Злой ветер


НазваниеЗлой ветер
страница3/29
Дата публикации09.05.2013
Размер3.37 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29
поговорить с ним! И все! Я не собиралась делать ничего плохого!

– Уезжай, – джинн был непреклонен. – С тобой свяжутся и передадут инструкции.

Не успела я и глазом моргнуть (не то что воспротивиться), как скатилась с заднего крыльца, вымелась со двора и очутилась на обочине у своей машины.

Покрутила рукой туда-сюда, но никаких изменений не уловила – все как обычно. Даже астральное зрение не показало ничего, кроме плоти, костей и нервов. Ну и, естественно, светящихся кровеносных сосудов.

Джинн учуял Метку Демона на мне. Плохо. Очень плохо.

Это означало, что времени у меня почти не осталось.
Бог не лишен чувства юмора и – как подсказывает мой личный опыт – не слишком доброго. На протяжении последних дней мне приходилось постоянно искушать судьбу… Я не догадалась прихватить зубную щетку, смену белья или тампоны. Хорошо еще, что при мне оказалась платиновая карточка «Америкэн Экспресс» с неограниченным кредитом на случай непредвиденных обстоятельств. Хотя, с другой стороны, вряд ли я осмелюсь воспользоваться ею. Мои друзья и коллеги будут напряженно меня разыскивать, и до тех пор пока я не найду Льюиса – свою безопасность, – лучше не «светиться». Думаю, Хранители были бы в восторге, если бы ФБР село мне на хвост.

Чтобы не заснуть за рулем своего чудного темно-синего «мустанга» семьдесят первого года выпуска, я развлекалась составлением в уме списка необходимых покупок. Итак… Белье – берем. Туалетные принадлежности – берем. Одежда – определенно. Новые туфли – да, да, безусловно!

Я вдохнула поглубже. Пожалуй, душ и освежитель воздуха в салоне тоже не помешают. Такая штучка, чтоб пахло как в новом автомобиле. Вообще-то, мне нравятся старые машины. Беда в том, что в них живет неискоренимый букет застоявшихся запахов: несвежие носки, пот, секс, воспоминание о пролитом кофе. Все это я ощутила уже после нескольких часов езды в своем авто. Возможно, все дело в самовнушении, но сейчас я много бы дала за чистый, ароматизированный дух, как в автосалоне.

Я опустила стекла, чтоб впустить свежий воздух с новыми запахами – более приятными, более грозными. Дождь. Значит, ураган подобрался еще ближе.

По мне, так Хранитель должен ездить на быстром, обтекаемом автомобиле, чтобы ветер не мог столкнуть его с утеса. Тот факт, что я – при помощи особых приемов – могу управлять погодой, вовсе не означает ее благоприятного отношения ко мне. Она вполне может выкинуть какой-нибудь фортель в самый неподходящий момент. В своей работе мы не только изучаем теорию хаоса, но и всецело руководствуемся ею. Хаос вторгается в нашу жизнь. И, как правило, внезапно. Так что я за скорость.

Я вжала педаль акселератора и, бросая вызов всем правилам дорожного движения, рванула по этому лабиринту с названием «система дорог штата Коннектикут». Стараясь придерживаться юго-западного направления, поскольку с востока наступал ураган, уже окрасивший небо в густой серо-зеленый цвет.

«С тобой свяжутся и передадут инструкции». Может, джинн просто морочил мне голову? Вполне вероятно. Их племя славится злобными шуточками. Возможно, он даже не связывался с Льюисом. Или тот заявил, что не желает встречаться со мной. Тогда инструкции джинна приведут меня прямиком в преисподнюю.

Мчась по шоссе 66, я неожиданно заехала в страну антиквариата. Мимо проносились магазины, торгующие сундуками времен Гражданской войны и стульями в стиле Шейкер. Вполне вероятно, что можно было найти и подлинные экземпляры. В другое время я бы обязательно не удержалась и зашла в пару-тройку магазинов, чтобы порыться. Тем более что я собиралась заново декорировать свой дом во Флориде. Мне нравилось видеть, осязать и обонять антиквариат – его аура пленяла меня. Настало время покончить с эпохой Марты Стюарт, которая проходила под девизом – «всякой-вещи-свое-место». Я просто озверела от пастельных тонов и хороших манер. Долой! Мысль о том, чтобы вернуться домой – хоть когда-нибудь – к нормальной жизни накрепко засела в моих мозгах.

Я как раз проезжала мимо магазинчика, забитого всяким хламом девятнадцатого столетия, когда радио внезапно ожило. Оно затрещало, и волосы у меня на затылке встали дыбом. Я чувствовала: меня сопровождало заклятие. Серьезное, мощное заклятие, идущее, несомненно, от моего приятеля джинна.

Невидимый диспетчер менял каналы на радиоприемнике, выборочно выхватывая слова сообщения, будто составляя безумный коллаж.

– Отправляйся… – это высокий женский голос.

– В… – мужской тенор.

И тут на полную мощь грохнула мелодия из бродвейского шоу:

– Оклахома – это круто!

– Что? – взвизгнула я. – Это, должно быть, шутка! Снова сумасшедшая гонка по каналам, окончившаяся классическим роком:

– Нет-нет, нет, ни-ни, нет, нет-нет-нет-нет-нет…

Либо джинн меня разыгрывал (и, надо сказать, совершенно неостроумно), либо заклятие пришло совсем из другого источника. Надеюсь, не из того, что называется «преисподняя».

– Очень смешно, – проворчала я. Переключила скорость, и мой «мустанг» по имени Далила на мгновение замер, а затем рванул вперед, как живое существо. – Какая-то особая точка в Оклахоме? Это ведь не Род-Айленд. Там чертова куча мест.

На этот раз выпали буквы:

– О… К… С.

Оклахома-сити.

У меня появилось дурное предчувствие.

– Не хочу никого обидеть, но можно мне, по крайней мере, убедиться, что это действительно послание от Льюиса?

– Нет, – решительно ответил женский голос. После этого раздался треск помех, и радио с щелчком отключилось.

Это вполне мог быть джинн. Очень даже вероятно. Я здорово разозлила его, и вот теперь он пытается отомстить. Но ведь джинн при мне звонил, и я не могла полностью отбросить шанс, что он честно пытается объяснить, как добраться до его хозяина. Племя джиннов, конечно, имеет множество недостатков, но никто не назовет их патологическими лгунами.

К тому же я должна любой ценой обогнать ураган, который наступал мне на пятки.

– Оклахома-сити, – вздохнула я. – Пресловутое гнездо гроз.

Единственный отрадный факт во всей этой истории заключался в том, что я довольно хорошо знала тамошние места – в Оклахоме осела одна из моих лучших подруг. Хорошо бы она была сейчас рядом со мной. Человек, на которого можно рассчитывать. В чью жилетку можно поплакаться.

Я просто обязана была поискать хоть какой-нибудь просвет. Уж больно черное грозовое облако громоздилось за моей спиной. И час от часу становилось все хуже.
* * *
С Льюисом Левандером Оруэллом мы повстречались в Принстоне. На тот момент его обучение близилось к концу: он уже имел ученую степень в области естественных наук и готовился получить звание доктора права для занятия юриспруденцией. Любопытна, однако, мотивация его научных подвигов. Льюис утверждал, что хочет иметь нечто про запас – на тот случай, если вдруг магия не оправдает себя. Очевидно, уже тогда он владел всем комплексом магических искусств в комплекте с гуманитарными науками.

Какое-то время идея образования «про запас» казалась весьма неглупой. Льюиса отобрали – или призвали – после того, как он в пятнадцатилетнем возрасте продемонстрировал незаурядные способности к управлению Погодой. Однако со временем стало казаться, что талант его угасает. Потенциал был велик, но никакого реального выхода… Более того, оставалось неясным, во что могли бы вылиться его способности. Затем, на втором году Программы, Льюиса заметили работающим в саду. Зимой, по колено в снегу он выращивал розы.

Можете представить себе: роскошные красные цветы размером с неглубокую тарелку. При этом юноша искренне удивлялся, что кому-то это может показаться трудным.

Тогда он был определен как Хранитель Земли – человек, способный управлять формами живых созданий; видоизменять саму Землю; проращивать зерна в необработанной почве; вызывать или предотвращать извержения вулканов и землетрясения. Мощная, глубокая власть, и очень редкая. Но вот наступил третий год работы по Программе, и выяснилось, что Льюис имеет связь со стихией Огня. Двойная специализация – крайне редкая штука. За долгие предшествовавшие годы было зарегистрировано всего лишь пять случаев, когда Хранители работали одновременно с Землей и Огнем. Вода и Воздух – это никого бы не удивило: нормальная комбинация. Но вот Земля и Огонь сочетались плохо. О Льюисе много говорили. Все ждали от него Великих Свершений.

Если груз подобной ответственности и давил чрезмерно парню на плечи, то по нему не было видно. Льюис оставался спокойным; работал, ходил на занятия, водил дружбу со своими однокашниками. Но при этом создавалось четкое впечатление: если правомочно, вообще, рассматривать отдельных людей как острова, то уж Остров Льюис в первую очередь имел право на существование. Не могу отрицать: я, как и многие, сохла по нему. И у меня имелись на то веские причины.

К несчастью, Льюис бегал от девушек из Программы, как от чумы. Отчасти в этом была и моя вина, поскольку наша первая с ним встреча оказалась, мягко говоря, незабываемой. Так или иначе, он решительно перешел на обычных девчонок. Старшекурсницы-социологи, выпускницы, специализирующиеся в психологии, присутствовала даже случайная дурочка художница. Все это были девушки, чьи амбиции не шли дальше секретарского места в корпорации «Смита Барни» и Багамских каникул в обществе шефа. В отличие от нас – мечтавших встретиться лицом к лицу с торнадо F5 или повернуть вспять бушующие реки.

Я не преследовала Льюиса Оруэлла, но всегда держала его в поле зрения. Наверное, именно поэтому мне и довелось стать свидетельницей того, что впоследствии стали называть Событием. Когда стали ясны последствия того, что случилось.

В ту ночь Льюиса здорово отметелили шестеро ребят.

Тогда куча народу собралась у музыкального землячества (оно именовалось Каппа Каппа Пси). Странное дело, у этих придурков всегда получались классные вечеринки. Были в основном свои, лишь четверо ребят с Программы нарушали картину. Льюис заявился туда с миниатюрной брюнеткой-флейтисткой. Кроме него там были Паула Китон, Эд Эрнандсс и ваша покорная слуга, отправившаяся на поиски приключений и дармовых напитков. Я видела, как Льюис беседовал со своей флейтисткой – выглядел он при этом не слишком радостно. Пил он немного, вечеринка шла своим чередом.

В конце концов, девица Льюиса куда-то испарилась и оставила его в одиночестве. Он видел меня, но не счел нужным подойти. А ведь если бы… Кто знает, как бы все сложилось. Вода, мосты и так далее и тому подобное.

Где-то уже под утро Льюис споткнулся и опрокинул выпивку одного парня. Вряд ли это служило достаточным основанием для того, что произошло после. Но слово за слово, посыпались взаимные оскорбления, и вот возникло противостояние: Льюис, а против него шестеро местных ребят. Двое держали его, пока остальные по очереди били и пинали. Я, как и все остальные на вечеринке, буквально окаменела – застыла, где стояла, с пивом в руке. Подобные акты насилия всегда протекают слишком быстро. По крайней мере если ты не тот бедолага, которого бьют. Для постороннего наблюдателя требуется какое-то время, чтоб врубиться в происходящее. И лишь позже, когда спрашиваешь себя, какого черта ты стоишь и ничего не делаешь, возникает реакция.

В нашем случае избиение длилось недолго – пожалуй, меньше минуты. Но в общей свалке, когда шестеро против одного, за шестьдесят секунд можно огрести по полной программе. Мы все очнулись примерно в одно время. Несколько парней двинулись, чтобы вмешаться, я открыла рот и завизжала. В этот момент ударом в голову Льюиса сбили с ног. Он упал на бок возле меня, и я увидела его лицо.

Окровавленное. Напуганное до смерти. Отчаявшееся.

Он потянулся ко мне. Вернее, не так: он потянулся в мою сторону. Так ребенок в поисках силы и утешения бессознательно тянется к матери.

И наша Всеобщая Матерь отозвалась.

Я почувствовала, как через меня – снаружи – прошла сила, вызвавшая покалывание во всем теле. Воздух вокруг как бы замер и уплотнился, и в ответ на это моя кожа, так же как и пивная бутылка, покрылась мельчайшими каплями.

А затем, со скоростью товарного поезда, ударил ветер. Это был особый ветер – нацеленный в одном направлении и жутко голодный. Я чувствовала его движение, но он искал не меня – мои волосы едва шелохнулись. Ветер со всей мощью обрушился на шестерку обидчиков Льюиса, выхватил их из толпы, перенес через автостоянку и шмякнул об стену кирпичного здания напротив. Мало того, своей силой он буквально распластал их на высоте тридцати футов над землей.

Боюсь, никто по-настоящему не понимает природу ветра – кроме тех, кто специально занимается изучением погоды. Порыв ветра со скоростью пятьдесят миль в час производит устрашающее впечатление. Повышение же скорости до семидесяти пяти миль, из-за увеличения давления на квадратный дюйм, удваивает разрушительную силу ветра, превращая его в ураган. При девяностомильном порыве эффект в три раза страшнее.

В этих бедняг из Каппа Каппа Пси ударило, как минимум, сто двадцать миль в час. Этого достаточно, чтоб переломать кучу костей непосредственно в момент удара. Еще больше костей сломалось при соприкосновении с кирпичной стеной. Помню: глядя на эту невероятную картину, я подумала: «О боже, он превратит их в желе». В следующий момент Льюис моргнул, ветер внезапно стих, и парни шлепнулись с высоты тридцати футов.

Затем разразился настоящий хаос. Сам виновник суматохи лежал на земле, задыхаясь и таращась на меня. Я тоже потрясенно смотрела на него, не в силах пошевелиться. Прошли, кажется, века, прежде чем я сорвалась с места, рухнула на колени рядом с Льюисом и потрогала его лоб. Он буквально пылал.

– Господи, Льюис, ты вызвал ветер, – выпалила я. – У тебя все способности сразу. Все.

Ему удалось кивнуть. Скорее всего, в тот момент он не понимал, что это означает. Не осознавал своего нового положения. Представители Ассоциации прибыли через пять минут. Льюиса погрузили в «неотложку» в сопровождении трех Хранителей – самых могущественных в мире. Они яростно ругались и спорили о том, что приключилось.

Льюис выглядел напуганным. И оглушенным. Я все думаю: если б тогда я сделала что-нибудь, не дала бы его увезти, может, сейчас все было по-другому.

Хотя, скорее всего, нет.
* * *
Я ехала еще примерно с полчаса, прежде чем решила, что радио окончательно заткнулось со своими таинственными музыкальными ребусами. Посему позволила себе выудить из сумки мобильник и проверила заряд. Два деления… И никакой возможности подзарядиться. У меня не было времени упаковать элементарные гигиенические принадлежности, что уж говорить о телефоне. Я просмотрела номера в памяти – мама, Сара, химчистка, массажный кабинет… Ага! Эстрелла2 Альмондовар. Как раз то, что надо.

Набрала номер и слушала щелчки и гудки. Бесконечные гудки, прежде чем на том конце раздался сонный голос:

– Надеюсь, это действительно важно.

– Да вроде, – ответила я, пытаясь запихнуть как можно больше наигранной веселости в свой голос. – При-и-вет, моя резвая горошинка.

Она прочистила горло. Я так и видела, как Эстрелла проводит рукой по иссиня-черным волосам, пытаясь прогнать сон.

– У меня тут как раз твоя любимая salsa,3 подружка, – произнесла она. – ^ Святая Мария, а который час?

– На Восточном побережье восемь утра.

– Так, значит, здесь около шести. Ну да, большая стрелка на шести, точнее не разглядеть. И знаешь почему? Потому что темно. Вам, что, во Флориде не объясняли про часовые пояса? – я услышала, как зашелестели простыни. На этот звук наложился треск помех. – Подозреваю, тебе что-то нужно.

– А как же, – вздохнула я. – Хороший секс с роскошным мужчиной, у которого огромный…

–…банковский счет, – закончила за меня Эстрелла. – Все по-старому, подружка? Самое смешное, что ты, если захочешь, все это будешь иметь. А мне взамен предлагается выслушивать твои сексуальные фантазии, да еще по телефону – ни свет ни заря.

Я снизила скорость и пристроилась в хвост тягачу с трейлером, который тащился по скоростной полосе. С таким авто, как моя Далила, да еще при постоянно дорожающем топливе, стоит поберечь бензин. «Мустанг» содрогнулся, перестраиваясь, но затем попал в «мертвую зону» и заурчал от удовольствия.

Где-то на просторах Оклахомы Эстрелла громыхнула чем-то металлическим, уронила телефон и снова подобрала его.

– Так, твое время кончается, Джо. Как только будет готова первая чашка кофе, я прерываю разговор, нравится тебе это или нет.

– Нас ждут великие дела? Или герои?

Она фыркнула:

– Chica,4 ты, должно быть, спятила. У меня нет ни великих дел, ни героев. Все как обычно.

Она была ближе к истине, чем нам обоим хотелось признавать.

– Ну, тогда у меня для тебя хорошие новости: я направляюсь в твою сторону.

– Ты шутишь, – встревожилась Эстрелла. – Что случилось?

– Ничего. Почему что-то должно случиться? – напрасные уловки. Эстрелла – «Звездочка» для друзей – слишком хорошо меня знала.

– Кончай прикидываться, ладно? Чтобы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

Похожие:

Злой ветер iconКанадские волшебные сказки и легенды
Канада принадлежала французам; to be owned by — принадлежать; to own — владеть) there lived on the banks of a great river a wicked...
Злой ветер iconКогда дует ветер
Словом "ветер" в переводе переданы греческое и древнееврейское слова, означающие "дыхание", "дышать", "дуть"
Злой ветер iconЛеонид каюм «убей в себе мага»
«переведенную» с китайского как «ветер и вода», реальное имя которой «ветер с кладбища», ибо она учила, где
Злой ветер iconЮрий Балуевский-Реформы по кругу или деньги на ветер
«Реформы по кругу или деньги на ветер». Авторский коллектив возглавил генерал-полковник в отставке В. В. Воробьев, руководитель финансовой...
Злой ветер iconНа небольшом плацу «показушной» элитной воинской части, расквартированной...
Он протирает изнутри мокрую от пота форменную фуражку с высоченной тульей и, не скрывая раздражения, говорит другому упарившемуся...
Злой ветер iconИзобразительно-выразительные средства языка
Антонимы — разные слова, относящиеся к одной ча­сти речи, но противоположные по значению (добрый — злой, могучая — бессильная). Противопоставление...
Злой ветер iconЧлены предложения Вопросы Подлежащее
Холодный предутренний ветер, прогнавший остатки ночного тумана, растрепал нашу палатку
Злой ветер iconКнига дежурного тяжелые сердца
И мне нравилась эта жизнь – и ветер, и снег, и холодные руки безумия за шиворотом
Злой ветер iconЕсли в первый момент идея не кажется абсурдной, она безнадежна.(Альберт Эйнштейн)
Сел я как-то, получается, в автобус. Злой по натуре, или может быть, притворявшийся кондуктор заметил сразу моё, пусть хоть и славное,...
Злой ветер iconКлайв Стейплз Льюис Племянник чародея Хроники Нарнии 6
Дядя Дигроя, Эндрю, обманом вовлекает Дигроя и Полли в рискованный эксперимент. В процессе его они касаются волшебных колец Эндрю...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница