Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru


НазваниеСобрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru
страница13/34
Дата публикации22.07.2013
Размер4.04 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   34
<br />ИНТЕРМЕДИЯ<br /> Директор театра
Мы сегодня отдохнем, Мидинга потомки! Сценой будет все кругом — Горы, скал обломки.
Герольд
Золотая свадьба — плод Полстолетья в браке, Но и так за годом год Надо жить без драки.
Оберон
Духи, духи, вот пароль Нашего союза: «Королева и король Обновляют узы».
Пук
С Пуком — кобольдов толпа, Маленькие дети, Но выделывают па Лучше, чем в балете.
Ариэль
Я поднес свирель ко рту. Звуков благородство Покоряет красоту И смирит уродство.
Оберон
Расторгайте гименей Временами, семьи, Чтобы жить еще тесней Остальное время.
Титания
Если в браке двое злюк, Надо в час досужий Отослать жену на юг И на север мужа.
Оркестр тутти (fortissimo)
Комары, и мошкара, И сверчки-горланы, Баритоны, тенора — Наши меломаны.
Соло
За горой, надув пузырь, Заиграл волынщик, Здешних сборищ богатырь, Глупостей зачинщик.
Несложившийся дух
Я из гадов двух гибрид В синтезе каком-то На живую нитку сшит, Как строфа экспромта.
Парочка
Радостно вдвоем плестись По лугам вприпрыжку, Но ведь ты без крыльев ввысь Не взлетишь, трусишка.
Любопытный путешественник
Это правда или сон? Я глазам не верю. Знаменитый Оберон Предо мной у двери.
Ортодокс
Оберон хоть без рогов, Все же черт в итоге, Как и все в конце концов Греческие боги.
Северный художник
Я набрасываю суть Красками скупыми, Но и я когда-нибудь Побываю в Риме.
Пурист
Ведьм хотя и весел круг, Но нецеломудрен. Только, например, у двух Нос едва припудрен.
Молодая ведьма
Пудру на лицо и лиф Надо престарелым, Я ж красуюсь, все раскрыв, Обнаженным телом.
Матрона
Мы б вели напрасно спор О вопросах плоти. Вы ж, голубка, до тех пор Заживо сгниете.
Капельмейстер
Мушки к голенькой летят И не смотрят в ноты. Только все пошло на лад, Сбились все со счета.
Флюгер (поворачиваясь в одну сторону)
Сливки общества, верхи, Только званым место. Избранные женихи, Лучшие невесты!
(Поворачиваясь в другую сторону.)
Провались в тартарары Проходимцы-гости. А не то я сам с горы Провалюсь со злости!
Ксении
Лязгом ножниц на ремне Дайте насекомым Туш исполнить сатане И его знакомым.
Геннингс
Надрываются сверчки Так, что вянут уши, И считают, чудаки, Что у них есть души.
Музагет
Я пришел на юбилей И застрял до часу. Ведьмы севера милей Девственниц Парнаса.
Бывший гений своего времени
И у немцев есть ступень Высшего паренья. Это брокенская сень На заре весенней.
Любопытный путешественник
Что так злится, не пойму, Господин сердитый? Видно, чудятся ему Здесь иезуиты.
Журавль
Кто так чист душою всей, Тот не загрязнится, Ловлей рыбы у чертей Замутив водицу.
Светский человек
Чем фальшивей пустосвят, Тем с ним спор бесцельней: Даже брокенский разврат Для него молельня.
Танцор
Не литавры ль вдалеке Словно гром грохочут? Это цапли в тростнике В унисон гогочут.
Танцмейстер
Гляньте на коротыша И кувалду эту! А туда же антраша, Па и пируэты!
Скрипач
Если бы волынщик смолк, Каждый этой ночью Здесь друг друга бы, как волк, Разорвал на клочья.
Догматик
Нет, критикой меня не сбить. Раз черт есть вид объекта, То, значит, надо допустить, Что он и сам есть некто.
Идеалист
Я — содержанье бытия И всех вещей начало. Но если этот шабаш — я, То лестного тут мало.
Реалист
Реальность жизни — мой кумир. Что может быть бесспорней? Сегодня, впрочем, внешний мир Мне неприемлем в корне.
Супернатуралист
Я здесь не просто ротозей: О выводах заботясь, До ангелов я от чертей Дойду путем гипотез.
Скептик
Забыли, так попутал черт, Где зад у них, где перед. Нет, только тот во взглядах тверд, Кто ничему не верит.
Капельмейстер
Комары и мошкара, Захотели взбучки? Вправду ли вы мастера Или недоучки?
Ловкачи
Услужаем второпях Нашим мы и вашим. Можно — пляшем на ногах, Вверх ногами пляшем.
Недалекие
Наши лучшие деньки Закатились к черту. Износились башмаки, И штаны протерты.
Блуждающие огоньки
На болотах дух несвеж. Вас поздравить не с чем. Даже мы средь вас, невеж, Воспитаньем блещем.
Падающая звезда
Я лежу от вас на пядь На навозной куче. Не поможете ли встать Вы звезде падучей?
Толстяки
Эй, посторонись, плотва, Мелюзга, младенцы! Выступают существа Плотных корпуленций.
Пук
Толстокожие, как слон, Лежебоки, сидни! Пук, причудливый, как сон, Нынче всех солидней.
Ариэль
Все, кто с крыльями, за мной! Воздух тих и влажен. Холм за просекой лесной Розами усажен.
Оркестр (pianissimo)
Прояснился небосклон, Тени отступили, Мгла рассеялась, как сон, Разлетелась пылью.
<br /><span class="butback" onclick="goback(1857738)">^</span> <span class="submenu-table" id="1857738">ПАСМУРНЫЙ ДЕНЬ. ПОЛЕ</span><br />
Ф а у с т  и  М е ф и с т о ф е л ь.
Фауст
Одна, в несчастье, в отчаянье! Долго нищенствовала — и теперь в тюрьме! Под замком, как преступница, осужденная на муки, — она, несравненная, непорочная! Вот до чего дошло! И ты допустил, ты скрыл это от меня, ничтожество, предатель! Можешь торжествовать теперь, бесстыжий, и в дикой злобе вращать своими дьявольскими бельмами! Стой и мозоль мне глаза своим постылым присутствием! Под стражей! В непоправимом горе! Отдана на расправу духам зла и бездушию человеческого правосудия! А ты тем временем увеселял меня своими сальностями и скрывал ужас ее положения, чтобы она погибла без помощи.
Мефистофель
Она не первая.
Фауст
Стыдись, чудовище! Вездесущий дух, услышь меня! Верни это страшилище в его прежнюю собачью оболочку, в которой он бегал, бывало, передо мною ночами, сбивая с ног встречных и кладя им лапы на плечи. Возврати ему его излюбленный вид, чтобы он ползал передо мною на брюхе и я топтал его, презренного, ногами! Не первая! Слышишь ли ты, что говоришь? Человек не мог бы произнести ничего подобного! Точно мне легче от того, что она не первая, что смертных мук прежних страдалиц было недостаточно, чтобы искупить грехи всех будущих! Меня убивают страдания этой единственной, а его успокаивает, что это участь тысяч.
Мефистофель
Ну вот опять мы полезли на стену, ну вот мы снова у точки, где кончается человеческое разумение! Зачем водиться с нами, если мы так плохи? Хочет носиться по воздуху — и боится головокружения! Кто к кому привязался — мы к тебе или ты к нам?
Фауст
Не скалься так плотоядно! Мне тошно! Неизъяснимо великий дух, однажды явившийся мне, ты знаешь сердце мое и душу, зачем приковал ты меня к этому бесстыднику, который радуется злу и любуется чужой гибелью?
Мефистофель
Ты кончил?
Фауст
Спаси ее или берегись! Страшнейшее проклятье на голову твою на тысячи лет!
Мефистофель
Я не могу разбить ее оков, не могу взломать двери ее темницы! «Спаси ее!» Кто погубил ее, я или ты?

Фауст дико смотрит по сторонам.

Ты тянешься за молниями, громовержец? Счастье, что они не даны тебе, смертному! Уничтожить несогласного — какой простой выход из затруднения!
Фауст
Доставь меня к ней! Она должна выйти на волю!
Мефистофель
А опасность, которой ты себя подвергаешь? Отчего мы бежали? В городе свежа еще память о пролитой тобою крови. Над местом убийства реют духи мщенья, подстерегающие возврат убийцы.
Фауст
Что еще ты мне скажешь? Пусть обрушится на тебя вселенная, чудовище! Перенеси меня к ней, сказано тебе, и освободи ее!
Мефистофель
Ну вот что. Я доставлю тебя туда. Но ведь не все на земле и небе в моих силах! Вот что я могу сделать. Я усыплю смотрителя. Завладей ключами и выведи ее из темницы своими силами. Я буду стеречь снаружи, волшебные кони будут со мною, я умчу вас подальше. Это в моей власти.
Фауст
В путь немедля!
<br />НОЧЬ В ПОЛЕ<br />
Ф а у с т  и  М е ф и с т о ф е л ь  проносятся на вороных конях.
Фауст
Зачем они к лобному месту летят?
Мефистофель
Не знаю, что с ними со всеми.
Фауст
И мечутся стаей вперед и назад.
Мефистофель
Такое уж ведьмино племя.
Фауст
Кадят перед плахой, кропят эшафот.
Мефистофель
Вперед без оглядки! Вперед!
<br />ТЮРЬМА<br />
Ф а у с т  со связкой ключей перед железной дверцей.
Фауст
Сжимается от боли сердце, Грудь скорбью мира стеснена. За этою железной дверцей, Ни в чем невинная, она. Ты медлишь, ты войти не смеешь, С ней встретиться лицом к лицу? Живей! Пока ты цепенеешь, Ты близишь жизнь ее к концу!
(Берется за замок.) Голос внутри
               Чтоб вольнее гулять,                Извела меня мать,                И отец-людоед                Обглодал мой скелет,                И меня у бугра                Закопала сестра                Головою к ключу.                Я вспорхнула весной                Серой птичкой лесной                И лечу.
Фауст (отворяя дверь)
Ей невдомек, что я сломал засов И слышу песнь ее и шум шагов.
(Входит в камеру.) Маргарита (прячась на подстилке)
Идут за мною! Скоро под топор!
Фауст (вполголоса)
Молчи, мы увезем тебя и спрячем.
Маргарита (у него в ногах)
Будь милостив! Смягчи свой приговор!
Фауст
Ты спящих сторожей разбудишь плачем.
(Старается разбить ее цепи.) Маргарита (на коленях)
Кто дал тебе, мучитель мой, Власть надо мною, бесталанной? Дай до утра дожить! Постой! Казнь завтра ведь! Что ж ты так рано За мной врываешься сюда?
(Встает.)
Я молода, я молода И умираю так нежданно! То был моей красы расцвет, Она меня и погубила. Со мной был милый, ныне нет. Опал венок, увял букет. Не жми меня с такою силой, А лучше б от могилы спас! Я зла тебе не причинила, Тебя я вижу в первый раз.
Фауст
Как эту боль мне превозмочь?
Маргарита
Сейчас пойду, лишь миг отсрочь! Я б грудью покормила дочь. Мне дали ночь проплакать с нею, А утром отняли, злодеи, И говорят, — мои дела, Сама-де в лес ее снесла, Как в сказке есть про двух малюток. Я вся дрожу от этих шуток И оттого невесела.
Фауст (на коленях перед нею)
Твой милый рядом и мгновенно Освободит тебя из плена.
Маргарита (падая рядом с ним на колени)
                Скорей вдвоем                 На колени станем                 И к небу взовем                 Пред святым изваяньем!                 Смотри, под стенами                 Этой темницы                 Всеми огнями                 Ад дымится,                 И смеха раскаты                 Его, супостата!
Фауст (громко)
Гретхен! Гретхен!
Маргарита (прислушиваясь)
То голос друга, как когда-то! Спасенье! Наше место свято!
(Вскакивает. Цепи падают.)
Не страшно ничего ничуть! Ушам поверить я не смею, Где он? Скорей к нему на шею! Скорей, скорей к нему на грудь! Сквозь мрак темницы неутешный, Сквозь пламя адской тьмы кромешной И улюлюканье и вой Он крикнул «Гретхен!», милый мой!
Фауст
Я тут.
Маргарита
           Ты тут? О, повтори!
(Обнимая его.)
Он тут! Он тут! Он все исправит! Где ужас завтрашней зари? Где смерть? Меня не обезглавят! Я спасена! Я в мыслях у того угла, Где встретила тебя впервые. Вот сад и деревца кривые, Где с Мартой я тебя ждала.
Фауст (с поспешностью)
Идем! Идем!
Маргарита
                       Давай в покое Побуду миг один с тобою!
(Прижимается к нему.) Фауст
Спеши! Кругом ни души. Мы дорого заплатим За то, что время тратим.
Маргарита
Разлуки срок был невелик, А ты от ласк совсем отвык И холоден к моим объятьям! Что мне с тобой такая жуть? Ты разучился целоваться! Бывало, станем обниматься, И страшно, — разорвется грудь, И вдруг — какой-то холод, муть! Целуй меня! Ах, ты так вял, Тебя сама я поцелую!
(Обнимает его.)
Какой ты равнодушный стал! Где растерял ты страсть былую? Ты мой был. Кто тебя украл?
(Отворачивается от него.) Фауст
Мой друг, теперь одно: в дорогу! Во имя наших жарких нег Решись скорее на побег! Скорей со мною из острога!
Маргарита (поворачиваясь к нему)
Но это правда ты? Ей-богу?
Фауст
Да, да!
Маргарита
            И ты взломал засов И подошел к моей постели? Тебе не страшно в подземелье С такой, как я? И неужели Ты выпустить меня готов?
Фауст
Спеши! Уж начало светать.
Маргарита
Усыпила я до смерти мать, Дочь свою утопила в пруду. Бог думал ее нам на счастье дать, А дал нам на беду. Ты здесь? И это не во сне? Все время я в бреду. Ты не ушел? Дай руку мне. О милая рука! Но в чем она? Ах, узнаю. Она в крови слегка. Вину твою мы скрыть должны, Ах, шпагу убери свою, Вложи ее в ножны.
Фауст
Что было — поросло быльем. Спеши! Мы пропадем.
Маргарита
Останься в живых, желанный, Из всех нас только ты И соблюдай сохранно Могильные цветы. Ты выкопай лопатой Три ямы на склоне дня: Для матери, для брата И третью для меня. Мою копай сторонкой, Невдалеке клади И приложи ребенка Тесней к моей груди. Я с дочкою глубоко Засну, прижавшись к ней, Жаль, не с тобою сбоку, С отрадою моей! Но все теперь иначе. Хоть то же все на вид, Мне нет с тобой удачи, И холод твой страшит.
Фауст
Идем! Доверься, не тяни!
Маргарита
На волю?
Фауст
                Вон из западни!
Маргарита
Там смерть моя настороже Стоит средь поля на меже. Там спать без просыпу я лягу И больше не ступлю ни шагу. Но как же, Генрих? Ты — домой, Мой свет? О, если бы мне за тобой Вослед!
Фауст
Дверь настежь! Только захоти!
Маргарита
Нельзя и некуда идти, Да если даже уйти от стражи, Что хуже участи бродяжьей? С сумою по чужим одной Шататься с совестью больной, Всегда с оглядкой, нет ли сзади Врагов и сыщиков в засаде!
Фауст
Тогда я остаюсь с тобой.
Маргарита
Скорей! Скорей! Спаси свою бедную дочь! Прочь, Вдоль по обочине рощ, Через ручей, и оттуда Влево с гнилого мостка, К месту, где из пру́да Высунулась доска. Дрожащего ребенка, Когда всплывет голова, Хватай скорей за ручонку. Она жива, жива!
Фауст
Опомнись! Только лишь шаг, И прочь неволя и страх! Но каждый миг нам дорог.
Маргарита
О, только б пройти пригорок! На камушке том моя мать (Мороз подирает по коже!), На камушке том моя мать Сидит у придорожья. Она кивает головой, Болтающейся, неживой, Тяжелою от сна. Ей никогда не встать. Она Старательно усыплена Для нашего веселья. Тогда у нас была весна. Где вы теперь, те времена? Куда вы улетели?
Фауст
Раз не добром, — тебя, мой ангел милый, Придется унести отсюда силой.
Маргарита
Нет, принужденья я не потерплю. Не стискивай меня ты так ужасно! Я чересчур была всегда безгласна.
Фауст
Уж брезжит день. Любимая, молю!
Маргарита
Да, это день. День смерти наступил. Я думала, что будет он днем свадьбы. О, если бы все это раньше знать бы! Не говори, что ты у Гретхен был.              Цветы с моей косынки              Сорвут, и, хоть плясать              Нельзя на вечеринке,              Мы свидимся опять. На улице толпа и гомон, И площади их не вместить. Вот стали в колокол звонить, И вот уж жезл судейский сломан. Мне крутят руки на спине И тащат силою на плаху. Все содрогаются от страха И ждут, со мною наравне, Мне предназначенного взмаха В последней, смертной тишине!
Фауст
Зачем я дожил до такой печали!
Мефистофель (в дверях)
Бегите, или вы пропали. Все эти пререканья невпопад! Уж светится полоска небосклона, И кони вороные под попоной Озябли, застоялись и дрожат.
Маргарита
Кто это вырос там из-под земли? Он за моей душой пришел, презренный! Но стены божьего суда священны! Скорее прочь уйти ему вели!
Фауст
Ты будешь жить! Живи! Ты жить должна!
Маргарита
Я покоряюсь божьему суду.
Мефистофель
Иди за мною, или я уйду. Мое ведь дело, знаешь, сторона.
Маргарита
Спаси меня, отец мой в вышине! Вы ангелы, вокруг меня, забытой, Святой стеной мне станьте на защиту! Ты, Генрих, страх внушаешь мне.
Мефистофель
                                                          Она Осуждена на муки!
Голос свыше
                                  Спасена!
Мефистофель (Фаусту)
Скорей за мною!
(Исчезает с Фаустом.) Голос Маргариты (из тюрьмы, замирая)
                              Генрих! Генрих!
<br />
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   34

Похожие:

Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconСобрание сочинений в десяти томах. Том шестой. Романы и повести в...
Иоганн Вольфганг Гете Собрание сочинений в десяти томах. Том шестой. Романы и повести
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconСобрание сочинений в десяти томах. Том первый. Стихотворения в первый...
Иоганн Вольфганг Гете Собрание сочинений в десяти томах. Том первый. Стихотворения
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconСобрание сочинений в десяти томах. Том Драмы в прозе Художественная литература
Иоганн Вольфганг Гете Собрание сочинений в десяти томах. Том четвертый. Драмы в прозе
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconСобрание сочинений в десяти томах. Том Из моей жизни: Поэзия и правда Художественная литература
Иоганн Вольфганг Гете Собрание сочинений в десяти томах. Том третий. Из моей жизни: Поэзия и правда
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconСобрание сочинений в 10 томах. Т. Драмы в стихах. Эпические поэмы Художественная литература
Иоганн Вольфганг Гете Собрание сочинений в десяти томах. Том пятый. Драмы в стихах. Эпические поэмы
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconСобрание сочинений в десяти томах. Том седьмой. Годы учения Вильгельма...
Иоганн Вольфганг Гете Собрание сочинений в десяти томах. Том седьмой. Годы учения Вильгельма Мейстера
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconПоложение о проведении конкурса-творческой лаборатории «Что для меня «Фауст» сегодня?»
Фауста как художественного и легендарного персонажа и раскрывающих актуальность тем, поднимаемых трагедией И. В. Гете «Фауст» для...
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconИоганн Гете Фауст Большая иллюстрированная библиотека классики
Советский читатель давно оценил бессмертное творение Иоганна Вольфганга Гете – его трагедию «Фауст», один из замечательных памятников...
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconИоганн Гете Фауст Большая иллюстрированная библиотека классики
Советский читатель давно оценил бессмертное творение Иоганна Вольфганга Гете – его трагедию «Фауст», один из замечательных памятников...
Собрание сочинений в десяти томах. Том второй. Фауст По словам А. С. Пушкина, «Фауст» есть величайшее создание поэтического духа, он служит представителем новейшей поэзии, точно как «Илиада» служит памятником классической древности ru iconТомас Манн Волшебная гора. Часть I zmiy «Томас Манн. Собрание сочинений в десяти томах. Том »
Швейцарские горы Давоса. Международный санаторий «Берггоф» для туберкулезных больных, почти отрезанный от остального мира. Годы перед...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница