Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru


НазваниеСобрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru
страница10/34
Дата публикации22.07.2013
Размер4.04 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   34

         А на дворе не жарко, тихо.          Скорей бы воротилась мать!          Мне кажется, что неспроста          Такая в доме духота.          Какая я еще трусиха!
(Начинает раздеваться и напевает.)
         Король жил в Фуле дальной,          И кубок золотой          Хранил он, дар прощальный          Возлюбленной одной.          Когда он пил из кубка,          Оглядывая зал,          Он вспоминал голубку          И слезы проливал.          И в смертный час тяжелый          Земель он отдал тьму          Наследнику престола,          А кубок — никому.          Со свитой в полном сборе          Он у прибрежных скал          В своем дворце у моря          Прощальный пир давал.          И кубок свой червонный,          Осушенный до дна,          Он бросил вниз с балкона,          Где выла глубина.          В тот миг, когда пучиной          Был кубок поглощен,          Пришла ему кончина,          И больше не пил он.
(Отпирает шкаф, чтобы повесить платье, и замечает шкатулку.)
Откуда этот милый сундучок? Как он здесь очутился? Просто чудо! Я шкаф замкнула, помню, на замок. Наверно, мать взяла его в залог, Кому-нибудь давая денег в ссуду. А вот и ключ. Что может быть внутри? Открою-ка. В том нет греха большого, О господи! Смотри-ка ты, смотри, Я отроду не видела такого! Убор знатнейшей барыне под стать! Из золота и серебра изделья! Кому б они могли принадлежать? О, только бы примерить ожерелье!
(Надевает драгоценности и становится перед зеркалом.)
Ах, мне б такую парочку серег! В них сразу кажешься гораздо краше. Что толку в красоте природной нашей, Когда наряд наш беден и убог. Из жалости нас хвалят в нашем званье. Вся суть в кармане, Все — кошелек, А нам, простым, богатства не дал бог!
<br /><span class="butback" onclick="goback(1857727)">^</span> <span class="submenu-table" id="1857727">НА ПРОГУЛКЕ</span><br />
Ф а у с т  прохаживается, погруженный в раздумье. К нему подходит  М е ф и с т о ф е л ь.
Мефистофель
Постылые! Исчадья преисподней! Мне жаль, что нет ругательств попригодней.
Фауст
Да что с тобой? Что у тебя за вид? Тебя какая муха укусила?
Мефистофель
Я б чертыхался на чем свет стоит, Когда бы не был сам нечистой силой.
Фауст
Вот сумасшедший! Что за кипяток! Не горячись! Здоровье б поберег!
Мефистофель
Подумай, у попа шкатулка наша! Все это Маргаритина мамаша. Лишь глянула — и на пол чуть не бах, Такой напал на богомолку страх. Она благочестивая матрона. По праздникам поет святым каноны. Без промаха ее наводит нюх, Где чистый скрыт и где нечистый дух. Смекнула, поглядев на изобилье, Что невидали этой не святили, И говорит: «Дитя, не тронь серег. Неправое имущество не впрок. Пожертвуем-ка эти украшенья Заступнице небесной в приношенье». Дочь смотрит на каменьев перелив И думает: «Ужель так нечестив Даритель и его проступок грубый? Дареному коню не смотрят в зубы». Был совещаться вызван капеллан, И он одобрил материнский план. «Вы приняли разумное решенье, Мир вашей добродетельной душе: Кто жадность победил, тот в барыше. А церковь при своем пищеваренье Глотает государства, города И области без всякого вреда. Нечисто или чисто то, что дарят, Она ваш дар прекрасно переварит».
Фауст
Как и всеядец ростовщик еврей И главный королевский казначей.
Мефистофель
Затем, минуты не промешкав, Премного умиленный поп Браслеты, цепь и кольца сгреб, Как горсть каких-нибудь орешков, На женщин милости небес Призвал и был таков, исчез.
Фауст
А Гретхен?
Мефистофель
                    С места не встает. Покоя ларчик не дает, И неизвестность беспокоит, Кто тот даритель-доброхот? Весь день сидит, догадки строит.
Фауст
Меня томит ее печаль. Достань ей что-нибудь другое, Пропажи первого не жаль.
Мефистофель
Для вас, конечно, все пустое.
Фауст
И вот мой план: веди подкоп Обходный под ее соседку, А Гретхен снова в гардероб Цепочку сунь или браслетку!
Мефистофель
Да, милостивый государь.

Фауст уходит.

Влюбленных мания — подарки. Хоть небо все ему обшарь На звезды для его сударки.
<br /><span class="butback" onclick="goback(1857728)">^</span> <span class="submenu-table" id="1857728">ДОМ СОСЕДКИ</span><br /> Марта (одна)
Прости господь, мой муженек Женою бедной пренебрег! Соломенной вдовою вяну, А сам уплыл за океаны. А видит бог, я ль не жена? Любила и была верна.
(Плачет.)
Небось уж помер на чужбине! Иметь бы справку о кончине.

Входит  М а р г а р и т а.
Маргарита
Ах, Марта!
Марта
                   Гретхен, что с тобой?
Маргарита
От ужаса дрожат поджилки. На полке ящик костяной, И в нем сокровищ, как в копилке! Вещей в шкатулке без числа, Полней, чем первая была!
Марта
Ты матери не говори, А то раздаст в монастыри.
Маргарита
Вот ларчик, полюбуйтесь им!
Марта (принаряжая Маргариту)
Ах, куколка! Ах, херувим!
Маргарита
Ни в сад, ни в церковь, вот в чем горе, Нельзя пойти в таком уборе.
Марта
Почаще забегай тайком. Уже и то тебе забава Пред зеркалом в добре таком Чуть-чуть покрасоваться павой. Там смотришь — праздник. День за днем Мы осмелеем понемножку, Наденем брошку, цепь, сережку И с гору матери наврем.
Маргарита
Кто мог бы ларчики принесть? Неладное тут что-то есть.

Слышен стук в дверь.

Не матушка ль моя за мной?
Марта (посмотревши в дверной глазок)
Какой-то господин чужой! Пожалуйте.

Входит  М е ф и с т о ф е л ь.
Мефистофель
                   Простите, дамы, Что к вам я вваливаюсь прямо.
(Почтительно отступает перед Маргаритой.)
Я к Марте Швердтлейн.
Марта
                                        С кем имею честь? Я — Марта Швердтлейн.
Мефистофель (тихо, Марте)
                                         Рад знакомство свесть. Но я не вовремя, понятно, Застал вас с барышнею знатной. Беседе не хочу мешать И к вам зайду потом опять.
Марта
Дитя, убором и осанкой Ты гостю кажешься дворянкой.
Маргарита
О нет, я из простой семьи. Вы снисходительны сверх меры, А украшенья не мои.
Мефистофель
Что украшенья? Тон, манеры — Вот дело в, чем! А что наряд? Так мне остаться? Как я рад!
Марта
С чем вы пришли?
Мефистофель
                               Простите за суровость, Мне горько выступать посланцем бед: От мужа вам нерадостная новость, Он, умирая, вам послал привет.
Марта
Он умер? Жизнь моя, мое спасенье! Я упаду! Какое потрясенье!
Маргарита
Не надо, дорогая, унывать.
Мефистофель
Позвольте вам о муже рассказать.
Маргарита
Не дай мне бог любви изведать силу. Утрата милого меня б убила.
Мефистофель
Бояться горя — счастия не знать.
Марта
Что можете о муже вы сказать?
Мефистофель
Его хранит Антоний Падуанский В своей часовне тихой и святой. В земле церковной он по-христиански Похоронен под каменной плитой.
Марта
Вещей он не давал для передачи?
Мефистофель
Лишь просьбу долго жить, а наипаче По муже справить триста панихид. Вот все, что передать вам надлежит.
Марта
Как, ни колечка мне, ни медальона, Которые любой мастеровой В котомке бережет для нареченной И недоест, а принесет домой?
Мефистофель
Сударыня, я вижу, как вам трудно, Мне жалко вас, но муж ваш не был мот. Он денег не транжирил безрассудно, Но на него свалился град невзгод.
Маргарита
Какой бедняк! И как любил жену! Его не раз я в церкви помяну.
Мефистофель
При склонностях таких благоговейных Вы созданы для радостей семейных.
Маргарита
Ах, я вступлю еще не скоро в брак, Столь ранним свадьбам нет у нас примера.
Мефистофель
Ну что ж, так заведите кавалера. На зависть будет счастлив тот смельчак, Который сделает к вам первый шаг.
Маргарита
У нас по этой части строг обычай.
Мефистофель
Ах, в мире нет на этот счет различий.
Марта
Как муж скончался?
Мефистофель
                                  Посередь двора. В навозе лежа, на гнилой соломе. Я находился у его одра. Он каялся, и вспоминал о доме, И отошел, желая всем добра. Он плакался: «Сознаться тяжело, Себе я мерзок на краю могилы, Что бросил так жену и ремесло! О, если бы она меня простила!»
Марта (плача)
Я лишь добром бедняжку помяну.
Мефистофель
Зато все зло он ставил вам в вину.
Марта
Какие выдумки! Какие басни! Так врать пред смертью! Есть ли что ужасней?
Мефистофель
Наверно, бредя от упадка сил, Напраслину на вас он возводил: «Да, не был я бездельником, зевакой. Минуты с ней покоя я не знал, Плодил детей и хлеб ей добывал, Да все не мог ей угодить, однако, И корку черствую свою жевал, Оглядываясь на нее с опаской».
Марта
А про мою любовь к нему и ласку, Про все мои тревоги он забыл?
Мефистофель
Нет, он их помнил и благодарил. «Я о семье молился, — он сказал, — В тот день, как наш корабль из Мальты вышел. Наверно, бог мою мольбу услышал И судно нам турецкое послал. На нем везли султану часть казны. Я храбро вел себя при абордаже; Когда делить мы стали деньги вражьи, Хороший куш урвал я для жены».
Марта
Куш?.. Почему ж?.. А что с ним сделал муж?
Мефистофель
Ну, денежки те — поминай как звали. В Неаполе одна из добрых душ Так нежно занялась им на привале, Что, испуская свой последний дух, Не позабыл и он ее услуг.
Марта
Вот так всегда он! Все для потаскух! Хватило, значит, денег для подачек? А мной, детьми пожертвовал растратчик! Так шашням не мешал его недуг?
Мефистофель
Зато вот и пришел ему каюк. На вашем месте траурное платье Я с год бы проносил и с этих пор Подумал бы о новом кандидате.
Марта
Не подвернется вновь такой бобер. Он был добряк и дурачок влюбленный, Сама сердечность, искренность сама. Когда бы не шатанье, не притоны, Не девки, не игорные дома!
Мефистофель
Ну, это недостаток мелкий. Наверное, и он спускал Вам ваши женские проделки? На равенстве таких начал И я б руки у вас искал.
Марта
Как вам не стыдно, шутнику!
Мефистофель (про себя)
Хоть я и черт, а утеку, Пока на слове не поймали, Так надо быть с ней начеку!
(Маргарите.)
Так в сердце нет еще печали?
Маргарита
Как вас понять?
Мефистофель (про себя)
                           Дитя, дитя!
(Вслух.)
Прощайте!
Маргарита
                  С богом!
Марта
                                  Не шутя, О муже бы достать бумагу, Где погребен, когда, бедняга, И эти сведенья в печать Для верности потом отдать.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   34

Похожие:

Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconСобрание сочинений в десяти томах. Том шестой. Романы и повести в...
Иоганн Вольфганг Гете Собрание сочинений в десяти томах. Том шестой. Романы и повести
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconСобрание сочинений в десяти томах. Том первый. Стихотворения в первый...
Иоганн Вольфганг Гете Собрание сочинений в десяти томах. Том первый. Стихотворения
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconСобрание сочинений в десяти томах. Том Драмы в прозе Художественная литература
Иоганн Вольфганг Гете Собрание сочинений в десяти томах. Том четвертый. Драмы в прозе
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconСобрание сочинений в десяти томах. Том Из моей жизни: Поэзия и правда Художественная литература
Иоганн Вольфганг Гете Собрание сочинений в десяти томах. Том третий. Из моей жизни: Поэзия и правда
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconСобрание сочинений в 10 томах. Т. Драмы в стихах. Эпические поэмы Художественная литература
Иоганн Вольфганг Гете Собрание сочинений в десяти томах. Том пятый. Драмы в стихах. Эпические поэмы
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconСобрание сочинений в десяти томах. Том седьмой. Годы учения Вильгельма...
Иоганн Вольфганг Гете Собрание сочинений в десяти томах. Том седьмой. Годы учения Вильгельма Мейстера
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconПоложение о проведении конкурса-творческой лаборатории «Что для меня «Фауст» сегодня?»
Фауста как художественного и легендарного персонажа и раскрывающих актуальность тем, поднимаемых трагедией И. В. Гете «Фауст» для...
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconИоганн Гете Фауст Большая иллюстрированная библиотека классики
Советский читатель давно оценил бессмертное творение Иоганна Вольфганга Гете – его трагедию «Фауст», один из замечательных памятников...
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconИоганн Гете Фауст Большая иллюстрированная библиотека классики
Советский читатель давно оценил бессмертное творение Иоганна Вольфганга Гете – его трагедию «Фауст», один из замечательных памятников...
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconТомас Манн Волшебная гора. Часть I zmiy «Томас Манн. Собрание сочинений в десяти томах. Том »
Швейцарские горы Давоса. Международный санаторий «Берггоф» для туберкулезных больных, почти отрезанный от остального мира. Годы перед...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница