Джой Адамсон Пиппа бросает вызов Пиппа 2 «Pippa's Challenge»: 1972


НазваниеДжой Адамсон Пиппа бросает вызов Пиппа 2 «Pippa's Challenge»: 1972
страница10/12
Дата публикации06.04.2013
Размер2.3 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Биология > Книга
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Любовные игры молодых гепардов
И вот настало 1 декабря – в этот день, как мы договорились с директором заповедника, я кормила гепардов последний раз. Конечно, я позволила им наесться до отвала, и они, хорошенько набив животы, задремали возле меня так же доверчиво, как всегда. Но внезапно павианы подняли лай – и гепардов как ветром сдуло.

На другое утро мы отыскали их под развесистым деревом, ветви которого почти касались земли. Я снова заметила, что Биг Бой все время льнет к Сомбе, а она очень трогательно отвечает на это ухаживание: обхватывает его лапами и прижимается к нему, даже когда он собирается погрызть какую нибудь веточку. Бедняга Тайни то сидел поодаль, то карабкался на дерево – делал вид, что их отношения его совершенно не касаются.

Немного погодя все они перешли дальше на несколько сот ярдов – к термитнику, скрытому в густом кустарнике. И тут Биг Бой с резким раскатистым «прр прр» – это было похоже на крик – сделал садку на Сомбу. Она присела так же, как это делают львицы, а Биг Бой повторял быстрые ритмические движения примерно с минуту. Потом оба они успокоились, улеглись бок о бок и с мурлыканьем лизали друг друга.

Тайни отодвинулся как можно дальше – насколько хватало места в тени кустов. К сожалению, все это произошло слишком неожиданно для меня и так быстро, что я не успела ничего сфотографировать – надо было еще установить экспозицию, учитывая густую тень кустарника. Примерно через полчаса гепарды пошли к речке Мурера и улеглись на полуденный отдых под большим деревом. Я устроилась поблизости и то рисовала их, то фотографировала. Но они почти все время просто спали, так что мы решили сходить домой и наскоро перекусить. Вернулись мы часов около пяти, гепарды все еще дремали. Но тут появилась конгони, и они без особого воодушевления стали преследовать крупную антилопу. Очень скоро это им наскучило, и они расселись на большом термитнике. Окружающая равнина походила на парк; по ней были разбросаны небольшие деревья и кусты – настоящий рай для гепардов. Когда стало прохладнее, оба брата «отметились» на нескольких деревьях, выпуская струю жидкости под прямым углом. Я часто наблюдала, как они это делают. Сначала они обнюхивали дерево, потом поворачивались к нему хвостом, вытягивали хвост вверх и пускали струю жидкости на ствол; это продолжалось секунду две. Они то и дело «опрыскивали» деревья, два три раза подряд, и я решила, что так они метят свою территорию. Но до сих пор они никогда не делали этого столь старательно, потому я подумала, что они, по видимому, предупреждают возможных соперников, чтобы они не приближались к Сомбе. А она явно понимала, что привлекает самцов, и вела себя так же соблазнительно, как любая самочка, которая хочет понравиться самцу.

Вскоре братья стали гоняться друг за другом и наконец остановились возле Сомбы. Теперь и Тайни проявлял интерес к своей лукавой сестренке, но еще не очень хорошо соображал что к чему, поэтому лез и к Биг Бою и к Сомбе сразу, так что все они устроили кучу малу.

Я с глубоким интересом следила, как дети Пиппы становятся взрослыми; очевидно, их ошеломили и захватили врасплох внезапно нахлынувшие новые чувства, но, по моему, пока что это были скорее любовные игры, чем настоящее спаривание. К сожалению, вскоре стемнело, мы уже ничего не видели и отправились домой.

На следующее утро в восемь часов мы нашли гепардов возле кольцевой дороги, в нескольких сотнях ярдов от речки Мурера. Моросило, и все наши гепарды от избытка сил стали носиться, как бешеные, и внезапно выскакивать из засады, а потом все стали карабкаться на упавшее дерево. Сражаясь за лучшее место, они то и дело срывались вниз, но бросались в игру с еще большим воодушевлением, стараясь ухватить соперника за хвост и стащить с дерева.

Я считала, что первые проявления полового влечения у гепардов очень важно зафиксировать, и поэтому пошла за ними, вооружившись записной книжкой и фотоаппаратами, и старалась подойти к ним как можно ближе, а Стенли и Локаля попросила держаться поодаль. Было уже четверть девятого. До половины девятого гепарды отдыхали, а потом братья стали гоняться друг за другом и под конец вскочили один на другого на несколько секунд. То же самое они повторили через десять минут, а Сомба смотрела на них, затаившись в кустах. Сегодня она не так охотно, как вчера, отвечала на заигрывания своих влюбленных братьев – грызла веточки и пресекала все попытки спариться с ней; так что бедным самцам, которых одолевали эти новые, незнакомые стремления, волей неволей пришлось обратить внимание друг на друга.

Без десяти девять Биг Бой в первый раз прыгнул на Сомбу из засады, но она не желала отвечать на его заигрывания, так что он погнался за Тайни, а тот мгновенно взлетел вверх на дерево – попробуй ка, достань его там! Но немного погодя он улегся рядом с Биг Боем, и оба дремали до пяти минут десятого, потом снова стали вскакивать друг на друга.

Затем они в сопровождении Сомбы вернулись к тому дереву, где мы встретили их утром, Тайни «отметил» его, и все трое стали самозабвенно носиться вокруг дерева под моросящим дождем, а в половине десятого, запыхавшись, бросились на землю под кустом, чтобы немного перевести дух. Когда дождь перестал, гепарды перешли па термитник и улеглись там.

Гепарды отдыхали до половины двенадцатого, пока поблизости не показалась пара зебр. Все трое тут же стали к ним подкрадываться. В тот же миг появились пять грифов – они кружили совсем близко. Должно быть, они давно следили за гепардами, чтобы не терять ни секунды, если тем удастся кого нибудь убить. Но их ожидало разочарование: гепарды вскоре прекратили погоню и стали искать тенистое местечко, где можно было бы передохнуть; Сомба улеглась под кустом, а братья – на термитнике поблизости. Биг Бой поскреб землю, чтобы устроить себе удобное ложе, а потом поел немного травки. Тут к нему присоединился Тайни, и вскоре оба задремали.

Мне было негде укрыться от солнца, чтобы спокойно наблюдать за гепардами, разве что возле термитника, где они устроились. Но там едва хватало места для двух братьев, так что мне пришлось прижаться к подножию термитника и перемещаться вместе с передвигающейся тенью. На мое счастье, обоим братьям слишком хотелось спать, и они не возражали против моего присутствия, а Тайни даже дотягивался лапами то до Биг Боя, то до меня – надо же удостовериться, что рядом кто то есть.

Он был совершенно неотразим, когда вот так «разнеживался», и мне стоило огромного труда остаться верной своим принципам и не приласкать его. А Биг Бой даже во сне не терял свою безграничную самоуверенность, и его сонная физиономия хранила все то же надменное выражение, присущее диким гепардам. Мы так уютно лежали и отдыхали все вместе, что мне начало казаться, будто я сама превращаюсь в гепарда.

Около трех часов дня Сомба подошла к братьям, и они немедленно начали к ней приставать. Но она не была расположена к играм. Потом гепарды с Биг Боем во главе отправились к реке, хотя было еще довольно жарко. Как только они останавливались, чтобы немного передохнуть, Тайни «отмечал» разные деревья. Берега реки в этом месте были скрыты почти непробиваемой стеной колючих зарослей, и даже гепардам было не под силу пробиться сквозь них. Они попытались в нескольких местах прорваться к воде, но каждый раз, напуганные, возвращались обратно.

Особенно трусила Сомба – она старалась держаться подальше, позади остальных. Но в конце концов Биг Бой отыскал такое место, где все трое могли одновременно подойти к воде.

Я пыталась прорваться сквозь заросли следом за гепардами и как раз выпутывалась из сети лиан, когда увидела, что гепарды внимательно смотрят на пальмовые заросли – их густой навес совершенно скрывал от глаз противоположный берег. Сообразив, что они вот вот будут переправляться через реку, я быстро навела камеру и успела снять Тайни, который молнией мелькнул на фоне темных кустов. Затем раздался всплеск, и началось отчаянное барахтанье. Биг Бой прыгнул вторым, шлепнулся в быструю речку и выкарабкался на другой берег. Последней прыгнула Сомба, но и ей тоже пришлось искупаться.

Идти за гепардами дальше не имело смысла – пока мы доберемся до противоположного берега, они успеют скрыться, а искать следы в этих непроходимых зарослях совершенно немыслимо. Так что мы просто прислушивались к тревожным крикам верветок – по направлению, откуда доносились эти крики, мы узнавали, куда идут гепарды.

Конечно, я сама виновата, что гепарды от меня удрали: им явно надоело мое присутствие, и они решили, что единственный способ от меня отделаться – это уйти за реку. Обычно я не преследовала их с такой назойливостью, но на этот раз моя настойчивость была извинительна: мне хотелось узнать как можно больше о первых проявлениях полового инстинкта у гепардов; насколько я знала, до сих пор никто не имел возможности наблюдать эти моменты в естественных условиях.

В надежде перехватить нашу тройку мы проехали несколько миль выше по течению, где можно было попасть на тот берег на машине. Но когда мы добрались до равнины за прибрежной полосой растительности, там оказалось такое множество буйволов, что пришлось не солоно хлебавши возвращаться домой, и то мы еле успели до темноты.

В лагере нас встретил Бен. Он отвозил вещи Джорджа в Наиваша, но сильно задержался. Я спросила его, почему он так мало бывает здесь после моего приезда из Лондона, и услышала в ответ, что ему не нравится «делить» со мной гепардов и он всегда предпочитал работать самостоятельно. Что ж, эти чувства вполне понятны, но вряд ли совместимы с должностью моего помощника! На следующий день он пошел с нами искать гепардов и все время держался поодаль, сам по себе.

Река Мурера служила границей заповедника, и местность за ней была нам совершение незнакома. Стоило миновать густые прибрежные заросли, которые простирались примерно на милю от берега, как начиналась идеальная для гепардов местность. Буйная поросль тянется по берегам удивительно красивого сухого русла: оно пересекает заросли и через несколько миль постепенно исчезает; дальше прибрежная растительность снова покрывает только берега Муреры. И хотя русло наполняется водой только в период дождей, в сухое время года в нем остается несколько больших луж, у которых собирается множество разных животных – возможно, их привлекает отсутствие крокодилов, которыми так и кишит Мурера. А сейчас, когда дожди еще не кончились, вся густая стена кустарника была усыпана цветами – они расцвели везде, куда ни глянь, и в таком сказочном изобилии, что мне было очень трудно сосредоточиться на выслеживании гепардов, а не переключиться на собирание гербария.

Впрочем, идти по следу в такой чащобе все равно не удавалось.

Мало помалу заросли сменялись открытой, похожей на парк местностью; там и сям были разбросаны термитники – великолепные наблюдательные вышки, а деревья росли отдельными рощицами; в их густой тени хищник мог прекрасно затаиться и поджидать в холодке, пока на него не набредет какая нибудь дичь. Короче говоря, лучших охотничьих угодий для детей Пиппы не придумаешь, но только вся эта территория была вне заповедника. Она принадлежала племени боран, и владельцы отказывались продать эти триста квадратных миль лесистой равнины, несмотря на то что здесь было полно мух цеце и пасти скот все равно было нельзя.

Однако браконьеры сюда заходили частенько; к счастью, они держались возле речки Бисанади, которая в этих местах служила единственным водопоем для животных, если не считать Муреры. Но отсюда Бисанади была довольно далеко, и мы надеялись, что дети Пиппы останутся возле Муреры, однако, как ни обшаривали мы ее берега, гепардов так и не нашли.

На другое утро я попросила Бена привезти проволочную сетку из лагеря Джорджа. Вечером, когда мы возвратились, проведя еще один день в бесплодных поисках, я нашла записку от Бена, в которой сообщалось, что он снова повредил ногу и уехал в больницу, в Найроби. Больше он к нам не возвращался.

Теперь мы тщательно обыскивали территорию племени боран. Каждый день мы переезжали туда и обратно вздувшуюся от дождей Муреру, пытаясь разыскать свежие следы на ее берегах, прежде чем углубиться в равнины за рекой, где мы отмеряли пешком многие мили. Мы уже не обращали внимания на частые короткие ливни – нам не впервой промокать до костей, лишь бы камеры оставались сухими. Однажды три слона загнали нас в реку как раз в том месте, где только что при виде нас скользнули в воду два огромных крокодила. Мы принялись швырять камни и шлепать по воде как можно громче, так что нам удалось выбраться на другой берег живыми и невредимыми, но я все больше тревожилась за наших гепардов.

На пятый день мы нашли возле Скалы Леопарда остатки туши антилопы геренук, а кругом было полно следов гепардов. Через два дня после этого мы снова видели следы гепардов возле загонов, где держали носорогов. А потом грифы навели нас на убитого жирафа, но рядом с тушей восседал лев. Однако при виде нас он предпочел удалиться, и мы воспользовались возможностью осмотреть добычу. Подойдя поближе, мы убедились, что туша совершенно не тронута, если не считать, что грифы уже начали свое отвратительное дело и выклевали глаза и язык.

Оставались видными только голова, шея и спина животного, а остальная его часть уже погрузилась в засасывающую жидкую грязь. Кругом простиралось болото, и, судя по всему, несчастный жираф увяз, пытаясь перейти трясину, и погиб долгой и мучительной смертью. Я надеялась только, что грифы налетели уже после… Локаль ухитрился отрезать кончик хвоста жирафа и потом представил его директору как вещественное доказательство естественной смерти животного.
Последние дни с гепардами
Тем временем миновали еще семь драгоценных дней из того месяца, который мне оставалось провести с гепардами, а мы их не могли найти.

Однажды под вечер, возвращаясь домой, мы вдруг, повинуясь внезапному побуждению, повернули с главной дороги на кольцевую, хотя оттуда прямо на нас надвигалась гроза. Мы не успели проехать и сотни ярдов, как увидели, что навстречу мчатся наперегонки наши гепарды. Луч солнца как раз в эту минуту прорвался сквозь непроглядную черноту туч и озарил их светлые грациозные фигурки на фоне бурного, мрачного неба. Гепарды выглядели чудесно, и мы не сомневались, что именно они убили антилопу геренук, кости которой мы нашли поблизости. Несмотря на это, они были очень голодны, но у меня с собой ничего не было, и я стала как можно быстрее фотографировать их, пока они не вымокли, – с неба уже летели первые тяжелые капли. Гепарды сгрудились в тесную кучку и все время старались стряхнуть с себя воду, но вскоре терпение у них лопнуло, и они спрятались от дождя под прикрытие зарослей. Когда я попыталась развернуть машину, мы засели в грязи по настоящему. Теперь настала наша очередь мокнуть: мы долго откапывались и вылезали из грязи, а потом поползли домой со скоростью катафалка по превратившимся в ручьи колеям в фут глубиной.

Следующие два дня наши поиски оставались совершенно бесплодными, если не считать, что мы видели отпечатки лап гепардов и прочли по следам, что они гнались за молодым буйволом по дороге к лавовому плато. Я решила искать только в этой местности, но мне пришлось взять мегафон – я уже совсем охрипла, непрестанно крича: «Пиппа, Пиппа, Пиппа» – и так весь день напролет. Первым на зов явился Тайни; немного погодя показался Биг Бой, а следом за ним подошла и Сомба. Все они тяжело дышали. Должно быть, охотились, хотя нам до сих пор попался в этих местах один лишь носорог – следы его мы видели и раньше, когда искали гепардов на этом каменистом плато. Гепарды явно очень проголодались, я была уверена, что им ничего не перепадало по крайней мере три дня. Они расселись вокруг нас, полные надежды, и ждали мяса, не зная, что я уже не имею права кормить их.

Стало очень жарко, и гепарды устроились под маленьким кустиком, который почти не давал тени. Они задремали, обхватив один другого лапами, чтобы чувствовать присутствие друг друга. Но около двух часов они забеспокоились и встали. Я знала, насколько они голодны; поняв, что я не дам им мяса, они отправились на охоту в самую жару. Я осматривала окрестности в бинокль, но нигде не видела подходящей для гепардов добычи. Тогда я пошла в сторону Скалы Леопарда, где было больше дичи, надеясь, что гепарды пойдут за мной.

И они пошли. Дорога была долгая, солнце палило нещадно, и они старались прилечь и передохнуть, как только находили хоть клочок тени.

Тайни ужасно устал и проголодался; когда я подходила к нему поближе, он сразу же начинал мурлыкать, а я чувствовала себя отвратительно – ведь я то знала, что все равно ничего не смогу им дать, разве что удастся привести их к добыче. Пока братья тащились за мной, Сомба непрестанно высматривала, не движется ли что нибудь вдали, но мы повстречали только трех слонов, а потом вышли на главную дорогу возле поворота на кольцевую, где я оставила свой лендровер. Гепарды, уверенные, что теперь то наконец их хоть немного подкормят, обнюхивали машину и вертелись вокруг, но еды все не было, тогда они ушли на термитник и смотрели на меня оттуда с таким выражением, что я почувствовала себя совершенно несчастной. У Сомбы на физиономии было явно написано: «Ну зачем ты тащила нас в такую даль – неужели только для того, чтобы оставить с носом?» Я заметила вдалеке двух газелей Гранта, попыталась обойти их и погнать в сторону гепардов, но мои планы нарушил буйвол – он вышел из зарослей и прошествовал между мной и антилопами. Потом загонщиками стали Локаль и Стенли, а я постаралась обратить внимание гепардов на газелей – они их не замечали. Но тут появились еще несколько буйволов, и все наши ухищрения пошли насмарку. С каждой минутой становилось все темнее, и мне пришлось поскорее уехать, но я надеялась, что гепарды останутся и отыщут газелей Гранта.

На другой день гепарды примчались к лендроверу с равнины и уселись на том же термитнике, на котором мы их оставили накануне вечером. Они все еще никого не добыли, хотя прямо у них перед глазами паслись восемь газелей Гранта. Я снова сделала все возможное, чтобы натравить на них гепардов, но они просто напросто отправились к ближайшему дереву и улеглись спать в его тени. Потом они перешли к небольшому холмику, где слишком припекало и я не могла рисовать; пока гепарды отсыпались, я писала письма, сидя в машине. В два часа они снова поднялись и пошли в сторону Муреры – до нее было около мили. Первой шла Сомба. Чутко прислушиваясь к малейшему звуку, вытянув шею, она медленно двигалась вперед, шаг за шагом, иногда даже застывала с поднятой передней лапой – только бы не зашуметь! Каждую рощицу или кустик, где могла затаиться антилопа, она обходила кругом. По временам Тайни начинал помогать ей и обходил кустик с другой стороны. Охотясь, Сомба была удивительно хороша – она казалась такой счастливой и так напоминала мне Пиппу… Странно, но у этих трех детенышей Пиппы были гораздо более курносые морды, чем у матери и всех ее старших детей.

Наконец Сомба и Биг Бой подняли самца малого куду и устроили славную гонку. Меня удивило, что они решились напасть на такое крупное животное, и я вздохнула спокойнее, когда они немного погодя прекратили погоню. Потом мы повстречали еще нескольких канн, ориксов и жирафов, но все это была слишком крупная добыча для гепардов.

Гепарды непрерывно двигались уже три часа подряд и теперь ушли в заросли. Они оказались совсем близко у реки; я побоялась, что они уйдут на ту сторону, если я буду слишком настойчиво их преследовать, поэтому решила уехать, хотя было всего пять часов. На закате мы с директором заповедника заметили наших гепардов возле Скалы Леопарда, а потом не видели их несколько дней.

Мы бродили в поисках следов с рассвета до темноты и как то к вечеру пошли туда, где штук пятьдесят грифов снижались к дереву. Мы очень надеялись, что птицы приведут нас к гепардам у новой добычи. Но когда мы стали подходить, все птицы перелетели на другое дерево, и этот маневр повторялся каждый раз, как только мы подходили поближе. И нигде не было ни признака добычи, ни одного следа хищного зверя – неизвестно, чем объяснялось такое скопление падальщиков самых разных видов.

В другой раз, проискав гепардов все утро и окончательно измучившись, мы собирались позавтракать на берегу Муреры. Здесь река быстро бежала мимо скалистого обрыва, поросшего пальмами, фиговыми деревьями и акациями; ползучие растения так оплели деревья, что образовался зеленый шатер, под сенью которого мы и устроили пикник.

Несмотря на то что река внизу оглушительно шумела и всюду, куда ни глянь, суетились птицы или насекомые, меня охватило слегка жутковатое чувство, ощущение потери времени – и ощущение вечности, столь же непрерывной, как сама жизнь. Почему только здесь я чувствую себя в безопасности, а там, в цивилизованном мире, который человек нагородил вокруг себя, я никогда не могла найти покоя? Здесь меня окружает нечто неизменное, и в этом сосредоточивается вся жизнь, во всех ее проявлениях; но в цивилизованном мире нет ничего, кроме человека. Я думала: только бы мне удалось помочь сохранить это неизменное, вечное, для начала помогая сохранить жизнь диким животным. А ведь они – ключ к пониманию «всего», и если бы мне удалось это дело, я считала бы, что жизнь моя не прошла даром.

Было 15 декабря – оставалось совсем немного времени, пока я еще могла участвовать в жизни гепардов, и, к моему несказанному огорчению, столько дней уже прошло даром в бесплодных поисках. Интуиция говорила мне, что гепарды все еще на территории племени боран. Действительно, там мы и нашли их на следующий день. До сих пор они не сумели добыть себе пищу, и теперь, после недельной голодовки, тазовые кости у них так выпирали, что было страшно смотреть. Они старались охотиться по мере сил, но трава так выросла, что найти добычу стало очень трудно. И я решила накормить их. Я знала, что поступаю правильно – нельзя было допускать, чтобы в период спаривания они были в ослабленном состоянии, и к тому же мне не хотелось терять связь с ними и уникальную возможность узнать еще больше об их поведении в это время. Я утешала себя тем, что гепарды находятся за пределами заповедника и, таким образом, права администрации на них уже не распространяются.

Пока я ездила за козой, Локаль оставался с гепардами – ему было поручено следить, куда они пойдут. Когда я вернулась, он рассказал мне, что Сомба не давала ему пошевельнуться, угрожая броситься на него, но терпела его присутствие, пока он стоял неподвижно. Гепарды с неимоверной жадностью набросились на козью тушу и прикончили ее за полчаса. Убедившись, что ничего съедобного уже не осталось, они ушли под дерево. Я, как всегда, пошла за ними со своим альбомом, но они перебрались к другому дереву, недвусмысленно показывая, что мое присутствие нежелательно. Немного погодя я решила снова попытать счастья, но столь же безуспешно. Тогда я стала смотреть, на них издали в бинокль.

На другое утро мы нашли гепардов у того же сухого русла; ниже по течению оно пересекало прибрежные заросли, широкой полосой обрамлявшие Муреру, а здесь проходило по открытой равнине, и на его берегах росло несколько пальм дум и кусты суаки. Гепардам было удобно укрываться здесь в жаркие часы, и отсюда открывался широкий вид на окрестности.

Воды было совсем немного – каких нибудь несколько дюймов, и в ней можно было бы восхитительно плескаться, но гепарды решались замочить лапы только в крайнем случае и предпочитали перепрыгивать воду. Животы у них все еще были набиты после вчерашнего пира, и я решила не кормить их, а просто смотрела, как они играют и лижут друг друга. Они явно избегали меня и уходили, как только я приближалась, так что к двум часам дня мы вернулись домой.

На следующее утро лег такой густой туман, что ничего не было видно уже в нескольких ярдах. Я поставила машину возле терминалии; в хорошую погоду отсюда открывался великолепный вид на всю равнину и на сухое русло, но в этот раз приходилось рассчитывать только на то, что гепарды прибегут, услышав звук автомобильного сигнала. И правда, вскоре трое очень голодных гепардов вышли из тумана. На них оказалась масса клещей. Никогда не приходилось мне видеть, чтобы они были так усыпаны этими паразитами, но все мои попытки снять клещей были встречены в штыки, и я отправилась добывать козу, чтобы набить их голодные желудки.

Тем временем туман пропал, и когда я вернулась, солнце уже так пекло, что я накормила гепардов прямо под терминалией – здесь хватало тени на всех нас. Биг Бой проглотил свою долю в два счета, пока Тайни спокойно жевал жир, отрывая его от козьей шкуры. Он так увлекся этим лакомством, что не обращал внимания на более питательную еду, которую я успела утаить от его ненасытного братца и сестры. На этот раз гепарды не занимались любовными играми и опять ушли от меня подальше, как только покончили с едой.

На следующий день мы снова нашли их возле терминалии. С этих пор она стала местом наших встреч, Я смотрела, как они прижимаются друг к другу, обхватывают друг друга лапами – это я и назвала «любовными играми». Часа через два Тайни очень «разошелся» и, прижимаясь к Биг Бою, нежно обнял его. Наконец они оба подбежали к ближайшему дереву, обнюхали его со всех сторон и, поставив хвосты торчком, «опрыскали» его. Проделав это еще несколько раз, они стали кругами гоняться друг за другом, потом встали на задние лапы, стали «шлепать» друг друга передними и все больше приходили в возбуждение.

Сомба невозмутимо смотрела на братьев, а потом побежала рысцой к сухому руслу. Тайни и Биг Бой моментально отправились за ней следом, и все скрылись под кустом суаки, где оказалось прекрасное логово возле самой воды. Я почти не видела гепардов сквозь густые ветви, но тем не менее мне показалось, что они смотрят на меня, как будто хотят сказать: «Наконец то мы отыскали место, куда тебе нипочем не забраться».

На следующее утро, 19 декабря, весь заповедник снова потонул в густом тумане. Мы прошли по следу гепардов больше трех миль, и снова я звала: «Пиппа, Пиппа, Пиппа, Пиппа». Наконец я увидела сидящего на дереве гепарда. Некоторое время я наблюдала за ним, но он не трогался с места. Я опять позвала, но гепард не обратил на мой зов никакого внимания. Что же это такое? Если это один из наших трех гепардов, то где же все остальные, а если гепард дикий, почему он не убегает? Я оставила своих помощников на месте, а сама потихоньку стала подходить поближе к гепарду – и вдруг узнала Уайти! Очевидно, она услышала знакомое имя Пиппы и пришла сюда. Она была жива и здорова, стала очень большой и до сих пор сохранила все обаяние, которое отличало ее, когда она была еще малышкой.

На всякий случай мы носили с собой банку сгущенного молока, я дала его Уайти. Прошло два года и три месяца с тех нор, как я кормила ее в последний раз, с того времени я видела ее однажды, год назад, когда она была на сносях, и все же, несмотря ни на что, она подошла ко мне так доверчиво, как будто мы никогда не расставались, и стала лакать молоко в нескольких футах от меня. Потом она уселась на поваленном дереве, так что ее силуэт четко рисовался на фоне неба – можно было подумать, что она специально позирует. Я дала ей еще молока, подняв мисочку прямо к ее морде; тут она негромко зарычала, но все же вылакала все молоко без остатка. Но вот она пристально осмотрела окружающие заросли, потом спрыгнула с дерева и снова скрылась – ушла в свой мир, в свои владения. Глядя ей вслед – она уходила не торопясь, – я почувствовала ни с чем не сравнимую радость. Уайти жила на свободе уже больше двух лет. Поскольку при прошлой встрече она была беременна, я подумала, что, может быть, она возвращается обратно к своим детенышам. И все же она признала во мне старого друга, хотя и не проявила ни малейшего желания вернуться вслед за нами в свой прежний дом! И если бы мне пришло в голову просить награды за все мучения, которые пришлось пережить в эти несколько лет, – именно это и было бы величайшей наградой, какую только можно придумать.

Некоторое время спустя мы повстречали всю нашу тройку в полумиле от этого места. Мне было бы интересно знать, видели ли они Уайти и как они отнеслись друг к другу при встрече. Может быть, Уайти встретила бы их «по матерински», а может, увидела бы в них чужаков на своей территории? Или, может статься, она заинтересовалась бы Биг Боем и Тайни, а с Сомбой начала бы сражаться как с соперницей? Я увидела, что гепарды очень голодны, и поехала за мясом, оставив Локаля на страже.

За те два часа, пока меня не было, он ухитрился подманить гепардов к терминалии, там они и дожидались моего возвращения. Туша исчезла почти в мгновение ока, и гепарды отправились отдыхать. Вскоре они спали так крепко, что им уже не мешало мое присутствие, и я сидела рядом с ними, рисовала и фотографировала. Да, это было невероятно трудно – оставаться верной своим правилам и не прикасаться к гепардам, особенно когда шелковистый хвост Сомбы скользнул по моим ногам. Но я вспомнила Уайти и снова подумала, что нельзя быть эгоистичной в любви к этим малышам, если я хочу, чтобы они так же счастливо жили на свободе, как прежние дети Пиппы.

На другой день мы опять до полудня занимались поисками, и напрасно – гепарды ждали нас под той же терминалией, где я оставляла свой лендровер в прошлый раз. Все они были в очень игривом настроении, а Тайни – больше всех. Всесильный инстинкт заставлял его не только налетать на Биг Боя и Сомбу, но даже обнимать деревья или сломя голову носиться вокруг, словно он не знал, как справиться с этим непреодолимым желанием. Но вот он совершенно выбился из сил и бросился на землю возле Биг Боя и Сомбы. Все трое уснули.

Теперь гепарды проспят все жаркое время дня, и я могу спокойно уехать и посмотреть, на каком расстоянии отсюда находятся ближайшие поселения племени боран. Я беспокоилась потому, что недавно до меня дошел слух, что правительство собирается поощрять попытки африканцев заниматься земледелием как раз в этих местах. Я вела машину по дороге на границе заповедника, и мне пришлось проехать примерно милю по очень густому лесу. Зная, что гепарды предпочитают открытую местность, я надеялась, что лес послужит им преградой и они не станут в него углубляться.

Потом я переправилась через Бисанади и, проехав еще две мили по открытой местности, выехала на берег речки Кинна – в этом месте она течет параллельно Бисанади, а в нескольких милях ниже по течению впадает в нее. Как только я переехала Кинну, передо мной оказались первые крытые травой хижины племени боран, возле которых были разбросаны небольшие клочки земли, засеянные пшеницей и кукурузой, да паслись несколько тощих коз – и все это в каких нибудь четырех милях от того места, где сейчас спали мои гепарды. Мне оставалось только надеяться, что им больше придется по вкусу местность на другом берегу реки, да полагаться на инстинкт, который заставляет их избегать незнакомых людей.

За четыре следующих дня я не видела, чтобы гепарды спаривались, хотя, возможно, они уже успевали наиграться рано утром, пока мы их искали. Но они все время обращались друг с другом очень нежно, непрестанно ласкались и даже в самую жару отдыхали рядом, крепко прижимаясь друг к другу и облизывая один другому языки. Братья часто «отмечали» деревья, иногда это было одно и то же дерево, но одновременно к одному дереву они не подходили. Сомба никогда не занималась таким «мечением территории», хотя часто испражнялась на пеньках или термитниках, если они попадались поблизости.

Все эти дни гепарды не уходили дальше чем на милю от терминалии, хотя нам не раз приходилось часами разыскивать их. Два дня подряд все трое с огромным интересом наблюдали за маленьким стадом газелей Гранта, но поймать добычу им удалось только на третий день – судя по их туго набитым животам. И, хотя они об этом и не догадывались, на этот раз они самостоятельно добыли себе рождественское угощение.

Это был пятый Новый год с тех пор, как я основала свой лагерь, чтобы жить с Пиппой и ее детьми в заповеднике Меру, и, как ни печально, это рождество было для нас последним в этих местах. Словно для того, чтобы возместить нам потерю Пиппы, вся окружающая местность превратилась в фантастическую новогоднюю декорацию. Ранним утром ветви кустарников клонились под тяжестью росы, и каждая капелька горела всеми цветами радуги, а кружева паутины сверкали на солнце, как переливающиеся новогодние украшения, развешанные на каждой веточке. И это длилось до тех пор, пока горячее солнце не превратило сверкающее чудо в пар.

Примерно в пять часов гепарды пошли к сухому руслу и затеяли чудесную игру: Тайни с победоносным видом пронес, как знамя, лист пальмы дум; разумеется, остальные бросились за ним и устроили кучу малу. В конце концов они совсем позабыли про лист; потом все принялись прыгать взад вперед через русло. Эти скачки всполошили всех местных лягушек, и те с плеском посыпались в воду, как монетки, которые бросают, загадывая желание. Гепардам это очень понравилось: они уселись на берегу и до самой темноты наблюдали за лягушками. Но тут нам пора было ехать домой.

На следующее утро, когда мы приехали, гепарды уже вышли на охоту. Я следила за ними издали, чтобы не помешать, и, насколько мне было видно, они тщательно обследовали каждый кустик и прислушивались к малейшему звуку. Но нигде не было никакой живности, только сонный буйвол лениво поднялся с земли и – на мое счастье – потрусил в другую сторону. Немного спустя я увидела, что братья забрались на термитник, но в ту же минуту спрыгнули вниз и что было сил помчались прочь. Тут я заметила стаю павианов – их головы высовывались из травы на порядочном расстоянии от термитника. Хотя наши гепарды стали уже почти совсем взрослыми, они до сих пор трепетали перед павианами, потому что те умели карабкаться на гладкие стволы пальм дум, а гепардам это никогда не удавалось.

Немного позже мы увидели Тайни высоко на дереве акации – он высматривал добычу. Гепарды явно проголодались, а поблизости я не заметила никакой дичи, не считая жирафа, так что я решила дать им козу. Дикие гепарды обычно убивают добычу через день, и я учитывала это «расписание», когда приходилось кормить оставшихся без добычи гепардов. Потом я смотрела, как гепарды поедают козу, и меня рассмешило то, что Тайни и Сомба препирались из за кусочка мяса в полном неведении, что Биг Бой тем временем съел подчистую все остальное мясо. Поглощенный борьбой с Сомбой, Тайни вдруг издал какой то новый резкий вопль, который, казалось, отпугнул Сомбу; потом он успокоился и принялся за еду. Через несколько секунд оба они мирно жевали один и тот же кусок мяса, почти соприкасаясь носами. Подобрав все мясо до последнего волоконца, гепарды ушли к сухому руслу и исчезли в зарослях – больше мы их в этот день не видели.

На другое утро, 29 декабря, мы подошли к ним, когда они не спуская глаз смотрели на антилопу геренук. Сомба, прижимаясь к земле, стала подползать к антилопе, но подняла двух буйволов, и они, конечно, испортили ей всю охоту. Тогда гепарды медленно побрели к руслу, и тут на Тайни напало такое возбуждение, что он чуть ли не набросился на Биг Боя. Тем временем подошли буйволы – подняв мощные головы, они принюхивались к нашему запаху, оставаясь в какой нибудь сотне ярдов от нас. Но их присутствие не помешало Тайни упорно преследовать Биг Боя, пока они не скатились в воду, подняв целую тучу брызг. Я не выдержала и громко расхохоталась, но тут же пожалела об этом: никогда я не видела двух более озадаченных гепардов – стоило посмотреть, как они отряхивались и понуро брели обратно к берегу! Разумеется, эта процедура охладила пыл Тайни. Чтобы дать гепардам время опомниться и вновь обрести чувство собственного достоинства, я ушла в машину и стала писать письма, а они легли отдохнуть и переждать жару под кустик невдалеке от меня.

Около пяти часов Тайни снова забеспокоился, и теперь я успела заснять на пленку, как братья вскакивают друг на друга. Оба они совершенно меня не замечали, хотя все это происходило прямо у моих ног, а Сомба тем временем сидела рядом со мной и смотрела на них с невозмутимым спокойствием.

Как только братья успокоились, Биг Бой пошел прочь. Жара еще не спала, но он уходил с таким решительным видом, что Тайни и Сомбе волей неволей пришлось идти следом – не оставаться же в одиночестве.

Несмотря на то что только вчера они получили от меня козу, они явно проголодались и отправились на охоту. Биг Бой был, конечно, предводителем, но всю черную работу он предоставил Сомбе: она карабкалась на каждое дерево, с которого можно было увидеть добычу, и вообще следила за окружающим гораздо внимательнее, чем братья. Обычно Тайни активно участвовал в охоте, но на этот раз ему было слишком жарко и он просто напросто отлынивал.

Так мы шли примерно час, и тут гепарды, пыхтя и отдуваясь, бросились на землю в тени развесистого куста на расстоянии нескольких ярдов друг от друга, а я села совсем близко к Тайни. Вот он поднялся среди волнующейся травы, словно врезанный в яркую синеву неба, сгущенную сиянием вечернего солнца, – трудно было вообразить себе что либо прекраснее! Но для меня это было нечто большее, чем великолепное дикое животное среди величественной африканской равнины.

Мне показалось, что мы перенеслись в те далекие времена, когда человека и зверя еще соединял дружеский союз, когда они доверяли друг другу. Как мне хотелось прижать к себе Тайни – и чтобы этот миг длился бесконечно… Но я знала, что через несколько дней все это волшебство должно быть разрушено и мне нужно заранее подготовить Тайни к той жизни, в которой он не должен доверять другим людям – тогда он не попадет в беду. И теперь я старалась растянуть эти драгоценные минуты, с болью думая о том, что скоро, слишком скоро они превратятся всего лишь в дорогое воспоминание.

К счастью, гепарды, которым не дано было узнать эту боль, снова продолжили охоту. Они зашли на территорию боран гораздо дальше, чем когда либо раньше, и наконец обнаружили нескольких зебр, с которыми был жеребенок. Биг Бой и Сомба мигом взобрались на дерево, а Тайни вскарабкался на раздвоенный сук, и все они стали следить за зебрами.

Но они слишком долго составляли план охоты, так что в конце концов решили ее отменить и устроились отдыхать под деревом. Я почувствовала облегчение – жеребенок все же был слишком крупным для гепардов.

Я смотрела на них. Они были невероятно хороши в мягком сиянии заходящего солнца. Стало быстро смеркаться, и нам пришлось поспешить домой.

Рано утром мы приехали к терминалии, и я тут же увидела в бинокль двух львов – они шли вдоль сухого русла в ту сторону, где мы вчера оставили гепардов. И хотя я боялась, что гепарды сбежали, услышав львиное рычание, мы все же шаг за шагом прочесали всю местность, где видели их в последний раз, но совершенно безрезультатно.

На другой день мы восемь часов кряду под палящим солнцем бродили по равнине, похожей на гепардовый рай – она была вся испещрена следами дукеров, – но снова не нашли никаких признаков присутствия гепардов.

На следующий день мы с рассвета до заката обследовали новую территорию, включая полосу растительности, которая вела к реке Бисанади. Там заросли превратились в такую чащобу, что Локалю то и дело приходилось взбираться на деревья, чтобы определить, где мы находимся. Проходил самый последний день, когда мне еще разрешалось встречаться с гепардами, и я готова была на все, чтобы только отыскать их. Конечно, рассудок подсказывал мне, что это даже к лучшему, что они ушли от нас в азарте охоты, а не надеялись до последней минуты, что я их накормлю. Но все равно мне было бы очень тяжело уезжать отсюда, так и не повидав своих малышей в последний раз.

Однако я по крайней мере имела право утешать себя тем, что дети Пиппы теперь смогут жить совершенно свободной жизнью среди дикой природы, что я оставляю их в прекрасном состоянии и они вполне подготовлены к любым неожиданностям. Стоит ли говорить, что по собственной воле я не рассталась бы с ними хотя бы до тех пор, пока не узнала, понесла ли Сомба (ей было сейчас семнадцать месяцев) и будут ли братья кормить ее во время беременности и потом, когда у нее будут маленькие; мне хотелось узнать, когда эта тройка распадется и как они сумеют поделить охотничьи угодья – какие новые территории им придется освоить, чтобы не сталкиваться со старшими детьми Пиппы, и что произойдет, если они повстречаются.

Но несмотря на то, что я объясняла администрации заповедника, какие неиспользованные уникальные возможности мне представляются, чтобы изучать неизвестные до сих пор особенности поведения гепардов, на все мои просьбы продлить пребывание в заповеднике был один ответ – категорический отказ. Что ж, я сделала все, что могла, и мне оставалось только приезжать в заповедник время от времени и надеяться, что когда нибудь в будущем я снова увижу детей Пиппы. Директор разрешил мне во время этих посещений разбивать лагерь на старом месте и обещал, что позволит Локалю сопровождать меня при условии, что я буду платить ему жалованье сверх причитающейся ему зарплаты старшего надсмотрщика за белыми носорогами – ибо теперь он был возведен в эту должность. В довершение всего директор сказал мне, что с меня не будут брать входную плату, как с остальных туристов, когда бы я ни приехала в Меру; на этом мы и расстались. Это было 2 января 1970 года.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Похожие:

Джой Адамсон Пиппа бросает вызов Пиппа 2 «Pippa\Джой Адамсон Пятнистый сфинкс Пиппа 1
Тем, кто отдает свои силы, чтобы сохранить жизнь диким животным, самому существованию которых угрожает деятельность человека
Джой Адамсон Пиппа бросает вызов Пиппа 2 «Pippa\Джой Адамсон Рожденная свободной Рожденная свободной 1 Wesha the...
Известная писательница, биолог натуралист и художница Джой Адамсон рассказывает о судьбе львицы Эльсы и ее детенышей. Автор описывает...
Джой Адамсон Пиппа бросает вызов Пиппа 2 «Pippa\Джой Адамсон Свободные навсегда Рожденная свободной 3 Wesha the Leopard...
Книга известной писательницы и биолога натуралиста Джой Адамсон основана на дневниках, которые автор вела в Кении, наблюдая за своей...
Джой Адамсон Пиппа бросает вызов Пиппа 2 «Pippa\Джой Адамсон Живущая свободной (Рожденная свободной-2). Джой Адамсон
С тех пор как у Эльсы появились детеныши, я начала вести дневник. В нем я записывала все, что мы наблюдали, когда приезжали в лагерь....
Джой Адамсон Пиппа бросает вызов Пиппа 2 «Pippa\Джой Адамсон Живущая свободной Рожденная свободной 2 Wesha the Leopard...
Книга известной писательницы и биолога натуралиста Джой Адамсон основана на дневниках, которые автор вела в Кении, наблюдая за своей...
Джой Адамсон Пиппа бросает вызов Пиппа 2 «Pippa\V 02 – создание fb2 – (MCat78)
Известная писательница, биолог-натуралист и художница Джой Адамсон рассказывает о судьбе львицы Эльсы и ее детенышей. Автор описывает...
Джой Адамсон Пиппа бросает вызов Пиппа 2 «Pippa\Книга известной писательницы и биолога-натуралиста Джой Адамсон основана...

Джой Адамсон Пиппа бросает вызов Пиппа 2 «Pippa\Книга известной писательницы и натуралиста Джой Адамсон рассказывает...
МаргаритаНиколаевнаКовалеваf251dc6d-2a81-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 NewEuro mcat78 mcat78 mcat78@mail ru
Джой Адамсон Пиппа бросает вызов Пиппа 2 «Pippa\Книга известной писательницы и биолога-натуралиста Джой Адамсон основана...
ЛевЛьвовичЖдановe2e113e2-2a80-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 mcat78 mcat78 mcat78@mail ru
Джой Адамсон Пиппа бросает вызов Пиппа 2 «Pippa\Урс Видмер Господин Адамсон Урс Видмер господин адамсон
Шоколада под ними почти не стало видно, а может, они и впрямь его вытеснили. Оставшиеся сорок четыре свечки стояли вокруг торта....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница