным дождиком. Поэтому мы поспешили в теплый освещенный холл. С одной стороны от него располагался магазинчик, работающий допоздна. С другой – традиционная закусочная. Прямо напротив входа, судя по знаку на двери, находился туалет. Оставив Дэвида развлекаться по собственному усмотрению, я направилась прямиком в это заведение наконец-то облегчиться. Пробегая по пути мимо целой кучи телефонов-автоматов, я кое-что вспомнила.

Звездочка. Надо позвонить ей и предупредить о своем приезде.

Уже подняв трубку, я задумалась и снова повесила ее. После недолгого колебания я все же набрала номер. Звездочки не было дома, и я оставила ей сообщение на автоответчике.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   29

Похожие:

Злой ветер iconКанадские волшебные сказки и легенды
Канада принадлежала французам; to be owned by — принадлежать; to own — владеть) there lived on the banks of a great river a wicked...
Злой ветер iconКогда дует ветер
Словом "ветер" в переводе переданы греческое и древнееврейское слова, означающие "дыхание", "дышать", "дуть"
Злой ветер iconЛеонид каюм «убей в себе мага»
«переведенную» с китайского как «ветер и вода», реальное имя которой «ветер с кладбища», ибо она учила, где
Злой ветер iconЮрий Балуевский-Реформы по кругу или деньги на ветер
«Реформы по кругу или деньги на ветер». Авторский коллектив возглавил генерал-полковник в отставке В. В. Воробьев, руководитель финансовой...
Злой ветер iconНа небольшом плацу «показушной» элитной воинской части, расквартированной...
Он протирает изнутри мокрую от пота форменную фуражку с высоченной тульей и, не скрывая раздражения, говорит другому упарившемуся...
Злой ветер iconИзобразительно-выразительные средства языка
Антонимы — разные слова, относящиеся к одной ча­сти речи, но противоположные по значению (добрый — злой, могучая — бессильная). Противопоставление...
Злой ветер iconЧлены предложения Вопросы Подлежащее
Холодный предутренний ветер, прогнавший остатки ночного тумана, растрепал нашу палатку
Злой ветер iconКнига дежурного тяжелые сердца
И мне нравилась эта жизнь – и ветер, и снег, и холодные руки безумия за шиворотом
Злой ветер iconЕсли в первый момент идея не кажется абсурдной, она безнадежна.(Альберт Эйнштейн)
Сел я как-то, получается, в автобус. Злой по натуре, или может быть, притворявшийся кондуктор заметил сразу моё, пусть хоть и славное,...
Злой ветер iconКлайв Стейплз Льюис Племянник чародея Хроники Нарнии 6
Дядя Дигроя, Эндрю, обманом вовлекает Дигроя и Полли в рискованный эксперимент. В процессе его они касаются волшебных колец Эндрю...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница