Злой ветер


НазваниеЗлой ветер
страница22/29
Дата публикации09.05.2013
Размер3.37 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   29
подружке?

– Тебе она так не нравится?

Он наступал на меня, взъерошенный и агрессивный.

– Я не доверяю ей. Я не могу никому доверить твою жизнь.

– Даже мне самой?

Дэвид издал сдавленный стон и повернул в сторону магазинчика, где Звездочка расплачивалась за упаковку бутилированной воды и калории на вынос. Они весело болтали с кассиром, и над чем-то смеялась, но когда она повернулась помахать мне, я заметила, как кассир разглядывает ее шрамы. Наверное, так с каждым… А бедная Звездочка знает об этом, чувствует каждый раз. Подобное любопытство не может не обижать, хоть она старается и не подавать вида. О боже. А смогла бы я сжиться с таким? Нет! Никогда.

Эстрелла пинком распахнула дверь и вышла, нагруженная. Я сгребла продукты, лежавшие сверху, и бросила взгляд на кассира через ее плечо. Тот продолжал глазеть.

– Он что, пялится на меня? – спросила Звездочка.

– Угу, – я не стала сообщать подруге, что в его взгляде не слишком много восхищения.

Она одарила меня своей комедийно-трагедийной улыбкой:

– Я же говорила тебе, chica: мужчины западают на шрамы. Они считают меня крутой.

Я отворила пассажирскую дверцу и вывалила пакеты на сидение. Пусть Дэвид сам разбирается с ними.

– Экстренное сообщение, детка: ты, и впрямь, крутая. Самая крутая девчонка из всех, кого я знаю.

– Чертовски верно, – кивнула Звездочка и показала мне кулак. Затем обернулась к Дэвиду: – Эй, красавчик, мы заводимся!

Он стоял, вглядываясь в горизонт. Там собирались облака, тайно пестуя нечто грозное, которое пока воспринималось как приглушенный шум на астральном плане. Слишком далеко, чтоб всерьез беспокоить нас, хотя сомнений не оставалось: это мой старый дружище ураган играет в прятки. Ветер задувал в полы Дэвидова пальто и отбрасывал их назад. Я подошла к нему.

– Когда она говорит «красавчик», то, очевидно, имеет в виду тебя, – сообщила я.

Дэвид по-прежнему щурился вдаль за стеклами своих очков.

– Я понял.

– И?

Он посмотрел на меня долгим взглядом и, не говоря ни слова, зашагал к «лендроверу». Подхватив пакеты с водой и едой, уселся на пассажирское место. Я взобралась на заднее сидение. Захлопнув дверцу, Звездочка бросила быстрый взгляд на Дэвида, затем на меня.

– Не хочу вмешиваться в ваши отношения, но, может, есть что-то, о чем мне лучше знать? – спросила она.

– Нет, – в один голос ответили мы. Только дурак не понял бы, что мы лжем. Эстрелла дурой не была.

– О'кей, – протянула она, нажала на газ и вывела наш корабль в большое плавание. – Вы поссорились из-за моего плана?

– Звездочка, я понятия не имею, о чем ты говоришь. Она прибавила скорость, проводя на ходу сложные дорожные маневры.

– Я говорю о способе спасти твою задницу, крошка.

– Ну давай, выкладывай свой план. Наверняка, какой-то отстой…

– Ах, ах, какие мы нежные… Ну ладно, к делу. Короче, у меня есть надежный источник в Нормане, который сумеет связать нас с честным, порядочным и, главное, бесхозным джинном. Ну, знаешь, такой бегунок, который жаждет найти хозяина. Как тебе это, детка?

Я не смела взглянуть на Дэвида. Он передал мне бутылку с водой, я содрала с нее крышку и присосалась к горлышку. Вода была теплой и по вкусу напоминала пот, но я задрожала от удовольствия.

– Отлично, – наконец, произнесла я. – Просто колоссально.
Норман, штат Оклахома, находился всего в двадцати милях от собственно Оклахома-Сити, но Звездочка, похоже, с некоторых пор возвела осторожность в ранг религии. Мы передвигались исключительно окольными путями – перебрали все проселочные дороги и козьи тропы – повсюду выискивая следы Мэрион и ее бойцов. Ничего. К тому времени, когда 1-35, наконец, привела нас к границам Нормана, уже смеркалось. От буррито37 и бутылок с водой остались только воспоминания в наших бурчащих животах.

Городок выглядел довольно странно – смесь довоенных построек с ультрасовременным неоном. Первый этаж местного колледжа представлял все местные достопримечательности: кофейные лавки, бутики средней руки, магазинчики подержанных CD и книжные развалы.

– И что же представляет из себя ваш источник? – подал голос Дэвид. Он прикончил свою бутылку и сейчас вытряхивал последние капли из голубого пластика. Я невольно задалась вопросом: действительно ли Дэвид ощущает жажду? Свойственны ли ему такие повседневные желания, как голод и жажда? Помнится, он ел со мной вместе в наш первый день. И потом, в закусочной. Возможно ли, чтобы плоть брала в нем верх над духом? И, опять же, как насчет секса? Тут уж никак без плоти…

– Не поняла? – переспросила Звездочка.

– Ваш источник. Который рассказал о джинне?

– Просто подруга, – такой ответ ничуть не просветил обстановку. – Принимая во внимание, что ты не Хранитель, больше тебе и не нужно знать.

Она протянула руку и провела ею над ладонью Дэвида. На ней ничего не высветилось.

– Между прочим, Джо, неплохо бы объяснить, каким образом ты и этот красавчик оказались вместе.

Она бросила на Дэвида взгляд, который напомнил мне: Звездочка – это не только хиханьки-хаханьки. Она являлась еще и Хранителем – дерзким и очень сильным. Да утратив часть своих возможностей, Эстрелла по-прежнему оставалась крайне опасной. И целеустремленной.

– Джоанн рассказала мне, – Дэвид ткнул в меня большим пальцем. – Нельзя сказать, чтоб я принял все это за чистую монету… но почему бы не послушать. История-то хорошая.

– Да? – еще одна фирменная улыбка от Звездочки. – Может, запишешь? Напечатаешь в газетке?

– Скорее уж в вечернем таблоиде.

– Тоже неплохо… Отчего же тебя так заботит мой источник?

– Да не то, чтоб очень уж, – пожал плечами Дэвид и вытащил из кармана пальто свою неизменную книжку. Совершенно мне незнакомую. На обложке светился черно-желтый дорожный знак. Скосив глаза, я прочитала «ОСТОРОЖНО».

Господи, как он не боится проделывать такие штучки у нее на виду.

Обложка снова изменилась – теперь это был детектив Патриции Корнуэлл – Дэвид открыл заложенную страницу и углубился в чтение. Обо мне он, казалось, забыл.

Звездочка же, по-прежнему, наблюдала в зеркальце заднего вида.

– Ты ведь знаешь, что Льюис прихватил с собой джиннов? Троих… когда бежал.

– Да, вроде говорили.

– Так вот, по слухам, по крайней мере одного он отпустил на свободу. Таким образом, нам надо просто выследить его… и все. И у меня есть девушка, которая сможет нам помочь, – говорила она, не оборачиваясь. Это производило несколько зловещее впечатление. Темные-темные глаза, отливающие радугой зрачки. – Ну вот, ты найдешь, как собиралась, Льюиса… А что потом?

– Потом он поможет избавиться от этой штуки.

Брови Звездочки медленно поползли вверх.

– Да? И ты уверена, что он знает, как это сделать?

– Конечно, – я отчаянно лгала, в основном – сама себе. Но все равно это было лучше неопределенности, что, собственно, составляло правду. – Если кто-то и знает, то только он.

– Ладно, готова согласиться. Но почему ты думаешь, что он захочет? У вас какие-то особые отношения?

А вот это был как раз вопрос, который мне не хотелось обсуждать в присутствии Дэвида. Он сидел на переднем сиденье, уткнувшись в книгу. Звездочка заулыбалась, но глаза оставались все такими же холодными.

– Или что-то еще вас связывает? Может, ты работаешь под прикрытием, chica?

– А как же, – отшутилась я. – Ничего не спрашиваю, ничего не рассказываю.

Похоже, моя шутка пришлась некстати. В глазах Эстреллы полыхнула неприкрытая ненависть.

– Отлично, – обиделась она. – Можешь продолжать хранить свои секреты.

– У меня нет никаких секретов, – уже произнося эти слова, я поняла, что лгу ей. Совершенно естественно, ни секунды не задумываясь. И даже не могла сказать, отчего. Никаких причин, кроме желтого знака «ОПАСНО», светящегося в моей голове, не существовало. Я ведь приняла осознанное решение доверять подруге. И, тем не менее, просто…

…не могла доверять ей.

Звездочка вела внедорожник по главной улице, мимо магазинов, которые как раз зажигали огни в наступавших сумерках… промелькнула бакалея… бензозаправка… совершенно неуместная лавочка, торгующая презервативами. На углу светилась реклама «Кинг Бургера», нацелившись на жалкие доходы местных студентов. По другую сторону узкой улочки красовались элегантные здания в «колониальном» стиле с дорическими колоннами – визитная карточка американского Юга.

Звездочка свернула на длинную, узкую парковку, как две капли воды похожую на те, где мы останавливались до того. Мы припарковались, с трудом втиснувшись между двумя машинами. Прищурившись, я увидела вывеску, которую не успели еще скрыть сумерки: «КНИГИ КЭТИ БОЛЛ».

Все выглядело именно так, как я и ожидала, – букинистический магазин, далекий от современных стандартов, а, скорее, приспособленный к вкусу владельца. Он мне сразу понравился, но тут зловещее предчувствие холодным спазмом сжало мое сердце. Я стала поспешно прикидывать, как бы отсюда выбраться. И, что еще важнее, вывести Дэвида.

Глядя в спину обогнавшей нас Эстреллы, я ухватила его за рукав и прошептала:

– Пойди прогуляйся.

– Куда? – мягко спросил он.

– Да какая разница? Я не хочу, чтоб ты оказался поблизости, если она начнет…

Рука Дэвида накрыла мою, человеческая маскировка частично спала: я увидела, как в глазах засветилось знакомое расплавленное золото, и почувствовала проникающее тепло, которое изгоняло прочь внутренний холод. Улыбка, однако, осталась прежняя. Дэвида.

– А стоит ли? – спросил он. – Если она сможет обнаружить меня здесь, то тогда неважно, куда я удалюсь. Есть простой способ исправить положение, если ты так беспокоишься обо мне.

Я прекрасно понимала, что он имеет в виду.

– Я не собираюсь порабощать тебя. Дэвид пожал плечами и убрал руку:

– Тогда я положусь на случай. Тупица несчастный…

Звездочка постучала в витрину и махнула нам. Дэвид подошел к двери и придержал ее для меня. Я с трудом подавила желание дать ему пинка. Проходя мимо, услышала его слова:

– Независимо от того, что произойдет, у тебя останется выбор.

И мы вступили внутрь, в помещение, где царили тишина и запах старых книг. Справа тянулась стена, увешанная какими-то карточками и бумажками – смысла и порядка расположения я не смогла уловить. Здесь встречались объявления массажных кабинетов, фотокопии газетных карикатур, попадались и вовсе непонятные экземпляры. Дэвид прошел мимо и углубился в выставленные книги – сначала мне показалось, что просто для маскировки, но его интерес выглядел искренним. Этот парень, и впрямь, обожал чтение. Что ж, даже джиннам необходимо хобби.

– Привет, Звездочка, – раздался голос за моей спиной. Я обернулась и увидела молодую женщину, сидевшую за столом в окружении книг, кофейника и рыже-коричневой кошки. Мне бросилась в глаза ее каштановая взъерошенная шевелюра и внимательные, настороженные глаза.

– Не желаете посмотреть новые рыцарские романы?

– Спасибо, не сегодня, Кэти, – ответила Звездочка бросив на женщину многозначительный взгляд. – Мне нужна Книга.

Это выглядело несколько странно – просить «книгу» в месте, забитом книгами – но женщина не выглядела удивленной. Напуганная – да, но не удивленная…

– Я думала, мы с этим покончили.

– Не совсем, – возразила Эстрелла. Требовательным жестом она протянула руку: – Давай, Кэти, еще разок.

Женщина покачала головой и, поднявшись, удалилась в заднее помещение с надписью «ВХОД ВОСПРЕЩЕН».

– Книга? – переспросила я. Звездочка только пожала плечами, не сводя глаз с двери.

– У меня ушло несколько лет, чтобы разыскать этот экземпляр, – пояснила подруга. – В конце концов, Кэти выкупила ее для меня в Интернете. И я обещала подарить ее, когда она станет мне не нужна.

– Но что это за Книга?

Звездочка улыбнулась своей перекошенной улыбкой. Которая на этот раз родила самые нехорошие предчувствия.

– Сейчас увидишь. Это сюрприз.

Послышались шаги. Кэти вернулась с закрытой картонной коробкой, тяжелой на вид. Она уронила ее на стол и отогнула картонные края.

– Ты уверена? – спросила она. Я ничего не понимала в их диалоге. В противоречии со здравым смыслом, я поймала себя на ощущении, будто давно знаю эту женщину. Действуя по наитию, я провела ладонью над ее рукой.

Проступили светящиеся символы – голубые и серебряные. Хранитель Погоды. Кэти вскинулась и неприязненно посмотрела мне в глаза. Я с улыбкой продемонстрировала ей свой набор. Выражение ее лица не изменилось.

– Звездочка? – произнесла она. – Ты же знаешь: я не люблю, когда здесь болтаются другие Хранители.

Честно говоря, я и не ожидала дружеских объятий, но то что происходило, выглядело довольно странно. Мы ведь достаточно дружелюбное содружество.

– Прости, – равнодушно откликнулась Эстрелла. – Она мой друг. И нуждается в помощи.

Кэти бросила вопросительный взгляд в сторону Дэвида.

– Нет, – ответила я, – он не из наших. А что ты, собственно, имеешь против других Хранителей?

– Ничего, – отрезала она. – Просто они всегда приносят проблемы. Толпа безумных, эгоистичных и жадных до чужой энергии придурков. Я же люблю мир и покой.

Глаза ее сузились, и она продолжала:

– Возьми хотя бы сегодняшнее происшествие в Оклахома-сити… Куча беспорядков. Эфирный план перекрутило отсюда до самого Канзаса. И в другую сторону, до Финикса. Потребуются часы, чтобы привести температурный баланс в норму.

Я бросила взгляд – SOS! – на Звездочку, которая тем временем доставала из коробки книгу в кожаном переплете и освобождала ее от обертки.

Не обращая на меня ни малейшего внимания, она сбросила коробку на пол и водрузила книгу на кучу запыленных романов.

Кошка, увивавшаяся вокруг Кэтиной тарелки с пончиками, зашипела и порскнула прочь, проскочив мимо Дэвида в дальний угол магазина. Дэвид замер с новым сборником Стивена Кинга в руках. Он глядел на книгу, которую Звездочка выложила на стол, и в глазах его разгорались золотые и бронзовые угольки. Дело оказалось нешуточным – я видела это по напряженному выражению лица Дэвида.

– Послушай, Звездочка, – заговорила я. – Может, не сейчас? Я так устала и есть хочу жутко… давай возьмем эту штуку с собой, пообедаем где-нибудь, подумаем о ночлеге… все обсудим. Я еле держусь на ногах. Честно.

Эстрелла пошелестела страницами, на слух, – будто настоящий пергамент.

– Процедура не займет много времени, – отмахнулась она.

Именно этого я и боялась. Кэти Болл вернулась на свое место, взялась за ручку и начала что-то писать в гроссбухе. Однако взглядом то и дело возвращалась к Звездочке. Я мельком подумала, что за история связывает этих двух женщин. Могу поклясться, Кэти выглядела… не на шутку испуганной. Она боялась Эстреллу. Что было странно.

– Мне нужен твой джинн, – произнесла Звездочка, не поднимая глаз от книги.

Кэти отложила ручку.

– Нет, – твердо сказала она. – После того, что случилось в прошлый раз…

– Я не причиню ей вреда.

– Я сказала – нет, Звездочка.

Моя подруга, наконец, оторвалась от своего занятия. Мне не было видно ее лица, но я заметила, как смертельно побледнела Кэти.

– Chica, – пробормотала Звездочка, – не заставляй меня сердиться.

Губы Кэти сжались в тонкую ниточку, меж бровей залегла глубокая морщинка. Тем не менее она залезла в выдвижной ящик и достала маленький пузырек от духов – знаете, такой пробный экземпляр. Швырнула через стол Звездочке, которая поймала его правой рукой.

– Я буду в подсобке, – сказала Кэти.

Эстрелла даже не взглянула в ее сторону. Она аккуратно вытащила пробку из бутылочки. Ничего видимого не произошло, но я почувствовала легкое движение за своей спиной.

– Чем могу помочь? – раздался голос джинна. Она стояла между мной и Звездочкой и глядела на нас неоново-голубыми глазами.

Ребенок! По крайней мере, на глаз я б ей дала лет четырнадцать, не больше. Одетая в бледно-голубое платье с белым фартуком. Очень длинные светлые волосы, схваченные сзади голубым бантом – ну просто «Алиса в Зазеркалье» и только. Юное личико тоже полностью соответствовало кэрроловской героине.

Посмотрев в мою сторону, она брезгливо поморщилась – учуяла Метку Демона. Затем ее взгляд задержался на Дэвиде, столбом стоявшем в отделе беллетристики. Сердце мое замерло, но девочка не подала виду, что поняла, кто он. Или что он. Наконец, она сосредоточилась на Звездочке.

– Привет, Алиса, – сказала та и протянула ей книгу. – Подержи-ка это для меня.

Алиса не шелохнулась. Она не выказывала открытого сопротивления, просто стояла и не двигалась. Звездочка пробормотала себе под нос какие-то испанские ругательства и выкрикнула имя Кэти. Дважды. Та, наконец, выглянула из-за двери «ВХОД ВОСПРЕЩЕН».

– Скажи ей, чтоб повиновалась, – велела Эстрелла. Кэти потерла лоб и устало проговорила:

– Слушай и выполняй. Три раза.

Алиса кивнула. Я от души порадовалась за джинна, что ее хозяйка поставила такое ограничение.

– Держи, – снова повторила Звездочка. Алиса протянула руки и приняла книгу, которая явно вызывала у нее отвращение. Я поняла это по тому, как расширились глаза у джинна, но она не стала – не имела возможности – возражать. Звездочка принялась перелистывать страницы, пока, наконец, не нашла нужную. Жестом подозвала меня. Я шагнула ближе, но остановилась, наткнувшись на взгляд Алисы – в ее ярких пустых глазах светилось отчаяние.

– Вот, – Звездочка ухватила меня за запястье и подтащила к себе. – Читай это, вслух.

– Что такое? – Сердце у меня заходилось, ноги дрожали. Видать, адреналин в крови не понравился Метке. Она шипела и пыталась заползти поглубже. Ее манипуляции заставляло испуганно биться мое сердце – оно и само хотело спрятаться подальше.

– Эй, ты хочешь избавиться от этой штуки или нет? Потому что, chica, Метка Демона не теряет времени попусту. Она заберет власть над тобой, и ты уже никогда не будешь прежней.

Я посмотрела на указанные слова – даже и не слова вовсе, а какие-то символы – и уже хотела было сообщить Звездочке, что не понимаю их. Не знаю этого языка. И вдруг в мозгу у меня что-то щелкнуло и я осознала, что все знаю. Я понимала слова, помнила, как они звучат, чувствовала их тяжелый вкус у себя на языке. В них была сила. Сила Земли. Возможно, и Огня. Неподвластных мне стихий.

Слова терпеливо ждали, они хотели, чтоб их произнесли. Я открыла рот и закрыла его. Снова открыла и услышала собственный шепот: прозвучал первый слог, в нем завибрировала энергия, которая колоколом отозвалась в моем мозгу.

– Говори, – прошептала Звездочка, я ощутила ее теплое дыхание у себя над ухом. – Ты должна это сделать сама, chica, я не могу тебя заменить.

Джинн Алиса. Вот откуда изливалась мощь. Она держала книгу, которая высасывала из нее энергию… Интересно, это больно? Ее кукольные глаза казались огромными и совершенно пустыми. Свободными от страха или каких-нибудь эмоций. Но руки тряслись, будто она держала весь земной шар.

Я не слышала, как подошел Дэвид, но теперь боковым зрением увидела сияние, исходившее от него. Он еще сохранял человеческое обличье, но долго ли это продлится? Ровно столько, сколько потребуется мне, чтоб произнести слова, звеневшие в моей голове. Слова, которые заставят его саморазоблачиться.

Я выхватила книгу из рук джинна и захлопнула ее с громоподобным звуком. Алиса отпрянула… скорее, отплыла назад. На протяжении нескольких секунд она выглядела изможденной – почти скелетом, но затем снова восстановила кукольное личико маленькой девочки, бежавшей за грань зеркала.

– Нет, – сказала я и посмотрела на Звездочку. Она, в свою очередь, пялилась на меня, как будто видела в первый раз. Или будто я обзавелась двумя головами и копытами. – Что-то здесь неправильно, Звездочка. Я чувствую это.

– Неправильно, – медленно повторила она. Она протянула руку, прикоснулась к тому месту, где Метка Демона выжгла свою уродливую татуировку. – А как насчет этого?

– В тот раз мне не пришлось выбирать, – я взвесила на руке тяжелую книгу. От нее исходил слабый запах гниения… чего-то сырого и нечистого. – А сейчас это мой выбор. И я не сделаю того, что ты хочешь.

Глаза Эстреллы стали пустыми и непрозрачными – как камни из захоронений индейцев майя.

– Ты не можешь хранить ее в себе, – сказала она, и в голосе ее присутствовало что-то ужасное, как в молнии или пролитой крови. – Я не позволю тебе этого, Джо.

Лицо Звездочки менялось на глазах. Оплывало. ^ Становилось прекрасным – таким, как до Йеллоустоуна. В нем появилось некое великолепие, роскошный блеск, которому бы позавидовали красавицы с обложек журналов с их искусственным загаром. Нечеловечески красивым.

– Ты не достойна ее, – продолжала Эстрелла. Странное дело, теперь ее голос вторил тому шевелению, которое я ощущала внутри себя. – Это я заслужила ее. Метка выбрала меня. И я не могу отдать ее тебе, Джо… не могу снова потерять ее! Ты всегда была красивее, умнее… и сильнее меня. Ты не можешь обладать ею!

О боже! Нет, нет, нет. Только не Звездочка!

Я вспомнила слова Льюиса. «Демон пытается прорваться в эфирный план. Он старается подчинить кого-нибудь из наших».

Он выбрал Звездочку. И, должно быть, преуспел в конце концов. Наверное, благодаря этому ей удалось восстановить свою сломанную сердцевину. Выглядеть такой блестящей и красивой.

Демон дал Эстрелле то, что она хотела. Так же как я сама одарила Плохого Боба тем, в чем он нуждался.

С той только разницей, что я не смогла учуять Метку на подруге. Дикими глазами я посмотрела на Дэвида стоявшего в нескольких футах от нас.

– На ней нет Метки, – сказал он.

– Нет, – подтвердила Звездочка. – Больше нет. Он забрал ее у меня.

Злобный оскал портил ее совершенную красоту. Слишком много гнева, слишком много отчаяния. И, тем не менее, она оставалась Звездочкой. Той самой красивой, умной, искрометной девушкой, которую я любила.

Ей удалось оторвать взгляд от Дэвида, и Эстрелла попыталась сделать вид, что все нормально.

– Я пыталась сказать тебе, но ты не желала слушать… И приехала. Ведь ты же все понимала, не правда ли? Знала все, что здесь приключилось. Но во что бы то ни стало хотела проявить себя героиней. Спасти меня, – теперь ее прекрасные губы были искривлены безобразной гримасой. – Ты едва спаслась сама… в том дурацком пассаже. Да уж, великая героиня!

Звездочка. Я не могла и подумать на нее. Считала, что это кто-то еще, какой-то невидимый враг. А мой враг был прямо на виду. «Господи, я же предупреждала ее о своем приезде». Неудивительно, что она знала о всех моих передвижениях. Проследить меня не составило труда. Я сама ей помогала.

– Чувствуешь, что тебя предали? – спросила Эстрелла, подходя ближе. – Добро пожаловать в наш клуб, подружка! Разве не ты меня предала первой?

– До чего ж противно жить, – произнесла я. Звездочка забрала у меня книгу из рук и пожала плечами.

– Тогда умри, – безжалостно заключила она. После этого перевела взгляд на Алису – та продолжала стоять со сложенными ручками, как благовоспитанная девочка. – Я хочу, чтобы по моему сигналу ты перенесла меня обратно в мой дом, понятно? Меня и то, что будет у меня в руках.

В руках она держала книгу, и я лихорадочно размышляла, как бы отнять ее. Но Звездочка не оставила мне времени, с легкой усмешкой она обернулась ко мне.

– И третье желание, – торжественно произнесла она. – Алиса, забери Метку Демона с моей подруги.

Я успела выкрикнуть свое «нет», но Алиса уже двигалась, протянув руки ко мне. Я сделала поспешный шаг прочь, зацепилась за край старого персидского ковра и упала возле стола. Ее маленькая бледная ладонь уже тянулась ко мне…

…Но Дэвид перехватил ее, обняв сзади. Алиса вывернулась и попыталась обогнуть стол с другой стороны. Дэвид бросился ей наперерез и снова схватил джинна. Все это время Звездочка спокойно стояла в стороне и молча наблюдала за разыгравшейся сценой.

– Отмени приказ! – крикнула я. Она подняла руки и снова бессильно уронила их. – Звездочка, черт тебя побери, отзови ее. Это же безумие!

– Не могу, – покачала она головой. – Три желания. Тут я бессильна, детка. Пусть все идет своим чередом.

Она махнула Алисе и мгновенно исчезла. Вместе с книгой.

Я завопила Дэвиду, чтоб держал Алису, и бросилась к двери с надписью «ВХОД ВОСПРЕЩЕН», за которой укрылась Кэти. Бело-голубое пятно метнулось вслед за мной. Я успела захлопнуть дверь, но тут споткнулась и упала назад, на кучу коробок. Под моим весом они рухнули, рассыпав по полу книжки в ярких глянцевых обложках – целое море обнаженных женских грудей и мужских мускулов. Поскользнувшись на одной из них, я грохнулась так, что колено отозвалось болью – наверняка, ссадина будь здоров.

Дверь не удержала Алису. Казалось, она ее даже не заметила и теперь все так же рвалась ко мне: с протянутыми руками и ужасом в глазах. Я видела этот страх и отчаяние в ее взгляде… Она знала, что ее ждет – вечная, нескончаемая пытка. И, тем не менее… не могла ослушаться приказа.

Возникла еще одна вспышка: горячая бронза столкнулась с бело-голубым и сбила ее с курса. Это дало мне несколько секунд, чтоб вскочить на ноги и броситься по длинному пыльному коридору. Довольно бессмысленное действие, но выбора у меня не было.

Хотя подожди… стоп! Может, и был. Я сделала несколько торопливо вздохов и попыталась совладать с паникой, которая отбойным молотком колотила в сердце.

Алиса вновь освободилась от Дэвида и ринулась в погоню за мной. Я выпрямилась, вытянула перед собой руки, как если бы могла остановить джинна…

…и призвала ветер.

Он рванул в узкий коридор: пронзительный, крутящийся, срывающий обложки с книг и разбрасывающий сами книги. Ветер ударил в Алису и увлек ее, беспомощную, куда-то назад. А также и Дэвида. Из своего нынешнего, эфирного состояния они оба перешли – выпали – в материальное, но я лишь добавила мощи своему вихрю, увеличив его скорость. Стены стонали, дверь в конце коридора распахнулась, впустив ветер в помещение магазина. Слышно было, как рушатся стеллажи и сталкиваются летающие по воздуху книги.

В груди у меня разгоралось какое-то темное пламя, которое подпитывало мою силу, выплевывая черные сгустки в кровь.

Ситуация выходила из-под контроля. Ветер, который я выпустила на свободу, превратился в живое, яростное и темное существо. Он ворошил мои волосы и прижимался ко мне подобно страстному любовнику.

Я слышала, как Дэвид что-то кричит мне, но слушать его не хотелось. Что-то о Метке Демона… Плевать. Уже не важно. Я чувствовала в себе силы держать его на расстоянии… Смести обратно в Зазеркалье крошку Алису… Разнести в щепы весь жалкий магазинчик Кэти… И мне так этого хотелось! Разнести все в пух и прах… как легко. Тела на пути? Просто куски мяса, затерявшиеся между камнем и сталью.

Кто-то пытался помешать мне. Не очень успешно, но пытался… Раскрыв глаза, я стала всматриваться в летающие обломки и увидела фигуру, стоявшую у стены. Вцепившись в металлическую трубу, она, похоже, собиралась сражаться не на жизнь, а на смерть. Короткие темные волосы стояли торчком, как чертополох, потрескивали от статического электричества Кэти Болл. Я снова зажмурилась и вышла в астрал. Кэти была не на шутку напугана: ее золотую ауру пересекало множество серых и черных штрихов, но тем не менее она решительно противостояла мне.

Я не хотела останавливаться. Это было так просто – бушевать дальше… Но, глядя на Кэти, такую маленькую и слабую против всей моей мощи, против черного шевелящегося гнезда Метки Демона, питающего и пожирающего, все время растущего… Я поняла, что должна остановиться.

По моему приказу ветер спал. Алиса, целеустремленная в своей обреченности, снова двинулась ко мне.

– Стой! – скомандовала Кэти, и джинн мгновенно, попирая все нормы физического мира, остановился. Будто заморозился во времени.

– Вели ей не снимать с меня Метку, – крикнула я и увидела, как посерело лицо Кэти. – Вели ей!

– Не снимай Метку, – прошептала она. Алиса обмякла, в ее глазах промелькнула целая гамма чувств – обида, страдание, облегчение. Погасив их, она обернулась к своей хозяйке.

В считанные секунды Кэти разобралась, что здесь происходило и чем мы все рисковали. Она бросила лишь мимолетный взгляд на Дэвида и переключила все внимание на меня. Гневно прошипела:

– Выметайся со своей Меткой из моего магазина.

– Я заплачу за…

– Ни хрена ты не сделаешь… просто уберешься к чертям собачьим! – теперь Кэти уже кричала, лицо ее пошло пятнами, страх и напряжение прорвались наружу.

Я не пыталась извиняться. Мне не было прощения за то, что я сделала (или чуть не сделала) ее джинну.

Кэти проводила меня взглядом… сквозь разбитую дверь, в разгромленный магазин. Уже переступая через сломанные стеллажи и разодранные книги, я услышала, как она дрожащим голосом обратилась к Алисе:

– Ты поможешь мне убрать весь этот кавардак? Это сделала я, стоя перед магазином, еще до того, как на меня обрушилась паника.
Казалось, жизнь рухнула. Трясущаяся и задыхающаяся, я упала на четвереньки и плакала, как ребенок. Все тело сводило болью от желания, необходимости освободиться, наконец, от этой штуки внутри меня и – что было еще хуже – от горя и ощущения предательства.

Звездочка оказалась не той, за кого я ее принимала. А может быть, и никогда не была. Все это время я верила в нее, в нашу непоколебимую дружбу… и вот теперь узнаю, что все было ложью.

Оказывается, Звездочка заключила сделку с Демоном. Как и Плохой Боб, услужливо распахнула себя, и мерзкая тварь вползла в нее… и никто, даже я сама, не почувствовал разницы.

Руки Дэвида легли мне на плечи, и я с плачем прильнула к нему. Его объятия дарили мне покой и утешение, а я даже не знала почему. Почему я доверяю ему теперь, уже наученная горьким опытом? Они все предали меня, даже Льюис. Ведь это он направил меня сюда! Так где же он был, черт побери, когда я так нуждалась в нем! Я доверилась Звездочке… А еще раньше Плохому Бобу.

И как – после всего этого – доверять Дэвиду? Я ведь почти не знаю его.

– Вставай, – произнес он, помогая подняться мне на ноги. – Ты должна уезжать. Немедленно.

Я не могла. То, что случилось – случилось. И выжгло во мне все.

Дэвид чуть ли не волоком потащил меня к «лендроверу». Как раз в это время сработал таймер освещения на вывеске «Книги Кэти Болл», и она засветилась мягким желтым светом. Удивительно, снаружи нельзя было даже предположить кошмара, который творился внутри. Зеркальные стекла оставались неповрежденными, фасад магазинчика сохранял свой нормальный вид.

– Никуда я не поеду, – упрямо повторяла я.

Дэвид открыл дверцу.

– Еще как поедешь, – произнес он. – Я хочу, чтоб ты уехала. Как можно скорее и как можно дальше. Нигде не останавливайся. Если Льюис все еще где-то здесь, он сам тебя найдет.

Он прикоснулся к моему лицу своими большими, теплыми руками, и взмолился:

– Джо, пожалуйста. Это наша последняя возможность… ^ Дай мне забрать у тебя Метку.

– Нет, – прошептала я. – Не могу. И не проси меня об этом снова.

– Не буду, – он взглянул в небо, где сверкнула молния. – Тебе надо ехать. ^ Сейчас же.

Я вдохнула горячее тепло и запах озона, повисший в воздухе. Сила притягивает силу. Я потревожила эфирный слой, и теперь он помогает, выдает меня урагану, который ведет охоту. Дэвид прав. Мне надо уезжать. Если останусь здесь, пострадают невинные люди.

– А как насчет тебя, Дэвид? – я крепко держала его за руки. – Ты поедешь со мной?

Мне не забыть его лица. Если у меня и были когда-то сомнения относительно его чувств…

– Я не могу. Теперь она знает, кто я такой, и имеет Книгу. Раз ты не хочешь поработить меня…

– То это сделает она, – договорила я и почувствовала, как по коже побежали мурашки. – Нет, такого не должно случиться.

Дэвид слабо улыбнулся, провел большим пальцем по моим губам:

– Не в моих силах помешать этому, любимая.

Я чувствовала, как неумолимо надвигается на меня ночной кошмар. Часы тикали, сердца колотились им в такт, песок высыпался. Я умирала и жила, и убегала – все одновременно. Ураган теперь бушевал внутри меня: черный, как гром, белый, как молния, дождь струился по моим венам.

Дэвид положил руку поверх Метки, но это уже не помогало. Ураган не прекращался. Даже его поцелуй – долгий, нежный, затянувшийся на века, – даже он выглядел прощанием.

– Помни меня, – прошептал он, не отрывая губ от моих. – Что бы ни случилось.

А потом он исчез, растаял, как туман. Я потянулась к его лицу, но его уже не было. Остались одни лишь воспоминания в моих пальцах и вкус горького поцелуя на губах.

Я закричала. Кричала и кричала на этом проклятом ветру, но Дэвид не вернулся.
Прочь из города. Я вела «лендровер» на бешеной скорости, уже ни от кого не прячась. Ни о чем не заботясь. Какая разница, кто меня разыщет – Звездочка, Мэрион или кто-нибудь еще? Неважно, потому что все развалилось к чертям собачьим. Я сама развалилась, а Дэвид ушел.

Заворачивая на 1-35, чтобы ехать к границе Техаса, я уловила краем глаза какое-то движение на пассажирском месте. Похоже, у меня безбилетный пассажир. «Незримым быть легче, чем невидимым», – так объяснял мне Дэвид.

Не оборачиваясь я протянула руку и схватила Рэйчел за запястье. В следующий момент она проявилась в поле моего зрения – отливающая все тем же сумасшедшим неоново-желтым в свете приборной доски.

– Я же говорила, ты дура, – вздохнула она. – Отпусти мою руку, Белоснежка.

– Я могу сделать тебе больно, – сказала я, и это была правда. Метка Демона так глубоко укоренилась во мне, что я получала дополнительную силу. Могла смять, сбить с ног, покалечить любого, даже джинна. С уходом Дэвида у меня исчезла последняя причина сопротивляться этой силе. И в самом деле, какой смысл быть человеком? Чтобы тебя ранили? Оскорбляли? В гробу я все это видала… С меня довольно.

Взгляд Рэйчел был серьезен (то-то же!):

– С какой стати? Я же не враг тебе.

– Детка, я уже не знаю, кто мой враг. И кто друг.

Она рассмеялась. Радостным, сладким, как швейцарский шоколад, смехом.

– Поздравляю, ты учишься!

– Чей ты джинн?

Все еще улыбаясь, она погрозила мне пальцем.

– Оставь второстепенные вопросы, милочка. Мы все это уже проходили. Теперь ты знаешь своего врага. Настало время сражаться.

– Сражаться с чем!? – огрызнулась я. – С Меткой Демона? Со Звездочкой? Господи, ты можешь точно сказать, что мне нужно делать? Ты же знаешь, я не хотела всего этого. И сейчас просто хочу…

Я просто хотела Дэвида… Той прекрасной ночи покоя. Так жаждала любви, что слезы наворачивались на глаза. ^ Ох, Звездочка, Звездочка. Моя душа рыдала при мысли о человеке, которого я когда-то знала, которого спасла и потеряла. Это происходило постепенно, на протяжении нескольких лет, и я ничего не замечала. А, возможно, я плакала не о ней, а о себе… о той девочке, которую Плохой Боб погубил, лишил смысла существования в этом мире.

Я отпустила Рэйчел и снова вцепилась в баранку.

– Оставь меня в покое.

Теперь она не смеялась, даже не улыбалась. Как ни странно, в ее горящих желтых глазах светилось участие.

– Оплакиваешь свое одиночество? – спросила она. – Но в мире так много шансов. Так много возможностей.

– Ага, я просто чертовски счастлива. Может подскажешь, что мне делать дальше?

Она пожала плечами:

– Ты же не послушаешься… что бы я не сказала. Стоит ли обременять тебя советами лишь для того, чтобы травить душу и сеять сомнения?

– Вот это мило.

Рэйчел откинулась на спинку и выставила на приборную доску одну ногу. Сидела, любуясь безупречным педикюром, который оттенялся великолепными – естественно желтыми – босоножками.

– Я ничей джинн, Дитя Демонов. Тебе бы следовало это уже понять.

– А-а, ты вроде Дэвида, – сам звук его имени ранил меня. Отзывался болью внутри костей.

Она бросила на меня быстрый удивленный взгляд, сухие косички зашелестели, когда она покачала головой:

– На самом деле, вовсе нет. Мы с ним из разных линий.

– Тем не менее, вы оба принадлежали Льюису, и до сих пор пытаетесь защищать его. Где бы он ни был.

Рэйчел тряхнула головой и вздохнула. Провела ногтями по изящным, удлиненным пальцам ноги, там, где прикасались ее ногти, возникали светящиеся серебряные колечки. Наклонив набок голову, окинула результат критическим взором.

– Нет, ты ничего не понимаешь… просто удивительно. Льюис не освобождал Дэвида. Это сделала ты.

Я? Каким образом? Да нет…

И тут мое сердце ударило и замерло.

О боже.

Я вспомнила, как стояла на коленях в доме Плохого Боба, сражаясь за свою жизнь… Взяла в руки старинную винную бутылку… и разбила ее вдребезги.

Винную бутылку Плохого Боба.

^ Джинн Плохого Боба.

Во время ссоры в отеле Дэвид сказал: Я старался помочь тебе, я хотел ответить за… за то, что держал меня по приказу Боба. За то, что сломил мою защиту и позволил Метке вползти в меня. Дал свершиться насилию, которое теперь не поправить и не остановить.

Так вот почему он преследовал меня. Был со мной все это время. Вот почему просил, умолял, чуть не силой заставлял передать ему Метку.

Потому что он проделал тогда это со мной.

Я ведь была готова к тому, что он предаст меня, а на самом деле предательство свершилось задолго до того – в самую первую минуту. И он лгал мне, продолжал лгать, все время лгал об этом.

Да уж, теперь я сполна наглоталась правды – и до чего ж она горькая на вкус.

– Так Дэвид прислал тебя вместо себя? Рэйчел фыркнула:

– Ну, это вряд ли. У меня другие… обязательства.

– Скажи мне, я хоть когда-нибудь была близка к правде? Джинн Льюиса, тот, который у него дома, направил меня сюда. Или это тоже была ложь?

– Джинн в Вестчестере когда-то принадлежал Льюису, это правда, – произнесла Рэйчел. – Он был освобожден, но продолжает служить своему хозяину. Так же как и я. Однако мы ограничены в своих знаниях и… возможностях.

Она пристально смотрела на свои ногти, затем перевела взгляд за окно мчащегося «лендровера». На западе угасал закат, оставляя роскошную, царственную полоску голубизны, на которую наступала ночь с первыми звездами. Где-то там притаился ураган, который шел по моему следу. Я знала, что когда-то он найдет меня, если раньше не разыщут другие.

– Но если он не лгал мне, то Льюис действительно прибыл в Оклахому.

– Как я тебе и говорила.

– Тогда где же он? И почему он не поможет мне? Рэйчел обиженно – совсем по-человечески – вздохнула.

– Как же ты глупа! У тебя на руках вся информация, и ты до сих пор не желаешь понимать очевидного. Ты же знаешь, что Звездочка использовала Книгу раньше, так? Чтобы поработить джинна, или, по крайней мере, попытаться это сделать. Льюис пришел помешать ей.

– И где он сейчас? – спросила я. Рэйчел покачала головой.

– Ответ тебе известен.

Точно. Иначе и быть не могло.

– Звездочка! Она держит его у себя. Рэйчел просияла, будто заботливая мама, наблюдающая неверные шаги своего первенца.

– Вот видишь? Не такая уж ты и дурочка.

1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   29

Похожие:

Злой ветер iconКанадские волшебные сказки и легенды
Канада принадлежала французам; to be owned by — принадлежать; to own — владеть) there lived on the banks of a great river a wicked...
Злой ветер iconКогда дует ветер
Словом "ветер" в переводе переданы греческое и древнееврейское слова, означающие "дыхание", "дышать", "дуть"
Злой ветер iconЛеонид каюм «убей в себе мага»
«переведенную» с китайского как «ветер и вода», реальное имя которой «ветер с кладбища», ибо она учила, где
Злой ветер iconЮрий Балуевский-Реформы по кругу или деньги на ветер
«Реформы по кругу или деньги на ветер». Авторский коллектив возглавил генерал-полковник в отставке В. В. Воробьев, руководитель финансовой...
Злой ветер iconНа небольшом плацу «показушной» элитной воинской части, расквартированной...
Он протирает изнутри мокрую от пота форменную фуражку с высоченной тульей и, не скрывая раздражения, говорит другому упарившемуся...
Злой ветер iconИзобразительно-выразительные средства языка
Антонимы — разные слова, относящиеся к одной ча­сти речи, но противоположные по значению (добрый — злой, могучая — бессильная). Противопоставление...
Злой ветер iconЧлены предложения Вопросы Подлежащее
Холодный предутренний ветер, прогнавший остатки ночного тумана, растрепал нашу палатку
Злой ветер iconКнига дежурного тяжелые сердца
И мне нравилась эта жизнь – и ветер, и снег, и холодные руки безумия за шиворотом
Злой ветер iconЕсли в первый момент идея не кажется абсурдной, она безнадежна.(Альберт Эйнштейн)
Сел я как-то, получается, в автобус. Злой по натуре, или может быть, притворявшийся кондуктор заметил сразу моё, пусть хоть и славное,...
Злой ветер iconКлайв Стейплз Льюис Племянник чародея Хроники Нарнии 6
Дядя Дигроя, Эндрю, обманом вовлекает Дигроя и Полли в рискованный эксперимент. В процессе его они касаются волшебных колец Эндрю...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница