Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе


НазваниеЛао Шэ. Записки о Кошачьем городе
страница6/16
Дата публикации31.07.2013
Размер1.62 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

которой я велел выплатить сто национальных престижей. Большой Скорпион

согласился, но когда я начал спрашивать, где живет семья погибшего, никто

не издал ни звука. У людей-кошек не было привычки утруждать свой язык ради

других. Я понял это только спустя несколько месяцев, а Большой Скорпион

благодаря моему неведению сэкономил национальные престижи.


10


После окончания сбора листьев по-прежнему дул ветерок, в воздухе

похолодало, на небе стали изредка появляться черные тучи, но без дождя.

Это было начало "бурного сезона", когда помещики везли дурманные листья в

город. Хотя Большой Скорпион был очень недоволен мной, ему пришлось

напустить на себя добрейший вид, потому что отправляться в путь без меня

было равносильно самоубийству.

Высушенные листья сложили в тюки. Каждый тюк тащили по очереди двое

солдат, причем на головах. Впереди несли Большого Скорпиона: четверо

солдат подпирали головами его тело, двое солдат повыше - ноги, а один

солдат - шею. Этот способ передвижения был самым почетным в Кошачьем

государстве, хотя и не очень удобным. По обеим сторонам от носильщиков шли

двадцать генералов с музыкальными инструментами. Если солдаты не соблюдали

дисциплину - например, запускали когти в тюки, чтобы нюхнуть дурману, - то

генералы изысканнейшими звуками докладывали об этом Большому Скорпиону.

Все вещи в Кошачьем государстве должны были приносить прямую пользу,

искусство тоже: музыканты обычно служили шпиками.

Мне полагалось занять наиболее ответственное место в середине колонны.

Большой Скорпион приготовил для меня семерых носильщиков, но я отказался

от этого благодеяния и решил идти самостоятельно. Он никак не хотел

соглашаться: приводил цитаты из классиков, говорил, что императора носит

двадцать один человек, князя - пятнадцать, аристократов - семь, что это

древний обычай, который нельзя, непозволительно нарушать. "Аристократ,

ходящий по земле, позорит своих предков!" - восклицал он. Я уверил его,

что мои предки не будут опозорены, если меня не понесут на головах. Тогда

он чуть не заплакал и продекламировал двустишие:
Тот, кто ест дурманные листья,

Всегда будет аристократом.
- Пошел ты со своими аристократами! - оборвал я его, не вспомнив

подходящей стихотворной цитаты.

Большой Скорпион вздохнул и про себя, должно быть, выругался, но вслух

бранить меня не посмел.

Построение колонны заняло больше двух часов. Большой Скорпион то

укладывался на головы своих носильщиков, то опять вскакивал, и так до семи

раз, потому что кошачьи солдаты никак не могли стоять спокойно. Теперь они

знали, что я не всегда помогаю Большому Скорпиону, он не решался пустить в

ход дубинку, а ругань без побоев на них не действовала. Отчаявшись

построить солдат в прямую линию, Большой Скорпион сдался и велел

выступать.

Но едва мы пошли, как в небе показалось несколько белохвостых коршунов.

Большой Скорпион испугался дурного предзнаменования, снова соскочил на

землю и отложил выступление на завтра. Вконец обозленный, я вытащил

пистолет:

- Если сейчас не пойдешь, не пойдешь вовсе!

Физиономия Большого Скорпиона позеленела. Он пошамкал ртом, однако не

смог выдавить ни слова. Он понимал, что спорить со мной бесполезно, и в то

же время знал, как опасно не верить приметам. Понадобилось минут

пятнадцать, прежде чем он, весь дрожа, вскарабкался на кошачьи головы. Мы

наконец двинулись. То ли от испуга, то ли из-за шалостей носильщиков он

частенько падал на землю, но мигом снова взбирался на головы - Большой

Скорпион свято хранил обычаи предков.

Всюду, где только можно было что-либо написать - на древесной коре, на

камнях, на ветхих стенах, - всюду огромными белыми знаками были написаны

лозунги и славословия: "Приветствуем Большого Скорпиона!", "Большой

Скорпион отдает все силы для производства государственной пищи", "Солдаты

Большого Скорпиона высоко несут дубинки справедливости", "Только благодаря

Большому Скорпиону выдался богатый урожай"... Эти надписи были начертаны

специальным гонцом для услаждения Большого Скорпиона в пути: он же сам и

послал гонца.

Проходя небольшие селения, мы видели деревенских людей-кошек, которые

сидели, прислонившись спиной к своей лачуге и зажмурив глаза. Меня очень

удивило, что они даже не смотрят на нас. Если они боятся солдат, то почему

не спрячутся, а если не боятся, то почему сидят с закрытыми глазами? И тут

я разглядел, что на головах сидящих тоже видны мазки белой краски, из

которых складываются лозунги вроде "Приветствуем Большого Скорпиона!".

Хотя деревенские по-прежнему не открывали глаз, Большой Скорпион милостиво

кивал им, благодаря за радушие.

Эти деревни находились под его покровительством, и жалкий, унылый,

изможденный вид жителей без слов говорил о том, как нежно пекся о них

заступник. Я еще сильнее возненавидел Большого Скорпиона.

Один я мог бы дойти до Кошачьего города самое большее за полдня, но

поход с кошачьими солдатами требовал серьезного навыка и терпения.

Вообще-то, люди-кошки умеют двигаться быстро, однако, став солдатами,

теряют эту способность. Вернее сказать, они теряют ее, когда нужно идти

вперед, а когда приходится отступать, снова обретают ее. Такая

необходимость появляется при каждой встрече с врагом.

Было час пополудни. И хотя по небу плыли тучки, солнце припекало весьма

основательно. Солдаты тащились с широко раскрытыми ртами, их шерсть

слиплась от пота - я еще не видывал такой неказистой армии. Наконец

вдалеке показалась дурманная роща, и Большой Скорпион приказал идти прямо

через нее. Я решил, что он жалеет солдат, хочет, чтобы они отдохнули в

тени. Но когда мы добрались до этой рощи, он спросил меня, нельзя ли ее

разграбить. "Листья - пустяки. Главное - обогатить армию боевым опытом!" -

пояснил он.

Ничего не ответив, я взглянул на своих спутников. Они уже закрыли рты и

выглядели почти бодрыми. "В конце концов, грабеж - это основное занятие

кошачьих солдат, - подумал я. - Они ненавидят меня так же, как Большой

Скорпион, и если я все время буду грозить им пистолетом, они рано или

поздно убьют меня. Кто оценит мое благородство?" Я чувствовал, что уже

начинаю заражаться кошачьей психологией; моя храбрость все чаще уступала

место приспособленчеству. Но едва я согласился, как Большой Скорпион не

замедлил попросить меня возглавить операцию. На этот раз мой ответ был

твердым: грабьте сами, а меня не вмешивайте.

Солдаты уже давно почуяли запах добычи. Не дожидаясь приказа, они

бросили тюки на землю и с палками в лапах ринулись вперед. Большого

Скорпиона я тоже еще не видел таким смелым: глаза его бесстрашно

округлились, шерсть встала торчком, палка взметнулась в воздух. В саму

рощу воители не побежали, а как безумные стали носиться вокруг. Я понял,

что они выманивают из рощи охранников. Увидев, что там нет никакого

движения, Большой Скорпион засмеялся, солдаты тоже, и вся армия бросилась

на дурманные деревья.

Внезапно из рощи донесся крик. Большой Скорпион заморгал своими уже не

круглыми глазами, солдаты бросили палки, попятились и, обхватив головы

лапами, завыли:

- Там иностранец! Иностранец!

Хозяин, казалось, не поверил им, но его возражение прозвучало без

особой убежденности:

- Иностранец? Я точно знаю, что там нет иностранца...

Пока он бормотал, из леса вышло множество кошачьих солдат и два высоких

беловолосых существа, вооруженных блестящими палками. "Это наверняка

иностранцы, - подумал я. - Как мне быть, если Большой Скорпион попросит

меня драться с ними?! Я даже не знаю, что это за блестящие палки". Хотя я

и не затевал грабежа, но все-таки чувствовал себя соратником Большого

Скорпиона: его поражение уронило бы и мой авторитет, а с этим связано все

мое будущее в Кошачьем государстве.

- Скорей задержи их! - шепнул мне Большой Скорпион.

Отбросив размышления, я вынул пистолет и двинулся вперед. К моему

удивлению, беловолосые существа (они тоже были похожи на кошек)

остановились. Большой Скорпион подбежал ко мне, из чего я понял, что

особой опасности нет.

- Начинай переговоры! - зашептал он, прячась за мою спину.

Я слегка оторопел. Почему он больше не толкает меня в бой? О чем

разговаривать с этими белыми существами? Человек всегда теряется, когда от

него требуют меньше, чем он собрался дать. А один из моих соперников

промолвил, обращаясь к Большому Скорпиону:

- Штрафуем тебя на шесть тюков дурманного листа, каждому по два.

Я оглянулся. Белых людей-кошек было только двое. Почему же он насчитал

шесть тюков?

- Говори с ними! - торопливо шепнул Большой Скорпион.

Но что говорить? Я лишь машинально повторил:

- Штрафуем тебя на шесть тюков...

Белые существа улыбнулись и с довольным видом кивнули головами. Большой

Скорпион облегченно вздохнул, а я по-прежнему не мог ничего понять. Только

когда тюки принесли и белые люди-кошки предложили мне выбирать первому, я

сообразил, что они включили в свою компанию и меня. Оставалось ответить

такой же вежливостью и отдать им лучшие тюки. Иностранцы поклонились:

- Мы тоже скоро закончим сбор листьев, еще увидимся с вами в городе.

- Еще увидимся... - повторил я, чувствуя, что вновь столкнулся с

каким-то странным обычаем. Белые существа приказали своим солдатам забрать

тюки и скрылись в роще.

Прибыв в Кошачий город и поговорив с другими иностранцами, я наконец

разобрался в этом приключении. Поскольку люди-кошки не могут победить

иностранцев, у них остается только одна надежда - что иностранцы сами

перебьют друг друга. Чтобы укрепить свою мощь, нужно ее укреплять, а кошки

не любят расходовать энергию. Они предпочитают молить богов о том, чтобы

иностранцы ввязались в междоусобицу, которая тотчас позволит им, кошкам,

стать сильными - вернее, увидеть другие страны такими же слабыми, как

Кошачье государство. Иностранцы раскусили этот замысел. Они часто

конфликтовали с Кошачьим государством, но никогда не позволяли ему извлечь

пользу из их собственных раздоров. Они превосходно понимали, что даже

победа может обернуться для них поражением, если они будут разобщены. И,

наоборот, объединившись, они смогут получить от людей-кошек немалую

выгоду. Так строилась не только международная политика, но и жизнь всех

иностранцев в Кошачьем государстве. Их основной профессией была охрана

дурманных рощ, однако охранять рощи они условились лишь от местных

жителей, а не друг от друга. Преступивший это правило наказывался,

благодаря чему люди-кошки ценили иностранцев все больше.

Для "защитников" такая система была совсем недурна, а для туземцев? Я

невольно обиделся за Больших Скорпионов, но затем подумал: они сами

виноваты, что терпят это, не стараются стать сильными и давят своих

соплеменников с помощью иностранцев. Уважать можно только достойных людей,

а люди-кошки утратили и честь, и совесть - не удивительно, что иностранцы

с ними не церемонятся.

После разговоров на эту тему я долго пребывал в дурном настроении.

Но вернусь к Большому Скорпиону: уплата контрибуции ничуть не

пристыдила его, он даже чувствовал себя победителем, с важным видом

взгромоздился на кошачьи головы и сказал, что если я не нуждаюсь в таком

количестве дурманных листьев (они ведь мне не очень нравятся), то он готов

выкупить их за тридцать национальных престижей. Я знал, что два тюка стоят

по меньшей мере триста престижей, но не стал торговаться с ним и вообще не

ответил на его предложение.

Солнце уже клонилось к западу, когда впереди показался Кошачий город.


11


Едва я увидел его, как почему-то решил, что эта цивилизация скоро

должна погибнуть. Я еще не был знатоком кошачьей цивилизации; та ее часть,

с которой я столкнулся в деревне, лишь пробудила мое любопытство, желание

уяснить скрытую суть. Не верилось, что здешняя культура сводится к одним

ужасам. Конечно, цивилизации иногда погибают, наша земная история тоже

писана не только розовой водичкой, но если мы способны рыдать просто при

чтении истории, то еще горше наблюдать гибнущую цивилизацию собственными

глазами.

У человека перед смертью может быть цветущий вид; приговоренный к

гибели город порою бывает шумным, оживленным, и все-таки он умирает,

медленно и неотвратимо. Можно спасти отдельного человека, но не город.

Кажется, будто разящий перст судьбы занесен и над дурными, и над хорошими

его обитателями. Хороших обитателей немного, они торопят свою гибель или

пишут завещания, но их крики, и печальные, и веселые, так же бессмысленны,

как треск цикад, пытающихся заглушить вой осеннего ветра.

Этот разящий перст я увидел и над шумными и суетливыми жителями

Кошачьего города - скоро от них останется лишь прах и пепел!

Кошачий город выглядел очень оживленным. Его планировка показалась мне

наипростейшей, как у военного лагеря. Никаких улиц и переулков, только

дома и пустыри, точнее - один большой пустырь, на котором стоит множество

бесцветных домов. Все пространство между домами заполнено народом,

неизвестно чем занимающимся. Ни один житель не ходит прямо, обязательно

мешает другим. К счастью, пустыри весьма обширны, поэтому поток прохожих

движется то вдоль, то поперек, ударяясь в дома, словно в дамбы. Я еще не

знал, есть ли у этих домов номера. Если есть, то из пятого дома в десятый

нужно пробираться километра два. Сначала тебя швырнут налево, потом

направо, затем понесут вперед, отбросят назад и так далее. За время этого

путешествия можешь случайно попасть к цели, а можешь даже домой не

вернуться.

Когда-то здесь наверняка были улицы, но улицы опасны, потому что

люди-кошки считают позорным уступать другому дорогу. Ходьба по разным

сторонам тем более претила их свободному духу. Единственным выходом было

ликвидировать улицы. Правда, от толкотни это не спасало, но по крайней

мере сберегало немало жизней (как видите, иногда люди-кошки поступают

весьма гуманно). Пронестись без отдыха километров шесть, а лотом вернуться

не так уж опасно, хотя и утомительно. Впрочем, не всегда утомительно: ведь

ты можешь ехать на соседях, точно в бесплатном поезде. Я решил обязательно

проверить свои догадки и посмотреть, нет ли здесь следов бывших улиц.

В самой давке не было ничего особенного. Но вот странно: поток

пешеходов то поднимался, то опускался. Увидев на дороге камешек, прохожие

присаживались на корточки, затем и вовсе садились, чтобы насладиться

невиданным зрелищем. Новые прохожие тоже приседали на корточки, задние
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Похожие:

Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconСказка о кошачьем рае
Ошибки человека становятся для животного источником страданий. И человек, утирая слезы, несет дряхлое животное усыплять. Но ни на...
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconНиколай Амосов Записки из будущего «Записки из будущего»: Знание; 1967
Крупный учёный, медик, болен лейкозом. Единственная надежда — лечь в анабиоз и дождаться, пока наука сумеет справиться с этим заболеванием....
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconКонстантин Серафимов Армения записки спасателя Серафимов Константин Армения записки спасателя
Аварийно-спасательный отряд в сборе, подана по телефону заявка в Обком партии на вылет в район землетрясения. Уточняем детали снаряжения...
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconНиколай Борисович Лопатин Секреты успеха (Записки рыболова) Chernovol
«Лопатин Н. Секреты успеха: Записки рыболова.»: © Издательство «Ураджай»; Минск; 1980
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconFlibusta net
Действие в Городе Падших Ангелов происходит спустя два месяца после событий, описанных в Городе Стекла
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconНиколай Николаевич Носов Незнайка в Солнечном городе Приключения Незнайки 2 Николай Носов
Зелёном городе и городе Змеёвке, о том, что они увидели и чему научились. Вернувшись из путешествия, Знайка и его друзья взялись...
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconВикентий Викентьевич Вересаев 9a6ee002-2a93-102a-9ac3-800cba805322 Записки врача
Викентьевича Вересаева «Записки врача». Она имела сенсационный успех. Переживания начинающего свою деятельность врача, трудности,...
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconЗиновий Михайлович Черниловский Записки командира роты Черниловский...
Боевые будни, очень живо написанные, представляют интерес для поколений, в войне не участвовавших. Не менее привлекают внимание и...
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе iconРегламент 3-й открытый Кубок Мэра города Омска по картингу без шипов
Администрация Ленинского административного округа города Омска (далее лао г. Омска)
Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе icon"Когда народ много знает, им трудно управлять"(Лао-Цзы)
Высшая ценность в обществе постмодернизма быть свободным от политической системы, быть индивидуальностью: свободно творить, выражать...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница