Алекс Гарленд Тессеракт Scan: Ronja Rovardotter, ocr&SpellCheck: golma1 «Тессеракт»


НазваниеАлекс Гарленд Тессеракт Scan: Ronja Rovardotter, ocr&SpellCheck: golma1 «Тессеракт»
страница4/13
Дата публикации23.03.2013
Размер2.14 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

2-1






^

Черный пес уже в пути



1


Из окна кухни все казалось разноцветным. Асфальт еще голубел, а трава зеленела, хотя солнце почти скрылось за горизонтом и небо отливало красным. В любом другом месте города красное небо стерло бы все цвета, как при фотовспышке, но только не здесь. Это был хороший квартал, застроенный частными домами, с широкими чистыми улицами, где все цвета, как ни странно, какое-то время сохранялись и после захода солнца.

– Время цветения, – сказала Роза, отряхивая с рук мыльную пену.

На прошлой неделе зацвели деревья на Адонис-авеню, прорываясь сквозь прутья оград, как брызги водопада.

– Готово, – добавила она, внушая самой себе, что тарелки в мойке чище некуда. Она целых десять минут мыла их и споласкивала в холодной воде, пока последнее сухое рисовое зернышко не отлепилось от фарфора.

Кстати, тарелки уже были чистыми, а дети еще нет. Она хотела искупать их и уложить в постель до прихода мужа, даже если они к тому времени не заснут. Роза вытащила пробку из мойки и увидела свое красивое лицо, которое отражалось в водовороте стекающей воды. Пройдет еще несколько лет, и ее волосы станут такими же седыми и тусклыми, как у ее матери.
Рафаэлю шесть лет, а Лите – восемь. У него подстриженные ежиком пушистые волосы, круглое личико и большие серьезные глаза с бровями домиком. Из-за этого кажется, что Рафаэль хмурится, даже когда он улыбается. А вот у Литы брови похожи на крылья, поэтому у нее такой вид, будто она вот-вот рассмеется, даже когда ей совсем не до смеха. Очень красивая девочка, как любит повторять ее бабушка Корасон, даже слишком часто, в ущерб самой Лите. Если Лита и вправду вырастет такой красивой, то чем меньше она будет об этом знать, тем лучше. Пока же она, как ни удивительно, совершенно не осознает, что может как угодно вертеть любым существом мужского пола старше тринадцати, и слава богу, если так будет и дальше.

Лучше выразить свою любовь и восхищение, просто проведя по влажным волосам детей, или снять с их лобиков мыльную пену, которая может попасть им в глаза.

– Как вода? – спросила Роза. Лита кивнула:

– Хорошая. Не очень горячая.

– Ага, – поддержал Рафаэль. – Не очень горячая. Она была не очень горячая, даже когда мы залезли в ванну.

– Смотри-ка, ты уже не просишь дать тебе утенка.

– Гмм…

– Так что, дать его тебе?

– Ну… – Рафаэль пожал плечами, – ладно.

– Только «ладно»? А совсем недавно ты ни в какую не хотел без него купаться.

– Хорошо. Дай мне, пожалуйста, утенка. Роза протянула ему желтую игрушку, и он бросил ее между скрещенных ног. Почти сразу же утенок завалился набок и стал тонуть. Две половинки пластмассовой игрушки постепенно разошлись, и немного песка высыпалось из нее при каждом купании. За несколько месяцев Роза так привыкла к тому, что песок царапает ей спину, когда она лежит в ванне, что ей почти недоставало этого ощущения, когда весь песок высыпался.

– Мама, расскажи о больнице, – попросила Лита.

– Все… как обычно.

– Ты спасла кого-нибудь? Роза помотала головой.

– Нет, Лита, сегодня никого.

Лита была разочарована. В прошлом месяце Корасон привела детей в больницу, чтобы они встретили маму с работы. Все вместе они вошли со стороны отделения травматологии, куда только что привезли людей, пострадавших в автокатастрофе в районе Эдзы. Трупы лежали прямо на полу, и кругом было много крови. К счастью, дети были уравновешенными и, в отличие от бабушки, не мучились потом кошмарами и спали спокойно. Однако этот случай дал Лите совершенно неверное представление о каждодневной работе матери, и Роза пыталась исправить положение, терпеливо объясняя девочке что к чему.

– Ты правда никого не спасла?

– Правда. Зато одному больному я поставила диагноз – аппендицит.

– Аппендицит! – радостно подхватила Лита. – А от этого можно умереть?

– Только если попадешь к некомпетентному доктору.

– Не-ком-пе-тент-ному?

– Плохому доктору.

– Как Эдуардо?

– Кто тебе сказал, что Эдуардо плохой доктор?

– Ты.

– Неужели?

– Я слышала, как на прошлой неделе ты говорила об этом папе.

– А-а! Так у тебя большие уши, – притворно рассердилась Роза и ущипнула ее за ушко.

Лита захихикала.

– Ну, а у тебя как дела? Расскажи, что в школе. Ты там кого-нибудь спасла?

Но Лита ничего не ответила. Ее отвлекло то, что проделывал Рафаэль.

Роза повернулась. Рафаэль схватил утенка и держал дырявую игрушку над лицом, выливая мыльную воду прямо себе в рот и на подбородок.

– Раффи, неужели ты пьешь это?

– Совсем немножко, – пролепетал Рафаэль.

– Ведь я говорила тебе, что вода в ванне совсем не такая, как питьевая вода из крана на кухне. Она грязная.

– Нет, чистая! Мы только что в ней искупались. Посмотри, сколько тут пены!

– Нет, – твердо сказала Роза, отбирая у него разломанного утенка. – Она грязная, а вот вы чистые, поэтому вылезайте оба. Сейчас я вас вытру и уложу спать.

2


Держа наготове футболку, Роза смотрела, как Рафаэль натягивает ночные шортики. Ей хотелось держать футболку одной рукой, но ничего не поделаешь, нужно держать двумя руками. Ей вообще не хотелось ее держать, но иначе нельзя. Футболка должна быть наготове на случай, если он захочет ее надеть. Иногда он ее надевал, когда выдавались прохладные ночи, и поэтому Роза предпочитала прохладную погоду.

Лита всегда надевает футболку, ложась спать. Сама того не сознавая, она старается прикрыть свою еще не оформившуюся грудь, а вот Рафаэлю, казалось бы, незачем прикрывать грудь, которая никогда не оформится. Но на самом деле все наоборот: Лите пока не надо скрывать грудь, а вот Рафаэлю…

– Рафаэлю тоже не надо, – пробормотала Роза себе под нос.

– Чего мне не надо?

– Ничего, – ответила Роза, непроизвольно зевнув. – Ты наденешь футболку?

Рафаэль щелкнул резинкой шортиков.

– Нет.

– Точно? – спросила Роза и тут же сама себе ответила: – Нет, ну и ладно.

– А теперь пойдем пожелаем спокойной ночи бабушке, – сказала Лита.

– Хорошо, – ответил Рафаэль.

– Хорошо, – повторила Роза, хотя не могла не думать о том, что надето на сыне, даже когда он уже лежал в постели, а тем более когда, прежде чем лечь спать, шел пожелать доброй ночи Корасон.

Роза вздохнула, потом снова уложила футболку в шкаф, где она и должна была бы лежать в любой нормальной семье, при любой нормальной бабушке.
Корасон сидела на диване, отложив в сторону книгу, которую только что читала. Лита забралась к ней на руки, а Рафаэль встал рядом, положив руки на колени бабушки.

– Вы знаете, о чем я сегодня думала? – спросила Корасон.

– Угу, – сказала Лита.

Рафаэль даже не удосужился ответить, потому что знал, о чем пойдет речь, а только встал на цыпочки, опираясь о бабушкины колени, чтобы казаться выше ростом.

Корасон запустила пальцы в еще влажные волосы Литы.

– Я думала о том, что мы с ними сделаем всего через несколько лет. Можно придумать массу интересных вещей, выбрать какую угодно прическу. Мы вместе полистаем журналы мод и выберем самые лучшие.

– Не-а, – сказала Лита. – Для разных причесок их пока слишком мало. – И уложила челку набок. – Вот видишь, я могу уложить ее на эту сторону или на другую, но…

– Ничего, – Корасон перешла на сценический шепот. – Может быть, через несколько лет твоя мама перестанет стричь их так коротко. – И она рассмеялась. – Очень красивые волосы1 Я так и вижу, как они спускаются до пояса, длинные и шелковистые. А еще их можно завязать сзади лентой и воткнуть в них цветок. Конечно, – она опять перешла на сценический шепот, – цветок в волосах к лицу только самым красивым девушкам.

Лита задумалась.

– Может, мне не захочется носить цветок в волосах.

– Это мы еще поглядим! Еще как захочешь, когда мальчики начнут за тобой бегать! Вот что я тебе скажу, ангел мой: они все равно будут бегать за тобой, даже и без цветка. Ты сама будешь как цветок!

– Цветок…

– Да, – подхватила Корасон. – Цветок. И ты будешь разбивать сердца.

– А я? – вмешался Рафаэль, не в силах больше сдерживаться. – Лола, а я буду разбивать сердца?
Роза закрыла глаза. Это была единственная возможность не видеть выражения лица Корасон.

Слабая улыбка, вполне соответствующая подлинному отношению к мальчику, слегка искривила вдруг застывшее лицо Корасон, похожее на маску смерти. Клевок губами в щеку Рафаэля, жалостливый взгляд на его обнаженное тельце.

– Конечно же, ты будешь разбивать сердца, дорогой. Много сердец. Ты будешь плейбоем.

– Я буду плейбоем, а Лита станет разбивать сердца.

– Да.

– И мы оба будем богатыми.

– Надеюсь.

– Здорово! Мы оба будем богатыми, и у нас будут громадные дома. А я буду плейбоем-баскетболистом.

Корасон кашлянула.

– Зачем тебе баскетбол, дорогой?

– Да, я буду играть в баскетбол. Точно! Я уже об этом думал. У меня получится.

– Ну-ну. Это очень неплохая мысль, но, дорогой, может, лучше стать, например, юристом? Ведь баскетболист должен быть…

– Ну все! – прервала ее Роза, резко открыв глаза. – Пора в постель. – Избегая встречаться взглядом с Корасон, Роза захлопала в ладоши, чтобы предупредить неизбежный протест. – Папа сегодня поздно вернется с работы, так что вы его не дождетесь. Спать – и никаких возражений.

Но возражений и не было. Брат с сестрой поцеловали бабушку и вышли из комнаты. Послушные дети.

3


Скоро им уже станет мала эта небольшая спальня, а там, глядишь, понадобятся и отдельные спальни. В этом-то и была загвоздка, потому что в доме имелось всего три спальни: две смежные и одна в дальнем конце.

Спальня Корасон, самая большая, находилась как раз в дальнем конце дома. Когда они только переехали, она попросила выделить ей комнату поменьше, но, несмотря на возражения мужа, Роза настояла, чтобы мать осталась в большой. В глубине души Роза считала, что к тому времени, когда детям потребуются отдельные комнаты, матери уже не будет на свете. Но в последнее время, особенно когда начались неприятности с Рафаэлем, сомнения стали посещать ее все чаще.

– Открой, – сказала Лита.

– Закрой, – возразил Рафаэль.

– Открой!

– Закрой!

Роза нахмурилась.

– Окно нельзя одновременно закрыть и открыть. Рафаэль, почему ты не хочешь спать с открытым окном? Если я его закрою, вы сваритесь вкрутую, как яйца.

– Не надо открывать. В москитной сетке дырка. Комары туда залетают и кусают меня.

– Но ведь твоя сестра не жалуется?

– Конечно! Ее комары не кусают.

– Какие умные комары, они знают, что ты у меня такой сладенький…

– Нет, они кусают меня потому, что я сплю рядом с окном, и еще потому, что я не пью пива.

– Пива? – взвилась Лита и села в кровати.

– Дорогая, ложись обратно.

– Если бы я пил пиво, – раздраженно продолжил Рафаэль и тоже сел в кровати, – они бы и ко мне не приставали.

– Я не пью пиво!

– Еще как пьешь! Ты таскаешь его из холодильника.

– А вот и нет!

– Тогда почему комары к тебе не лезут? Все знают: если пьешь пиво, то тебя не кусают…

– Они кусают тебя, – прервала его Лита, – из-за запаха, потому что ты писаешь в кровать.

– Я? – Рафаэль всплеснул руками. – Ты врешь. Я уже давно не писаю в кровать.

– Ты описался на прошлой неделе.

– Что?!

– Ты каждую ночь писаешься.

– Откуда ты знаешь? Ты от пива такая пьяная, что ничего не помнишь.

– Я не пью пиво!

– Ну хватит! – рассердилась Роза. – Лита не пьет пива, а Раффи больше не писает в кровать. А теперь ложитесь и покажите мне, где эта дырка.

Рафаэль протянул руку.

– Вон там, наверху.

– Здесь?

– Выше.

– Теперь вижу… Как же она здесь появилась? – Роза поежилась. – Да нет, я об этом и знать не хочу.

– Это все Раффи.

– Это Лита, ножом. Лита выкатила глаза:

– Ножом?

– Ну да, когда ты по ночам шатаешься по дому.

– Я же сказала, что знать ничего не желаю!

Ладно, давайте закроем дырку куском газеты. Тогда вы сможете спать с открытым окном.

– Давай, – сказал Рафаэль. – Ты хорошо придумала, но газету сдует ветром.

– Знаешь, дорогой, – Роза потерла вспотевшую шею, – сегодня ночью ее вряд ли сдует. Уже несколько дней ни ветерка.

4


Роза тихонько спустилась по лестнице. Уже в коридоре она с удовлетворением кивнула, заслышав в гостиной звук телевизора, и быстро прошла мимо открытой двери, глядя прямо перед собой, потом двинулась дальше по коридору, перекрестилась на слегка потертого Христа с висевшей на стене репродукции «Тайной вечери» и очутилась на кухне. Она собиралась почитать Manila Times, выпить чашечку кофе и съесть мороженого с ароматом магнолии.

Корасон стояла возле мойки и с деловитым видом переставляла чистые тарелки, которые Роза вымыла полчаса назад.

– Дорогуша, – пропела Корасон, – я постоянно говорила тебе, когда ты еще была как сейчас Лита, что тарелки нужно ставить по размерам, иначе они побьются.

– Он не желает быть этим чертовым юристом! Он хочет стать баскетболистом!

Корасон сделала вид, что не заметила грубости.

– Роза, ему никогда не стать баскетболистом. Это знаешь ты, знает его отец и знаю я. Зачем же позволять ему мечтать о том, чего никогда не будет? Это жестоко.

– Ему всего шесть лет! Две недели назад он хотел стать космонавтом, пока ты его не отговорила!

– Космонавт – это нереально. Космонавт должен быть в хорошей физической форме, а вот юрист – это другое дело.

– Но пока что он хочет быть не юристом, а баскетболистом! И потом, кто знает, чего ему захочется, когда ему исполнится семь лет!

Корасон всхлипнула.

– Я тебя вырастила, а ты разговариваешь со мной таким тоном.

– Ты и врача из меня делать не собиралась, – огрызнулась Роза.

– Что?

–…Ничего.

– Что ты сказала?

– Ничего я не говорила.

– Нет, я ясно слышала, как ты сказала что-то насчет того, как я тебя воспитала.

Роза вздохнула.

– Ты не хотела, чтобы я стала врачом.

– Да как только у тебя язык повернулся! Кто же тогда оплачивал твою учебу в колледже?

– Дядя Рэй.

– Да?! А кто ходил к нему по четыре раза в год, выпрашивая денег?

– А почему вдруг так срочно понадобилось отправлять меня в колледж? Почему так срочно потребовалось убрать меня с глаз долой из Сарапа?

– Неужели ты бы предпочла остаться там?

– Я бы предпочла, чтобы у меня был выбор. Корасон злобно хихикнула.

– Выбор в Сарапе! Скажешь тоже, выбор: стать женой рабочего с лесопилки или рыбака. Вот у меня был выбор!

– Точно! У тебя была масса вариантов.

– Какие уж там варианты…

– Но ты же выбирала между мужчинами!

– Боже мой! – Корасон перекрестилась. – Ничего-то ты не понимаешь. Работаешь врачом в столичной больнице, а ничего не понимаешь.

– Господи, – сказала Роза, но не перекрестилась, – что же мы все вокруг да около? Неужели неясно, что шестилетний мальчик может мечтать…
Что стало с цветущими деревьями? Пока она купала детей, солнце село, но все вокруг переливалось зелеными, красными и синими сполохами. Почему же цвета сохраняются так долго?

– Сегодня сериал про врачей, – сказала Корасон. – Пойду смотреть.

Ее голос еще звенел от обиды, но в нем смутно звучала и ласковая интонация. Это было похоже на выражение ее лица, когда она недавно разговаривала с Раффи, на улыбку, которая силилась пробиться сквозь застывшую мертвую маску.

– «Скорая помощь», – откликнулась Роза, стоя к ней спиной. – Я…

Корасон остановилась.

–…приду попозже.

– Смотри не задерживайся. Через полчаса начинается. Я же не могу смотреть без тебя – не понимаю, о чем там речь. – Через полчаса… Корасон вышла из кухни.
Это случилось неожиданно. Отблеск фар на дороге, яркий свет, заполнивший все вокруг, и разбегающиеся тени. Несущийся «мерседес» с тонированными стеклами.

Пара секунд – и все пропало.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Алекс Гарленд Тессеракт Scan: Ronja Rovardotter, ocr&SpellCheck: golma1 «Тессеракт» iconКэтрин Стокетт Прислуга Scan: Ronja Rovardotter; ocr&SpellCheck: golma1 «Прислуга»
Джексон, где никогда ничего не происходит. Она мечтает стать писательницей, вырваться в большой мир. Но приличной девушке с Юга не...
Алекс Гарленд Тессеракт Scan: Ronja Rovardotter, ocr&SpellCheck: golma1 «Тессеракт» iconИэн Макьюэн Суббота Scan: Ronja Rovardotter; ocr&SpellCheck: golma1 «Суббота»
Однако однажды утром он попадает в историю, которая имеет неожиданное и трагическое продолжение. Дорожное происшествие, знакомство...
Алекс Гарленд Тессеракт Scan: Ronja Rovardotter, ocr&SpellCheck: golma1 «Тессеракт» iconШарлотта Бронте Учитель Scan: Ronja Rovardotter, ocr&SpellCheck:...
«Джейн Эйр», «Шерли», «Городок», которые вот уже более полутора столетий неизменно пользуются читательской симпатией. Роман «Учитель»...
Алекс Гарленд Тессеракт Scan: Ronja Rovardotter, ocr&SpellCheck: golma1 «Тессеракт» iconДон Делилло Космополис Scan: Ronja Rovardotter; ocr&SpellCheck: golma1...
Дон Делилло (р. 1936) – знаковая фигура в литературном мире. В 1985 г его роман «Белый шум» был удостоен Национальной книжной премии...
Алекс Гарленд Тессеракт Scan: Ronja Rovardotter, ocr&SpellCheck: golma1 «Тессеракт» iconИэн Макьюэн Цементный сад Scan: Ronja Rovardotter; ocr: golma1 «Цементный сад»
Иэн Макьюэн – один из авторов «правящего триумвирата» современной британской прозы (наряду с Джулианом Барнсом и Мартином Эмисом),...
Алекс Гарленд Тессеракт Scan: Ronja Rovardotter, ocr&SpellCheck: golma1 «Тессеракт» iconТесс Герритсен Хранитель смерти Серия: Джейн Риццоли и Маура Айлс...
Роман «Хранитель смерти» – седьмой в серии произведений американской писательницы Тесс Герритсен о полицейских и врачах, вступивших...
Алекс Гарленд Тессеракт Scan: Ronja Rovardotter, ocr&SpellCheck: golma1 «Тессеракт» iconКамилла Лэкберг Письмо от русалки Серия: Патрик Хедстрём 6 Scan:...
Кристиана, в том числе и Магнус. Но на все вопросы оставшиеся в живых наотрез отказываются отвечать. Чем вызвано их странное молчание?...
Алекс Гарленд Тессеракт Scan: Ronja Rovardotter, ocr&SpellCheck: golma1 «Тессеракт» iconБернхард Шлинк Три дня Scan, BookCheck: Ronja Rovardotter; ocr, Вычитка: Аноним
Но может, это и была настоящая жизнь и впереди только жалкое прозябание? Или прошлое было чудовищной ошибкой, и значит, все жертвы,...
Алекс Гарленд Тессеракт Scan: Ronja Rovardotter, ocr&SpellCheck: golma1 «Тессеракт» iconЭльфрида Елинек Дети мертвых Scan: soshial, ocr&Spellcheck: golma1 «Дети мёртвых»
Смешавшись с группой отдыхающих австрийского пансионата, трое живых мертвецов пытаются вернуться в реальную жизнь. Новый роман нобелевского...
Алекс Гарленд Тессеракт Scan: Ronja Rovardotter, ocr&SpellCheck: golma1 «Тессеракт» iconДжоанн Харрис Небесная подруга Scan: Ronja Rovardotter; ocr&ReadCheck:...
Среди вещей постоялицы она обнаружила старый дневник человека, который однажды попал под чары некой Розмари; эта роковая связь превратила...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница