Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе


НазваниеЛао Шэ. Записки о Кошачьем городе
страница5/16
Дата публикации31.07.2013
Размер1.62 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

шага. Ты, как всегда, купаешься, я получаю горсточку национальных

престижей, зрители расширяют свой кругозор, и никто не остается в убытке.

Это очень выгодное дело!

- А кто будет отвечать за умерших?

- Это пустяки! - пыхтя, отвечал Большой Скорпион. - Когда я кого-нибудь

убиваю, мне достаточно выложить несколько дурманных листьев. Законы -

только знаки, вырезанные на камне, а листья - это все. Никто не станет

интересоваться, убил ты кого-нибудь или нет. За тебя даже ни одного

дурманного листа платить не придется, потому что наши законы на

иностранцев не распространяются. Я жалею, что сам не иностранец. Если ты

убьешь кого-нибудь здесь, в деревне, брось его там, где убил, чтобы

белохвостые коршуны могли полакомиться, а если в городе, то зайди в суд и

сообщи. Судья тебя очень вежливо поблагодарит.

Большой Скорпион мне завидовал, а я чуть не плакал: "Бедные люди-кошки!

Вот и кончена ваша жизнь! Где же справедливость?!"

- Ведь те двое убитых были богатыми людьми. Разве их родственники не

захотят тебе отомстить?

- Конечно, захотят. Это они напали на мою рощу. Они давно уже послали

шпионов, чтобы следили за каждым твоим шагом. Как только ты отошел от

рощи, они сразу же налетели на нее. Идем скорей!

- Неужели человек ценится меньше дурманного листа?

- Мертвые - это мертвые, а живым нужно есть дурманные листья. Идем!

Может быть, я заразился стяжательством от людей-кошек, а может быть,

меня надоумила последняя фраза, брошенная Большим Скорпионом, но я вдруг

сообразил, что должен потребовать у него национальных престижей. Если в

один прекрасный день я покину его - а мы с Большим Скорпионом, наверное,

никогда не станем друзьями, - то чем мне кормиться? Я имею право получить

долю из денег, заработанных с моей помощью. В других условиях я бы никогда

не додумался до этого, но здесь необходимо предусматривать все. Мертвые -

это мертвые, а живым нужно есть дурманные листья. Разумно.

Невдалеке от рощи я остановился и спросил:

- А сколько ты заработал за эти дни?

Большой Скорпион оторопел и вытаращил глаза.

- Всего пятьдесят национальных престижей, да еще два из них оказались

фальшивыми. Идем скорее!

Я решительно повернулся и пошел назад. Он догнал меня:

- Сто! Сто!

Поскольку я продолжал идти, он довел цифру до тысячи. Я знал, что самих

зевак была почти тысяча, но не хотел торговаться с ним.

- Ладно, дашь мне пятьсот, а иначе прощай.

Большой Скорпион понимал, что каждая минута промедления стоит ему

дурманных листьев, и со слезами на глазах согласился.

- А если ты еще когда-нибудь тайком будешь зарабатывать на мне, я сожгу

твою рощу! - добавил я, похлопав по спичечному коробку.

Он снова поддакнул.

В роще уже никого не оказалось: наверное, грабители выставили

дозорного, который и сообщил им о моем приближении. Два или три десятка

деревьев на опушке стояли почти голыми. Большой Скорпион вскрикнул и упал

без чувств.


9


Дурманная роща выглядела очень красиво. Листья были уже больше ладони:

толстые, темно-зеленые, с золотисто-красными прожилками. На самых сочных

листах появились разноцветные пятнышки, которые превратили рощу в огромный

пестрый цветник. Солнечный свет, пробиваясь сквозь серый воздух, делал

листья еще более яркими и привлекательными. Они не слепили глаз, а

радовали, словно древняя картина, на которой краски почти не поблекли, но

благодаря прошедшим годам утратили ненужную пестроту.

Возле рощи с утра до вечера стояло множество зрителей. Впрочем, нет, не

зрителей, потому что глаза у них были блаженно закрыты, а носы втягивали

волшебный аромат. Из разинутых ртов текла слюна. Когда задувал ветер, все

продолжали стоять неподвижно - вытягивались и поворачивались только их

шеи, подобно рожкам улиток. Какой-нибудь созревший лист падал. "Нюхатели"

не видели и не слышали его мягкого падения, но, казалось, чуяли носом: они

мгновенно открывали глаза, шевелили губами, однако Большой Скорпион всегда

опережал жаждущих. Он подкатывался, точно клубок шерсти, и подбирал свою

драгоценность. Вокруг раздавались тяжелые вздохи.

Для охраны рощи Большой Скорпион нанял пятьсот солдат, расквартировав

их больше чем в километре отсюда, потому что они первыми начали бы грабить

рощу. Не приглашать их нельзя, так как охрана дурманных деревьев была

самым важным делом в Кошачьем государстве. Все понимали, что солдаты

ничего не могут защитить, но отказаться от них значило оскорбить

генералов, а Большой Скорпион был гражданином благонамеренным и не хотел,

чтобы его в чем-нибудь обвинили. Однако во избежание соблазна он ставил

свое войско подальше. Когда ветер дул слишком сильно и притом в сторону

солдат, хозяин приказывал им отойти еще на полкилометра. Они ни за что не

послушались бы его приказов и восстали, если бы рядом не было меня.

Недаром в Кошачьем государстве существует поговорка: "Иностранец чихнет -

сто солдат упадет".

Войском Большого Скорпиона командовали двадцать генералов. Эти генералы

были мудрыми, справедливыми, верными и надежными, но в любую минуту вполне

могли связать хозяина и тоже кинуться грабить рощу. Только благодаря моему

присутствию они не грабили, а оставались верными и надежными.

Забот у Большого Скорпиона было хоть отбавляй: шпионить за генералами,

следить за направлением ветра, отгонять солдат, присматривать за зеваками.

Недавно ему одним духом пришлось съесть тридцать валявшихся листьев, иначе

бы они пропали. Говорят, что после сорока листьев можно три дня не спать,

но зато на четвертый день отправишься к праотцам. Такая уж это штука,

дурманные листья: если съешь мало, чувствуешь себя неплохо, но ничего не

хочешь делать; если много съешь, способен горы свернуть, но скоро помрешь.

Большой Скорпион был очень труслив, знал, что объедаться листьями нельзя,

однако сдержать себя не мог. Бедный Большой Скорпион!

Он урезал мне ужин, потому что при малых порциях можно всю ночь

бодрствовать. Ведь я фактически один охранял его рощу - значит, меня нужно

морить голодом. Чем выше заслуги человека, тем больше он должен страдать -

такова кошачья логика. Но я не стерпел и разбил свою миску. На следующий

день меня снова ждал нормальный ужин. Теперь я знал, как следует поступать

с людьми-кошками, хотя и испытывал угрызения совести.

Целый день дул ветер. С того дня, когда я впервые попал в эту рощу,

такой погоды не бывало. Слабый ветерок поднимался, и то не на целый день.

Дурманные листья тогда едва начинали алеть. А сейчас они все время дрожали

и переливались целой гаммой красок. Ночью Большой Скорпион с генералами

воздвигали в середине рощи какой-то деревянный каркас: это оказалась

сторожевая вышка для меня. Они объяснили, что ветер называется дурманным и

сулит перемену погоды. В Кошачьем государстве всего два сезона: первая

половина года - спокойный сезон, а вторая - бурный, с ветром и дождем.

Утром до меня сквозь сон донеслись странные звуки. Я вылез из своей

хижины и увидел Большого Скорпиона, стоящего перед генеральским строем. За

ухом у него красовалось перо из хвоста коршуна, в лапах - длинная палка.

Генералы держали нечто вроде музыкальных инструментов. Завидев меня,

Большой Скорпион ткнул палкой в землю, и генералы разом подняли свои

инструменты. Когда он ткнул палкой в небо, инструменты зазвучали. Первый

генерал дул, второй колотил - словом, все двадцать инструментов стали

издавать разные звуки: высокие, низкие, но в равной степени режущие слух,

противные. Глаза у музыкантов вылезли на лоб, тела раскачивались, рты

хватали воздух, однако отставать никто не желал. Двое, почти задохнувшись,

упали на землю и все-таки продолжали дуть, потому что в Кошачьем

государстве ценится только долгая и шумная музыка.

Три часа продолжался этот концерт. Наконец Большой Скорпион взмахнул

своей палкой, музыка смолкла, и запыхавшиеся генералы присели на корточки.

Вытащив из-за уха перо коршуна, Большой Скорпион почтительно подошел ко

мне:

- Пора! Прошу тебя подняться на священный алтарь и от лица богов

наблюдать за сбором дурманного листа.

Сначала я ничего не понял, так как одурел и оглох от их музыки. Потом

меня начал разбирать смех, но я все же последовал за Большим Скорпионом.

Он воткнул в мои волосы перо, забрался на сторожевую вышку и стал

молиться. Снова грянула музыка. Наконец он слез и пригласил меня наверх.

Вспомнив детство, я ловко вскарабкался по деревянным перекладинам. Большой

Скорпион взмахнул палкой, генералы разбежались и встали в почтительном

отдалении. По приказу Большого Скорпиона к ним подбежало множество солдат,

тоже с палками. Большой Скорпион показал им на вышку, и солдаты подняли

палки, как бы отдавая мне честь. Теперь я окончательно убедился, что играю

роль представителя богов, которые, без сомнения, просто обожают Большого

Скорпиона. Он тем временем объяснил солдатам, что, если во время сбора

урожая они спрячут или съедят хотя бы один лист, представитель богов

поразит их "ручным громом". Ручной гром вылетит вон из того "искусства". А

генералы назначаются надсмотрщиками; заметив кражу, они заиграют на своих

инструментах, и Большой Скорпион попросит меня извергнуть ручной гром.

Солдатам было приказано разбиться по двое: один забирался на дерево,

другой складывал сорванные листья. У ближних ко мне деревьев никого не

оказалось, так как Большой Скорпион предупредил солдат, что они могут

окаменеть от одного дыхания представителя богов. Словно

загипнотизированные хозяином, солдаты принялись за работу, а Большой

Скорпион сновал между ними, как челнок в ткацком станке, - наверное, опять

съел штук тридцать отменных листьев. Палка его была все время нацелена на

головы солдат. Говорят, что во время сбора дурманного листа помещик должен

убить по крайней мере одного солдата и закопать его под деревом, чтобы

обеспечить себе на следующий год богатый урожай. Но если в роли

представителя богов у помещика не настоящий иностранец, солдаты могут сами

убить хозяина, ободрать все листья, а из веток наделать оружия, то есть

палок. Войско, оснащенное палками из дурманного дерева, считается в

Кошачьем государстве самым грозным.

Я сидел на сторожевой вышке, как попугай на жердочке, и потешался сам

над собой. Но мне все же не хотелось нарушать кошачьих обычаев. Я должен

хорошенько узнать местных жителей, а для этого надо участвовать во всех их

делах, как бы они ни были смешны. К счастью, дул ветерок, и жара меня не

очень мучила. Чтобы не получить солнечного удара, я велел Большому

Скорпиону принести мне вместо шляпы сплетенную из травы крышку, которой я

накрывал еду.

От обычных людей-кошек солдаты отличались только перьями за ухом да

палками. Эти предметы, конечно, давали им преимущество перед рядовыми

жителями, но сейчас, загипнотизированные Большим Скорпионом, они, пожалуй,

страдали сильнее своих соплеменников. Они грызли рощу, точно шелкопряды

после спячки, и вскоре я уже видел стволы, которые раньше были плотно

закрыты листвой. Еще через некоторое время солдаты добрались до макушек и

даже принялись за сравнительно близкие ко мне деревья. Но на этих деревьях

они рвали только одной лапой, а другой заслоняли глаза, видимо, боясь, что

я могу их ослепить.

"Оказывается, люди-кошки отнюдь не бестолковы, - подумал я. - Если бы у

них был настоящий руководитель, способный покончить с дурманом, они сумели

бы сделать многое. Может быть, стоит заняться ими? Прогнать Большого

Скорпиона, стать для них и помещиком, и генералом... Нет, пустые мечты. Я

ничего не решусь предпринять, потому что не знаю их как следует".

В этот момент я вдруг увидел (деревья вокруг меня оголились, и я

отчетливо мог видеть все, что происходило внизу), как Большой Скорпион

занес свою палку над головой одного солдата. Я знал, что не успею

задержать эту палку, даже если спрыгну с высоты двух саженей и не сломаю

ногу при прыжке, но мне очень хотелось наказать Большого Скорпиона. Я

прыгнул, тотчас поднялся, подбежал, однако солдат уже лежал на земле, а

Большой Скорпион приказывал закопать его.

Человек, не понимающий ближних, часто вредит им при самых благородных

побуждениях. Когда я спрыгнул, солдаты решили, что сейчас грянет ручной

гром, и почти все попадали с деревьев. Многие, наверное, разбились, потому

что вокруг стоял сплошной стон. Но я тогда не обратил на них внимания, а

схватил Большого Скорпиона. Он воспринял мой прыжок иначе, решив, что я

хочу помочь ему, что я вообще стал его верным клевретом - ведь все это

утро я был так послушен. Когда я его схватил, он очень удивился: он не

чувствовал за собой никакой вины.

- Почему ты убил солдата? - крикнул я.

- Он отгрыз стебель от листа...

- И за это ты мог?..

Тут я вспомнил, что нахожусь среди людей-кошек, которых бесполезно

урезонивать. Я сделал знак солдатам:

- Связать его!

Они смотрели на меня и, казалось, ничего не понимали.

- Связать Большого Скорпиона! - пояснил я, но никто не двинулся с

места.

Сердце мое похолодело. Если я действительно встану во главе этих

солдат, мне, наверное, никогда не найти с ними общего языка. Они не смеют

помочь мне не потому, что любят Большого Скорпиона, а потому, что не

понимают моей правоты. Им даже в голову не приходит, что можно мстить за

товарища. Это поставило меня в тупик: если я отпущу Большого Скорпиона, он

наверняка станет презирать меня. Но и убивать его не стоило - он еще может

пригодиться мне на Марсе, по крайней мере здесь, в Кошачьей стране. При

всех своих дурных качествах он для меня полезнее, чем эти жалкие вояки. Я

притворился, будто гнев мой несколько утих.

- Признаешь свою вину? - спросил я Большого Скорпиона. - Или хочешь,

чтобы я отдал твою рощу на разграбление?

Услышав о разграблении, солдаты оживились, протянули лапы к листьям, но

я дал Большому Скорпиону два пинка, и все снова замерли. Глаза Большого

Скорпиона превратились в крохотные щелки. Я чувствовал, что он ненавидит

меня: ведь его наказал перед солдатами сам посланец богов, да еще за

какой-то пустяк. Однако ссориться со мной он не посмел.

Я спросил его, сколько он платит сборщикам дурманных листьев. Когда он

ответил, что по два листа, солдаты снова навострили уши, видимо ожидая

прибавки жалованья. Я потребовал, чтобы Большой Скорпион хорошенько

накормил их после работы, и уши разочарованно опустились. Мне не было дела

до их печальных вздохов - меня больше интересовала семья убитого солдата,
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Похожие:

Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconСказка о кошачьем рае
Ошибки человека становятся для животного источником страданий. И человек, утирая слезы, несет дряхлое животное усыплять. Но ни на...
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconНиколай Амосов Записки из будущего «Записки из будущего»: Знание; 1967
Крупный учёный, медик, болен лейкозом. Единственная надежда — лечь в анабиоз и дождаться, пока наука сумеет справиться с этим заболеванием....
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconКонстантин Серафимов Армения записки спасателя Серафимов Константин Армения записки спасателя
Аварийно-спасательный отряд в сборе, подана по телефону заявка в Обком партии на вылет в район землетрясения. Уточняем детали снаряжения...
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconНиколай Борисович Лопатин Секреты успеха (Записки рыболова) Chernovol
«Лопатин Н. Секреты успеха: Записки рыболова.»: © Издательство «Ураджай»; Минск; 1980
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconFlibusta net
Действие в Городе Падших Ангелов происходит спустя два месяца после событий, описанных в Городе Стекла
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconНиколай Николаевич Носов Незнайка в Солнечном городе Приключения Незнайки 2 Николай Носов
Зелёном городе и городе Змеёвке, о том, что они увидели и чему научились. Вернувшись из путешествия, Знайка и его друзья взялись...
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconВикентий Викентьевич Вересаев 9a6ee002-2a93-102a-9ac3-800cba805322 Записки врача
Викентьевича Вересаева «Записки врача». Она имела сенсационный успех. Переживания начинающего свою деятельность врача, трудности,...
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconЗиновий Михайлович Черниловский Записки командира роты Черниловский...
Боевые будни, очень живо написанные, представляют интерес для поколений, в войне не участвовавших. Не менее привлекают внимание и...
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconРегламент 3-й открытый Кубок Мэра города Омска по картингу без шипов
Администрация Ленинского административного округа города Омска (далее лао г. Омска)
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе icon"Когда народ много знает, им трудно управлять"(Лао-Цзы)
Высшая ценность в обществе постмодернизма быть свободным от политической системы, быть индивидуальностью: свободно творить, выражать...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница