Стереотипы в дискуссиях об эволюции


НазваниеСтереотипы в дискуссиях об эволюции
страница42/61
Дата публикации05.03.2013
Размер6.28 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Биология > Документы
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   61

Наконец, пример, приведённый Бихи, не имеет отношения к вероятности выигрыша для конкретного билета.  Последняя зависит только от числа возможных комбинаций чисел, выбираемых участниками, но не зависит от числа проданных или не проданных билетов, так как все комбинации, как фактически выбранные участниками, так и все остальные возможные комбинации,  имеют равный шанс выиграть.

Как указывалось ранее, малые рассчитанные вероятности событий часто обязаны недостатку информации о реальной ситуации.  Это в большой мере относится к примеру с ТПА.  Если бы имелась значительно более полная информация об условиях, определяющих возможное спонтанное возникновение молекулы ТПА, то рассчитанная вероятность такого спонтанного возникновения  могла бы оказаться на много порядков выше рассчитанной Бихи. Однако, даже если вероятность, рассчитанная Бихи, действительно столь мала, это всего лишь означает, что имеются десять в восемнадцатой степени равновозможных комбинаций из атомных группировок, входящих в ПТА, из которых какая-то одна комбинация должна была обязательно образоваться.  Нет никаких оснований утверждать,  что комбинация, фактически образовавшаяся спонтанно, не  могла оказаться ТПА. Поэтому крайне малые вероятности самопроизвольного возникновения молекулы ТПА,  рассчитанные Бихи, верны они или нет, никаким образом не означают невозможности такого образования и  никоим образом не доказывают тезис Бихи.

Значение рассмотренных параграфов в книге Бихи может показаться второстепенным, поскольку они, как кажется, находятся вне его главной темы. Однако, на самом деле этот вопрос тесно связан с основным тезисом Бихи, так называемой неупрощаемой сложностью биохимических систем. Далее мы рассмотрим подробно идею неупрощаемой сложности. Пока что отметим, что последняя включает два элемента, один из которых – это сложность, и второй – это неупрощаемость.  Как мы увидим, тезис о крайне малой вероятности спонтанного возникновения биохимических структур – это эквивалент тезиса о сложности этих структур. Согласно идее Бихи, сложность биохимической структуры является неотъемлемым компонентом его тезиса, потому что, с его точки зрения,  чем система сложнее, тем менее вероятно её самопроизвольное возникновение.  Для того, чтобы построить мост от неупрощаемой сложности к разумному замыслу, Бихи необходимо допустить, что вероятность возникновения биохимических структур в результате стихийного, никем не управляемого процесса крайне мала.

В последующих секциях я сосредоточусь на главном тезисе Бихи – а именно на его усилии доказать разумный замысел на основании его интерпретации так называемой неупрощаемой сложности.

^ КРЕСТОВЫЙ ПОХОД ПРОТИВ ДАРВИНИЗМА

Уже само название книги Бихи, "Чёрный ящик Дарвина", даёт основание читателю ожидать усилие, направленное на развенчание эволюционной теории Дарвина. Разумеется, развенчание дарвинизма – это весьма популярное занятие сторонников библейского рассказа о сотворении мира и, в частности, жизни. Один из обычных аргументов, приводимых сторонниками божественного творения,  это утверждение, что дарвинизм в его любых вариантах – это "всего лишь теория". Разумеется, это верно. Любая научная теория – это всего лишь теория. В науке нет неоспоримых, окончательно и бесповоротно установленных абсолютных истин. Однако, сторонники божественного творения нередко относятся очень благосклонно к некоторым другим научным теориям, невзирая на то, что это – всего лишь теории, если эти теории, с их точки зрения, подтверждают их верования.  Например, сторонники божественного творения восторженно принимают теорию "большого взрыва", которая представляется хорошо согласующейся с библейской версией. Конечно, теория "большого взрыва" также "всего лишь теория". Она не имеет прямого экспериментального подтверждения и основана на сложной интерпретации данных наблюдений. Тем не менее, сторонники божественного творения восхваляют эту теорию, как "научное доказательство" их религиозных верований. Теории Дарвина в этом смысле повезло гораздо меньше, поскольку она представляется противоречащей библейской версии, и поэтому то, что она "всего лишь теория" рассматривается сторонниками божественного творения её фатальным недостатком.

На стр. 15 его книги, Бихи пишет, что теория Дарвина прекрасно объясняет микроэволюцию (то есть изменения  внутри биологических видов) но совершенно неспособна объяснить макроэволюцию (то есть возникновение новых видов, что было главным тезисом теории Дарвина).  В этой статье я не буду оспаривать это утверждение Бихи, так как эта статья не о дарвинизме, как таковом, а о  более широкой концепции разумного замысла.  Я буду рассматривать аргументы Бихи и его единомышленников в пользу идеи разумного замысла.

^ РАЗУМНЫЙ ЗАМЫСЕЛ СОГЛАСНО БИХИ

Разумеется, концепция разумного замысла, как источника структуры вселенной вообще, и существующих форм жизни, в частности, не была изобретена Бихи.  Эта концепция обсуждается по крайней мере со времён современника и главного противника Дарвина, Вильяма Пэли (W. Paley) выдвинувшего в своё время знаменитую концепцию разумного "часовщика", Вкратце, эта концепция, также именуемая "доказательством от замысла" (argument from design), основана на следующем примере.  Представим, что мы нашли в поле часы. Никому не придёт в голову предположение, что эти часы возникли сами по себе, в результате цепи случайных взаимодействий молекул. Очевидно, что часы возникли в результате разумного замысла, автором которого был часовщик.  Вселенная намного сложнее, чем часы.  Биологические системы намного сложнее, чем часы. Очевидно, утверждал Пэли, что вселенная и, в частности,  жизнь не могли бы существовать, если бы их не создал "часовщик" с неизмеримо более мощным разумом, чем создатель простых часов. В течение более чем ста лет со времён диспута между Пэли и Дарвином, множество аргументов выдвигалось как в поддержку идеи Пэли, так и против неё, так и не приведя к общепринятому мнению по этому вопросу. 

Вклад Бихи в дискуссию состоит в рассмотрении чрезвычайно сложных биохимических систем (так называемых белковых "машин") и в утверждении, что сложность этих белковых машин неупрощаема,  и потому указывает на разумный замысел.

В книге Бихи имеется множество описаний этих удивительных, необыкновенно сложных, белковых машин.  Среди них –  механизм свёртывания крови;  система белков, делающая возможным движение бактерий; устройство человеческого глаза, и другие. Все эти системы выглядят настоящим чудом. Прекрасные описания всех этих поразительно сложных стерических взаимодействий внутри клеток, между десятками различных белковых молекул, каждая из которых выполняет специализированную функцию, делает чтение этих частей книги Бихи захватывающим.

Чтобы проложить путь к утверждению о разумном замысле, ответственном за возникновение биохимических машин, Бихи утверждает, что их сложность неупрощаема.  Этот термин означает, что удаление хотя бы одного белка из сложной цепи взаимодействий между ними остановит деятельность всей "машины".  Например, отсутствие хотя бы одного из десятков белков, участвующих в механизме сворачивания крови, приведёт либо к невозможности сворачивания, так что организм истечёт кровью, либо, наоборот, к полному сворачиванию всей крови в организме, и, следовательно, также к смерти.

Исходя из этого утверждения, Бихи далее утверждает, что предполагаемая неупрощаемая сложность не могла быть результатом эволюционного процесса и потому может быть объяснена только разумным замыслом.

Мы обсудим все три элемента теории Бихи, а именно а) сложность, б) неупрощаемость, и в) отнесение их к разумному замыслу.

^ СЛОЖНОСТЬ КАК ФАСАД ВЕРОЯТНОСТИ

Сложность (английский термин complexity) – это один из двух компонентов понятия неупрощаемой сложности, предложенного Бихи. К сожалению, сам Бихи не предлагает никакого чётко сформулированного определения сложности. Поэтому, если мы хотим выяснить истинный смысл неупрощаемой сложности, мы вынуждены искать ключ к этому понятию в описаниях тех биохимических систем, которые Бихи относит к обладающим сложностью.

Как уже упоминалось, единомышленники Бихи провозглашают его концепцию революционным прорывом на пути к убедительному развенчанию теории эволюции.  Я хочу подчеркнуть, что в этой статье я не становлюсь на сторону ни одного из двух конкурирующих мировоззрений -  теории ли неуправляемой спонтанной  эволюции или утверждения о сверхестественном акте сотворения мира и жизни.  Я допускаю, что любая из этих двух точек зрения может оказаться верной, так как я не встретил пока что ни одного совершенно убедительного доказательства правильности или ошибочности ни одной, ни другой.  Поэтому, моя цель в этой статье – не доказать, что теория разумного замысла ошибочна (поскольку я не отрицаю возможности такового) а проанализировать аргументацию Бихи и его единомышленников в пользу этой теории, поскольку в настоящее время аргументы Бихи и его коллег рассматриваются ими как пока что наиболее сильное подтверждение теории разумного замысла.

Обсуждая концепцию сложности, мы можем обратиться к работам некоторых видных сторонников Бихи, которые приложили немалые усилия, чтобы подкрепить аргументацию Бихи и, в частности,  залатать некоторые прорехи в писаниях Бихи, включая его упущение дать определение сложности.

В частности, представляет интерес определение сложности, данное Дембским. Прежде всего, убедимся, что ссылка на Дембского послужит закономерным дополнением к работе Бихи. Бихи написал предисловие  к уже упомянутой книге Дембского "Разумный Замысел". Бихи пишет: "Хотя трудно предсказывать (часто не прямолинейный) прогресс науки, стрела такого прогресса показывает, что чем больше мы знаем, тем глубже мы видим замысел. Я ожидаю, что в течение предстоящих десятилетий мы будем видеть, как область реальности, обусловленная случайностью, будет постепенно сжиматься. И на протяжении всего нашей деятельности мы будем выносить суждение о замысле и случайности, основываясь на теоретическом фундаменте, данном в работе Билла Дембского".  Эта, весьма восторженная оценка работ Дембского со стороны Бихи  даёт нам основание полагать, что Бихи полностью принимает определение сложности, данное Дембским.  Действительно мы не находим нигде ни единого намёка на возможное расхождение мнений между Бихи и Дембским. 

Стоит отметить, что работы Дембского оцениваются столь же высоко и другими сторонниками разумного замысла. Например, профессор философии Техасского университета Роб Кунс пишет в замечаниях, напечатанных в приложении к книге Дембского: "Вильям Дембский – это Исаак Ньютон информационной теории, а поскольку мы живём в Век Информации, это делает Дембского одним из наиболее важных мыслителей нашего времени".

Несомненен вывод, что Дембский пользуется высоким авторитетом в лагере единомышленников Бихи, так что его взгляды могут быть закономерно рассмотрены, как авторитетное выражение позиции этого лагеря.

На стр. 94 книги Дембского "Заключение о Замысле" мы находим следующее определение понятия сложности: "Сложность задачи Q при наличии данных R... это наилучшая доступная оценка трудности решения задачи Q при условии, что R дано". 

Не трудно заметить, что приведённое определение, в лучшем случае,  не более, чем тавтология, заменяющая один термин (сложность) подлежащий определению, другим термином (трудность решения) также требующим определения.  Определение Дембского не предлагает никакого, даже качественного, критерия для "наилучшей доступной оценки" трудности, не говоря уже о количественной мере сложности, которая должна быть обязательным элементом истинно математического определения. Определение Дембского, представляется практически бесполезным и теоретически мало содержательным. Поскольку это определение – наилучшее, пока что предложенное кем бы то ни было из пропагандистов разумного замысла, нам придётся пока что удовлетвориться им при попытке выяснить истинный смысл понятия сложности в теории Бихи.

Дембский продолжает, устанавливая соотношение между сложностью и вероятностью. Он заключает, что высокая сложность необходимо предопределяет малую вероятность. Я намереваюсь показать, в последующих секциях,  что определение сложности Дембским, помимо его формальной математической слабости,  требует существенной модификации по существу.

Пока что отметим, что, применяя определение сложности по Дембскому к биохимическим системам, описанным Бихи, мы видим, что, на самом деле, мы имеем дело с двумя различными понятиями сложности. Сложность, расплывчато определённая Дембским, в сущности отражает трудность разрешения задачи. С другой стороны, сложность, подразумеваемая Бихи, состоит в структуре биохимической системы. Она определяется количеством компонентов системы и количеством связей и взаимодействий между этими компонентами. Чем больше число компонентов система включает, и чем больше имеется взаимодействий между этими компонентами, тем система сложнее. Указанные два понятия сложности существенно различны.  Однако, между этими двумя понятиями имеется и связующий элемент. Этот элемент – вероятность. Чем труднее разрешить задачу, тем меньше вероятность, что она будет случайно разрешена в результате каких-то хаотических, неуправляемых действий. Как настаивают Бихи и Дембский, чем сложнее структура биохимической (или, вообще говоря, любой другой) системы, тем меньше вероятность её случайного возникновения  в результате хаотических, неуправляемых событий.

Я намереваюсь аргументировать, что, на самом деле, более типичное соотношение между сложностью структуры системы, и вероятностью её случайного спонтанного возникновения обратно утверждаемому Дембским и Бихи.

Сначала, однако, следуя логике Дембского,  рассмотрим данный им пример задачи,  решение которой путём неуправляемых случайных действий крайне маловероятно. Это - попытка отпереть сейф с первой попытки, не зная правильной комбинации. Поскольку имеются миллионы возможных комбинаций поворотов диска, управляющего замком сейфа,  угадать правильную комбинацию, отпирающую сейф, практически невероятно, и эта ничтожно малая вероятность, согласно Дембскому,  эквивалентна чрезвычайной сложности задачи.

Все белковые машины, описанные Бихи, характеризуются иным типом сложности. Например, механизм сворачивания крови основан на взаимодействии многих белковых молекул, каждая из которых выполняет специфическую функцию. Система включает много компонентов, взаимодействующих посредством стерических связей. Она очень сложна. Эта сложность предположительно означает очень малую вероятность случайного возникновения такой системы в результате неуправляемых хаотических химических взаимодействий между её составляющими.  Это рассматривается Бихи и его единомышленниками, как аргумент в  пользу утверждения, что система создана в результате разумного замысла.

Из всего сказанного следует, что единственный аспект понятия сложности,  определенного Дембским, который играет роль в аргументации Бихи – это утверждение, что сложность системы равнозначна малой вероятности её случайного возникновения в результате хаотических событий.  Все остальные аспекты сложности, которых немало, остаются, если ограничиться определением Дембского,  вне рассмотрения и потому никак не связываются с рассуждениями Бихи. В дальнейшем мы вернёмся к рассмотрению понятия сложности с другой точки зрения, игнорированной Бихи и Дембским.  Пока что, однако, поговорим как раз о том аспекте сложности, который лежит в основе рассуждения Бихи, а именно об её вероятностном аспекте.

Прежде всего, вспомним наше обсуждение расчёта вероятностей в книге Бихи. Служит ли малая вероятность серьёзным аргументом?  Нет, не служит. События, чья рассчитанная вероятность крайне мала, происходят каждую минуту.

Представим, что мы бросаем игральную кость, на шести гранях которой написаны буквы А, Б, В, Г, Д, и Е.  Пусть кость подброшена сто раз. После каждой попытки мы записываем букву, которая оказалась на верхней грани. После ста попыток мы получаем какую-то записанную комбинацию из ста букв,  в пределах которой повторяются шесть вышеперечисленных разных букв. Число возможных сто-буквенных комбинаций из шести разных букв равно шести в сотой степени. Это – огромное число, приблизительно равное 6.5 умноженному на 10 в степени 77.  Какова вероятность, что какая-то конкретная сто-буквенная комбинация из шести разных букв окажется фактическим результатом ста бросаний кости?  Эта вероятность, одинаковая для всех возможных сто-буквенных комбинаций, исчезающе мала, а именно около единицы делённой на десять в семьдесят седьмой степени.  Знаменатель этой дроби на 43 порядка больше, чем число, названное Бихи (стр. 96) "устрашающе большим". Тем не менее, какая-то конкретная сто-буквенная комбинация фактически стала результатом элементарного процесса бросания кости, несмотря на исчезающе-малую рассчитанную вероятность этого результата.  Какова бы ни была фактически выпавшая сто-буквенная комбинация, это не удивит никого, так как какая-то одна такая комбинация должна была обязательно выпасть, и любая из возможных комбинаций имела ту же самую, ничтожно малую вероятность произойти, поэтому, когда одно из этих "невероятных" событий фактически произошло, не было причины для удивления.
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   61

Похожие:

Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconТема Введение
Ранние этапы развития эволюционных представлений (философы античности). Наука нового времени (Дж. Рей, К. Линней, Р. Декарт, Ж. Л....
Стереотипы в дискуссиях об эволюции icon1. Биологический прогресс. Неограниченный прогресс. Биологическая...
Проблему главных направлений эволюции сформулировал А. Н. Северцов в своей работе «Главные направления эволюционного процесса». Представления...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconГосударственный Дарвиновский музей
Им был Альфред Рассел Уоллес. Выставка «Теория эволюции могла бы носить его имя» рассказывает о жизни Уоллеса, его вкладе в теорию...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconРешение создать проектную команду для выработки новой стратегии «глобальной эволюции»
«глобальной эволюции». У «Ниссан» была цель закрепиться на важнейших зарубежных рынках: Северной Америки, Западной Европы и юва....
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconКарл Саган Драконы Эдема Рассуждения об эволюции человеческого разума...
Знаменитого американского астрофизика и популяризатора науки Карла Сагана (1934-1996) со студенческих лет занимала проблема происхождения...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconВеликая Отечественная война: начало
Вопросы, связанные с ее предысторией, причинами, характером, периодизацией и итогами были и продолжают оставаться самыми актуальными...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconД. Р. Яворский «проклятая доля» Ж. Батая в «холостых машинах» М....
Римского клуба, он заговорил о проблеме избытка – избытка энергии, подпитывающей человеческую активность, энергии, лишенной физиологической...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconКонтрольные вопросы Глава Гендерные стереотипы, или Мужчины и женщины в глазах общества
В данной книге рассмотрены физиологические, психические и социальные различия мужчин и женщин с учетом многочисленных отечественных...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconСтудия Дизайна «Coolman Promo»
Настало время менять устоявшиеся стереотипы и выходить на новые горизонты, рекламные, разумеется! Мы предлагаем вам новый и очень...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции icon1. Эволюция колонки в зарубежных сми исследуя вопрос о появлении...
Исследуя вопрос о появлении колумнистики в современных сми, несомненно, стоит обратиться к эволюции колонки в зарубежной журналистике,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница