И. П. Павлов великий русский физиолог, создатель теории условных рефлексов и материалистического учения о высшей нервной деятельности. Академик (1907), лауреат Нобелевской премии (1904) за работы по физиологии пищ


Скачать 148.96 Kb.
НазваниеИ. П. Павлов великий русский физиолог, создатель теории условных рефлексов и материалистического учения о высшей нервной деятельности. Академик (1907), лауреат Нобелевской премии (1904) за работы по физиологии пищ
Дата публикации02.04.2013
Размер148.96 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Биология > Документы
Иван Петрович

ПАВЛОВ

(1849—1936)
И.П. Павлов — великий русский физиолог, создатель теории условных рефлексов и материалистического учения о высшей нервной деятельности. Академик (1907), лауреат Нобелевской премии (1904) за работы по физиологии пищеварения. Почетный член, многих отечественных и иностранных научных обществ и академий. Автор классических произведений: «Лекции о работе главных пищеварительных желез» (1897), «Естествознание и мозг» (1910), «Лекции о работе больших полушарий головного мозга» (1922), «Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности животных» (1926).
^ Выступление в прениях по докладу И. В. Завадского

«Опыт приложения метода условных рефлексов в фармакологии»

(6 марта 1908 г.)
И. П. Павлов: Перед тем как приступить к прениям по поводу выслушанного доклада, я должен сказать, что на эти опыты надо смотреть только как на предварительные. В наших руках оказались великолепные, с точки зрения эксперимента, собаки, дававшие отчетливые, можно сказать, стереотипные рефлексы. Возникла мысль использовать их для испытания некоторых фармакологических веществ. Так как переход этих животных в другие руки создал бы новые условия, я и обратился с просьбой к уважаемому докладчику заняться этими наблюдениями. Опыты его составляют первый почин, и ясно, что о каких-либо законченных выводах в этом отношении не может быть и речи. После этих разъяснений я прошу высказаться по поводу выслушанного доклада.

Я должен прежде всего обратить внимание на чрезвычайную тонкость этого метода и потому важность для фармакологических исследований. Применяя малые дозы различных ядов, мы не получили никаких видимых уклонений со стороны двигательной системы животного. Животные были на вид совершенно нормальны, а между тем метод условных рефлексов показывает резкую разницу; условные рефлексы, например, исчезают. Изучение с помощью этого метода раскрывает нам более глубокие черты действия яда на центральную нервную систему, ибо оно разрешает вопрос: как в каждом данном случае понимать возбуждение — есть ли это возбуждение в истинном смысле слова или это есть дефект в функции, уменьшение влияния задерживающих центров? Вопрос решался просто. Мы пробовали давать самые малые дозы алкоголя и ни разу не получили возбуждающего действия. Это надо понимать так, что с самого начала действие алкоголя есть действие парализующее, а не возбуждающее.
^ Экспериментальный институт

для укрепления вящего господства алкоголя над русской землей
Считаю своим научным и общественным долгом широко оповестить товарищей об этом чрезвычайном Институте. Благодаря догадливости и энергии члена Гос. Думы М. Д. Челышева, известного борца против алкоголя, сделалась общедоступной некая записка под заглавием: «Об устройстве лаборатории для изучения влияния алкоголя на организм и для исследования алкоголизма в населении». Эта записка была приложена к смете текущего года Департамента неокладных сборов и казенной продажи питей ж препровождена в бюджетную Комиссию Гос. Думы на предмет испрашивания кредита в 300 000 р. для устройства этой лаборатории. М. Д. Челышевым она была передана председателю алкогольной комиссии при Обществе охранения народного здравия д-ру М. Н. Нижегородцеву для открытого обсуждения ее с участием: компетентных лиц. Д-р Нижегородцев запросил отзывы о ней от акад. А. Я. Данилевского, проф. Н. Е. Введенского и меня и затем устроили заседание алкогольной комиссии (26-го минувшего апреля) с участием разных причастных лиц, между ними и лиц, участвовавших в составлении этой записки и направлявших ее.

«Что же?» — скажет приятно возбужденный читатель. Слава богу, что на предмет такой огромной важности в русской жизни? обращено, наконец, серьезное внимание, и наука во всеоружии ее средств призывается к борьбе с этим роковым явлением русской жизни!

Но, читатель, хотя Вы рассудили и симпатично, по, извините, невпопад, — не рассчитали русской действительности.

Пойдемте лучше путем основательного, документального ознакомления с предметом. Заглянем, во-первых, в вышеупомянутую записку: там выражены цели и задачи института и мечты его будущих устроителей и деятелей.

В 1-й части записки, литературной, бросается в глаза очень бережное отношение составителей записки к положительным сторонам действия алкоголя: его «питательному действию», «развлекающему северянина действию» и т. д. Из этой же литературной части мы узнаем о безвредной дозе алкоголя для человека при обыкновенном употреблении. Вот это интересное место: «Важным моментом, вызывающим то или другое изменение в организме при употреблении алкоголя, является крепость его растворов, ибо опыт показывает, что алкогольные напитки естественного брожения, не подвергнутые интенсивной обработке (дистилляции), не содержат более 9% алкоголя, и при обыкновенном употреблении количество вводимого в организм алкоголя не превышает отношения 1 г на 1 кг тела, т. е. количества остающегося безвредным его действия на организм». Определим нагляднее эту дозу, как это сделал д-р А. Л. Мендельсон в заседании алкогольной комиссии 26-го апреля.

Вес мужчины среднего роста и полноты — 80 кг. Следовательно , его ежедневная безвредная доля алкоголя, по записке, — 80 г, или, принимая во внимание уд. вес, 100 см3 чистого алкоголя, что в виде 40% водки составит чайный стакан (250 см3), а в виде 9% вина — 1100 см3, т.е. 1 ½ бутылки, по 750 см3 бутылка. Теперь разочтите это количество на население русского государства и на дни года, — как мы окажемся ужасно далеки от нормы, когда алкоголь только развивает свои полезные действия, дает удовольствие и вместе безвреден. А переведите этот безвредный алкоголь на деньги — ведь это несколько Калифорний!

Но этим не исчерпываются расчеты составителей записки относительно алкоголя. Их научные мечты несутся дальше. Читайте следующее место: «Если выяснится факт, что алкоголь является: веществом, не чуждым реакциям организма, то не исключается возможность того, что с течением времени, после тщательного изучения вопроса, можно будет найти способы употребления алкоголя без всякого побочного вредного его действия, соблюдая лишь определенные условия при пользовании им.» — Об 1 г алкоголя на 1 кг веса человеческого тела заботиться нечего, он в известном разведении, как категорически заявлено выше, безвреден, следовательно, «при тщательном изучении вопроса» надо надеяться на обезвреживание гораздо больших доз алкоголя. Как огромно приумножатся доходы казенной продажи питей!

Относительно глубокого научного основания таких блистательных расчетов надо напомнить, однако, составителям записки, что ш многие другие ядовитые вещества, помимо алкоголя, встречаются на пути превращения пищи в животном организме.

Теперь окончательная формулировка цели и задачи проектируемого института: «Экспериментальное изучение вопроса об отношении алкоголя к организму», — говорится в записке, — «должно быть поставлено широко и тщательно, так как сделанные на это затраты окупятся тем рядом беспристрастных наблюдений, которые, несомненно, дадут новые данные для выработки продукта, соответственного его разведения и употребления, вследствие чего принятые на основании этих данных моры, если не вовсе уничтожат, то уменьшат до minimiim'a те общественные явления, связанные с употреблением алкоголя, которые в значительной мере обусловливаются недостатком наших сведений об алкоголе и его отношении к животному организму».

Нельзя не обратить прежде всего внимания на странное прилагательное будущих наблюдений, имеющих выйти из этого института: «беспристрастных». Не особенно точных, не особенно многочисленных, не особенно систематических, а именно беспристрастных. Понять это всего проще можно так, что сделанные до сих пор наблюдения слишком пристрастно были проникнуты мыслью о возможном вреде алкогольного потребления, а будущие наблюдения этого института меньше будут или вовсе не будут заниматься вопросом о вреде алкоголя и таким образом о возможном упразднении или сокращении алкогольного потребления, а сосредоточатся на «выработке продукта» и т. д. и только этим, «если не уничтожат, то сведут до minirnum'a общественные явления, связанные с потреблением алкоголя», и т. д.

Что же это такое будет? Если дело идет о жидких алкогольных растворах, то это ведь так давно известно и науке, и всем обывателям, и ради этого строить специальный научный институт — нелепо. Алкогольная комиссия из членов Гос. Думы и Гос. Совета уже выдвигает законопроект о слабых алкогольных напитках. Если же имеется в виду какой-то особый алкоголь, особый «продукт», то это — явная химера, не способная занять внимание сколько-нибудь серьезных людей. А если бы допустить невозможное, что что-нибудь в этом роде и удалось, то разве можно ручаться наперед, что именно господа этого института это найдут и откроют? Все это вместе дало мне право в моем отзыве о записке мягко назвать это место ее очевидной наивностью.

Мне думается, что читателю не будет безынтересно узнать о лабораториях будущего института. В состав института, по записке, между прочим, должны войти: физическая лаборатория, ботанический кабинет, зоологический кабинет и т. д. Этот чрезвычайный и с первого взгляда мало понятный состав лабораторий можно постичь только так, что достижение величавой задачи безвредного алкоголя или безвредного, хотя и значительного, его потребления потребует идей и средств всего естествознания, хотя при современном изучении влияния алкоголя на организм в обыкновенных лабораториях обходятся без зоологического и ботанического кабинетов и т. д.

А хотите, читатель, познакомиться с будущими «научными» деятелями института, по крайней мере со стороны основного свойства всякого научного деятеля, с его привязанностью к истине, с покорностью ей, с воодушевлением ею? Для этого в данном случае имеются точные материалы.

Сперва разбираемая записка фигурировала под названием записки «известного профессора», и в повестке на заседание алкогольной комиссии при Обществе охранения народного здравия стояло: обсуждение доклада анонимного «известного профессора». Затем в печати было официально заявлено, что записка составлена комиссией из профессоров Психо-нейрологического института и, наконец, проф. Гервер, если не ошибаюсь, директор или ученый секретарь Психо-нейрологического института, дополнил это оповещение в печати точным перечнем специалистов, из которых состояла эта комиссия.

По поводу отчета в «Речи» о заседании алкогольной комиссии 26-го апреля проф. Гервер прислал в эту газету письмо, из которого приведу следующее место: «При чтении отчета получается впечатление, как будто авторы записки, представленной комиссией, состоявшей из представителей психиатрии, нейропатологии, экспериментальной психологии и химии, проповедуют умеренное употребление спиртных напитков и на этом положении базируют необходимость устройства специальных лабораторий для изучения влияния алкоголя на организм. Ничего подобного в действительности нет» (курсив мой): «составители записки имели своей целью исключительно борьбу с алкоголизмом и т. д.»

Читатель, 1 г алкоголя на 1 кг веса человека как безвредная доза и предстоящее «научное» увеличение этой дозы — не проповедь алкоголя, а борьба с алкоголизмом?! Какое аккуратное обхождение с истиной!

По поводу того, что репортер газеты «Вечернее Время» (№ 135), передававший мою беседу с ним о записке, называл эту записку запиской акад. Бехтерева, акад. Бехтерев обрушился на меня в благородном негодовании за то, что я будто бы «умышленно или неумышленно исказил его всегдашнее отрицательное отношение к алкоголю, так многократно заявленное им и устно, и письменно», и т. д. Читатель, Вы, вероятно, знаете, что акад. Бехтерев есть основатель, устроитель, председатель Совета и президент Психо-нейрологического института. Как таковой, если он не сочинял и не редактировал записки, то во всяком случае в соответствующих сферах проводил алкогольный экспериментальный институт с его своеобразной задачей, как она выражена в записке, а, кроме того, алкогольный экспериментальный институт должен составлять нераздельное целое с Психо-нейрологическим институтом. Какой лишний яркий случай отрицательного отношения акад. Бехтерева к алкоголю!

Идем дальше. Вернемся к 1-й цитате из записки. В заседании алкогольной комиссии 26-го апреля д-р А. Л. Мендельсон первый сделал, как это указано выше, расчет безвредной дозы по записке на водку и на среднего человека. Этот расчет произвел очень сильное впечатление на присутствовавших; но ни проф. Гервер, надо думать, участвовавший в составлении этой записки, ни акад. Бехтерев, проводивший ее, не нашлись ничего ответить на этот подсчет. И только в поздний час заседания, после многих горячих речей и прений, дали свое объяснение месту записки о безвредной дозе алкоголя врачи А. Горелов и С. Михайлов. Об этом объяснении я узнал (по болезненному состоянию я вынужден был оставить зал заседания около 12 ч ночи, не дождавшись конца) из их: письма, помещенного в «Вечернем Времени» (№ 141) в ответ на мое письмо (№ 139).

Вот это письмо целиком; оно стоит этого исключительного внимания. «В письме проф. И. П. Павлова в Вашей уважаемой газете от 5-го мая высказывается интерес ко всему сказанному и читанному на заседании алкогольной комиссии от 26-го апреля. В этом заседании было именно разъяснено, что расчет д-ра Мендельсона, на котором в указанном письме базируется проф. И. П. Павлов, не соответствует смыслу и букве цитируемой им записки, так как в ней нигде не говорится об абсолютном алкоголе; говорится же, что без вреда для организма остаются такие количества алкоголя, которые не превышают 1 г на 1 кг веса тела. Прямой же ответ на вопрос, какой крепости в этой фразе алкоголь предполагается, содержится здесь же, в записке, одной строчкой выше, в том же предложении. Это суть алкогольные напитки естественного брожения, не подвергнутые усиленной обработке (дистилляции), содержащие не более 9% алкоголя. Все дело, следовательно, в том, что при расчетах д-р Мендельсон, а за ним и проф. И. П. Павлов прибавляют одно слово «абсолютный» алкоголь, которого в записке нет, и тогда их расчет принимает совсем другой оборот. Считая даже средний вес мужчины в 80 кг (но он в действительности меньше), оказывается, что по записке для него безвредная доза, распределенная на весь день, будет в 80 г, но какого алкоголя: 9%-ного; следовательно, абсолютного алкоголя придется на день всего 7,2 г, т. е. почти чайная ложка. Это разъяснение факта, сделанное нами еще в указанном заседании, мы считаем долгом довести до сведения интересующихся».

Объяснение врачей А. Горелова и С. Михайлова совершенно приняли и усвоили и акад. Бехтерев, и проф. Гервер. Вот их подлинные слова, сюда относящиеся:

«В заседании алкогольной комиссии (26-го апреля) было вполне определенно разъяснено, что инкриминируемое место упомянутой записки представляет явное» (курсив мой) «недоразумение и что в действительности дело идет не о стакане водки, а всего лишь о нескольких чайных ложках алкоголя в течение дня и притом в виде напитка естественного брожения» (Письмо В. М. Бехтерева в «Вечернем Времени», № 137).

«В некоторых газетах указывалось на то, что авторы записки признают возможным ежедневное потребление водки в размере чайного стакана, между тем как на заседании (26-го апреля) выяснилось, что речь шла о нескольких чайных ложках, а не о чайных стаканах» (Письмо проф. А. Гервера в «Речи», № 123).

На письмо врачей А. Горелова и С. Михайлова я ответил в «Вечернем Времени» (№ 142) следующим письмом. «Так как объяснение, даваемое г.г. врачами А. Гореловым и С. Михайловым месту о безвредной дозе алкоголя для человека в знаменитой теперь записке об алкогольном экспериментальном институте и принимаемое всерьез г. г. акад. Бехтеревым и проф. Гервером, есть недобросовестность, очевидная для всякого, кто умеет читать по-русски и не отказывается от собственного смысла, то, естественно, с этим прекращается моя дальнейшая переписка со всеми указанными господами. Прибавлю только одно: упаси, господи, отечество от науки и экспериментальных институтов таких академиков, профессоров и врачей».

Читатель, невероятно? Но однако так. Бедная Россия! Какие скверные неожиданности возможны на твоей почве! А дело с экспериментальным алкогольным институтом как дело большой государственной важности движется ускоренным темпом. Междуведомственная комиссия подробный законопроект этого института на 400 000 р. построек с 75-тысячным ежегодным бюджетом уже представила в Совет министров, и на этой неделе он будет рассмотрен в нем, оттуда сейчас же передадут его в бюджетную комиссию Гос. Думы — и друзья института, в эту еще сессию наших законодательных учреждений, надеются увидать ого уже осуществившимся!
^ О проекте устройства лаборатории

для изучения влияния алкоголя на организм (16 мая 1912 г.)
Имею честь обратить внимание гг. членов Физико-математического отделения на дело научно-государственного значения, в котором мне пришлось принять участие и относительно которого мнение отделения могло бы, по моему мнению, иметь большое и важное влияние. В начале года в бюджетную комиссию Государственной Думы, при смете Главного управления неокладных сборов и казенной продажи питей была приложена записка под заглавием «Об устройстве лаборатории для изучения влияния алкоголя на организм и для исследования алкоголизма в населении», мотивирующая ассигнование многих сотен тысяч рублей на сооружение такой лаборатории. Эту записку депутат Государственной Думы М. Д. Челышев передал председателю алкогольной комиссии при Обществе охранения народного здравия д-ру М. Н. Нижегородцеву для открытого ее обсуждения. Д-р М. Н. Нижегородцев обратился к нескольким лицам, между прочим и ко мне с просьбой дать об этой записке отзыв, а 26 сего апреля устроил заседание алкогольной комиссии, на котором происходило чтение этих отзывов и обсуждение предмета во всем его объеме. Все принимавшие участие в обсуждении записки, за исключением лиц, принадлежащих к составу Психоневрологического института, отнеслись к ней резко отрицательно. Надо прибавить, что указанная записка, по официальному заявлению, составлена комиссией из профессоров Психоневрологического института, и проектируемый экспериментальный институт должен составлять нераздельное с Психоневрологическим институтом.

Записка категорически объявляет безвредным, при обыкновенном употреблении в виде 9% алкогольного напитка 1 г алкоголя на килограмм веса тела, т. е. для мужчины среднего веса и полноты 1100 см3 этого алкогольного напитка в день, что составит в виде 40% водки 250 см3, или чайный стакан. Для такого утверждения нет ни достаточных научных, ни бесспорных эмпирических данных. И во всяком случае, в виде общего положения, это утверждение должно быть признано абсурдным. Далее в записке обращает на себя внимание следующее место: «Если выяснится факт, что алкоголь является веществом не чуждым реакциям организма, то не исключается возможность того, что с течением времени после тщательного изучения вопроса можно будет найти способ употребления алкоголя без всякого побочного вредного его действия, соблюдая лишь определенные условия при пользовании им». При сопоставлении этого места записки с положением о безвредной дозе алкоголя, надо заключить, что составители записки надеются сделать безвредными еще более значительные дозы алкоголя, чем 1 г на килограмм веса тела.

При этом однако нельзя не указать на то, что в ряде химических превращений, которым подвергается пищевое вещество на всем его пути через животный организм, помимо алкоголя, встречается немало и других очень ядовитых веществ.

Окончательная формулировка задачи и ожидаемых результатов от проектируемого института дана в следующих заключительных строках записки (далее следует перечень лабораторий института): «Экспериментальное изучение вопроса об отношении алкоголя к организму должно быть поставлено широко и тщательно, так как сделанные на это затраты окупаются тем рядом беспристрастных наблюдений, которые несомненно дадут новые данные для выработки продукта, соответственного его разведению и условий потребления, вследствие чего принятые на основании этих данных меры, если не вовсе уничтожат, то уменьшат до минимума те общественные явления, связанные с употреблением алкоголя, которые в значительной мере обусловливаются недостатком наших сведений об алкоголе и его отношении к животному организму».

Научное исследование какого угодно предмета есть, конечно, безусловно свободное, отнюдь не предрешающее своего результата. И в данном случае, при широком и глубоком научном изучении влияния алкоголя на животный организм не может с самого начала быть исключена возможность, что алкоголь и в малых дозах, не говоря о больших, окажется вредным для человека и, на основании этого, придется, может быть, впоследствии принимать меры для постепенного вытеснения его из человеческого обихода. А потому институт, ставящий себе непременною целью открыть безвредное употребление значительного количества алкоголя, по всей справедливости, не имеет права именоваться или считаться научным институтом. Институт с такой задачей, очевидно, представлял бы собою своеобразную, постоянную рекламу казенной продажи питей, или, в лучшем случае, коммерческую лабораторию при казенной продаже питей. А потому мне кажется, что все те, кому дороги государственные средства, здоровье населения и достоинство русской науки, имеют обязанность поднять свой голос против учреждения института такого назначения. Можно надеяться, что голос «первенствующего ученого сословия Российской империи» в этом вопросе научно-государственного значения должен иметь особенно большой вес.
^ Вторая записка о проекте устройства лаборатории д

ля изучения влияния алкоголя на организм

(декабрь 1912 г.)
В Физико-математическое отделение Академии Наук.
Имею честь довести до сведения отделения о нижеследующем. В заседании 16 мая текущего года я обратился к отделению с предложением вынести свое решение о записке под заглавием «Об устройстве лабораторий для изучения влияния алкоголя на организм и для изучения алкоголизма в населении». Эта записка была приложена к докладу по смете Главного управления неокладных сборов и казенной продаже питей на 1912 г. на предмет ассигнования 300 000 руб. на устройство только что упомянутых лабораторий и сопровождала указанную смету в законодательных учреждениях. Прибавлю, что эта записка была составлена по официальному заявлению, гг. профессорами Психоневрологического института, а проектируемый алкогольный институт должен был принадлежать к составу этого института. В моем обращении к отделению 16 мая я находил, что цель проектируемых лабораторий противонаучна, так как по записке предполагалось прийти к заранее определенным результатам. Отделение согласилось с этим моим мнением и свое решение вместе с моим докладом препроводило к г. министру финансов. От г. министра был получен на это довольно неблагосклонный ответ, в котором между прочим стояло, «что мой доклад носил полемический характер и что на мнении, в нем выраженном, отделению не стоило останавливать своего внимания». 22 истекшего ноября в клубе общественных деятелей состоялось публичное сообщение д-ра Владычко от имени Психоневрологического института о вреде алкоголя, борьбе с алкоголизмом и целях проектируемого алкогольного института. Ввиду полной противоположности этих целей института с целями его, изложенными в вышеупомянутой записке, к представителям Психоневрологического института был обращен вопрос: с какими целями алкогольного института следует считаться при обсуждении вопроса [?]. На это обращение последовало, в присутствии гг. профессоров — врачей Психоневрологического института и его президента акад. В. М. Бехтерева, от имени института заявление ученого секретаря института проф. Гервера, что ранняя записка совершенно не рисует тех задач, которые лежат в основе учреждения, что при рассмотрении вопроса об учреждении алкогольного института можно брать все что угодно, но только не эту записку, и что, наконец, эта записка есть случайный патологический продукт. Привожу эти выражения по фонограмме этой речи.

Смею думать, что таким образом, получено вполне бесспорное доказательство того, что я был прав, приглашая отделение поднять «свой авторитетный голос против этой записки как программы деятельности проектируемого алкогольного института.

Классики русской медицины о действии алкоголя и алкоголизме. М., «Медицина», 1988, с.58–67.

Похожие:

И. П. Павлов великий русский физиолог, создатель теории условных рефлексов и материалистического учения о высшей нервной деятельности. Академик (1907), лауреат Нобелевской премии (1904) за работы по физиологии пищ iconВнес также значительный вклад в создание квантовой механики, развитие...
Известен прежде всего как автор теории относительности. Эйнштейн внес также значительный вклад в создание квантовой механики, развитие...
И. П. Павлов великий русский физиолог, создатель теории условных рефлексов и материалистического учения о высшей нервной деятельности. Академик (1907), лауреат Нобелевской премии (1904) за работы по физиологии пищ iconИосиф Александрович Бродский
Русский и американский поэт, эссеист, драматург, переводчик, лауреат Нобелевской премии по литературе 1987 года, поэт-лауреат США...
И. П. Павлов великий русский физиолог, создатель теории условных рефлексов и материалистического учения о высшей нервной деятельности. Академик (1907), лауреат Нобелевской премии (1904) за работы по физиологии пищ iconО ловкости и ее развитии
Автор этой книги Николай Александрович Бернштейн (1896 — 1966 гг.) — выдающийся ученый, член корреспондент Академии медицинских наук...
И. П. Павлов великий русский физиолог, создатель теории условных рефлексов и материалистического учения о высшей нервной деятельности. Академик (1907), лауреат Нобелевской премии (1904) за работы по физиологии пищ iconО ловкости и ее развитии
Автор этой книги Николай Александрович Бернштейн (1896 – 1966 гг.) – выдающийся ученый, член корреспондент Академии медицинских наук...
И. П. Павлов великий русский физиолог, создатель теории условных рефлексов и материалистического учения о высшей нервной деятельности. Академик (1907), лауреат Нобелевской премии (1904) за работы по физиологии пищ iconКнига «Пустые песочницы»
Академик рамн, заслуженный деятель науки, лауреат Государственной премии рф, Б. В. Гайдар
И. П. Павлов великий русский физиолог, создатель теории условных рефлексов и материалистического учения о высшей нервной деятельности. Академик (1907), лауреат Нобелевской премии (1904) за работы по физиологии пищ iconАгрессия
Конрад Лоренц (1903 1989) – выдающийся австрийский учёный, лауреат Нобелевской премии, один из основоположников этологии, науки о...
И. П. Павлов великий русский физиолог, создатель теории условных рефлексов и материалистического учения о высшей нервной деятельности. Академик (1907), лауреат Нобелевской премии (1904) за работы по физиологии пищ icon1 Понятие физиологии нервной системы основные функции центральной нервной системы
Введение в физиологию нервной системы. Электрические процессы, лежащие в основе ее деятельности
И. П. Павлов великий русский физиолог, создатель теории условных рефлексов и материалистического учения о высшей нервной деятельности. Академик (1907), лауреат Нобелевской премии (1904) за работы по физиологии пищ iconБольшой театр кукол
Спектакль – Лауреат Высшей Санкт-Петербургской театральной премии «Золотой софит»
И. П. Павлов великий русский физиолог, создатель теории условных рефлексов и материалистического учения о высшей нервной деятельности. Академик (1907), лауреат Нобелевской премии (1904) за работы по физиологии пищ iconБольшой театр кукол
Спектакль – Лауреат Высшей Санкт-Петербургской театральной премии «Золотой софит»
И. П. Павлов великий русский физиолог, создатель теории условных рефлексов и материалистического учения о высшей нервной деятельности. Академик (1907), лауреат Нобелевской премии (1904) за работы по физиологии пищ iconЛитература 431
Книга канадского автора. Учебник общей психологии с основами физиологии высшей нервной деятельности. В первом томе рассмотрены подходы...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница