Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе


НазваниеЛао Шэ. Записки о Кошачьем городе
страница3/16
Дата публикации31.07.2013
Размер1.62 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Я присел на корточки, хотя раньше не любил так сидеть, и начал

внимательно разглядывать своего кормильца. Обида на него прошла; теперь он

стал мне симпатичен.

Человек-кошка оказался не просто большой кошкой, которая ходит на

задних лапах и одевается. Одежды на нем как раз не было. Я засмеялся и

тоже снял с себя рубаху и туфли: если не холодно, зачем таскать на себе

всякую рвань? Но брюки я оставил - не из стыдливости и не ради пистолета

(его я мог носить прямо на ремне), а потому, что без карманов мог потерять

спички. Вдруг люди-кошки снова попробуют надеть на меня кандалы?

Итак, у него было длинное тонкое туловище и короткие конечности с

короткими пальцами (не удивительно, что люди-кошки быстро бегают, но

медленно работают; я вспомнил, как долго они связывали меня). Шея

нормальная, но очень подвижная: голова могла поворачиваться почти за

спину. Лицо большое, глаза круглые, очень низко посаженные, над ними

широкий лоб, поросший такой же короткой шерстью, что и макушка. Нос и рот

слиты вместе, но не так красиво, как у кошки, а грубо, как у свиньи. Уши

маленькие и торчат очень высоко. Туловище округлое, покрыто тонкой и

блестящей шерстью серого цвета, который издали отливает зеленым, словно

птичье оперение. На животе восемь черных точек - сосков. Каково внутреннее

строение людей-кошек, я не знаю до сих пор.

Движения моего нового знакомца казались замедленными, но на самом деле

были очень проворны, так что я ни разу не смог заранее догадаться о его

намерениях. Единственное, что я наверняка определил в нем, - крайнюю

подозрительность. Его руки и ноги не бездействовали ни минуты, причем

ногами он двигал так же проворно, как руками. Чаще всего он пользовался

осязанием: здесь пощупает, там потрет или просто прикоснется. Словом, он

был похож на суетящегося муравья.

Зачем он привел меня сюда да еще накормил листьями? Мне очень хотелось

поговорить с ним, но как? Ведь языка-то я не знаю.


6


Месяца через три я уже говорил по-кошачьи. Малайский язык можно изучить

за полгода, а кошачий еще быстрее. В нем всего четыреста-пятьсот слов, и,

употребляя их так или эдак, можно сказать что угодно. Конечно, многие

понятия и мысли выразить столь скудным запасом слов невозможно, но

люди-кошки придумали на этот случай прекрасный способ - вовсе не говорить.

Прилагательных и наречий очень мало, с существительными тоже небогато.

Например, все, что связано с дурманным деревом, ограничивается следующими

понятиями: большое дурманное дерево, маленькое дурманное дерево, круглое

дурманное дерево, тонкое дурманное дерево, заморское дурманное дерево,

большое заморское дурманное дерево, хотя в действительности это совершенно

различные растения. Местоимения не очень употребительны, ибо

существительные предпочитают не заменять. Так иногда говорят дети.

Запомнишь несколько существительных - и объясняйся, а глаголы можешь

выражать жестами. Есть у них и письменность: смешные значки, похожие на

маленькие башенки или пагоды, но их очень трудно изучить. Обычные

люди-кошки знают от силы два десятка таких значков.

Большой Скорпион - так звали моего нового друга - помнил очень много

башенок и даже умел слагать стихи. Поставишь в ряд несколько красивых слов

без всякой мысли - и получается кошачье стихотворение: драгоценный лист,

драгоценный цветок, драгоценная гора, драгоценная кошка, драгоценный

живот... Так звучало стихотворение Большого Скорпиона "Чувства, возникшие

при чтении истории". У людей-кошек была своя история и

двадцатитысячелетняя цивилизация.

Научившись разговаривать, я понял все. Большой Скорпион был важной

персоной в Кошачьем государстве: крупным помещиком и в то же время

политическим деятелем, поэтом и военным. Крупным помещиком он считался

потому, что владел целой рощей дурманных деревьев. Дурманные листья

являются самой изысканной пищей людей-кошек, а это, в свою очередь, тесно

связано с историей дурманных листьев. Вытащив для доказательства несколько

исторических скрижалей (вместо книг у людей-кошек употребляются каменные

плиты длиной в два аршина и толщиной в полвершка, на каждой из которых

вырезано десятка полтора очень сложных знаков), он сказал, что пятьсот лет

назад они еще кормились земледелием и дурманные листья завез в Кошачье

государство какой-то иностранец. Сначала их могли есть только

высокопоставленные лица, а потом листьев стали ввозить больше и к ним

пристрастились все. Не прошло и пятидесяти лет, как граждане, не

употреблявшие их, стали исключением. Есть дурманные листья очень приятно и

выгодно, после них разыгрывается воображение, но руки и ноги перестают

двигаться. Поэтому землепашцы вскоре забросили свою землю, а ремесленники

свои ремесла. Видя, что все предаются безделью, правительство издало указ,

запрещающий есть дурманные листья. Однако в первый же день после запрета

императрица от тоски дала императору три пощечины (Большой Скорпион

продемонстрировал мне очередную историческую скрижаль), отчего император

заплакал горючими слезами. Поэтому к вечеру того же дня вышел новый указ:

считать дурманные листья "государственной пищей". Большой Скорпион сказал,

что во всей кошачьей истории не было более славного и милосердного деяния.

После возведения дурманных листьев в ранг государственной пищи кошачья

цивилизация стала развиваться во много раз быстрее, чем прежде: дурманные

листья отбили охоту к физическому труду, что позволило сконцентрировать

энергию на духовной деятельности. Особенно прогрессировали поэзия и

искусство: за последние четыреста лет кошачьи поэты ввели в поэтический

язык множество новых словосочетаний, не употреблявшихся за всю

предшествующую двадцатитысячелетнюю историю, например, такое, как

"драгоценный живот".

Но это не значит, разумеется, что в обществе не возникали известные

разногласия. Триста лет назад дурманные листья выращивались повсюду, но

чем больше люди ели их, тем ленивее становились. В конце концов некому

даже стало сажать дурманные деревья. И тут вдруг случилось грандиозное

наводнение (Большой Скорпион немного побледнел, когда сказал мне это:

оказывается, люди-кошки больше всего на свете боятся воды). Наводнение

унесло множество дурманных деревьев. Без чего-нибудь другого жители еще

могли обойтись, но без дурманных листьев они не могли предаваться

праздности и лени, поэтому всюду начался разбой. Судебных дел стало так

много, что правительство издало еще один в высшей степени гуманный указ:

не считать кражу дурманных листьев преступлением. Последние триста лет

были периодом разбоя, но это совсем неплохо, так как разбой

свидетельствует о свободе личности, а свобода всегда была высшим идеалом

людей-кошек. (Примечание. Слово "свобода" в кошачьем языке не совпадает по

своему значению с аналогичным китайским словом. Люди-кошки называют

свободой насилие над другими, отказ от совместной деятельности,

произвол... Отсюда разобщенными оказываются не только мужчины и женщины,

но и все люди. Свободный человек не позволяет окружающим касаться его.

Встретившись, люди-кошки выражают почтение друг другу не рукопожатием или

поцелуем, а отворачиваясь друг от друга.)

- Тогда почему же вы продолжаете сажать деревья? - спросил я. На

правильном кошачьем языке эту фразу следовало произнести так: повернуть

голову налево (означает "тогда"), ткнуть пальцем в собеседника ("вы"),

дважды сверкнуть белками глаз ("почему") и дважды повторить слово "дерево"

(в первом случае оно выступает в роли глагола). Слово "продолжаете"

опускается за ненадобностью.

Большой Скорпион закрыл рот. Рот у людей-кошек постоянно открыт, и

когда его на время закрывают, это означает удовлетворение или глубокое

раздумье. Он ответил, что сейчас дурманные деревья сажают лишь несколько

десятков человек, исключительно сильные мира сего: политические деятели,

военные и поэты, которые одновременно являются помещиками. Они не могут не

сажать дурманных деревьев, так как иначе потеряют всю свою власть. Для

политических деятелей дурманные листья - единственный способ увидеть

императора. Военные используют их как армейский провиант, а поэтам они

дают возможность грезить средь бела дня. В общем, дурманные листья

всемогущи, благодаря им можно всю жизнь бесчинствовать. Слово

"бесчинствовать" в устах высокопоставленных людей-кошек - самое изысканное

понятие.

Охрана дурманных рощ - основная функция Большого Скорпиона и других

помещиков. На свою армию они не могут положиться, потому что кошачьи

солдаты, как приверженцы истинной свободы, могут только поедать дурманные

листья и не понимают, что значит повиноваться приказу. Солдаты часто

грабят собственных хозяев - с точки зрения людей-кошек (во всяком случае

Большой Скорпион думал именно так), это вполне логично. Кто же охраняет

дурманные леса? Иностранцы. Каждый помещик вынужден содержать несколько

иностранных наемников. Страх перед иностранцами - одна из исконных

особенностей кошачьей натуры. Любовь к так называемой "свободе" не

позволяет кошачьим солдатам прожить хотя бы три дня без убийства, а война

с иностранцами для них вещь совершенно невозможная. Большой Скорпион

прибавил с удовлетворением, что стремление к взаимной резне в Кошачьем

государстве день ото дня возрастает, и методы убийства стали почти столь

же утонченными, как законы стихосложения.

- Убийство стало своего рода искусством! - поддакнул я. В кошачьем

языке не было слова "искусство", из моих долгих объяснений он ничего не

понял, однако все-таки запомнил китайское слово.

В древности люди-кошки воевали с иностранцами и даже побеждали, но за

последние пятьсот лет вследствие междоусобиц совершенно позабыли об этом,

обратили все усилия на внутренние раздоры и стали очень бояться

иностранцев. Без иностранной поддержки их император не получил бы к своему

столу ни одного дурманного листа.

Три года назад в Кошачье государство уже прилетал один воздушный

корабль. Откуда - жители не знали, но запомнили, что на свете существуют

большие птицы без перьев.

Когда прилетел наш корабль, люди-кошки поняли, что прибыли иностранцы,

но были уверены, что я тоже марсианин: они не могли представить, что,

кроме Марса, существуют другие планеты.

Большой Скорпион с другими помещиками тотчас побежал к месту

приземления, чтобы добыть иностранцев для охраны своих дурманных рощ. Все

прежние иностранные охранники почему-то вернулись к себе на родину, и

нужно было срочно вербовать новых.

Помещики условились передавать меня друг другу по очереди, так как в

последнее время нанять иностранца было очень нелегко. Увидев, что

физиономия у меня отнюдь не кошачья, они страшно перепугались, но затем

распознали мою наивность и решили не приглашать меня на службу, а просто

схватить. Как истые граждане Кошачьего государства, они были очень хитры и

иной раз способны на риск. Сейчас я понимаю, что, если бы я первым

применил силу, они бы тотчас разбежались, но ни в коем случае не

отказались от своей затеи. К тому же я не сумел бы найти себе пищу. В

общем, я доволен, что тогда не выстрелил. Но, с другой стороны, схватив

меня, они утратили ко мне уважение. Теперь можно было не говорить со мной

ни о каких условиях, достаточно давать немного еды. Изменились и намерения

союзников: вскоре из общественной собственности я превратился в частную.

Большой Скорпион был необычайно горд своим успехом, так как измена клятве

входит в их понимание свободы.

Они посадили меня закованным в лодку, а сами, страшась воды, побежали к

хижине-колодцу по берегу. Если бы лодка перевернулась, виною было бы,

разумеется, лишь мое собственное невезение. Лодка должна была сама

уткнуться в отмель, недалеко от которой стояла хижина-колодец.

Водворив меня в хижину, они разошлись по домам есть дурманные листья.

Носить подобную ценность с собой чрезвычайно опасно, поэтому они

предпочитали есть дома.

Роща Большого Скорпиона находилась ближе других от моей

импровизированной тюрьмы, но и он отправился за мной не сразу: после

дурманных листьев необходимо немного поспать. Большой Скорпион думал, что

его соперники придут не скоро, их появление было для него полной

неожиданностью. "Хорошо, что это "искусство" помогло!" - произнес он,

восхищенно указывая на мой пистолет. Теперь он всякий незнакомый предмет

называл искусством.

Я спросил, из чего были сделаны кандалы. Он пожал плечами и сказал, что

их привезли из-за границы.

- За границей есть много полезных вещей, но нам ни к чему подражать им.

Ведь наше государство самое древнее! - Большой Скорпион на секунду

удовлетворенно закрыл рот. - Впрочем, когда отправляешься в путь,

наручниками и кандалами запастись не мешает.

Я не понял, подсмеивается он надо мной или говорит серьезно. Сейчас

меня интересовало, где он провел эту ночь, потому что в лесу не видно было

других хижин. Не желая отвечать на мой вопрос, он попросил у меня

какое-нибудь "искусство", чтобы показать императору. Я дал ему спичку,

решив, что в "свободном" обществе каждый должен иметь какую-нибудь тайну,

и спросил только, есть ли у него семья.

Он кивнул головой.

- Вот соберем дурманные листья и поедем ко мне домой.

- А где твой дом?

- В столице. Там живут император и много иностранцев. Ты сможешь

увидеть своих друзей.

- Я прилетел с Земли и никого на Марсе не знаю.

- Все равно ты иностранец, а иностранцы всегда дружат.

Продолжать объяснения было бесполезно. Лучше дождаться, когда будет

закончен сбор дурманных листьев, и поскорее отправиться в путь, чтобы

собственными глазами взглянуть на Кошачий город.


7


Я считал, что никогда не смогу подружиться с Большим Скорпионом, а он,

вероятно, искренне желал дружбы, но его искренность, как у всех

людей-кошек, была весьма ограниченна. Он дружил только с теми, кого

собирался использовать в своих интересах. В течение трех или четырех

месяцев меня ни на минуту не оставляло желание похоронить останки

погибшего друга, однако Большой Скорпион всячески препятствовал мне. Он

воображал, будто охрана дурманных деревьев - единственная цель, ради

которой я прилетел на Марс. О дружеском долге люди-кошки вообще, наверное,

не имели понятия. Большой Скорпион все время твердил мне: "Ведь твой

приятель умер, зачем же смотреть на него?" Он скрывал от меня, в какой

стороне то место, где упал корабль, и все время следил за мной. Я
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Похожие:

Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconСказка о кошачьем рае
Ошибки человека становятся для животного источником страданий. И человек, утирая слезы, несет дряхлое животное усыплять. Но ни на...
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconНиколай Амосов Записки из будущего «Записки из будущего»: Знание; 1967
Крупный учёный, медик, болен лейкозом. Единственная надежда — лечь в анабиоз и дождаться, пока наука сумеет справиться с этим заболеванием....
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconКонстантин Серафимов Армения записки спасателя Серафимов Константин Армения записки спасателя
Аварийно-спасательный отряд в сборе, подана по телефону заявка в Обком партии на вылет в район землетрясения. Уточняем детали снаряжения...
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconНиколай Борисович Лопатин Секреты успеха (Записки рыболова) Chernovol
«Лопатин Н. Секреты успеха: Записки рыболова.»: © Издательство «Ураджай»; Минск; 1980
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconFlibusta net
Действие в Городе Падших Ангелов происходит спустя два месяца после событий, описанных в Городе Стекла
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconНиколай Николаевич Носов Незнайка в Солнечном городе Приключения Незнайки 2 Николай Носов
Зелёном городе и городе Змеёвке, о том, что они увидели и чему научились. Вернувшись из путешествия, Знайка и его друзья взялись...
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconВикентий Викентьевич Вересаев 9a6ee002-2a93-102a-9ac3-800cba805322 Записки врача
Викентьевича Вересаева «Записки врача». Она имела сенсационный успех. Переживания начинающего свою деятельность врача, трудности,...
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconЗиновий Михайлович Черниловский Записки командира роты Черниловский...
Боевые будни, очень живо написанные, представляют интерес для поколений, в войне не участвовавших. Не менее привлекают внимание и...
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconРегламент 3-й открытый Кубок Мэра города Омска по картингу без шипов
Администрация Ленинского административного округа города Омска (далее лао г. Омска)
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе icon"Когда народ много знает, им трудно управлять"(Лао-Цзы)
Высшая ценность в обществе постмодернизма быть свободным от политической системы, быть индивидуальностью: свободно творить, выражать...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница