Законов рода устой кровавый


Скачать 200.96 Kb.
НазваниеЗаконов рода устой кровавый
Дата публикации05.08.2013
Размер200.96 Kb.
ТипЗакон
userdocs.ru > Астрономия > Закон
Зловед



The Flying Spear Of Wotan

Preamble
Вождей не ища в Мирах Девяти,

Оседлай жеребца молодого,

Не скупившись на волю венец обрести,

Апогей всего неба стального.

Брось же вызов богам

В жажде их превзойти,

За Слейпниром ты мчи, быстроногим,

В шпоры крепкий удар,

Пыль всем, кто позади,

И пусть звонко смеётся Высокий.

Придёт время то, когда твой жеребец,

Окрепнув, догонит, и с громом

Вселенной на чело водрузят венец

Рождения нового бога.

И руны зажгутся на рдяном мече,

Вирда разрезавшем латы,

И старец седой в ярком звёздном плаще

Снимет с улыбкою шляпу.

^ Silent Spirits
Сквозь проблеск льда тысячелетий

Смотрят очи их с тоскою,

Из земли рельеф сплетений

На камнях хранит былое.

Перелив голодной поры,

Боль от ран охоты дикой,

Матерей плач в песнях мора…

Пред волной пучин безликих.

Бронза рубит древки копий

Костяных, сталь крошит камень,

Взрыв страдальческих симфоний

Зал борьбы окутал в пламя.

Кто во льдах сыскал погибель,

Кто на дне обрёл покои,

Но напрасных нет усилий,

Даже если всё пустое.

А смерти поступь вездесуща,

Лишь радость – миг над шкуркой зверя,

Всё та же боль, всё те же кущи,

Всё тот же холод злых метелей.

Законов рода устой кровавый

В шаманском трансе, в колдуний танце,

Где жизнь течёт ручьём усталым

У очагов безумных старцев…

Но сквозь века возьмут стальные

Потомки копья в свои десницы,

Их корабли уже другие,

Да только та же кровь сочится.

Им терема заменят норы,

Они уйдут искать иного,

Но, как и встарь, взирая в море,

Всё также ждут огня родного.

Сквозь проблеск льда тысячелетий

Молчит кремень, молчат с ним духи,

Борьбы за жизнь рельеф сплетений

Им отзовётся сердца стуком.

^ Стремлению Рвать, Воле Сокрушать
Кем были они, эти люди,

О ком память вьётся над прахом,

От крови пьяневшие судьи,

Парившие холодом страха…

Колоть земли сильных народов

Под натиском духа упорства,

Штурмуя мир стойкой породой,

Неся пламя войн и господства.

Держаться под шквалом лишений,

Болезней позор попирая,

В порывах бескрайних стремлений

Мчать гордо без слёз и стенаний.

Наследие образов волчьих –

Калеки в безволии зольном

Из тех, чьи тела рвали в клочья

На распрей звенящем престоле.

Ведомые алчущим пылом

Убийцы в пожарищах градов,

Чьи мощь и величье не смыло

Тщедушие свинского рыла

В проклятьем низвергнутых храмах.

Разившие ужасом веры

Героев сердца псов, и дланью

Щитов сокрушавшие камни…

Усопшие в омуте пены

Прибрежной пучины солёной,

Но с огненным знаком Одала

Открыт настежь путь хладнокровным

В гремящие залы Вальхаллы.

^ Dance Of Bloody Wives
Исходящие с чёрных небес

Богохульным истоком, восставшим,

Искры копий кровавых невест

Режут вены в рутине страдавшим.

Берегов нитью тени узор

Заплетёт в свои сны шерсти волчьей,

Распалив погребальный костёр

Лютых песен обрывками строчек.

В скачке властной души, ледяной,

Скроют тучи тела их плащами

Темноты, что несётся ордой

В страстный танец возмездья ветрами.

Хлад земель их луной одинокой

Осенит горизонтов молчанье,

В центр мира собрав пыл жестокой

Воли, ненависть бросив скитанью.

Распахнутся геройские залы,

Разверзая пространство вратами,

Растекаясь горячим металлом

Среди плоти убогих развалин.

Наполнять ведьмам радостью чаны,

Пряхам судеб рвать тысячи нитей,

Пить мораль кровоточащей раны

Хищной своре из жизней разлитых.

Так пылайте в неистовом танце,

С королём из чертогов небесных

Награждая свободою агнцев,

Из туманов свинцовых воскреснув.

Промеж дев вожделенного зова

Меч несите, от хохота рдея,

На постели из пепла, сырого

От кровавых дождей Оскорея.

Кто барахтаться любит в помоях,

Этим гимнам не верьте, не верьте.

Дух покинутый славит героев,

Тех, что кружатся в вальсе смерти.

Victoria - Vae Victis
Бьются рабы и деревни пылают,

Безродные овцы свой мир покидают

В кручине огня, в воплях черни плюгавой,

Где ярлам испить рог победы и славы.

Забвение жизни гнилых и бесполых,

Дрожащих под натиском дела и слова

Средь крика и судорог, боли и крови,

Что яростью пасти ульфхединов поит.

Рубись и терзай, на копьё их вздымая,

Роды разделяй, семьи их разлучая,

В дыму городов, в вихре лютых сражений,

Слабым неся плеть и кнут унижений.

Клыками порвав падаль смертного штиля

Неситесь вперёд, раскроив море килем,

К величью героев и к триумфу убитых,

Ликуют эйнхерии над прахом разбитых.

Ураганом мечей королей и вандалов

Сметают, смеясь, ряды лживых оскалов,

Сжигая, насилуя и предавая

Когтям богов смерти, их пыл утоляя.

Без жалости, без покаянья и стона,

Ловя слухом ноты железного звона,

Без совести мук и без робости трусов

Шагать, разметая все тленные узы.

Отцу вечных войн в дар измученный пленник,

Чьи очи склюют враны в буре веселья,

Кто с рабским клеймом от рассвета истории

Под сапогом тех, кого любит Виктория.

^ Moon’s Eye
Средь облаков перистых

Лунный взор, лунный взор,

Меж леса волн пенистых

Смотрит ночи злым призраком.

Порывами колкими

Сквозь тело бьёт временем,

Хранит око зоркое

Память вместе с раздутыми венами.

Миров отражением,

Космоса холодом,

Пространством и временем,

Смотрит ночи злым призраком.

В отпевании снов

Ветрами воздуха, воздухом,

Сушащим скорбь в глазах богов,

Ночь сумеркам роздана.

Тяжесть рождения

Хранит око зоркое,

Печати крещения

Сколоты хвойными строками.

Средь верениц перистых

Лунный взор, лунный взор,

Меж думы волн пенистых

Смотрит в очи злым призраком.

Вратами и зеркалом

На звёздном спокойствии

С пеплом и ветрами

Рвёт бренность сияющим острием,

Бытием, отчуждённым

Голосами поющими,

Русло жизни порожним

Созвездья оставлено сучьями.

В отпевании мольбой,

Ветром хладного воздуха,

Кровь богов не собрать рукой,

Ночь сумеркам роздана.

Меж моря волн пенистых

Её бессмертия призраком,

В дыму облаков перистых

Лунный взор…

^ Jedem das Seine
Стой дубом средь шторма и бури,

Копьё на лету в длань хватая,

Ступай, громовым взглядом хмурым

С презрением к смерти взирая.

Оставь судьбе тяжесть сомнений

А старости бремя убогим,

Валькирий коснись оперенья,

Сражённым взмывая в чертоги.

Целуй клинком ветхие шеи,

Внимая героев преданьям,

Как молот, ласкающий змея,

Обрушься костром воздаянья.

Не завидуй богатым князьям,

Не сочувствуй страдающим в скорби,

Лишь своё обретай и разя

Цепи духа стань жизнью и мором.

Высь бескрайнюю можно познать,

В глубь бездонную можно спуститься,

Златокрылым драконом дерзать,

С роком вечного мира сразиться.

Волей к власти стяжая в кулак

Все богатства дворцов и просторов,

Позади милосердия стяг

Брось рабам, копошащимся в стойле.

Пусть рыдают в хлеву, кто скулит,

Причитая, моля об удаче,

Кто на чудо надеждой смердит,

Оседлав только старую клячу.

Прорывайся огнищем вперёд,

Преступая законы и догмы,

Знай, что каждому будет своё,

Содрогнутся под натиском Норны.

Плюнь в лицо всем пророкам покоя,

Нет людей на земле этой равных,

И короны летят с головою,

И лохмотья с холопов бесправных.

Позвоночник брюзжащим ломая

В Древо Мира вцепись мёртвой хваткой,

Кубок власти царей испивая

Пей по праву, сплеснув лишь остатки…

Крыс одряхших землянки спалив,

Испепелив их корпящих кумиров,

Зной характера в сталь заточив

Перед пастью вселенской пучины.

^ И Снова Зима
Мрак опустился на мёртвую землю,

Рунной змеёй вьётся чёрное небо,

Тёмным богам смерти сумерки внемлют…

И снова Зима – кошмар сонного бреда.

Вьюги клинкам настигать свои жертвы,

Шагая в миру торжеством очищенья,

Карая мечом бесконечного ветра

Заблудших во тьме на тропу вырожденья.

И не будет конца этой вечной Зиме,

Колдовским холодам и убийственной воле,

Воле чёрных богов, что судили на смерть

Жизни яркий обман в ледяном ореоле.

Тлен безмолвия вырвал звон ярой метели,

Из северных гор чистотой прорастая,

Языческим знаком рождения цели

Она путь земной навсегда изменяет.

А космос ей вторит морозные гимны,

Сияя пустым и безжизненным светом,

Сотрёт со святых он фальшивые нимбы,

Все мечты и надежды убив в человеке.

Замерзать ему, словно беспомощной птахе,

Умирать без огня, без любви и заботы,

И на белых снегах в злобном вьюги размахе

Остановится сердце от бесплодной работы.

Заметает пурга все могилы и склепы,

Города и деревни, леса и озёра,

Отмывая свой мир от блуждающей скверны,

Белоснежною кровью рисуя узоры.

Тёплый свет о спасении нет смысла просить,

О пощаде молить бесполезно и глупо,

Голод вечной Зимы уже не утолить,

Он на шее петлёю затянется туго…

^ Когда Закричат Небеса
В полумраке эльфийских лесов,

Среди дремы покоя курганов

Возвестил ворон волю богов –

Пробудить тени истинной славы.

Поднимая их знатную стать,

Бестий хладных земель некрещёных,

Волчьих призраков белую рать,

Покорителей вод вероломных.

Меч очертит магический круг,

Паруса реют в гонке кровавой,

Сеять молотов блеску испуг,

Пожинать жатву брюху драккаров.

Паразитом кишащих холопов

Для захватчиков приторны дали,

В роковом судьбоносном полёте

Тьма прорывов рокочущей стали.

Плоть сеча, словно берег прибоем,

Боль вторженья неся, крик и слёзы,

Пыл нордической крови героев

Выдирает гнилые занозы

Из кичащихся златом народов,

Из протухших в безропотных лужах

Бесконечных беззубых пророков,

Псом скулящих пред тингами стужи.

Страстью полниться танцу секиры,

Меч сияет, что крест чёрных храмов,

Им поить кровью алчность Фенрира

На углях искромётных пожаров.

Не щадя смрад торгашеской своры,

Неподкупностью чести карая,

Взглядом с неба кричащего ворон

Свой ликующий мир озирает.

Из курганов подняли клинки,

Встав по воле призывного рога

Моря рыцарей славы полки,

Заглушив крик загробных чертогов.

RUSSLAND
К суровым лесным берегам

На алых идём парусах,

Блеск в синих холодных глазах

Подкосит колени врагам.

И рунного сокола криком

Мы вести несём по земле

Дружин, что поют среди диких

Штормов на студёной воде.

Ворожбой на калёных мечах

Оберегом Владыки Побед

Кован в сумраке новый рассвет

Ока Мудрого в жарких лучах.

И твёрдой рукою варягов

Сотрём пыль увядших Миров,

Пусть скальды геройские саги

Слагают узорами слов.

Драконами вольных морей

Стремителен яростный взор,

Украшенный змеем топор

Сквозь время летит всё быстрей.

На тинге вздымаются крылья

Тех, кто пустотой не раним,

Осудим позор средь Валькирий

Безвластной скупой болтовни.

По зеркалу древа плывём,

Как проблеск из хаоса туч,

Как солнца сжигающий луч

В глазу над парящим конём.

И к призраку сказов – Хольмгарду

Несёмся вороньим пером,

Дружинами молний ударов

Сквозь времени жалкий стон.

В тени волкоглавых чащоб,

Стяг гордый, сиянье неси

По северным далям Руси,

Чистой кровью теша небосвод.

И дворами резных домов

Между чаш и златых медов

Хмель грядущих побед воспой,

Лишь врага покажи рукой…

^ Крылья Архангелов Смерти
гордый варяг, что дубовый костяк,

Как Гери и Фреки, клинков колесо

Вгрызается штормом во вражье кольцо…

Heil !
Баюкан младенец тяжёлой секирой,

Взлелеяно тело штормящей волною,

Что рвёт паруса девой смерти строптивой,

Сердца разжигая калёной стрелою.

На штурм берегов жажды хмель отправляет,

Хлещущий кровью из драных артерий,

Крылья архангелов ветер вздымает.

Торнадо. Огонь и голодные звери.

Мёд бранной молвы из призывного рога,

Парящие вестники горести рока,

Не страшно, коль щепки оставит от пасти

Вой урагана в безумии счастья.

Кольчуги здесь сыплются бисером бренным

И рвутся рубахи на спинах вервольфов,

От страха вздуваются вражьи вены,

Мишень для клыков в предвкушении Вингольфа.

Баюкан кузнечного молота звоном,

Взлелеян стремленьем к войне и захватам,

Слух нежит удар по земле бога грома,

Раскаты мечей пред кровавым закатом.

Разносится клич из призывного рога,

На зов отправляются вестники рока,

В дрожь повергая вёсел крылами,

Прибой обращая багровым цунами.

^ The Flying Spear Of Wotan
Распрями рдяными полни зарю,

Ломая достоинством крепости хилых,

Щиты сокрушая безжизненных слуг

На лезвия грани у края могилы.

Освещая зарницей холодные фьорды,

Змея брани разя вспышкой молота грома,

Воспари над сынами, что сильны и горды,

Оком сокола зри в пасти жадных драконов.

В непролазных лесах, в чёрных дебрях укрой

Гной червлёных веков в снежной истины саван,

Всё сметая, пари пламенем над борьбой

Лютой красной луной в ночи смерти пожаров.

Волей стали сердца жжёт провидец – поэт,

Бог наездников судеб карающей выси,

На копья острие виден новый рассвет

Отторжения гибели каменным мысом,

Скалою веков, высочайшей из гор,

Стержнем мира побед нескончаемой бойни,

На копья острие черни рун приговор

Кован в кузне небесной славой достойных.

Стремлением к власти границы миров

Порвать, словно плоть жертвы клювом орлиным,

Клыками волков загон плачущих вдов

Отправить к покою студёной могилы.

Кровь в венах вскипает морскою волной,

Чудовища молнией в сумрачный берег,

Ведомые бризом, в последний прибой

Вторгаются, в ножнах неся с собой север.

Без промаха бьёт он свистящим копьём,

Преграды свергая огнём очищенья,

Он выше, он глубже, крыла его звон

По землям разносят мечей опереньем.

Распрями рдяными полни зарю,

Над полем бранным судилищем стылым,

В пыль истирая мир мелочных слуг

На лезвия грани у края могилы.

^ Предание О Викинге
С детства рос ты, учась без конца побеждать,

Как учил тебя старый отец

Покорять склоны гор, меч звенящий держать,

Стал ты воином, статный храбрец.

Страсть сулит тебе Фрейр, в сердце Один и Тор,

Но любви звон весенний был глух,

И несётся драккар, в море режет узор,

Словно руны, твой пламенный дух.

Фрейи нежной чертог для волков, будто пир,

Средь штурмующих грезится волн,

Вот на берег летит меж Валькирий Гунгнир,

Значит, кровь напоит жадный дол.

Борозду на песке киль дракона рассёк,

Молот Тора готов бить врага,

И за ярлом орды строй лавиной потёк

В мир, где сталь не опустит рука…

Так в набегах лихих год за годом идёт,

Меч твой рубит вороньим крылом,

В битвах вечно своих сыновей Один ждёт

Меж волков и с кровавым вином.

Вновь покинул ты дом, страшен змей на щите,

Мёд игривый к походам воззвал,

Чёрный парус, как смерть, на резном корабле,

Духом севера кован металл.

Ветер косы раздул, будто злато полей,

Над землёю разносится звон,

Она чужда тебе, её тяжесть сильней,

Под забралом кровь бьётся ключом.

Вот лежишь на траве, на горящей ладье,

И не молод, и, вроде, не стар,

Дева белая ввысь унесёт на коне,

Путь открыл тебе крепкий удар.

Там, в Вальхалле князья, и враги, и друзья,

Завершенье земного пути,

Там встречают всех тех, чья достойна стезя,

Только жизнь для тебя позади…

^ The Crying Of Dead Woods
Ещё вчера рябь нежила взгляд,

На пиру жизни радость и смех,

А сегодня лишь трупы лежат,

Им уже не поднять своих век.

Ещё вчера были свадьбы с гудьбой,

Удалые плясали мужи,

А теперь над кровавой вдовой, молодой,

Ворон пищу себе сторожит.

Ещё вчера каждый думал, что смел,

Что сильней и ловчей, чем весь свет,

А сегодня леса родовые в костре

Напевают свой горький куплет.

Ещё вчера танец юной красы

Женихов заставлял трепетать,

А теперь на лице её две полосы,

Где клинок возжелал целовать.

Ещё вчера безмятежность детей

Матерям согревала сердца,

А сегодня на простынь остывших углей

Не падёт и скупая слеза.

Ещё вчера мир был полон чудес,

Звонкой музыкой счастья он цвёл,

А теперь в нём рыдает лишь умерший лес,

Да Старуха готовит котёл.

^ С Отцом Побед Тропами Вигрид
Запредельностью вскормлены, …

Соком жизни напоены,

Полны звёзд вдохновения, …

Чистокровною жилою,

В око бездны смотрящие…

На страницах истории,

В песнях многих воспетые, …

Да укрыты могилами.

Дерзкой волею, всполохом…

Будоража сознание

Мира чёрными вихрями…

Плыли против течения,

И душой распалённою…

Гнав кручину отчаянья

Шли тропою усилия…

В мир богов и забвения.

Ослеплённые яростью, …

Пиком славы могущества,

Восходили за грани…

Моря злыми туманами,

Бесконечностью рождены, …

Ужасающей сущностью,

Чтоб подняться к вершинам…

Зыбкой веры и памяти.

Протрубил Гьяллархорн…

В их последнем сражении,

Приближая проклятие…

Роковой неизбежности,

Предвещая триумф…

И слепое падение,

Им курганами статными…

Горы в дали заснеженной.

Бескомпромиссностью ковано…

Сердце, духом и пламенем

К возрожденью источников…

Родниками кристальными.

Протрубил Гьяллархорн…

В их последнем сражении,

Предвещая закат…

В триумфальном падении.


^ На Парусах Времени
В грозовых растворяясь штормах,

Пронося жар неистовой силы,

Ураганом раздув паруса,

Кровь борьбы страстью дух напоила.

В сердце ненависть льётся рекой

Среди тризны спокойствия вечной,

Затянул с головой смерч стальной

На алтарь ненасытности сечи.
И штандартов морских легион

Высь ярчайшей звездой озаряет,

Не поблекшая слава в былом

Не померкнет в сердцах, не растает.

Раскалённый нордический Райх,

На копье оставляет багрянец,

Ярый муж полновластный, дерзай,

Гордо прозванным будешь, германец.
Жгучий пламенем ярлов поход

Отзвучал, песней дух сотрясая,

Что к дрожащим коленям невзгод

Доброй памятью острой взывает.

Лопнет времени тонкая нить,

Из курганов, порвав смерти узы,

Красоты вековой свет творить

Встанут готы, норманны и русы.
Кто натянутой жизни струной,

Не страшась, путь себе прорезает,

Меж истёкших тлетворной слюной

Кто за руной победы взмывает.

В грозовых растворяясь штормах,

Пронося жар сквозь море и сушу,

Ураганом раздув паруса,

Честь героев наполнит им души…

^ Вихрь Мьёлльнира
Чрез время и страны, моря, континенты

Мир вырос в борьбе, он в ней и погибнет

Иль к мощи триумфа взметнётся простертой

Рукою тех, что множат знанье и силу.

Единиц одарённых по тропам наследий

Всходили роды предков гордых веками,

Снежным комом развитий сквозь взлёт и паденье,

Прогрессируя, высь покоряли богами.

Цивилизации творившие кровью и потом,

Открывшие нам путь и мира законы,

Чистейшим ручьём смыв бездействия рвоту,

Что боги сказаний, в делах непреклонны.

Круши, молот грома, мольбы и сомненья,

Карающим смерчем кумирни-хоромы

Тотемов, идолищ, образов поклоненья

Презренных рабов, что к позору ведомы.

Великие боги, взошедшие к славе,

Их знакам внимая, идти и сражаться,

Вперед устремляясь, свой пульс разгоняя,

Воссесть на престол или прахом остаться.

Груз слов бесполезных ты молнией выжги,

Нить проб и ошибок судьбе предавая

Покорной и робкой, не тлея, не зиждясь

Над чашей пустой, коей трупы взывают.

В чём пламя великих, гниенье ничтожных,

Ты знаешь, летя сквозь вспышки и сумерки света,

Что просто одним, для других невозможно,

Одним черепки, другим – золотые монеты.

Горя, оседлать коня звёздных побед,

Свой дух закаляя знаньем и силой,

Всего добиваться, оставив им след,

Потомкам богов, чтоб памяти честь возвестили

Борьбой и твореньем…

^ Слабости Мудрость Превосходством
В неспособности бога

Избежать грозы повеления

Пасти судного рока

Смертного Волка и тления

Нет превосходства,

Качества воли ведущего,

В ошибках упорства

Маятник бренности сущего.
Превзойти самого

Новым венцом послесмертия,

Вождём всех родов,

Достойных в единстве безветрия.

Слабости промахов,

Дерзость слепую – в копыта,

Мудрости золото

Глубже, чем образ, сокрыто.
Вечно что доите,

Яблок червивую молодость,

Шатких испросите

Ликов, чьи мощи расколоты.
Пресмыкайтесь и падайте,

Лба кровь лишь вам понимание,

Хватайтесь без памяти

Крикливой толпою тщеславия.

Хель неумолима

В матриархальном бессмертии,

Извечно красива,

Персты могущества цепкие.

Всё в ничто обратится –

Везде быт-престол, уготованный,

Десницам-темницам

Ветхость богов с их народами.

^ В Мистерии Купальских Сумерек
Просинь ночи незримых лесничих

Открывает миры за границею снов,

В кумовании жён за обличьем

Солнцеворота на лоне костров.

Прыгайте, девицы, пойте же хором

Суженым в танце русальих венков,

В уста их целуйте, неся требу богу

Нового солнца во мраке лесов.

Вскинув десницы, ликуйте с ручьями,

Что поят вены клокочущих рек,

Пускайте венцы по воде со свечами,

Купалица вашей любви оберег.

А молодец добрый догонит невесту,

Упав с ней на зелени пряной постель

Вороньею парой из дивьего места,

Где в озера бликах купался Полель.

Полесьями в лентах берёзы играют,

И папоротник за границею снов

В волшебных мирах в полутьме расцветает,

По рощам ведя за собой от костров.

Танцуйте же, девы, пленив хороводом,

На каплях алмазных лесных родников

Гадайте и падайте пред небосводом

В порывах творений по воле богов.

^ In The Cold Black Forest
Холодного чёрного леса объятья

Целуют своим ароматом лицо,

Росой мироточат, что очи с распятья,

Деревья, сковавшие небо кольцом.

Рождает он строки здесь в главах, заблудших

В пристанище Зверя из древних глубин,

И магией Севера рвёт людям души,

В нём с вечностью каждый один на один.

Вдали чья-то арфа тревожней набата

На праздник зовёт белоснежных одежд,

Там эльфы и феи в туманном закате

Багряном пускаются в танец надежд.

Полночного леса вибрирует воздух

Волною цветов да искрящихся трав,

И мхов вековых растворяется возглас

Меж шёпота душ на рогатых конях.

Глубинная тьма ждёт пучиною моря,

Что в ней позабыл, отыщи и возьми,

Скальдическим мёдом волшебное поле

Тебя под луной чёрных птиц напоит.

А сине-зелёные ели играют

В такт эльфам иголками сонных ветвей,

И в дреме ласкающей всё забывает

Ушедший за феей, блуждающий с ней.

За князем спокойствия сизых опушек

Из тёмной земли восстают вереницы

Во мрак заточённых народов, что кружат

Свой пляс в демонических сводах гробницы.

Некрополь забвения холодом веет

Средь тысяч стволов завывающих сосен,

Чьи лапы янтарные строчками реют,

Чьи призраки скорбью поют, но не просят.

Иди же ты к ним, в их печали объятья,

Свет фей белых глаз – на пути ведогон,

Они мироточат, что очи с распятья,

В плену ожиданья на ложе своём.

Их волосы жаждут пучиною моря,

В неё погрузившись, спустись и возьми

Скальдический мёд в заколдованном поле,

Счастливом едва, алой крови испив.

На струнах сыграй чистотою девичьей,

Лелея виденья в крылатых шелках,

Так нежен их слух, голос с лёгкостью птичьей

Пусть саги прочтёт им о старых богах.

Лес строки навеет главе и закрутит

В пыл творчества Зверя из древних глубин,

И эльфы возьмут все друг друга за руки,

В кругу синих вежд ты не будешь один.

Earth
Белою птицей

В бескрайнем пространстве

Летит свет земли,

Моей хвойной столицей

В причудливом царстве

Прохладной тайги.

Шаманским узором

По тропам безлюдным

Волков белых след,

Талисманы-озёра

Речным полнолуньем

Совьют амулет.

Совы моей криком

Пробудятся тайны

Карельских лесов,

Торжественным мигом

В ладонях хрустальных

Немых островов.

Вдоль дремлющих фьордов

Лечу зорким филином

Древних земель,

Под чарами воды

Блестящих извилин

Нам стелет свирель.

Средь елей и сосен,

Средь белых берёз

И былых деревень

Никто нас не спросит

Под грёзами звёзд,

Не нарушит наш день.

Парящая птица

В бескрайнем пространстве –

Святая Земля,

Волшебство пусть случится,

Тень его в царстве

Твоя и моя.

Bonus:
Мария
Где волосы ветер ласкает твои

Под крик над морями витающих чаек,

Земля далека, и богиня любви

Во сне даст узреть свет цветущего рая.

Для многих я пел в ночи полной луной

И строфы слагал из побед и трагедий,

И не было власти ничьей надо мной,

Но ты обернулась мне образом Фрейи.

В далёких краях позабыл я с тех пор

Сердце своё, и где быль, а где небыль

В причудливых снах средь хрустальных озёр

Разобрать не могу, словно звёзды на небе.

В зелёных глазах вельвы пьяных ночей

Мне видятся тайны древнейшего света,

Укрой мою рану рукою своей,

И станем мы призраком красного лета.

Пою для тебя я летящей луной,

Пишу для царицы безумных мечтаний,

Явлюсь тебе птицей над быстрой волной,

И око Вотана взойдёт между нами.

Пусть Альвы играют нам ноты тепла

Под крик над морями витающих чаек,

Где волосы ветер ласкает стремглав,

Земля далека, земля вечного рая.

Тоска ожидания режет клинком,

А есть ли вообще ты под огненным небом,

Мне ворон ручной говорит об одном –

Попробуй понять – где же быль, а где небыль.

В зелёных глазах вельвы пьяных ночей

Мне видится глубь первородной стихии,

И есть коль святые на грешной Земле,

То свята одна лишь моя ты, Мария.


Похожие:

Законов рода устой кровавый iconРуководство к познанию законов М. М. Сперанский
Три рода сил действуют во вселенной: силы физические, силы умственные и силы нравственные. Общее начало их в Боге
Законов рода устой кровавый icon-
В данной работе все эти вопросы рассматриваются на основе знаний о законах наследственности и чистоте (здоровье) рода, приведенных...
Законов рода устой кровавый iconПримирительная теория  
Внутри рода обязанность миротворческой и судебной власти исполняли наиболее уважаемые представители рода. Каждый отдельный индивид...
Законов рода устой кровавый iconВиды предприятия Основные вопросы экономики
Экономическая категория и экономические законы. Отличия экономических законов от законов природы
Законов рода устой кровавый iconИзучение основных законов фотометрии
Цель работы: знакомство с основными фотометрическими понятиями, величинами и экспериментальная проверка законов освещенности
Законов рода устой кровавый icon48 законов власти
Г85 48 законов власти и обольщения / Пер с англ. Е. Я. Мигуновой.— М.: Рипол классик, 2005.—736 с
Законов рода устой кровавый icon"Господи благослови меня на снятие родовых проклятий (перечисление...
Рова и грехи рода на вас по семье Петровых, тогда предлагаю призвать Духа Рода семьи Ивановых и просить его обратится к Духу Рода...
Законов рода устой кровавый iconТ. Я. Елизаренкова Гимны II, 1-43. По традиции большая часть гимнов...
Гритсамада из рода Бхригу. По Саяне, Гритсамада – это имя, под которым род Бхригу усыновил сына Шунахотры из рода Ангирасов. Авторство...
Законов рода устой кровавый iconПрограмма
Я иду в Президенты России для восстановления в России законов народовластия – тех законов, которые вписаны народом России в действующую...
Законов рода устой кровавый iconЗаконопослушный гражданин
Попутчик: Начало или кровавый автостоп / Autostop rosso sangue / hitch hike (1977)
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница