«Прекрасное далеко». Роддеры, тупики и временные петли Будущее. Мир, в котором царит научный прогресс и социальная стабильность. Мир, в котором каждой заблудшей


Скачать 153.72 Kb.
Название«Прекрасное далеко». Роддеры, тупики и временные петли Будущее. Мир, в котором царит научный прогресс и социальная стабильность. Мир, в котором каждой заблудшей
Дата публикации13.05.2013
Размер153.72 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
«Прекрасное далеко». Роддеры, тупики и временные петли

Будущее. Мир, в котором царит научный прогресс и социальная стабильность. Мир, в котором каждой заблудшей душе найдется место. Будущее, где, казалось бы, нет угнетенных и недовольных. Это недалекое будущее, но именно таким представляет его Лукьяненко.

Человечество процветает. Достигаются новые высоты и преодолеваются неизведанные горизонты, осваивается космос – давняя мечта Человека…

Люди счастливы? Отнюдь нет, потому что абсолютного счастья не бывает, равно как и стопроцентного горя. Со временем Человек практически не меняется, кое-что в нем остается, несмотря на прогресс и физиологическое совершенствование. Отталкивание от гармонии. Человек не любит зависать на тонкой струне реализованных идеалов и скользить по ней даже в течение минуты.

Он хочет дисбаланса. Движения. Причем, движения вперед, дальше и дальше, пока смерть не остановит этот непрекращающийся бег неизвестно куда. Говорят, что самое страшное для человека – это знать момент своей смерти. Тогда он начинает делать все второпях, нередко допуская нелепые промахи. Он как-то съеживается, словно боится удара с неба… Он превращается в хомячка, все быстрее и быстрее бегущего по пластиковому кругу, надеющегося, что все успеет…

Но, к счастью ли или нет, таких людей очень мало, чтобы всерьез беспокоиться об этом. Мы все живем спокойно, в большинстве своем стараемся рассчитывать каждый свой следующий день, не волнуясь, что можем склеить ласты в любой момент. Потому что это не стоит внимания.

Будущее. Люди живут спокойно и рассчитывают каждый свой следующий день. Они в общем-то стараются как можно скорее найти свое место в этом мире и в конечном итоге, естественно, находят. Момент поиска у них совсем мизерный и занимает от силы год-полтора. После этого люди начинают медленно идти к своему жизненному месту. И общество им в этом усердно старается помогать.

В противовес этой идиллии Лукьяненко и создает, вернее, перевоплощает образ вечного бунтаря, борца против системы, нежелающего поступать так, как предлагает социум. У Грибоедова – Чацкий, у Тургенева – Базаров, у Булгакова – Мастер. У Лукьяненко – роддеры.

Когда-то общественность одобрила закон о создании Знака Самостоятельности – своего рода печати, позволяющей детям становиться полноценными гражданами задолго до наступления совершеннолетия. Теперь «взрослым» может стать даже десятилетний мальчик, все еще ковыряющий в носу, но глубоко убежденный в том, что именно благодаря этому он – настоящий индивид. Когда ребенок получает Знак, он вправе делать что угодно, даже уйти из родного дома и остаться один на один с миром. Обычно родители не протестуют против этого: чего только не сделаешь, дабы побаловать любимое чадо. Другое дело – легко оторвать это чадо от своего сердца и выпустить в свободный полет. Не зная, сможет ли птенчик взлететь или нет…

Роддер – понятие в будущем Лукьяненко уже ставшее обыденным. Мало кого может удивить маленький ребенок, спокойно блуждающий по мегаполису один с титаническим светящимся диском на груди. Но вот когда этот ребенок всячески отрицает какой-либо труд и предпочитает вольную жизнь с предоставленным гарантированным социальным минимумом… Тут есть о чем беспокоиться.

Роддеру кажется, что, бунтуя против всего мира и не принимая правил игры, он рушит рамки, становится не таким как все. Он думает, что становится особенным. Он полагает, что через непрерывную борьбу со всем и вся, через споры о вещах, совсем далеких для его понимания, через желание бежать вперед-вперед, он становится счастливым.

Но разве он побеждает, когда борется? Разве видно, что он в чем-то одерживает верх? Разве общество признает его возвышение над обычным гражданином, и разве оно возводит его в разряд Особенного Человека?

Прав ли он, рассуждая о таких вещах, какие нормальный человек связал бы разве что в пьяном бреду? Трезво ли мыслит и говорит, высказывая некую высокую, по его мнению, мысль, тщательно окружая ее ловкими внешне аргументами, но по сути оказывающихся требухой из ваты трепа и опилок бессвязного бреда?

Находит ли он свою цель в конце «жизненного забега»? Можно ли сказать, что он уже видит свою финишную прямую, если все, что вы видите - это бег, бег, и еще раз бег без остановки? Может быть, он и достигает цели, только вот результатов и плодов этого бега, в отличие от прогрессивного человечества, что-то не видать…

Роддер все время бежит, отталкиваясь от внешнего мира. Бежит вперед, в свое прекрасное далеко. Считает, что это правильно, что бег несет в себе некую высшую цель. Гораздо более высшую, чем желания и стремления обычного гражданина, в том числе стремление хоть как-то изменить мир. А он ничего, собственно, не меняет.

К тому же, он сам не замечает, что как был, так и остался связанным с нелюбимым им социумом. Он периодически нуждается в деньгах на поездки по свету, в пропитании, в воде, в развлечениях и впечатлениях. В общении, в конце концов! Как бы роддер этого ни хотел, он все равно не более чем часть общества. Причем, ДАЛЕКО не самая лучшая…

Эту простую истину в свое время понимает и главный герой всей этой истории – Мишка. На протяжении всего цикла я наблюдаю историю совершенно удивительного человека. Судьба его с рождения шла, как сплошное несоответствие. Общество с самого начала ждало от Мишки только одного – реализации своего дара и проклятия – нечеловеческого обоняния.

Но в первом рассказе цикла под названием «Мой папа – антибиотик», автор выводит на первый план вовсе не его, а сына спецназовца Альку, являющегося соседом Мишки по коттедж-поселку. Самого Михаила мы увидим совсем ненадолго, хотя уже тогда Лукьяненко чуть-чуть приоткроет нам его сущность, словно подготовив к дальнейшему участию мальчика в повествовании.

Но вернемся к Альке, сыну десантника. Обычный маленький мальчик, искренне любящий своего могучего и храброго отца, гордящийся им и немного сожалеющий о том, что вряд ли когда-нибудь сможет стать таким же спецназовцем. Где-то в далекой звездной системе на одной из планет живет его лучший друг Арнис, с которым они вместе отдыхали в летнем лагере. Сразу видно, что Арнис – лучший друг Альки, раз разговоры по видеофону между планетами осуществляются каждый день и чуть ли не по нескольку раз за сутки.

А начинается все с того, что папа-десантник, сам себя называющий «антибиотиком», возвращается домой после проведенной операции по уничтожению крупного мятежа. Мятежа на планете, на которой живет Арнис. Альке папа привозит странный подарок – металлический браслет с кнопкой, уже нажатой. Мальчик, поначалу обрадовавшийся возвращению отца, выясняет, что браслет – это опознавательный знак мятежника, бомба замедленного действия.

Он надевает браслет на руку, даже не подозревая о том, что меньше чем через сутки ему предстоит пережить, возможно, самые страшные минуты в своей жизни. Браслет окажется активированным и готовым взорваться в любой момент, но до Альки это дойдет только тогда, когда он посмотрит выпуск новостей с репортажем о мятеже, подавленном десантниками с Земли.

Дальше все будет происходить очень быстро. Отец спасет своего сына, освободит его от оков смерти, цепко вцепившейся в руку в виде серебристого браслета. Вот только цена этого спасения будет уж слишком высока, и Алька этой ночью испытает аж тройную боль: в первую очередь, конечно, от отрубленной боевым лазером кисти с браслетом; вторая боль будет вызвана осознанием того, что отец – умный и храбрый десантник, - из-за любви к сыну совершил самую настоящую глупость и чуть не лишился самого дорогого, что было в его жизни; а третья боль, на самом деле, была самой первой, но она же была и самой сильной, гораздо сильнее отрубленной руки. Арнис, лучший друг Альки, оказывается, вступал в ряды повстанцев и был уничтожен десантниками с Земли в ходе спецоперации.

Травма, полученная Алькой, не заживет уже никогда, ведь дети его возраста особенно впечатлительны. Поэтому вся эта история, пусть и маленькая, но становится невероятно тяжелой и читается с трудом. Но нам приходится оставить Альку на кушетке в реанимации и вернуться к мутанту-нюхачу Мишке Кобрину, потому что с этого момента и до конца всего цикла внимание автора обращается только на него. И, надо сказать, вполне обоснованно…

Если подумать, то Мишка совершенно не виноват в том, что все обстоит именно так. Виноваты его родители, которые видели в своем чаде исключительно часть глобального эксперимента и источник фантастических доходов. Намеренное изменение отцовского генома, бесконечные исследования Мишкиных «врожденных» способностей, отсутствие семейной сплоченности и доверия – главный герой предстает перед нами в качестве подопытного кролика, которого дергают за хвост и заставляют шагать за морковкой, подвешенной перед его носом.

Помните советский мультик про поросенка Фунтика, где малыша использовали в качестве золотой жилы на поприще попрошайничества? Что поросенок в конце концов сделал? Правильно, сбежал и темного мира в поисках светлого мира…

Помните первый фильм про Халка? Отец смотрит на Брюса Бэннера, как на лабораторную крысу, как на результат научного опыта. И даже после своего исчезновения призрак отца, подобно Гамлету, витает над Брюсом, мучая его, экспериментируя над несчастным человеком? Что в итоге сделал Брюс, когда «опыты» дошли до финальной точки – получения дозы гамма-излучения? Правильно, сбежал в поисках успокоения…

А помните недавний фильм Нила Бломкампа «Район №9»? Один из моих любимых фильмов, кстати. Ранее ничем не примечательный офисный планктон Викус Ван де Мерве был простым парнем, вхожим в дружеский коллектив, и жизнь его, в общем-то, была спокойной и мирной. Но стоило ему в один солнечный день схлопотать сначала порцию инопланетного биотоплива а затем часть ДНК инопланетянина – и он тут же становится инструментом выкачивания прибыли и инопланетных технологий в руках алчных сильных мира сего! Его перестают воспринимать как Человека, да и вообще воспринимать как живое существо… Что Викус в итоге делает? Правильно, сбегает, чтобы найти способ избавиться от своего проклятия…

Все то же самое можно сказать и про Мишку… Со временем он понимает, что обречен на роль «нюхача» в обществе будущего, и ему никуда от этого не деться: высшего образования он не имеет, а все знания, полученные им, входят в стандартную программу обучения для всех граждан. У него нет другого пути, это всё! Замкнутый круг, из которого мальчик не может вырваться, порождает в нем отчаяние. Порождает желание сбежать куда-нибудь, лишь бы подальше от жестокой реальности. «Я их не осуждаю, я их даже люблю…» - говорит он о своих родителях. Пытается простить? Что ж, это его выбор…

И вот, по прошествии нескольких дней, он приезжает в непримечательный городок под названием Веллесберг. Там он знакомится со своим ровесником – роддером Игорем. И тут Лукьяненко вводит в повествование тот самый тип, именуемый как «лишний человек». Человек, по жизни борющийся с окружающим миром и не желающий принимать действительность такой, какой ее принимают остальные. Но случай с Игорем совсем не такой, как, скажем, у Тургенева или Лермонтова. Пацану всего 13 лет, он обладает экстравагантной внешностью, старается скептически, если не презрительно, относиться к тому, как устроен мир будущего… Но все это в сочетании с типичной философией подросткового бунта и фактом его нынешней работы оператором кредиток на пляже заставляет чуть ли не смеяться.

Такое впечатление, будто этот маленький человек (не отождествлять с литературным стереотипом «маленького человека»), в раннем детстве перечитал «Онегина» с «Героем нашего времени», зубрил «Обломова», делая зарядку и чистя зубы, а по дороге в школу, и сидя на задней парте, втихаря пробегал глазами «Мастера и Маргариту»… Видимо, родители ему тогда не объяснили, что для понимания таких вещей и осмысления самой сути нужно прежде всего дорасти и перечитать что-нибудь более легкое, например «Трех поросят» или «Сказку о царе Салтане»… Ах да, Игорь же получил Знак Самостоятельности и сбежал из дома совсем еще юнцом – родители просто профукали тот момент воспитания…

В общем, в рассказе «Вкус свободы» наш «нюхач» Михаил Кобрин встречается с Игорем и на какое-то время устраивается жить в его квартире. Происходит столкновение, казалось бы, одинаковых ситуаций: оба познали не самые счастливые стороны жизни и не удовлетворены ею; оба, едва получив Знаки Самостоятельности – эти символы признания псевдосвободы детей, - сбежали из родного дома… Вот только, если в Мишке мы видим легкий страх и дрожь перед будущим, незнание того, что конкретно делать дальше и как жить, то в Игоре отчетливо просматривается желание бежать вперед, в прекрасное далеко, жить так, как хотелось всегда – то есть, никак, - и не делать что-либо в угоду современному обществу. Нетрудно догадаться, что Игорю захочется «просветить» напуганного мальчика-мутанта, поставить его на истинный жизненный путь. И он будет всячески подталкивать Мишку, убеждать в том, что бояться нечего: Знак Самостоятельности есть, социальный минимум и гражданская неприкосновенность гарантированы – живи спокойно и топай по дорогам семимильными шагами!

Правда, Игорь не знает одного колкого момента – способности к обонянию у Мишки не врожденные, и за мутантом идет незаметное наблюдение родителей, не пожелавших так легко отпускать свой источник доходов и научных открытий… И когда Мишка приходит в Центр Занятости в поисках работы (кушать-то хочется), он в первый раз сталкивается с этим наблюдением. То есть, он и раньше догадывался и подозревал, что родители будут стремиться вернуть его любой ценой – в первую очередь, не из-за любви, - но тут все стало ясно, как прозрачная вода. Беседа Мишки с менеджером по трудоустройству больше напоминает ловлю зайца: менеджер указывает, что высшего и средне-специального образования у мальчика нет, только базовая программа обучения, что единственная доступная работа для такого типа людей – торговля мороженым или раздача листовок, и – внимание! – что общество приветствует наличие у искателя работы неких особенных качеств, коими обладает только сам искатель.

Тем самым менеджер очень тонко намекает Мишке: или торговля мороженым, или работа в искусстве… или деятельность по особым способностям. Мишка видит, что этот человек уже подкуплен, преследует ясную цель, и в этом ему, по иронии судьбы, помогает его же сверхобоняние. С которым он не хочет жить.

Мальчик вежливо откланивается и уходит. Уходит с непоколебимой мыслью бежать дальше от родителей, от общества, от своего дара… Он становится роддером и вместе с Игорем уезжает из Веллесберга.

В следующей части, «Дороге на Веллесберг», мы встречаемся С Мишкой Кобриным уже через несколько лет. Он вместе с Игорем вольно шагает по планете, живя на гарантированный социальный минимум. И если Игорь стал совсем укоренившимся роддером, то Мишка производит впечатление какого-то неполноценного роддера. То есть он вроде и не работает, путешествует по миру, внешне лоббирует незримую борьбу с современным обществом… Но какой-то червячок внутри него сидит, не дает покоя, не дает почувствовать себя стопроцентным бунтовщиком. Сомнение? Вполне возможно…

Герои набредают на дом семьи Эвансов, что неподалеку от Скалистых гор. По дороге они, кстати, прихватили мальчика Дэйва, ушедшего от родителей, едва получив Знак Самостоятельности (родители, по его словам, были даже «за»).

Эвансы – вполне благополучная семья. Полноценная – отец, мать, сын, - с атмосферой понимания, любви, обеспеченная… Они радужно принимают странствующих пацанов, при этом закрывают глаза на то, что они – роддеры, а значит, бунтовщики и странники. И все бы хорошо, если бы ночью Мишка не обнаружил, что Тимми, сын Эвансов, не обладает способностями к телекинезу. Не врожденными, а внедренными. Что родители уже выбрали для своего сына стезю хирурга, так как «…никто лучше психокинетика не способен аккуратно вытащить из человека запущенный рак со всеми его метастазами». Что Тимми каждый день втайне от родителей тренирует свои способности, хоть у него и есть Знак второй степени – «право на коллективную ответственность»…

Тимми Эванс вполне не против будущего в качестве хирурга – значит, он принял свой путь, в нем не шебуршит внутренняя боль, как у Игоря и Мишки. Глядя на этого маленького мутанта, Миша все сильнее понимает, что путь роддера бессмыслен. Это дорога в никуда. Игорь, по убеждению Мишки, являет собой «серединку, не желающую оставаться ею», «он хочет быть либо первым, либо хотя бы в первом ряду». Но жизнь вечного бунтаря и странника совершенно пуста, не несет в себе какой-то пользы даже для самого роддера. А Игорь этого не хочет понять, и даже планирует собирать всех маленьких мутантов – нюхачей, эмпатов, психокинетиков, - в одну большую роддерскую общину.

Для чего? Возможно, чтобы не быть одиноким…

И Миша принимает твердое решение во что бы то ни стало вернуться туда, где ему самое место, туда, где он должен был быть с самого рождения – в специальность «нюхача». Он также хочет помочь Игорю выбраться из трясины неприятия и отчаяния, помочь найти свое место в этом мире и обрести дело, приносящее хоть какую-то пользу.

Побег от самого себя закончился неудачно. Тупик, в который оказался загнан мальчик, оказался несокрушимым. От своего дара Мишка избавиться никак не может: с обонянием у него исчезнут слух и зрение, и тогда он превратится в полного инвалида, совсем ни на что не годного.

Ну что ж, значит это судьба Мишки. Его дорога. Дорога на Веллесберг…

И вот проходят годы, сменяются стереотипы и желания, и приходит весна.

Почти весна. Собственно, так и называется последний, четвертый рассказ в цикле.

Тема роддерства и вечного бунта здесь отодвигается в самый дальний угол и мы забываем о ней, как о страшном сне, простуде, захватившей главного героя. Потому что на горизонте появляется новая проблема в жизни Михаила – любовь.

Вы удивитесь: «Почему проблема? Так говорят только бездушные упыри и женоненавистники… и мужененавистники! Любовь – это самое прекрасное чувство в мире!» Подождите изливаться. Имеется в виду собственно место любви в будущем Лукьяненко.

Сегодня понятия «генофонд» и «генотип» в сочетании с любовью, в общем-то, не носят какого-то особо фатального характера. Люди разных национальностей, этнических групп и рас вполне спокойно сегодня влюбляются друг в друга, женятся, совокупляются и рожают прекрасных детей. Но Лукьяненко делает неутешительный прогноз на будущее: прежде чем обручиться, да и вообще заводить серьезные отношения, люди должны подать заявку в генетический центр для проверки на совместимость на том же генетическом уровне. И если штамп на итоговом бланке зеленый, то есть и мужчина и женщина обладают «неиспорченными» генами, то союз одобряется, и все счастливы. На самом деле я немного преувеличил: даже при небольшом наличии «слабонегативного» генотипа совместимость вполне может быть и положительной.

Так в чем же проблема? А вот в чем: по среднестатистическим данным, лишь одна пара из восьми имеет право на совместную жизнь и зачатие ребенка. То есть представьте: предположим, на Земле (не считая, других планет, обжитых людьми к тому моменту), проживает 8 000 000 000 человек. Из них лишь 12% - 1 000 000 000 – получает право на совместную жизнь. Лишь миллиард людей может стать счастливыми в том смысле, какой обычно мы вкладываем сегодня при упоминании слова «семья». А что же остальные семь миллиардов? Их ждет пожизненное одиночество, растворение перспективы продолжения рода и даже полная стерилизация и изоляция от общества. И ЭТО, ЗАМЕТЬТЕ, САМЫЕ ОПТИМИСТИЧНЫЕ ДАННЫЕ.

Теперь примем во внимание, что в числе этого миллиарда есть те, кто не хочет жениться/выходить замуж или продлевать жизненный цикл своего «чистого» генотипа. А также те, что по какой-то причине не нашли своего счастья – ну не везет им в любви, может они и чисты изнутри, а внешне хуже чумных, а может, они невыносимы в совместной жизни. Это уже 3/5 всех необделенных, то есть 600 000 человек. Теперь будущее уже не кажется вам таким счастливым, верно?

Я не удивлюсь, если в дальнейшем оставшихся 400 000 «чистых и счастливых» будут загонять на территорию, отнятую у какого-нибудь небольшого государства, скажем, у Голландии. Загонять и всячески ухаживать за ними, стараясь сохранить те самые «незапятнанные» генотипы, что еще остались у человечества.

Так что, обводя все вышесказанное, можно с уверенностью сказать, что в будущем, в котором живет Мишка Кобрин, любовь действительно превращается в большую проблему. Мишка с этой проблемой тоже сталкивается – влюбляется в обычную шестнадцатилетнюю студентку Катю Новикову. И, по результатам генетической проверки, оказывается несовместим с ней. Есть от чего молодому человеку впасть в уныние. Оказаться в числе семи миллиардов несчастливых – та еще перспектива. Но тут на горизонте появляется новый персонаж по имени Эдгар.

Судьба его довольно тяжелая, и вообще этот человек очень похож на гоголевского Плюшкина из «Мертвых душ»: Эдгар был соматически здоров, генотип его был «чистым», несколько раз он даже был донором для оплодотворения, работает руководителем экспериментальной группы в Темпоральном институте, социально он обеспечен на высшем уровне, у него были прекрасные жена и сын. Но неожиданно происходит страшная вещь – он получает дозу облучения, а через два года его семья погибает. И жизнь Эдгара начинает неотвратимо скатываться: он начинает курить табак и траву, много и разнообразно пить, впадает в депрессию. Все! Теперь у него еще и никогда не будет детей. Такое впечатление, будто чья-то злая воля подвела жирную черную черту подо всем, что было у Эдгара раньше.

И со временем Эдгар даже перенимает некоторые черты Плюшкина: подлость, жадность, недоверчивость и слабость. Но он не хочет окончательно пасть в темную бездну, надеется пусть на мизерное, но осветление на своем пути. И решение проблемы находится: найти и вернуть себе ребенка, зачатого при искусственном оплодотворении. Причем, не просто найти и вернуть, но попросту украсть его у приемных родителей. Похищение произойдет очень мутно и запутанно: Эдгар устроит так, что ребенок в результате какой-нибудь ссоры сам убежит из дома. Поскитается по миру, обуреваемый горем, а после неожиданно встретит его, Эдгара, который приютит несчастную сироту и будет всячески любить и заботиться о нем. А позже случится невероятное и трогательное событие – Эдгар окажется ни много ни мало настоящим отцом сиротки! Все довольны и счастливы!

Но задача эта не из простых, потому что в руке у него список из 1032 семей, подозреваемых в имении искомых чад. Самому обыскать каждую семью, конечно же, нереально, поэтому Эдгару нужна ищейка. Тот, кто может моментально определить сходство ребенка с Эдгаром. А как еще это можно сделать, если не по запаху? Собака в этом деле не поможет, потому что выдохнется уже после первой сотни, да и обоняние нужно такое, чтобы даже через год поисков отчетливо помнить запах Эдгара. Следовательно, нужен мутант-нюхач, причем самый лучший из себе подобных… А, как нетрудно догадаться, в мире такой мутант всего один…

И вот они встречаются в региональном генетическом центре. Эдгар и Михаил. Два человека, вроде и устроившихся в обществе, но при этом они оба загнаны в тупик и от этого несчастливые. Да, в этом они похожи друг на друга.

Но если Михаил не знает, что делать – с Катей они несовместимы, для них эта дорога закрыта, - то у Эдгара имеется хитрый и, конечно же, подлый план, способный все изменить. Разумеется, он уже придумал услугу для Михаила в обмен на услугу от последнего. Несчастливый отец уверяет несчастливого мутанта, что может помочь ему с любимой. Помочь, используя темпоральный зонд, украденный из Темпорального института.

Здесь следует сделать маленькое отступление и разъяснить, что темпоральный зонд – это та же машина времени, о которой грезили многие фантасты и футурологи. Инструмент четвертого измерения, но не просто перемещающий человека во времени, а способный обследовать и анализировать всю информацию об интересующем мире в прошлом, и предоставлять ее хозяину.

Эдгар готов предоставить Михаилу темпоральный зонд, чтобы тот отправился в прошлое, к предкам своей возлюбленной и предотвратил внедрение пресловутого поврежденного гена в яйцеклетку Гали – предка Кати. Взамен же Михаил соглашается проверить 1032 семьи на наличие приемного ребенка и в случае успеха сообщить Эдгару место проживания и имя найденного подкидыша.

Что в итоге? Скажу лишь, что время не терпит, когда кто-то посторонний, маленький и жалкий вносит в него свои коррективы, подминает время под себя и насаживает на него ошейник. Время привыкло отвечать на удар ударом и обязательно оставит след если не в прошлом, то точно в будущем…

«Прекрасное далеко» Сергея Лукьяненко – это история взросления человека, по сути, уникального и неповторимого. Это история осознания своего места в мире и бегства от судьбы. Это история, полная мечтаний и разочарований, подлости и страха, боли и счастья.

Кстати, все четыре рассказа цикла писались в разное время и в разном порядке, и похоже, что автор изначально вообще не задумывал все это как единое произведение. Но наличие одного центрального персонажа предопределило всю дальнейшую судьбу опуса. И в итоге получилось интересное описание детства, отрочества и юности мутанта-нюхача Мишки Кобрина. Его страданий, его поисков и его любви…


Гончарук Георгий, октябрь 2012 г.

Похожие:

«Прекрасное далеко». Роддеры, тупики и временные петли Будущее. Мир, в котором царит научный прогресс и социальная стабильность. Мир, в котором каждой заблудшей iconV 1 — дополнительное форматирование ocr альдебаран
И всего-то и нужно для этого, что умереть. А потом, естественно, воскреснуть. А заодно уничтожить целый мир, населенный легионами...
«Прекрасное далеко». Роддеры, тупики и временные петли Будущее. Мир, в котором царит научный прогресс и социальная стабильность. Мир, в котором каждой заблудшей iconОбращение к петербуржцам от владельцев собак города Санкт-Петербурга
Это будет страшный мир. Погружённый в кромешную тьму и мёртвую тишину. Мир, в котором злоба, жестокость и ненависть победили человечность....
«Прекрасное далеко». Роддеры, тупики и временные петли Будущее. Мир, в котором царит научный прогресс и социальная стабильность. Мир, в котором каждой заблудшей iconСтатья Мирзы Бабаева Гигер. Биомеханика зла. Одни называют его "художник-фантаст #1"
Убедительность его страшных видений роднит творчество художника с религиозным искусством Босха и Брейгеля. Однако мир биологических...
«Прекрасное далеко». Роддеры, тупики и временные петли Будущее. Мир, в котором царит научный прогресс и социальная стабильность. Мир, в котором каждой заблудшей iconМир, в котором почти не осталось женщин, но в котором осталась любовь....
Кламных огней. Вывески и голографические табло теснились, как сигареты в пачке. Кажется, что вот—вот весь этот мир, состоящий из...
«Прекрасное далеко». Роддеры, тупики и временные петли Будущее. Мир, в котором царит научный прогресс и социальная стабильность. Мир, в котором каждой заблудшей iconE3e85cdc-2a80-102a-9ae1-2dfe723fe7c7
Под улицами Лондона существует мир, о котором большинство людей и не подозревает. В нем слово становится настоящей силой. Туда можно...
«Прекрасное далеко». Роддеры, тупики и временные петли Будущее. Мир, в котором царит научный прогресс и социальная стабильность. Мир, в котором каждой заблудшей iconИгорь Калинаускас. Игры, в которые играет Я
Эта книга для тех, кто хочет сам попробовать, узнать вкус своего Я. Вы отправляетесь в путешествие в поисках ответов на простые и...
«Прекрасное далеко». Роддеры, тупики и временные петли Будущее. Мир, в котором царит научный прогресс и социальная стабильность. Мир, в котором каждой заблудшей icon2475726c-2a81-102a-9ae1-2dfe723fe7c7
Неожиданно оказывается, что неподалеку находится святилище и одновременно – «окно» в параллельный мир, мир; где царит зло. Контакты...
«Прекрасное далеко». Роддеры, тупики и временные петли Будущее. Мир, в котором царит научный прогресс и социальная стабильность. Мир, в котором каждой заблудшей iconAnnotation На страницах романа описывается мир далёкого будущего...

«Прекрасное далеко». Роддеры, тупики и временные петли Будущее. Мир, в котором царит научный прогресс и социальная стабильность. Мир, в котором каждой заблудшей iconДжуд Фишер
Эльда. Мир, в котором "варварские" королевства Севера и "цивилизованные" царства Юга некогда пришли к хрупкому перемирию…
«Прекрасное далеко». Роддеры, тупики и временные петли Будущее. Мир, в котором царит научный прогресс и социальная стабильность. Мир, в котором каждой заблудшей iconПри изучении ислама обращает на себя внимание представление этой...
Й человеческому глазу мир людей, сотворенных из материи (как правило земного праха), и невидимый мир в котором существуют мелеки...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница