Стереотипы в дискуссиях об эволюции


НазваниеСтереотипы в дискуссиях об эволюции
страница16/61
Дата публикации05.03.2013
Размер6.28 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Биология > Документы
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   61
Веря и Библии, и окаменелостям, придется допустить, что когда Ной растил на Арарате виноград, пил вино и проклинал Хама, в остальном мире бегали динозавры, летали птеродактили, росла мезофитная флора, обреченная на гибель в пользу более близкой к климаксу кайнофитной. Но вот неувязка: доминантные растения мезофита (гинкго, сосны, секвойи, араукарии, часть саговников) велики, долговечны и столь же неподходящи на роль "краткоживущих форм ранних сукцессионных стадий", как и огромные динозавры смешны в роли сукцессионных предшественников мелких зверей палеоцена!
А как примирить тропический климат мезо- и раннекайнозойской Европы, требовавший по креационной модели сохранения пара над атмосферой (см. выше), с тем, что по той же модели, пара того в год Потопа не стало, из-за чего, де, возникли полярные льды и замерзли мамонты (Хэм и др., 1993, с. 63-71; Головин, 1999, с. 18-19; Тэйлор, 2000, с. 114-117)? Осознав это, Хэм и др. (2000, с. 175) отшатнулись от идеи пара над атмосферой, справедливо решив, что он сделал бы Землю "невыносимо жаркой ... Возможно нам никогда не понять, как именно происходил Всемирный Потоп". И верно: не понять того, чего не было!
Ноев Потоп и биогеография. Почему в Северной Америке много существ тех же, что в Евразии или подобных им, а в Австралии - мало? Потому, что между двумя первыми до геологически недавнего времени был контакт через Берингию, а Австралия - очень давно обособилась. Почему климатически сходные Африка и Южная Америка весьма разнятся по фауне? Потому, что давно разделены (Синицин, 1980; Кэрролл, 1993). Эволюция объясняет эти и многие другие особенности биогеографии, не находящие внятного объяснения у моррисиан. Последние считают, что существа расселялись от Арарата кто куда, часто пользуясь исчезнувшими "мостами" суши. Но тогда почему животные не осели и не размножились везде, где им подходят условия?
От Арарата до Европы и Африки ближе, чем до Австралии. Почему же в двух первых нет кенгуру, разные виды которых в Австралии населяют разные климаты? Некоторые кенгуру отлично прижились после завоза в Англии и Германии (Хеккъ, 1910; Archer, 1993). В равной мере - почему в Австралии не было лошадей, свиней, верблюдов, коров и буйволов, одичавших и отлично прижившихся тут после завоза в XIX веке (McKnight, 1969)? Пусть лося в Австралию не пустила жара. Но что помешало преодолеть путь, проделаный кенгуру, тропическим оленям, буйволам, свиньям? Как достигли Австралии тихоходные утконосы, ехидны, коалы, коль путь не осилили кролики, зайцы и белки? Почему до Австралии от Арарата "дорыл" лишь сумчатый крот, а не кто-то из кротов плацентарных?
Может сумчатых привезли в Австралию аборигены, как в наши дни белые - кроликов (Хэм и др., 1993: 170; Сарфати, 2001)? Но почему только сумчатых, а не копытных? А как быть с сугубо австралийскими ящерицами, змеями, черепахами, наземными улитками, скорпионами? Тоже аборигены? Добрыми же они были людьми, коль везли бесполезных и ядовитых пассажиров! Не разумнее ли учесть открытия (Archer, 1989; 1990/91; 1993; 1995; 1997/98), показавшие, что утконосы эволюировали в Австралии с мезозоя, а сумчатые - минимум с эоцена?
Изложеннное свидетельствует, что позиции моррисиан равно шатки в геологии, палеонтологии и географии. Их доктрины находятся в вопиющем противоречии с фактами и не могут рассматриваться как сколько-нибудь разумная альтернатива принятым в науке взглядам.
Благодарности. Выражаю признательность И. И. Дзеверину, И. В. Довгалю и А. Г. Котенко (Ин-т зоологии, Киев), О. П. Журавлеву, В. Ю. Коэну и В. Н. Степанчуку (Ин-т археологии НАН Украины, Киев), В. В. Лопатину (Ин-т геологии НАН Украины, Киев), С. Л. Головину (Христианский научно-апологетический центр, г. Симферополь), А. А. Титову и А. В. Лисовскому и (Международный Соломонов ун-т, Киев), Д. П. Пучкову (Киевский ун-т) и И. М. Носыко (Киев) за консультации и/или предоставление необходимой литературы.
Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М.: Издание Московской Патриархии. 1968. 1372 с.
Бражнiкова Н. Є., Вдовенко М.В. Ранньовiзейськi форамiнiфери Украiни. -- Киiв, 1973. -- 296 с.
Гипотеза Творения: Научные свидетельства в пользу Разумного Создателя. Пер. с англ. Симферополь: Христианский научно-апологетический центр. 2000. 336 с.
Головин С. Л. Всемирный Потоп: миф, легенда или реальность? -- Симферополь: Христианский Научно-Апологетический Центр, 1999. -- 80 с.
Давиташвили Л. Ш. Курс палеонтологии. -- М.; Л.: Госгеолиздат, 1949. -- 835 с.
Кэрролл Р. Палеонтология позвоночных. Т. 3. М.: Мир, 1993. 312 с.
Моррис Г. Библейские основания современной науки. -- С.-Пб.: Библия для всех, 1995. -- 478 с.
Сарфати Дж. Несостоятельность теории эволюции. - Симферополь, 2001. - 136 с.
Синицын В. М. Ввведение в палеоклиматологию. -- Л.: Наука, 1980. -- 248 с.
Тэйлор И. В умах людей. Дарвин и новый мировой порядок. -- Симферополь: Христианский Научно-Апологетический Центр, 2000. -- 552 с.
Хеккъ Л. Млекопитающiя Альфреда Брема. Т. 1. -- Спб.: Кюгельгенъ, Гличъ и Ко., 1912. -- 751 с.
Хэм К., Снеллинг Э., Виланд К. Книга ответов. -- М.: Протестант, 1993. -- 176 с.
Хэм К., Сарфати Д., Виланд К. Книга ответов расширенная и обновленная. -- Симферополь: Христианский Научно-Апологетический Центр, 2000. -- 282 с.
Юнкер Р., Шерер З. и др. История происхождения и развития жизни. -- Минск: Кайрос, 1997. -- 262 с.
Archer M. The science of being wrong // Austr. Nat. Hist. -- 1989. -- 23, N 2. -- P. 170--171.
Archer M. Tharalkoo's Child: an Ugly Duckling story // Austr. Nat. Hist. -- 1990/1991. -- 23, N 7. -- P. 574--575.
Archer M. The Murgan Monster // Austr. Nat. Hist. -- 1993. -- 24, N 4. -- P. 60--61.
Archer M. Mystery of the multiplying monotremes // Austr. Nat. Hist. -- 1995. -- 25, N 1. -- P. 68--69.
Archer M. Koalas: apostles vs fossils // Austr. Nat. Hist. -- 1997/98. -- 25, N 11. -- P. 70--71.
McKnight T. The camel in Australia. -- Carlton, 1969. -- 154 p.

И. И. Дзеверин, П. В. Пучков. “САД” КРЕАЦИОНИЗМА ИЛИ “ДЕРЕВО” ЭВОЛЮЦИИ? (http://evolution.atheism.ru/polemics/cr51.html)
И. И. Дзеверин, П. В. Пучков, И. В. Довгаль. ЭМПИРИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТЕОРИИ МАКРОЭВОЛЮЦИИ (http://evolution.atheism.ru/polemics/base.html)
^ ЭМПИРИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТЕОРИИ МАКРОЭВОЛЮЦИИ

И. И. Дзеверин, П. В. Пучков, И. В. Довгаль

РЕЗЮМЕ. Цель статьи – прокомментировать возражения против теории эволюции, наиболее часто высказываемые религиозными фундаменталистами, приверженцами так называемого “научного креациоизма”. Основное внимание уделяется вопросам биологической макроэволюции, то есть эволюционным процессам, приводящим к формированию семейств, отрядов и групп живых организмов еще более высокого уровня, характеризующихся принципиально новыми особенностями в сравнении с их предками. Анализ религиозной критики эволюционизма с научных позиций показывает, что в своей совокупности возражения, высказываемые креационистами против признания реальности макроэволюции в природе, не представляют затруднения для теории эволюции. Все они носят совершенно дилетантский характер и демонстрируют незнание и непонимание креационистами современной биологии. Креационизм как доктрина, отрицающая макроэволюцию, не находит поддержки в эмпирическом материале, обнаруженном биологами.

Ключевые слова: эволюция, макроэволюция, дарвинизм, креационизм, таксономия

SUMMARY. The empirical basis of macroevolution idea. The purpose of the article is to comment the objections against the theory of evolution, which most often raised by religious fundamentalists or adherents of so-called "creation science". The main attention is given to problems of a biological macroevolution, i.e. processes resulting in the formation of high-rank taxa of organisms such as families, orders, classes, etc. that possess the sufficiently new characteristics in comparison with their ancestors. The analysis of the religious critics of the evolutionism in the context of present-day science data shows that the objections of creationists against reality of a macroevolution present no problems for the evolution theory. These objections mostly demonstrate both ignorance and misunderstanding of the modern biology by the creationists. The creationist doctrine founds no support in the empirical data obtained by the biologists.

Key words: evolution, macroevolution, darwinism, creationism, taxonomy

 

Теория биологической эволюции уже давно находится в центре внимания религиозных фундаменталистов, приверженцев так называемого “научного креационизма”. По их мнению, она совершенно ненаучна, основана на ошибочно истолкованных или вообще подтасованных данных, а в религиозном плане несовместима с христианской верой. “Открывая людям на это глаза”, креационисты печатают солидными тиражами книги, брошюры и буклеты, организуют радиопрограммы, снимают видеофильмы, в которых "научно" доказывают "буквальную истинность каждого слова Библии" и ложность эволюционизма, а заодно и вообще научного мировоззрения.

Особенно активны и радикальны Г. Моррис (1995) и другие протестантские фундаменталисты, которых мы для простоты называем моррисианами (напр., Гиш, 1996; Сарфати, 2001; Тэйлор, 2000; Хэм и др., 2000; и мн. др.). Доктрины, практически неотличимые от моррисианской, пропагандируются также некоторыми православными и мусульманскими апологетами (Алферов, 1998; Роуз, 1997; Харун Яхья, 1999; Шестоднев…, 2000). Существуют и несколько смягченные версии креационизма (напр., Жизнь…, 1992; Ляшевский, 1996). Тем не менее, структура концепции креационизма идентична во всех версиях. Они отличаются только числом уступок научному мировоззрению. Во всех версиях выдвигаются одни и те же возражения против эволюционизма. Поэтому мы рассматриваем в настоящем докладе креационизм как единую доктрину.

Цель нашего доклада – прокомментировать возражения против теории эволюции, наиболее часто высказываемые креационистами и некоторыми “мирскими” критиками. Мы сосредоточимся на вопросах биологической макроэволюции, то есть эволюционных процессов, приводящих к формированию семейств, отрядов и групп живых организмов еще более высокого уровня, характеризующихся принципиально новыми особенностями в сравнении с их предками. Именно вопросы макроэволюции стали основным объектом критики со стороны креационистских пропагандистов.

Мы не будем рассматривать здесь вопросы космологии и происхождения жизни – они требуют отдельного обсуждения. Не будем касаться также возраста Земли и его достаточности для макроэволюции: эти вопросы детально освещены на прошлой дискуссии (Пучков, 2001). Данные геологии и палеонтологии согласуются с концепцией значительной длительности существования жизни на Земле (порядка миллиардов лет); креационистские утверждения о том, что Земля, якобы, существует лишь шесть, десять или двадцать тысяч лет, совершенно необоснованы (там же).

Мы почти не затронем явлений микроэволюции и видообразования, а также родообразования, относящегося уже к макроэволюции, поскольку современные креационисты (в отличие от большинства креационистов XVIII – XIX веков) признают реальность этих процессов. По их мнению, эволюционные преобразования происходят только в рамках некоего изначально сотворенного “рода”, так называемого baramin’а (обычно, но не всегда, соответствующего семейству биологической классификации), и связаны с потерей генетической информации, а не с ее появлением. Возникновение новой генетической информации, а тем более новых baramin’ов, в результате естественных процессов креационисты считают невозможным. Действительно ли это так?

Почему мы иногда наблюдаем микроэволюционные события, но не видим макроэволюционных?

[Уместно спросить у креационистов, а что, собственно, надо было бы наблюдать, чтобы они “поверили” в реальность макроэволюции? Непосредственно мы не видим макроэволюцию, ибо она слишком медленна, чтобы какие-либо изменения были зафиксированы за время существования человеческой цивилизации. С другой стороны, то, что мы видим “на мгновенных срезах” событий, именно таково, каким оно должно быть, если теория эволюции верна: “масштабы изменчивости, наблюдаемые в ископаемых и современных популяциях, в сочетании с направленным отбором умеренной интенсивности способны привести к морфологическим сдвигам за гораздо более короткий период времени, чем заняли долгосрочные преобразования, обусловившие макроэволюционный процесс, зафиксированный в палеонтологической летописи” (Кэрролл, 1993: 155; количественные оценки конкретных эволюционных преобразований см., напр., в работах: Cheetham et al., 1993, 1994, 1995; Lande, 1976, 1978; Lemos et al., 2001; Turelli et al., 1988).

Нет бесспорных доказательств того, что признаки высших таксонов принципиально иные, чем признаки низших таксономических групп. Таксономические признаки, как и любые другие, подвержены индивидуальной изменчивости. Так, мохноногие куры стали по этому признаку похожи на представителей “чужого” (тетеревиные), а не “своего” (фазаньи) семейства-барамина. Четырехкрылые дрозофилы (мутация tetraptera) обрели отличие от прочих членов своего отряда двукрылых по одному из важнейших отрядных признаков. Следовательно, по крайней мере некоторые отличительные признаки крупных групп вначале могли быть индивидуальными отклонениями и лишь затем становиться характеристиками видов, родов, семейств и более высоких категорий. Поэтому неудивительно, что ранг одного и того же признака часто различен в разных группах.

Например, типичная клешня характеризует всех скорпионов и ложноскорпионов, а также большинство десятиногих раков, будучи в двух первых случаях абсолютным, а в последнем – важным признаком крупных категорий – отрядов. Но она же присуща клопам Carcinocoris, Carcinochelys и Cheloсoris (Асс, 1963), будучи в этих случаях лишь родовым признаком (в смысле таксономического рода, а не барамина – см. Моррис, 1995: 370). А если счесть, что эти таксономические роды соответствуют одному или более baramin'ам, мы окажемся в недоумении ввиду их близости с иными родами того же подсемейства Phymatinae, имеющими полуклешни (Phymata, Macrocephalus) либо почти типичные ходильные передние ноги (Themonocoris).

Последний, кстати, по своей морфологии промежуточен между Phymatinae и некоторыми другими подсемействами хищнецов (Elasmodeminae, Centrocneminae), что и вынудило не считать более фиматин отдельным семейством, но включить их, на правах подсемейства, в семейство хищнецов (Reduviidae) (Carayon et al., 1958; Пучков, 1987). То, что не все специалисты согласны с таким решением (China, Miller, 1959; Kormilev, 1962; Hsiao et al., 1981), лишний раз подчеркивает, сколь зыбки порой границы надродовых таксонов и присуждаемый им ранг. Известно много подобных случаев, когда одну и ту же группу разные специалисты понимают то как семейство, то как подсемейство, то как трибу. Едва ли такие случаи имели бы место, будь все живое четко поделено на неизменные в своих ключевых признаках первозданные baramin’ы.

Жилкование крыльев, в частности число и форма их ячеек, часто является важным признаком в характеристике семейств насекомых; так, для клопов-хищнецов характерны две замкнутых ячейки и незамкнутая полуячейка перепонки надкрылий. Но в других случаях эти признаки изменчивы в пределах вида, как у Phymata crassipes из того же семейства (Reduviidae, Phymatinae), у которой число замкнутых ячей перепонки колеблется от 2-х до 13-ти! (Пучков, в печати). Четыре ячейки перепонки надкрылий некогда считались характерным признаком полужесткокрылых подсемейства сальдин. Однако у части особей Salda littoralis и некоторых других видов не 4, а 5 ячей (Pericart, 1990).

Механизмы макроэволюции также, вероятно, не отличались от микроэволюционных (Charlesworth et al., 1982; Грант, 1991). Всё дело в темпах и продолжительности дивергенции. В тех редких, ввиду неполноты геологической летописи (см. Пучков, 2001), случаях, когда ранняя дивергенция надродового таксона прослежена палеонтологически, отличия макроэволюционных процессов от микроэволюционных не выявлены.

Так, палеотериологи считают, что общими предками нескольких отрядов (и десятков семейств) млекопитающих были палеоценовые кондилартры. Но "на уровне особей и видов эволюция ранних кондилартр" не особенно отличается "от типичного микроэволюционного процесса. Различия заключаются не в самих видах, а в возможностях, реализованных их потомками" (Кэрролл, 1993: 151). В ходе дивергенции “признаки, ранее сохранявшие внутривидовую изменчивость, стабилизировались и усиливались, признаваясь в итоге отличительными чертами семейств и отрядов” (Там же). Те же процессы происходили и на следующих этапах дивергенции. Эоценовые непарнопалые – тапир Hyrachius, носорог Hyracodon и лошадь Hyracotherium – настолько похожи, что их никак не сочли бы представителями разных семейств, не будь они связаны рядом позднее живших форм с типичными тапирами, носорогами и лошадьми (Savage, Long, 1986: 191, 192, 200-202).
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   61

Похожие:

Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconТема Введение
Ранние этапы развития эволюционных представлений (философы античности). Наука нового времени (Дж. Рей, К. Линней, Р. Декарт, Ж. Л....
Стереотипы в дискуссиях об эволюции icon1. Биологический прогресс. Неограниченный прогресс. Биологическая...
Проблему главных направлений эволюции сформулировал А. Н. Северцов в своей работе «Главные направления эволюционного процесса». Представления...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconГосударственный Дарвиновский музей
Им был Альфред Рассел Уоллес. Выставка «Теория эволюции могла бы носить его имя» рассказывает о жизни Уоллеса, его вкладе в теорию...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconРешение создать проектную команду для выработки новой стратегии «глобальной эволюции»
«глобальной эволюции». У «Ниссан» была цель закрепиться на важнейших зарубежных рынках: Северной Америки, Западной Европы и юва....
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconКарл Саган Драконы Эдема Рассуждения об эволюции человеческого разума...
Знаменитого американского астрофизика и популяризатора науки Карла Сагана (1934-1996) со студенческих лет занимала проблема происхождения...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconВеликая Отечественная война: начало
Вопросы, связанные с ее предысторией, причинами, характером, периодизацией и итогами были и продолжают оставаться самыми актуальными...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconД. Р. Яворский «проклятая доля» Ж. Батая в «холостых машинах» М....
Римского клуба, он заговорил о проблеме избытка – избытка энергии, подпитывающей человеческую активность, энергии, лишенной физиологической...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconКонтрольные вопросы Глава Гендерные стереотипы, или Мужчины и женщины в глазах общества
В данной книге рассмотрены физиологические, психические и социальные различия мужчин и женщин с учетом многочисленных отечественных...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconСтудия Дизайна «Coolman Promo»
Настало время менять устоявшиеся стереотипы и выходить на новые горизонты, рекламные, разумеется! Мы предлагаем вам новый и очень...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции icon1. Эволюция колонки в зарубежных сми исследуя вопрос о появлении...
Исследуя вопрос о появлении колумнистики в современных сми, несомненно, стоит обратиться к эволюции колонки в зарубежной журналистике,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница