Комментарии к четвертому тому


НазваниеКомментарии к четвертому тому
страница6/121
Дата публикации22.06.2013
Размер15.9 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   121

IV


Мы подходим к самому главному, самому драгоценному в Николае Федоровиче, это — к его нравственному и философскому мировоззрению. По счастью, сохранились все его писания и находятся в надежных руках. Надо желать, чтобы они поскорее увидели свет, и не в пересказах и изложении, а в своем цельном и нетронутом виде. Поэтому подождем, когда заговорит, наконец, сам Николай Федорович.

Теперь же я считаю необходимым прежде всего установить, что он был истинно-русский и истинно-православный человек, свято чтивший всю совокупность церковного учения и быта, во всей их целости и неприкосновенности. Он дорожил в Православной церкви каждым ее обрядом и установлением так же, как и догматом, видя в них сокровенный смысл, отображение высокого ее учения.

Центром нравственной философии Николая Федоровича было учение о всеобщем братстве и о всеобщей и дружной борьбе со злом и со слепою силой природы. В этой борьбе получали у него высокий смысл и значение все учреждения человеческие. Он, например, признавал постоянное значение за военного силой и боевыми средствами, но, в конце концов, направлял их не для борьбы людей друг с другом, а для войны всех людей против общего врага — слепой силы природы. Об этом он давно и много писал и печатал. Но он ничего не печатал под своим именем, поручая свои мысли изложить кому-либо. Известны такие статьи его о произвольном управлении человека погодой при помощи пушек и мортир114. И что же мы видим? С девятидесятых годов начались и опыты в разных государствах с искусственно-вызываемым дождем, и опыты вполне успешные. И надо было видеть радость Николая Федоровича!

Идя далее, он приходил к убеждению об окончательной победе над злом и о всеобщем воскресении мертвых.

Глубина, ясность и логичность этой философии поражали Достоевского и Вл. С. Соловьева. Они с восторгом проводили целые часы за чтением писаний Николая Федоровича, называли его взгляды своими115 и, в конце концов, оба испытали на себе сильнейшее влияние взглядов Николая Федоровича. Это будет ясно, когда собственные писания Николая Федоровича увидят свет.

Впрочем, необходимо оговорить, что Николай Федорович совсем не одобрял тяготения Соловьева к Риму, в котором он видел не братство, а рабство.

Всегда лелея мечты о борьбе со злом (в этом коренное противоречие учению о непротивлении злу) всеобщими братскими силами, о труде всеобщем на общую пользу, и в отдаленном будущем провидя братство народов, Николай Федорович никак не мечтал дожить до начала осуществления своих ожиданий.

И вдруг с высоты Русского Престола раздался манифест ко всем народам о всеобщем мире, о созвании в Гаагу всех народов на конференцию!..116

Можно представить, как, с одной стороны, торжествовал Николай Федорович, видя осуществление своих заветнейших желаний, а с другой — как горячо полюбил и как высоко ценил он Священную Особу Государя Императора!

Желая ознаменовать это великое событие соответственным способом, он мечтал создать в Румянцевском Музее памятник этого события. Он предлагал водрузить в зале Музея портрет Государя Императора над статуей мира работы Кановы. Портрет должен находиться над портретом канцлера и его деда и против статуи Задунайского героя117. В развитие своей мысли он составил программу и по этой программе предлагал написать особую статью. Вот мысли Николая Федоровича118:

«Портрет, поставленный над статуей мира, имея по сторонам деятелей мира, а перед собою военного деятеля, полководца, говорящего non solum armis119, напоминает, или лучше сказать, говорит о таком мире, в котором нет и зародыша войны.

Нынешний мир чреват войной. Какой может быть мир, когда религия Востока владеет городом мира и городом соборов?120

Не нужно забывать, что семья Румянцевых, среди которой и над которою возвышается портрет, считала, по выражению бывшего библиотекаря Румянцевского или Московского Музея, своим семейным делом, семейным преданием Boсточный вопрос121, так обострившийся в наши дни.

Победитель при Ларге и Кагуле122 с надеждой смотрит на Императора, у гробов предков ищущего совета*.

Много говорит и соединенный с Румянцевский Музеем Московский Музей, хотя и забывший, что Москва есть третий Рим, второй Царьград. Не мало говорит близкий, очень близкий, хотя и не соединенный еще (к ущербу всех занимающихся в них) с ним Архив Министерства Иностранных Дел, которое после циркуляра 12 августа могло бы называться Министерством Международного Дела124.

Постановка портрета в такой многозначащей обстановке должна назваться молчаливым адресом, скромным, но много говорящим, можно сказать, за всю русскую и нерусскую землю. Этим адресом Музей исполнил бы общественный и служебный долг, требуемый манифестом. Не можем не спросить увлеченных чуждыми русской жизни началами, что лучше: равнодушие ли к вражде или печалование о всякой розни, то есть — неделание или Православие?»

Отсюда можно представить, как скорбел Николай Федорович о всяких беспорядках и особенно о современном положении университетского вопроса, которое он метко назвал «эмбриократией».

Но можно ли перечислить все разнообразие и глубину мыслей Николая Федоровича?

Они глубоки как море. Я набрасываю лишь то, что вспоминаю. Пусть же до конца моя памятка останется крупицами воспоминаний.

Совершенно естественно, что привлекательная личность Николая Федоровича вызывала вопрос: откуда взялся этот дивный старец и кто он такой?

В ответ на этот вопрос можно назвать его только Мелхиседеком, прошлое которого осталось загадкой125. Воспитывался Николай Федорович в Тамбовской гимназии и Ришельевском лицее в Одессе, откуда вышел в 1852 году. Дальше шла его учительская служба в городах: Липецке, Богородске, Угличе, Одоеве, Богородицке, Боровске, Подольске, откуда уволился от службы по прошению, по болезни, 23 апреля 1868 года126. Приблизительно с этого года началась его служба вместе с П. И. Бартеневым в Чертковской библиотеке в Москве127. Здесь началось и знакомство с Николаем Федоровичем представителей русского образованного общества. Отсюда же он перешел на службу в Румянцевский музей в 1874 году, где еще больше упрочилась его известность и слава.

Вот вся несложная история жизни Николая Федоровича. Всякие попытки приподнять завесу над его детством и юностию никогда не имели успеха. Лишь теперь, после кончины его, стало несомненным, что он москвич по происхождению...128

Более подробные сведения, по-видимому, можно будет установить и с несомненностью, и в скором времени.

Я заканчиваю свои воспоминания пожеланием, чтобы все знавшие Николая Федоровича внесли свою посильную работу в дело увековечения его памяти в истории русского просвещения умственного и нравственного, и чтоб его творения увидели свет непременно и исключительно из-под руки В. А. Кожевникова, которому покойный и завещал их и который долго стоял ближе всех к Николаю Федоровичу и к его учению. Он один только в состоянии соорудить достойный нерукотворный памятник Николаю Федоровичу.

Да исполнятся и на земле ожидания Николая Федоровича, как, мы веруем, уже исполнились для него его загробные упования.

^ КОММЕНТАРИИ К IV ТОМУ

Четвертый том «Собрания сочинений» Н. Ф. Федорова практически полностью, за исключением некоторых статей, заметок, писем, подготовлен на основе рукописных материалов. Его главные разделы: «Статьи и заметки о Ф. М. Достоевском, Л. Н. Толстом, В. С. Соловьеве», «Асхабадская полемика», «Статьи и заметки разного содержания», «Письма». Практически все статьи и заметки, за редкими исключениями, относятся к 1890—1903 гг., письма — к 1873—1903 гг. Кроме того, в том включены материалы, дополняющие разделы «Статьи о разоружении и умиротворении» и «Библиотеки и музейно-библиотечное образование» (ТТ. II и III наст. изд.), а также обширное «Приложение», включающее материалы лиц из окружения Н. Ф. Федорова. Текстологические принципы подготовки статей и заметок изложены в преамбуле к комментарию к Т. III наст. изд., писем — в преамбуле к разделу «Письма».

Четвертый том «Собрания сочинений» Н. Ф. Федорова подводит итог десятилетней работы над современным научным изданием наследия мыслителя. Помимо всего корпуса ранее публиковавшихся сочинений, в собрание вошли фактически все разысканные к настоящему времени в московских архивах статьи, заметки и письма Федорова. Из бумаг Федорова, хранящихся в Отделе рукописей Российской государственной библиотеки (далее — ОР РГБ), остаются неопубликованными лишь единичные черновые наброски — часть из них касается начала работы над «Супраморализмом» (перечень см. в примеч. 105 к «Статьям философского содержания из III тома "Философии общего дела"» — Т. III наст. изд., с. 682), другие в основном представляют собой краткие (в несколько фраз) конспекты прочитанных книг и статей, библиографические записи и т. д.). Несколько писем Федорова, обнаруженных в Российском Государственном архиве литературы и искусства (далее — РГАЛИ), также представлены в данном томе.

Следующим этапом работы над выявлением новых, неизвестных текстов, а также материалов к биографии мыслителя может стать, помимо исследования московских архивов, архивный поиск в тех городах России, в которых в разное время жил Федоров. Такой поиск в Шацке, Тамбове, Одессе в свое время был проведен В. С. Борисовым, который нашел свидетельство о крещении Н. Ф. Федорова (оно позволило уточнить год рождения мыслителя и имя его матери, считавшееся неизвестным), а также ряд других важных документов. В Воронеже архивный поиск проводился А. Н. Акиньшиным, разыскавшим, в частности, письмо Н. Ф. Федорова к художнику Л. Г. Соловьеву. Что касается обширного собрания материалов к неосуществленному прижизненному изданию сочинений Н. Ф. Федорова, обнаруженного И. А. Савкиным в Рукописном отделе Института русской литературы (далее — РО ИРЛИ), то с этим собранием предстоит отдельная исследовательская работа: сличение машинописных копий, сделанных при жизни Н. Ф. Федорова, с текстом посмертного издания I—II тт. «Философии общего дела», с газетными публикациями в газетах «Дон», «Асхабад» и др., с автографами статей и заметок, хранящихся в ОР РГБ, выявление тех статей и фрагментов, которые отсутствуют в московском архиве, и их публикация (в настоящем собрании по ксерокопиям, предоставленным И. А. Савкиным, опубликовано три статьи).

Поскольку работа над I—IV томами «Собрания сочинений» Н. Ф. Федорова велась в течение десяти лет, и не одновременно, а последовательно по томам, — круг исходных материалов постоянно расширялся от тома к тому, ясней становились некоторые страницы жизненной и творческой биографии мыслителя, появлялись новые подробности истории создания отдельных работ, уточнялся ряд данных комментария. Все это вызвало необходимость дать в итоговом томе свод уточнений и дополнений к «Собранию сочинений». Он помещен в конце тома вместе с перечнем замеченных опечаток. В итоговом томе «Собрания сочинений» представлено и несколько неучтенных и новонайденных текстов Н. Ф. Федорова, а также новые материалы лиц из окружения мыслителя.

При составлении комментария к «Собранию сочинений», особенно при комментировании рукописных статей, мелких заметок, писем, встала задача выявления круга чтения Н. Ф. Федорова. В этом направлении авторами комментария были сделаны лишь первые шаги, поскольку круг чтения мыслителя-энциклопедиста был необычайно широк, и эта тема еще ждет своего исследователя. По мере возможности был осуществлен выборочный просмотр журналов и газет, которые регулярно читал или мог читать Федоров: «Русская мысль», «Русское обозрение», «Русский вестник», «Вестник Европы», «Исторический вестник», «Русский архив», «Русская старина», «Новое время», «Русские ведомости», «Московские ведомости», «Русское слово», «Правительственный вестник», «Дон», «Асхабад» и т. д. (в основном за 1890—1903 гг., поскольку большинство статей и заметок II—IV тт. относятся именно к этим годам). Это дало возможность обнаружить целый ряд материалов, которые явились для Федорова толчком к разработке отдельных сюжетов статей, заметок, писем, и хотя бы отчасти восстановить тот общественно-политический и литературно-философский контекст, в котором рождалась его мысль. В комментариях некоторые редкие и труднодоступные материалы приводятся полностью или в извлечениях, в других случаях дается их резюме. Кроме того, конспективность и фрагментарность изложения, свойственная ряду черновых заметок мыслителя, вошедших в III—IV тт. наст. изд., в определенных случаев требовала содержательного комментария, при составлении которого мы, в частности, опирались на аналогичные суждения Федорова из его крупных работ.

Так же как во II—III томах, комментарии к IV тому в ряде случаев отсылают к комментариям к предыдущим томам «Собрания сочинений». При этом названия разделов приведены полностью, названия же некоторых работ даны в сокращении:

«Записка» — «Вопрос о братстве, или родстве, о причинах небратского, неродственного, т. е. немирного, состояния мира и о средствах к восстановлению родства. (Записка от неученых к ученым, духовным и светским, к верующим и неверующим)».

«Собор» — «Вопрос о восстановлении всемирного родства. Средства восстановления родства. Собор».

«Выставка» — «Выставка 1889 года, или наглядное изображение культуры, цивилизации и эксплуатации, юбилей столетнего господства среднего класса, буржуазии или городского сословия, и чем должна быть выставка последнего года XIX века или первого года XX, точнее же, выставка на рубеже этих двух веков; что XIX век завещает XX? (К проекту юбилейной столетней выставки)».

«Статьи о Л. Н. Толстом» — «Возможно ли братство? При каких условиях оно возможно и что для этого нужно (По поводу Л. Н. Толстого)», «Толстой и братское единение», «"He-делание" ли или же отеческое и братское дело?»

«Музей» — «Музей, его смысл и назначение».

В сокращении также даются некоторые, наиболее часто цитируемые, издания и публикации:

^ В. С. Борисов. Адреса Н. Ф. Федорова — В. С. Борисов. Адреса Н. Ф. Федорова // Философия бессмертия и воскрешения. По материалам VII Федоровских чтений. Вып. 1. М., 1996, с. 251-255.

В. А. Кожевников. — В. А. Кожевников. Николай Федорович Федоров. Опыт изложения его учения по изданным и неизданным произведениям, переписке и личным беседам. Ч. 1., М., 1908.

Достоевский — Ф. М. Достоевский. Полное собрание сочинений в 30 ти тт. Л., 1972—1990 (цифра курсивом после фамилии указывает том, следующая за ней цифра — страницу; аналогичным образом оформлены ссылки на Полн. собр. соч. В. С. Соловьева, Л. Н. Толстого, а также на собрание писем В. С. Соловьева).

Контекст 1988. — Из материалов к третьему тому «Философии общего дела» Н. Ф. Федорова//Контекст 1988. М, 1989, с. 278-351.

Соловьев — В. С. Соловьев. Собрание сочинений в 10 ти тт. СПб., 1911—1914; тт. 11-12, Брюссель, 1969—1970.

Соловьев. Письма — Письма Владимира Сергеевича Соловьева. Т. I—IV. СПб., 1908—1923.

Сочинения 1982. — Н. Ф. Федоров. Сочинения. М., 1982.

Сочинения 1994. —Н. Ф. Федоров. Сочинения. М., 1994.

Толстой — Л. Н. Толстой. Полное собрание сочинений в 90 тт. М.—Л., 1928—1964.

Н. Ф. Федоров и его воронежское окружение — Н. Ф. Федоров и его воронежское окружение (1894—1901): Статьи, письма, воспоминания, хроника пребывания в Воронеже (Сост., подгот. текста, вступ. ст. и примеч. А. Н. Акиньшина и О. Г. Ласунского). Воронеж, 1998.

Философия бессмертия и воскрешения — Философия бессмертия и воскрешения. По материалам VII Федоровских чтений. Вып. 1—2. М., 1996.

В комментарии к Т. IV наст. изд. часто упоминается работа Федорова «В защиту дела и знания, против автора "не-думания" и "не-делания", или научил ли нас чему голод 1891 года?». Во II томе «Философии общего дела» она идет под другим названием — «"Неделание" ли или же отеческое и братское дело». Когда было изменено название работы: еще при жизни Н. Ф. Федорова или уже после его смерти, в процессе подготовки В. А. Кожевниковым и Н. П. Петерсоном II тома, мы не знаем. В Т. II наст. изд. статья печатается под вторым заглавием. При комментировании же Т. IV мы пользовались первым заглавием, которое активно применяли Н. Ф. Федоров и его ученики. Соответствие двух названий одной и той же работе в комментарии оговаривается лишь однажды — там, где прежнее название приводится впервые.

В последнем, дополнительном, томе издания помещены фотографии, связанные с жизнью и деятельностью Н. Ф. Федорова. Выражаем благодарность всем, кто содействовал нам в подборе иллюстративных материалов. Так, отдельные фотографии были переданы нам историком и искусствоведом В. С. Борисовым, автором экскурсионного проекта «Федоровские места в Москве». Ряд фотографий для тома предоставлен заслуженным деятелем культуры России, зав. Музеем истории Российской Государственной библиотеки Л. М. Коваль а также Государственной Третьяковской галереей (сотрудником галереи М. Г. Коурдаковой были обнаружены портреты деда Н. Ф. Федорова И. А. Гагарина и сводного брата философа А. П. Ленского).

Завершая работу над «Собранием сочинений», выражаем искреннюю благодарность Отделу рукописей Российской Государственной библиотеки, Архиву РГБ; издательству «Прогресс» и фонду «Традиция», осуществившим данный проект, Российскому гуманитарному научному фонду, финансировавшему издание, а также А. Н. Акиньшину, И. В. Борисовой, В. С. Гречаниновой, А. Б. Григорьеву, А. В. Знатнову, Л. М. Коваль, Д. А. и А. Д. Кожевниковым, А. П. Козыреву, Н. В. Котрелеву, Г. Б. Кремневу, О. Б. Муратовой, Т. Г. Никифоровой, И. А. Савкину, В. Г. Сукачу, Б. Н. Тихомирову, помогавшим нам архивными материалами, фактическими справками и ценными советами. Особую благодарность приносим редактору III—IV тт. И. И. Блауберг за всегдашнее внимание и помощь в работе.

^ СТАТЬИ И ЗАМЕТКИ О Ф. М. ДОСТОЕВСКОМ, Л. Н. ТОЛСТОМ, В. С. СОЛОВЬЕВЕ

В раздел вошли статьи и заметки, посвященные идейным взаимоотношениям Н. Ф. Федорова с тремя крупными писателями-мыслителями, его современниками. В творческой биографии философа эти взаимоотношения занимали одно из важнейших мест. Само систематическое изложение идей «всеобщего дела», начатое в 1878 г. и вылившееся в конечном итоге в главный труд Федорова — «Вопрос о братстве, или родстве...», было стимулировано письмом Ф. М. Достоевского к Н. П. Петерсону от 24 марта 1878 г., и во многих статьях, включенных В. А. Кожевниковым и Н. П. Петерсоном в I—II тт. «Философии общего дела», не раз звучат имена всех троих (см., например, в I томе разделы работы «Супраморализм»: «Супраморализм, или объединение для воскрешения, в противоположность имморализму Толстого...» и «Супраморализм, или объединение для воскрешения путем знания и дела [...]
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   121

Похожие:

Комментарии к четвертому тому icon-
Во-первых, предложенные комментарии иногда противоречат убеждениям самого Ибн Таймийи. Во-вторых, в них иной раз встречаются недостоверные...
Комментарии к четвертому тому icon-
Во-первых, предложенные комментарии иногда противоречат убеждениям самого Ибн Таймийи. Во-вторых, в них иной раз встречаются недостоверные...
Комментарии к четвертому тому iconСудьба нигилизма
Юнгера, позволяющую прикоснуться к «лаборатории» мысли Хайдеггера. В дальнейшем, приводя их, я буду указывать лишь страницу этого...
Комментарии к четвертому тому iconУ одного связь со спасом с рождения заложена, другому может быть...
У одного связь со спасом с рождения заложена, другому может быть передана через оружие (предметы), третьему во сне, четвёртому в...
Комментарии к четвертому тому iconУ одного связь со спасом с рождения заложена, другому может быть...
У одного связь со спасом с рождения заложена, другому может быть передана через оружие (предметы), третьему во сне, четвёртому в...
Комментарии к четвертому тому iconАнализ гексаграммы. Общая схема анализа. Сначала различите название,...
Сначала различите название, общий прогноз текст, следующий за названием и текст афоризмов комментарии к шести чертам – черты читаются...
Комментарии к четвертому тому iconПредисловие автора к четвертому изданию
Что может быть убедительнее фактов и кто станет отрицать их? Разве одни только невежды, но торжеству их скоро наступит конец
Комментарии к четвертому тому iconЗаметки на полях Хайдеггера при чтении текста Юнгера сразу же после...
Юнгера, позволяющую прикоснуться к «лаборатории» мысли Хайдеггера. В дальнейшем, приводя их, я буду указывать лишь страницу этого...
Комментарии к четвертому тому iconУголовный процесс
Студенты, фамилии которых начинаются с букв «А» до «Е» включительно, выполняют контрольную работу по первому варианту; от «Е» до...
Комментарии к четвертому тому iconВолейбол Мужчины (групповой этап) Россия США 3: 2
России встала непростая задача: не только попасть в плей-офф, но и вернуть уверенность в своих силах, проверить собственный характер...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница