Эрл Стенли Гарднер Дело о коте привратника Перри Мейсон 7


НазваниеЭрл Стенли Гарднер Дело о коте привратника Перри Мейсон 7
страница4/15
Дата публикации09.06.2013
Размер2.63 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Банк > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Глава 5
В такси сыщик сообщил Мейсону то, что узнал.

Не все ясно с твоим клиентом Чарльзом Эштоном, – сказал он. – Они с Питером Лекстером попали в автомобильную аварию. Эштон здорово покалечился. Он пытался получить денежную компенсацию и не смог. Владелец другой машины не был застрахован и не имел ни цента. Эштон устроил скандал, говорил, что у него тоже ни цента нет.

Это нормально, – заметил Мейсон. – У него мог быть миллион отложен, а он говорил бы то же самое.

Дрейк продолжал механическим голосом человека, который заинтересован больше в самих фактах, чем в их толковании:

У него был банковский счет – единственный, насколько мы могли установить. В том банке он откладывал свое жалованье. Накопил долларов четыреста. После аварии он все потратил и остался еще должен врачам.

Минутку, – удивился Мейсон, – разве Питер Лекстер не взял на себя расходы после аварии?

Нет, но не спеши с выводами. Эштон говорил одному из своих друзей, что Лекстер хотел бы о нем позаботиться, но считал, что Эштону лучше покрыть расходы на врача и больницу из своего кармана, чтобы получить денежную компенсацию.

Продолжай, – сказал Мейсон. – К чему ты клонишь?

Незадолго до пожара Лекстер получил деньги наличными. Я не узнал сколько, но много. За три дня до пожара Эштон арендовал в банке два больших сейфа. Он взял их на свое имя, но сказал клерку, что у него есть сводный брат, который должен пользоваться сейфами в любое время. Клерк сказал, что сводный брат должен явиться и удостоверить свою подпись. Эштон заявил, что брат болен и не встает с постели, нельзя ли взять карточку, которую он подпишет. Обещал гарантировать подлинность подписи и исключал всякие претензии к банку. Ему выдали карточку, Эштон ушел и через час вернулся с подписанной карточкой.

Подписанной именем?..

Кламмерта, Уотсона Кламмерта.

Кто такой Кламмерт? – спросил Мейсон. – Блеф какой то?

Нет, – сказал Дрейк. – Возможно, он и в самом деле брат Эштона. То есть был – он умер. Он не был зарегистрирован в городском управлении. Я навел справки. Уотсон Кламмерт получал водительские права. Я узнал адрес, съездил в больницу и выяснил, что Уотсон Кламмерт умер в течение двадцати четырех часов после того, как подписал банковскую карточку.

Смерть чем то подозрительна?

Абсолютно ничем. Умер естественным образом, в больнице. При нем постоянно дежурили, но – тут то и есть самое интересное – перед смертью он четыре дня находился в состоянии комы. Ни разу не приходил в сознание.

Какого же черта он мог подписать?

В том то и дело, – монотонным голосом сказал Дрейк.

Что еще о Кламмерте? – спросил Мейсон.

Очевидно, они с Эштоном имели мало общего. Эштон много лет его не видел. Когда он узнал, что Кламмерт умирает в благотворительной больнице, он явился, чтобы ему помочь.

Как вы это узнали?

Эштон много разговаривал с одной из сиделок. Когда он услышал, что Кламмерт тяжело болен, он сразу приковылял и ходил по больнице, пока не нашел Кламмерта, лежащего без сознания. Он раскошелился и сделал все, что мог: заплатил специалистам, нанял сиделок и сам дежурил у постели. Он дал инструкции сиделке, чтобы Кламмерт имел все, что только можно купить за деньги. Конечно, сиделка знала, что он умирает, и врачи знали, но они, естественно, дурачили Эштона, говоря ему, что есть один шанс из миллиона, и Эштон просил не упустить этот шанс. И еще: он поставил условие, что, если Кламмерт очнется, он не должен знать, кто его благодетель. Эштон объяснил сиделкам, что много лет назад они поссорились и с тех пор не виделись, – а из за чего, как ты думаешь?

Не знаю уж, Братец Кролик, – с раздражением сказал Мейсон, – из за чего было поссориться Хромому Лису и Спящей Красавице?

Из за кота, – усмехнулся сыщик.

Как из за кота? – воскликнул Мейсон.

Да, из за кота по кличке Клинкер, он был еще котенком.

О, дьявольщина!

Насколько я могу судить, – продолжал Дрейк, – с того времени, как Эштон нашел своего брата, и до дня смерти Кламмерта он потратил около пятисот долларов на врачей и больничные расходы. Он за все платил наличными. Сиделка говорила, что он носил в бумажнике большие пачки денег. Где же, черт возьми, Чарльз Эштон взял эти деньги?

Будь ты проклят, Пол, – Мейсон состроил гримасу. – Мне вовсе не нужно, чтобы ты своими фактами компрометировал моего клиента. Надо подловить Сэма Лекстера.

Факты, – сухо сказал Дрейк, – вроде обрывков картинки головоломки. Мне платят за то, что я их нахожу, тебе – за то, что ты их складываешь вместе. Если они окажутся не от той картинки, ты всегда сможешь засунуть ненужные туда, где их никто не найдет.

Мейсон хмыкнул, потом спросил задумчиво:

Какого дьявола Эштону понадобилось, чтобы Кламмерт имел доступ к сейфам?

Единственное, что приходит мне в голову, – сказал Дрейк, – что Эштон намеревался дать денег Кламмерту, если тот поправится, но встречаться с ним не хотел, поэтому собирался вручить ему ключ от сейфа, куда будет время от времени класть деньги, а Кламмерт – забирать.

Не сходится, – сказал Мейсон. – Ведь Кламмерт должен был представить свою подпись, чтобы получить доступ к сейфу, а та подпись, которую Эштон выдал за Кламмертову, не могла быть подлинной, потому что Кламмерт был без сознания.

О’кей, – сказал Дрейк, – ты победил. Это я и хотел сказать, говоря, что факты – кусочки головоломки. Я их достаю, а ты складываешь.

Кто нибудь приходил в банк под именем Кламмерта?

Нет. Эштон несколько раз пользовался сейфом, был там и вчера, и сегодня. Клерки не хотели об этом говорить, поэтому у меня создалось впечатление, что он вынул оттуда изрядную пачку денег.

Откуда они знают, что берут из сейфа?

Обычно они не знают, но один из клерков видел, как Эштон засовывал деньги в большую сумку. А твой клиент говорил что нибудь о колтсдорфских бриллиантах? – поинтересовался сыщик.

Нет, Пол. Мистер Эштон не говорил мне о колтсдорфских бриллиантах. А что такое колтсдорфские бриллианты? Пол, это ты должен рассказать мне о них.

Это единственные драгоценности, которыми владел Питер Лекстер, – усмехнулся сыщик. – Бог знает, как они ему достались. Они были в числе камней, вывезенных из России каким то аристократом. Питер Лекстер показывал их немногим друзьям. Это крупные, хорошо обработанные камни. Бумажные купюры или ценные бумаги могли сгореть во время пожара, и следа бы от них не осталось. Но ведь и колтсдорфских бриллиантов не нашли.

Трудно найти бриллианты в обломках сгоревшего дома, – сухо возразил Мейсон.

Обломки чуть ли не гребенкой прочесали, просеяли золу и прочее. Но бриллиантов не обнаружили. На Питере Лекстере нашли кольцо с рубином, которое он обычно носил, а бриллиантов не было.

Рассказывай дальше, – потребовал Мейсон. – Эштона видели с этими драгоценностями?

Мне об этом неизвестно. Но есть другие факты. Например, незадолго до пожара Лекстер приценивался к одному имению. Он ездил осматривать усадьбу вместе с Эштоном. Дня два назад Эштон приезжал к владельцу и хотел купить имение, расплатившись тут же наличными.

Ему отказали?

Пока да, но я думаю, вопрос остался открытым.

Похоже, я ворошу осиное гнездо, – задумчиво сказал Мейсон. – Лекстер мог держать имение втайне… Кажется, придется поговорить с Эштоном.

Внуки в ярости, особенно Сэм, – тусклым голосом сказал Дрейк. – Оуфли – спокойный и замкнутый малый. А Сэм увлекался гоночными машинами, поло, женщинами и прочее.

Где же он брал деньги?

У старика.

Я думал, старик был скуп.

Да, он был прижимист, но внуков баловал.

Сколько он стоил?

Никто не знает. Инвентаризация его поместья…

Ладно, не будем об этом, – перебил Мейсон. – Меня интересует только кот.

Накануне пожара в доме была ужасная ссора. Я точно не знаю, что случилось, но думаю, сиделка может рассказать. Я говорил со слугами – у них ничего не выудить. До сиделки я еще не добрался… А вот и ее дом.

Как ее зовут? Дерфи?

Нет, де Во, Эдит де Во. Квалифицированная сиделка и сестра. Фрэнк Оуфли очень ею интересовался, когда она ухаживала за стариком. Они и теперь иной раз видятся.

С честными намерениями? – спросил Мейсон.

Не спрашивай меня. Я детектив, а не полиция нравов. Идем.

Мейсон расплатился за такси. Они позвонили, дверь автоматически открылась, они прошли по длинному коридору в комнату первого этажа. В дверях их встретила рыжеволосая женщина с беспокойным взглядом, быстрыми, нервными движениями и приятной фигурой. На лице женщины отразилось разочарование.

Ой, – сказала она, – а я ждала… Кто вы?

Детектив поклонился и представился:

Я Пол Дрейк. А это мистер Мейсон, мисс де Во.

Что вам нужно? – Речь ее была быстрой, слова почти сливались друг с другом.

Мы хотели с вами поговорить, – сказал Мейсон.

Насчет места, – поспешил добавить Пол Дрейк. – Вы ведь сиделка, правда?

Что за место?

Наверное, было бы удобнее говорить, если бы мы вошли, – осмелился предложить Пол.

Она поколебалась, оглядывая коридор, потом отступила со словами:

Хорошо, вы можете войти, но только на несколько минут.

Комната была в таком состоянии, словно хозяйка только что закончила уборку. Прическа мисс де Во – волосок к волоску, ногти в полном порядке. Похоже было, что она нарядилась в лучшее свое платье. Дрейк уселся и устроился поудобнее, будто собирался пробыть здесь несколько часов. Мейсон присел на ручку кресла, посмотрел на детектива и нахмурился.

Возможно, это место – не совсем то, к чему вы привыкли, – сказал Дрейк. – Но не мешает о нем поговорить. Сколько вы берете за день?

Вы хотите сказать – два три дня?

Нет, только один.

Десять долларов, – твердо заявила она.

Дрейк достал бумажник, отсчитал десять долларов, но не отдал их сразу, а сказал:

Работа не отнимет у вас больше часа, но я плачу за весь день.

Она нервно облизнула губы кончиком языка, быстро перевела взгляд с Мейсона на Дрейка. В ее голосе звучало подозрение:

Так что же все таки за работа?

Мы хотим, чтобы вы припомнили несколько фактов, – Дрейк крутил купюры между пальцами. – У вас это отнимет десять пятнадцать минут, а потом вы нам эти факты запишете.

Она спросила настороженно:

Какие факты?

Сыщик наблюдал за ней стеклянными глазами. Протянул десять долларов.

Мы хотим знать, что вам известно о Питере Лекстере.

Она вздрогнула, тревожно переводя взгляд с одного на другого:

Вы что – сыщики?

Лицо Дрейка приобрело выражение игрока в гольф, который только что сделал точный удар.

Можно и так назвать, – согласился он. – Нам нужны определенные сведения. Мы хотим знать факты – ничего, кроме фактов. Мы не собираемся ни во что вас втягивать.

Нет, – она энергично покачала головой, – мистер Лекстер нанял меня как сиделку. Было бы неэтично выдавать его секреты.

Перри Мейсон, наклонившись вперед, взял нить разговора в свои руки:

Дом загорелся, мисс де Во?

Да, дом загорелся.

И вы были в это время там?

Да.

Пожар начался быстро?

Очень быстро. Я как раз проснулась. Почуяла дым и сначала подумала, что это печка. Потом решила проверить. Накинула халат и открыла дверь. Южная сторона дома была в огне, я закричала, а через несколько минут… Наверное, больше добавить нечего.

Вы не знаете, дом был застрахован? – спросил Мейсон.

Думаю, что да.

А не знаете, была ли выплачена страховка?

Думаю, что да. Наверное, ее выплатили мистеру Сэмюэлю Лекстеру. Ведь он же душеприказчик?

Был ли в доме кто нибудь, кого вы не любили? – спросил Мейсон. – Кто то особенно неприятный вам?

Почему вы задаете такой странный вопрос?

Когда случается пожар, – не спеша сказал Мейсон, – во время которого кто то гибнет, власти обычно устраивают расследование. Оно начинается с пожара, но не всегда пожаром оканчивается, и свидетелям лучше говорить все, что они знают.

Она подумала несколько секунд, глаза ее сверкнули:

Вы хотите сказать, что, если я не дам показаний, я попаду под подозрение, что подожгла дом, чтобы уничтожить кого то, кто мне не нравился? Но это абсурд!

Хорошо, поставим вопрос иначе, – согласился Мейсон. – Был в доме кто то, кто вам нравился?

Что вы под этим подразумеваете?

Очень просто: нельзя, живя с людьми под одной крышей, не испытывать определенных привязанностей или неприязни. Предположим, что там был кто то, кого вы не любили, а кого то другого любили. Нам нужны факты о пожаре. Если мы получим их от вас – это одно, а если нам предоставит их человек, которого вы не любите, особенно если этот человек попытается свалить вину на того, кого вы любите, – совсем другое.

Она выпрямилась:

Вы хотите сказать: Сэм Лекстер обвиняет Фрэнка Оуфли?

Конечно, нет, – сказал Мейсон. – Я не делаю никаких заявлений. Я не даю информации. Я пришел ее получить. Пойдем, Пол. – Он кивнул детективу и поднялся.

Эдит де Во вскочила со стула и кинулась к двери, загородив дорогу Мейсону:

Подождите, я не поняла, что вам нужно! Я скажу все, что знаю!

Нам нужно узнать многое, – задумчиво сказал Мейсон, словно сомневаясь, вернуться ли на место. – Не только о пожаре, но и о том, что ему предшествовало. Наверное, лучше спросить у кого то другого. Нам нужно знать о жизни и привычках людей в доме, где вы были сиделкой… В конце концов, лучше вас от этого избавить.

Нет, нет, не надо! Вернитесь. Я расскажу вам все, что знаю. Никаких тайн тут нет, и если уж вам надо знать, я расскажу. Если Сэм даже намекнул, что Фрэнк Оуфли как то связан с пожаром, он просто хотел отвести подозрение от себя.

Мейсон вздохнул и с явной неохотой вернулся на свое место, снова уселся на подлокотник и сказал:

Мы охотно послушаем несколько минут, но говорите живей, мисс де Во. Время нам очень дорого.

Я понимаю, – поспешно начала она. – Мне все время казалось, что есть что то странное в этом пожаре. Я сказала это Фрэнку Оуфли, а он посоветовал мне молчать. Я пыталась разбудить мистера Лекстера – то есть старика. Пламя уже бушевало в той части дома. Я кричала и пробиралась ощупью наверх. Там было жарко и полно дыму, но на лестницу огонь еще не пробрался. За мной пошел Фрэнк. Говорил, что я ничего не смогу сделать. Мы стояли на лестнице и кричали, пытаясь разбудить мистера Лекстера, но не слышали ответа. По лестнице поднимались клубы черного дыма. Я оглянулась и увидела, что пламя пробивается к лестничной площадке и что надо выбираться. Мы вышли через северное крыло. Я задыхалась от дыма. Глаза у меня еще два или три дня были красные.

Где был Сэм Лекстер?

Я увидела его раньше, чем Фрэнка. Он бегал в пижаме и купальном халате с криком: «Пожар! Пожар!» Совсем, кажется, голову потерял.

А пожарная команда?

Она появилась, когда сгорело почти все. Дом ведь стоял в стороне.

Дом был большой?

Слишком большой! – живо отозвалась она – У прислуги было много работы.

Какую держали прислугу?

Миссис Пиксли, девушку по имени Нора – кажется, Эддингтон – и Джима Брэндона – шофера. Нора была вроде прислуги за все. Она в доме не жила, приходила к семи утра и оставалась до пяти. Миссис Пиксли готовила.

А Чарльз Эштон, привратник, там бывал?

Только иногда. Он же охранял городской дом. Он приезжал, когда мистер Лекстер его просил. В ночь пожара он был в городе.

Где спал Питер Лекстер?

На втором этаже, в южном крыле.

В какое время начался пожар?

Около половины второго. Я проснулась, очевидно, без четверти два. Дом уже некоторое время горел.

А почему вас наняли? Что было с мистером Лекстером?

Он попал в автомобильную аварию, и нервы у него были не в порядке. Временами он не мог спать, а снотворное не любил. Я – массажистка, вот и помогала ему во время нервных приступов. Горячая ванна с душем, потом массаж – и он мог уснуть. И с сердцем у него было неважно. Время от времени приходилось давать ему сердечные лекарства.

Где была Уинифред?

Она спала. Мы с трудом ее разбудили. Мне даже показалось, что она угорела. Дверь у нее была заперта. Чуть не сломали дверь, пока ее добудились.

Где она находилась? В северном или в южном крыле?

В центре дома, к востоку.

А внуки? Где они спали?

В центре дома, к западу.

А слуги?

Все в северном крыле.

Если вы были медсестрой при мистере Лекстере и у него бывало неладно с сердцем, почему вы не спали там, где могли бы оказаться под рукой, если бы понадобилась ваша помощь?

Но я и была под рукой. У него был электрический звонок, ему стоило всего лишь нажать на кнопку – и я тут же нажимала на свою, давая знать, что иду.

И в его комнате звонил звонок?

Да.

Почему же вы не позвонили ему в ночь пожара?

Звонила. Это было первое, что я сделала. Побежала назад к себе и несколько раз позвонила. Но ответного сигнала не было, и я начала подниматься по лестнице. Наверное, проводка сгорела.

Понятно. Дыма было много?

Да, центральная часть дома была буквально полна дыма.

Накануне пожара что то случилось?

Вы о чем?

Какой то скандал, ссора?

Нет… Не совсем. Что то вышло у Питера Лекстера с Сэмом. Думаю, что Фрэнк ни при чем.

А Уинифред?

Вроде бы тоже. Не поладили старик с Сэмом Лекстером. Кажется, из за игры Сэма в карты.

Как вы думаете, из за чего начался пожар? – спросил Мейсон.

То есть – не поджог ли?

Вы достаточно долго виляете, мисс де Во, – медленно произнес Мейсон. – Скажите, что вам известно об этом пожаре?

Она вздохнула. Глаза ее забегали.

Может ли пожар начаться из за того, что в топку парового отопления вывели газы из выхлопной трубы? – спросила она.

Нет, – мотнул головой Дрейк. – Какого черта…

Подождите, Пол, – вмешался Мейсон. – Давайте послушаем, что она хочет сказать.

Неважно, раз пожар от этого не может случиться, – уклончиво ответила она.

Адвокат бросил предостерегающий взгляд на детектива и сказал серьезно:

Возможно, что пожар мог начаться и от этого.

Но разве могло загореться несколько часов спустя после того, как газы попали в топку?

Так как же они попали в топку? – спросил Мейсон.

Ну, было так. Гараж встроен в дом. Там находились три машины. Дом стоял на холме, гараж помещался в юго западном углу, на склоне. Наверное, когда строили дом, в том месте получилась лишняя комната, и архитектор решил встроить туда гараж, чтобы не ставить отдельное здание.

Да, – кивнул Мейсон, – я вас понимаю. Расскажите о выхлопных газах.

Ну, – сказала она, – я гуляла и уже возвращалась в дом, когда услышала в гараже шум. Дверь гаража была закрыта, но там работал мотор. Я подумала, что кто нибудь ушел и забыл выключить мотор, поэтому вошла – сбоку есть маленькая дверь – и зажгла свет.

И что же вы увидели? – склонился к ней Перри Мейсон.

Сэма Лекстера, он сидел в своей машине.

И мотор был включен?

Да, он работал.

Медленно, как на холостом ходу?

Нет, быстро. Если бы он работал медленно, я бы и не услышала.

А выхлопные газы как попадали в топку? – спросил Дрейк.

Это странно. Я заметила, что какой то шланг идет от машины к батарее. Там была газовая топка, от которой нагревались трубы, – в задней части гаража.

Как вы поняли, что шланг от машины ведет к батарее?

Я же его увидела. Из выхлопной трубы он шел по полу к батарее.

Понял Сэм Лекстер, что вы увидели шланг? – спросил адвокат.

Сэм Лекстер, – с расстановкой сказала она, – был пьян. Он выключил мотор и обругал меня.

Что же он сказал?

Он сказал: «Убирайтесь отсюда вон. Неужели в доме нет места, куда бы вы не совали свой нос?»

А вы что сказали?

Повернулась и ушла.

Вы выключили свет, когда уходили?

Нет, оставила, чтобы он мог оттуда выбраться.

Почему вы решили, что он пьян?

Он так развалился на сиденье… и по тону голоса.

Зрачки Мейсона в задумчивости сузились.

Вы ясно видели его лицо? – спросил он.

Она на миг нахмурилась и сказала:

А я не уверена, что видела его лицо. Он же носит большую кремовую шляпу, стетсон, и когда я зажгла свет, то первое, что увидела, была эта шляпа. Я подошла к машине сбоку. Он склонился над рулем, когда я оказалась близко, и голова у него свесилась вниз… Вообще то я его лица совсем не видела.

А голос его вы узнали?

Голос был хриплый, знаете, как у любого пьяного мужчины.

Другими словами, – сказал Мейсон, – если дойдет до свидетельства в суде, вы сможете поклясться, что определенно видели в машине Сэма Лекстера?

Конечно, могла бы. Кто еще в доме носит такую шляпу?

Значит, вы опознали шляпу, но не человека.

То есть как?

Эту шляпу мог надеть кто угодно.

Да, – кисло согласилась она.

Это может оказаться важным, – сказал Мейсон. – Откуда вы знаете, что за рулем сидел не Фрэнк Оуфли?

Я знаю, что это был не он.

Откуда?

Ну, если угодно, я гуляла с Фрэнком Оуфли. Я оставила его на углу возле дома. Он вошел с парадного входа, а я – с заднего. Вот почему я проходила мимо гаража.

А шофер… как его, Джим Брэндон? Это не мог быть он?

Нет, если только он не надел шляпу Сэма Лекстера.

Кому вы об этом рассказали?

Фрэнку.

Вы всегда зовете его по имени? – спросил Мейсон.

Она быстро отвела глаза, но тут же вызывающе повернулась к Мейсону:

Да. Мы с Фрэнком большие друзья.

Что он сказал, когда вы с ним поделились?

Он сказал, что пожар из за выхлопных газов не мог начаться, что я только все запутаю, если буду об этом говорить, и посоветовал молчать.

Еще кому вы рассказали об этом?

Другу Уинифред – но не Гарри Инмену…

То есть Дугласу Кину?

Да, Дугласу Кину.

Кто такой Гарри Инмен?

Он ухаживал за Уинифред. Кажется, она ему отдавала предпочтение, но он ее бросил, как горячую картофелину, как только понял, что она не получит денег.

А что сказал Дуглас Кин, когда вы ему рассказали?

Сказал, что считает это важным обстоятельством. Он задал мне массу вопросов: какая труба, куда вела… Он хотел знать, шла ли труба прямо в спальню Питера Лекстера.

А она туда шла?

Думаю, что да.

А потом что?

Он посоветовал мне заявить об этом.

Вы это сделали?

Нет еще. Я ждала… друга. Я хотела посоветоваться с ним, прежде чем что то делать, чтобы не вышло неприятностей.

В какое время вы застали в гараже Сэма Лекстера?

Около половины одиннадцатого.

За несколько часов до пожара?

Да.

Вошел ли Сэм в дом сразу после этого?

Не знаю. Я так рассердилась на него, что вышла, чтобы его не ударить.

Но он, очевидно, возвратился в дом до пожара: ведь он был в пижаме и халате, когда вы проснулись?

Да, это так.

А в машине он был совершенно одет?

Кажется, да.

Вы сказали, что зажгли свет?

Да. А что?

Свет в гараже, значит, был выключен?

Да.

И дверь закрыта?

Да.

Значит, последний, кто завел в гараж машину, должен был закрыть за собой дверь, так?

Да, конечно.

А выключатель был возле маленькой дверцы?

В нескольких дюймах. А что?

А вот что, – медленно произнес Мейсон. – Если Лекстер заехал на машине в гараж, он должен был выйти из машины, пойти к двери, закрыть ее, погасить свет и вернуться к машине. Ведь нельзя же въехать через закрытую дверь. А если он был так пьян, что не мог заглушить мотор, то он вряд ли способен был встать, закрыть дверь гаража, погасить свет и дойти до машины.

Я об этом и не подумала, – кивнула она.

Вы ждете друга, который должен дать вам совет?

Да, он вот вот явится.

Не сообщите ли вы мне его имя?

Не думаю, что нужно вдаваться в такие подробности.

Это не Фрэнк Оуфли?

Я отказываюсь отвечать.

И не собираетесь делать заявление, пока ваш друг не даст вам совет?

Это я решу сама. Я не полагаюсь полностью на друга.

Но вам кажется, что пожар мог быть связан с выхлопной трубой?

Я же не механик, я ничего не понимаю в автомобилях, не разбираюсь в выхлопных газах. Но знаю, что в газовой топке все время огонь, и мне кажется, что, если газ из карбюратора попал в топку, он мог взорваться.

Мейсон перебил ее вопросом:

В гараже была только одна лампочка?

Да, очень яркая, она висела посередине.

А вы не думаете, что видели не шланг, а веревку?

Нет, это был гибкий шланг, резиновый, и он шел от выхлопной трубы машины Сэма Лекстера к отверстию в отопительной трубе. Труба большая, покрытая асбестом. Нагретый воздух поднимался по ней в спальню Питера Лекстера и в гостиную.

Мейсон задумчиво кивнул и сказал:

Вот что. Если вы надумаете сообщить полиции свою историю, я помогу вам связаться с оперативной группой.

Я хотела бы этого, – просто сказала она.

Хорошо, – пообещал Мейсон, – мы подумаем и сообщим вам, если у нас появится какая то новая мысль. Тем временем вы можете дать нам знать, что именно советует вам ваш друг. Если решите заявить полиции, сообщите нам.

Как мне вас найти? – спросила она.

Мейсон тронул Дрейка за руку, мягко подталкивая его к двери.

Мы еще к вам зайдем сегодня, попозже.

Она улыбнулась:

Я рада была рассказать вам все, что мне известно.

В коридоре детектив вопросительно посмотрел на адвоката.

Ну что ж, – хмыкнул Мейсон, – проблема кота остается!

Я так и понял, – заметил Дрейк. – Но мне не совсем понятно, каким будет твой следующий ход.

Мейсон понизил голос почти до шепота:

Когда я увижу своего почтенного коллегу Шастера, я попрошу его прочесть пункт двести пятьдесят восьмой Кодекса о завещаниях, где сказано, что человек, осужденный за убийство, не имеет права наследовать имущество убитого и любая часть имущества, которую он должен был унаследовать, переходит к другому наследнику.

Посмотрим, верно ли мы все поняли, – сказал Дрейк.

Конечно, верно. Слепому ясно. От газовой топки отходит несколько труб, ведущих в разные комнаты дома. У каждой трубы – регулятор, чтобы можно было отключить те комнаты, в которых не живут. Сэм Лекстер совершил убийство очень простым способом. Он завел машину в гараж, надел на выхлопную трубу шланг, второй конец шланга присоединил к втулке на трубе, через которую нагретый воздух поступал в спальню Питера Лекстера. Потом сел в машину и завел мотор. Смертельный газ из двигателя через гибкий шланг пошел в отопительную трубу и поднялся в спальню Питера Лекстера. Заметьте дьявольскую хитрость такого способа: Сэму пришлось только включить мотор, чтобы отправить безболезненную смерть в комнату, удаленную на много футов от работающего мотора, в комнату с запертой дверью. Затем он поджег дом. У людей, погибших при пожаре, обязательно находят в крови окись углерода. Это блестящий пример убийства, и, очевидно, единственная свидетельница – эта рыженькая сиделка, которая застала Сэма на месте преступления; и единственная причина, что она до сих пор жива, – то, что Сэм Лекстер решил, будто она не поняла того, что видела. Или он думает, что она не видела шланга.

Сыщик достал из кармана блок жевательной резинки и спросил:

Что будем делать дальше?

Свяжемся с окружным прокурором, – ответил Мейсон. – Он всегда уверяет, что адвокат криминалист употребляет свои знания на то, чтобы помогать убийцам избавиться от наказания. Вот я его и озадачу: покажу ему убийство, которое я раскрыл, в то время как его люди начисто опозорились.

Твое доказательство слишком слабо, чтобы навешивать обвинение в убийстве, – усомнился Дрейк.

Ничуть не слабо, – отпарировал Мейсон. – Заметь: было четверть одиннадцатого вечера, уже стемнело. Ворота гаража были заперты. Сэм Лекстер притворился пьяным, когда поставил машину в гараж. Но он должен был выйти из машины, подойти к воротам, запереть их, снова сесть в машину и включить мотор. Он должен был присоединить шланг к своему двигателю и к трубе, по которой шел нагретый воздух в спальню его деда. А потом оставалось завести мотор. Возможно, мотору и не надо было работать долго. Если я еще помню судебную медицину, в выхлопной трубе автомобиля моноокись углерода образуется в количестве один кубический фут в минуту при двадцати лошадиных силах. Гараж за пять минут может наполниться смертельным количеством газа. В атмосфере, содержащей всего две десятых процента газа, человек может погибнуть. Кровь мертвого будет ярко алой. Газ этот так действует на кровь, что она не может снабжать ткани кислородом, эти же признаки отличают кровь человека, погибшего в горящем доме. Нельзя отказать Сэму Лекстеру в дьявольском уме. Если бы этой сиделке не случилось застать его, он совершил бы безукоризненное убийство.

И ты все это хочешь передать в руки окружного прокурора? – перебил Дрейк, глядя на Перри Мейсона лишенными выражения глазами.

Да.

А не надо ли сначала проверить, какое отношение к этому имеет твой клиент?

Нет, не думаю, – медленно сказал Мейсон. – Я не собираюсь покрывать своего клиента, если он замешан. Меня наняли, чтобы помочь ему сохранить за собой кота – и он его сохранит, во имя дьявола. Если он нашел принадлежащие наследникам деньги и присвоил их – это уже совершенно другое дело. И заметьте, что Питер Лекстер вполне мог подарить эти деньги Эштону перед смертью.

Ерунда, – сказал детектив. – Пит Лекстер не ждал смерти. У него не было причин раздаривать деньги.

Не будь таким уверенным, – возразил Мейсон. – У него была какая то причина взять деньги наличными. Но довольно об этом рассуждать, Пол. Главное сейчас – предъявить обвинение чужому клиенту, а не ставить своего в такое положение, когда он должен давать массу объяснений. Я свяжусь с Эштоном и скажу, что его кот в безопасности.

Это называется – из пушки по воробьям, – засмеялся сыщик. – Мы нарвемся на неприятности, спасая жизнь коту.

И доказывая Нату Шастеру, что меня на кривой не объедешь, – добавил Мейсон. – Не забудь этого аспекта дела, Пол.

В аптеке за углом есть автомат, – вспомнил Дрейк.

Ладно, Пол, позвоним Эштону и окружному прокурору.

Они завернули за угол. Мейсон опустил монетку, набрал номер Питера Лекстера и спросил Чарльза Эштона. Через несколько минут голос Эштона задребезжал в трубке.

Говорит Перри Мейсон, мистер Эштон. Думаю, что насчет Клинкера можно больше не беспокоиться.

Почему? – спросил Эштон.

Думаю, что у Сэма Лекстера скоро забот будет по горло, – объяснил Мейсон. – Он будет занят. Пока не говорите ничего слугам, но возможно, что Сэма Лекстера вызовут к прокурору и зададут несколько вопросов.

Голос привратника проскрипел:

Вы можете объяснить о чем?

Нет. Я сказал все, что мог. Держите язык за зубами.

В голосе Эштона нарастало беспокойство:

Минутку, мистер Мейсон. Я бы не хотел, чтобы вы заходили слишком далеко. Есть причины, по которым я не хочу, чтобы прокурор вмешивался и задавал вопросы.

Вы наняли меня, чтобы вашего кота не отравили, – твердо сказал Мейсон. – Этим я и занимаюсь.

Но это уже совсем другое дело, – сказал Эштон. – Мне нужно с вами увидеться.

Тогда – завтра. А пока угостите Клинкера сливками от моего имени.

Но я должен с вами увидеться, если прокурор начинает расследование.

Хорошо, завтра приходите ко мне. – Мейсон повесил трубку. Он состроил легкую гримасу, поворачиваясь к сыщику. – Ох уж эти мне кошачьи дела, – сказал он. – Не стоят они таких хлопот. Попробуем разыскать окружного прокурора.

Похоже, что совесть у твоего клиента нечиста? – спросил Дрейк.

У моих клиентов не бывает нечистой совести, Пол, – пожал плечами Мейсон. – Кроме того, не забывай, что мой настоящий клиент – кот.

Конечно, – хмыкнул Дрейк. – Но, отвлекаясь от главного, хотел бы я знать, где Эштон взял деньги… Слушай, Перри, начинается дождь. Если надо ехать, я бы хотел взять свою машину.

Отыскивая в справочнике номер окружного прокурора, Мейсон сказал:

Очень жаль, Пол, нам в самом деле придется ехать, но у тебя нет возможности взять свою машину – мы спешим. Поедем на моей, с откидным верхом.

Этого я и боялся, – простонал Дрейк. – Ты на ней мчишься по мокрым дорогам, как дьявол.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Эрл Стенли Гарднер Дело о коте привратника Перри Мейсон 7 iconЭрл Стенли Гарднер Дело о ленивом любовнике Перри Мейсон 30
Придя за полчаса до официального открытия конторы, Делла Стрит, личный секретарь Перри Мейсона, ловко просовывала нож для разрезания...
Эрл Стенли Гарднер Дело о коте привратника Перри Мейсон 7 iconБиография Мэттью Перри
Канады Пьера Трюдо. К сожалению, родители разошлись и у них появились новые семьи. Новым папой Мэтью стал диктор из Канады Кейт Моррисон,...
Эрл Стенли Гарднер Дело о коте привратника Перри Мейсон 7 icon1 Какие изменения, выявляемые при осмотре и перкуссии живота, наиболее...
Живот увеличен в размерах, куполообразно вздут, участвует в дыхании пупок втянут перкуторно – громкий тимпанит
Эрл Стенли Гарднер Дело о коте привратника Перри Мейсон 7 iconДональд Уэйстлейк Джойс Кэрол Оутс Энн Перри Стивен Кинг Лоуренс Блок Уолтер Мосли
ДональдУэйстлейкДжойсКэролОутсЭннПерриСтивенКингЛоуренсБлокУолтерМослиШэринМаккрамбЭдМакбейнДжонФаррисДжеффриДиверВне закона
Эрл Стенли Гарднер Дело о коте привратника Перри Мейсон 7 iconЗадание для подготовки к семинару Исторические и современные воззрения на теорию организации
Организация как система центров принятия решений Герберт Саймон, Джеймс Гарднер Марч, Ричард Майкл Сайерт
Эрл Стенли Гарднер Дело о коте привратника Перри Мейсон 7 icon7 стратегий для достижения богатства и счастья
Когда мне только что исполнилось двадцать пять лет, я встретил человека по имени Эрл Шоафф. Как мало я догадывался тогда, насколько...
Эрл Стенли Гарднер Дело о коте привратника Перри Мейсон 7 iconДень, который перевернул всю мою жизнь
Когда мне исполнилось двадцать пять лет, я встретил человека по имени Эрл Шоафф. Как мало я догадывался тогда, насколько эта встреча...
Эрл Стенли Гарднер Дело о коте привратника Перри Мейсон 7 icon© Мейсон Роберт, перевод: Ламтюгов Андрей Александрович (hornett-)
Эти воспоминания американского военного вертолетчика о войне во Вьетнаме мгновенно стали национальным бестселлером в сша, но, насколько...
Эрл Стенли Гарднер Дело о коте привратника Перри Мейсон 7 iconМетодические указания для самостоятельной работы студентов Курс 5...
Факультет: Медицинский (специальность «Лечебное дело», «Педиатрия», «Медико-профилактическое дело»)
Эрл Стенли Гарднер Дело о коте привратника Перри Мейсон 7 iconМетодическая разработка для преподавателей к практическому занятию...
Факультет: Медицинский (специальность «Лечебное дело», «Педиатрия», «Медико-профилактическое дело»)
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница