Стереотипы в дискуссиях об эволюции


НазваниеСтереотипы в дискуссиях об эволюции
страница43/61
Дата публикации05.03.2013
Размер6.28 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Биология > Документы
1   ...   39   40   41   42   43   44   45   46   ...   61

К сожалению, во многих публикациях поддерживающих теорию разумного замысла, включая книгу Бихи, крайне малые рассчитанные вероятности, скажем, самопроизвольного образования белковых молекул, предлагаются, как якобы доказывающие невозможность таких событий. Неоспоримый факт состоит в том, что события, чья рассчитанная вероятность исчезающе мала, происходят повседневно.

Та часть концепции Бихи, которая утверждает, что сложность биохимических систем означает крайне малую вероятность их спонтанного возникновения из их составляющих, без вмешательства разумного замысла, нисколько не убедительна. Опять-таки, я не отрицаю возможнисти разумного замысла, но я не рассматриваю сам неоспоримый факт сложности биохимических систем, как аргумент в пользу теории разумного замысла.

В отличие от Бихи, уже упомянутый ранее Дембский, профессиональный математик, хорошо разбирающийся в вероятностях и универсально признанный одним из главных лидеров теории разумного замысла,  признаёт несостоятельность утверждения, что события, чья рассчитанная вероятность крайне мала, "просто не происходят". Например, на стр. 3 книги Дембского "Заключение о Замысле" мы читаем: "Чистая невероятность сама по себе недостаточна, чтобы исключить случайность".  На стр. 130 другой книги Дембского, "Разумный Замысел", мы читаем сходное высказывание, опять-таки противоречащее тому, как Бихи понимает вероятности: "Сложность (или невероятность) недостаточна,  чтобы исключить случайность и определить замысел".

Поскольку Дембский, в отличие от Бихи, понимает, что малые вероятности сами по себе не отвергают случайность и не доказывают замысел, он предлагает более детальный критерий, который, по его мнению, позволяет эмпирически  обнаружить замысел.  Идея Дембского была практически единодушно подхвачена другими сторонниками разумного замысла, и провозглашена безошибочным инструментом, позволяющим обнаружить разумный замысел в биологических системах, криминалистике, шифровальном деле, судебной процедуре, медицинской диагностике,  и вообще везде, где требуется установить, является событие результатом целенаправленных действий, то есть, замысла, или случайного сцепления обстоятельств.  Поэтому мы рассмотрим сейчас идею трёхступенчатого Распознавательного Фильтра, предложенную Дембским.

^ РАСПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ ФИЛЬТР ДЕМБСКОГО

Дембский предлагает метод, позволяющий, по его мнению, поддержанному с энтузиазмом другими сторонниками разумного замысла, надёжно отличить событие, произошедшее, как результат целенаправленного акта, то есть разумного замысла, от произошедшего вследствие неуправляемого бесцельного  сцепления случайностей. Так называемый Распознавательный Фильтр описан Дембским, во-первых, в его статье в сборнике "Просто Сотворение" (1998), затем в его весьма технической книге "Заключение о Замысле" (также 1998)  и, наконец, в его более популярно написанной  книге "Разумный Замысел" (1999).

Фильтр Дембского включает три ступени (по его терминологии, три "узла"). Событие, подвергаемое анализу на наличие признаков "замысла", проходит три последовательных испытания. В первом испытании (первый узел фильтра) определяется, каков порядок вероятности этого события. Если оказывается, что вероятность события велика, так что оно может быть обусловлено какой-либо закономерностью, испытание прекращается на этом этапе и предположение о разумном замысле, как источнике этого события, исключается. Например, представим, что, двигаясь по горной дороге, мы встречаем предупредительную надпись, что на следующих трёх километрах в первой половине дня часто происходят камнепады. Мы продолжаем движение, и где-то в пределах следующих трёх километров, лавина камней на наших глазах обрушивается на дорогу.  Поскольку падение камней в этом месте происходит регулярно, вероятность такого падения во время нашего движения весьма высока.  Мы относим произошедшее событие – падение камней, к существующей закономерности и не предполагаем, что кто-то сознательно причинил такое падение в момент нашего движения.  Иначе говоря, мы  исключаем замысел, как возможную причину события.

Однако, если мы заключаем, что вероятность события не так велика, чтобы объяснить его какой-либо закономерностью (например, законом природы) событие подвергается испытанию во втором "узле" Распознавательного фильтра. На этой ступени испытания мы опять оцениваем вероятность события. Если эта вероятность не очень мала (в терминах Дембского - "промежуточная вероятность", для которой, впрочем, он не указывает конкретных численных пределов) мы предпочитаем считать событие произошедшим случайно, а не в результате замысла. Если же вероятность события очень мала (как, например, вероятность самопроизвольного возникновения сложной белковой молекулы), то событие подвергается третьему, решающему испытанию.  На третьей ступени фильтра мы исследуем, можно ли различить в крайне мало вероятном событии какой-либо специфический формат  (по терминологии Дембского – pattern или  specified complexity).  Если мы не обнаруживаем никакого специфического формата, то, несмотря на очень малую вероятность события, мы рассматриваем его, как произошедшее случайно.  Только если крайне малая вероятность события сочетается с наличием специфического формата, мы заключаем, что событие обусловлено актом разумного замысла.

Дембский признаёт, что его фильтр может производить ложные отрицания, то есть относить к случайности события, на самом деле обусловленные разумным замыслом. Он настаивает, однако, что его фильтр не производит "ложные подтверждения".  Иными словами, Дембский утверждает, что если его фильтр указывает на наличие разумного замысла, то такое заключение вполне надёжно.

Из трёх элементов Распознавательного Фильтра, для нас наиболее интересна третья, решающая ступень испытания, на которой делается заключение о разумном замысле на основании сочетания  крайне малой вероятности события с присущими ему чертами специфического формата.

Чтобы лучше уяснить смысл последнего утверждения,  посмотрим, как Бихи объясняет эту часть теории Дембского. В предисловии к книге Дембского "Разумный Замысел" Бихи пишет: "Идея разумного замысла известна достаточно давно. Однако, до Дембского, рассуждать о том, как опознать замысел было так же, как пытаться писать до изобретения алфавита или считать до введения арабских цифр". Несколько далее Бихи продолжает: "Как мы можем надёжно распознать замысел? Открытие Дембского, сначала изложенное им в его научной монографии 'Заключение о Замысле', а теперь разъяснённое для более широкой читательской аудитории, состоит в том, что мы опознаём замысел в том, что он именует 'сложностью в специфическом формате' или, эквивалентно,  'малой вероятностью в специфическом формате'. Иначе говоря, мы опознаём замысел в крайне невероятных событиях, которые в то же время отвечают независимо идентифицируемому формату (спецификации)".

Эта цитата - действительно адекватное сжатое изложение сущности идеи Дембского, хотя она и обходит некоторые тонкости этой идеи, освещённые в писаниях самого Дембского.

Просуммируем кратко подход Дембского. Как и другие сторонники теории разумного замысла, Дембский настаивает, что малая вероятность события (которую он идентифицирует со сложностью, в его определении последней) – это необходимое условие для вывода о замысле. Однако, в отличие от многих других пропагандистов разумного замысла, Дембский понимает, что крайне малая вероятность события (то есть высокая степень сложности в его интерпретации этого термина), сама по себе, хотя и необходима, но не достаточна для заключения о замысле. Он видит необходимое условие, которое должно сопутствовать малой вероятности для заключения о замысле, в так называемой "специфичности" сложности, или, другими словами, в её распознаваемом "специфическом формате".

Итак, говорит Дембский, если событие а) крайне мало вероятно, и б) "специфично",  это указывает на замысел. Необходимое и достаточное условие для заключения о разумном замысле обязательно включает оба указанные компонента – малую вероятность и специфический формат.

Пора, однако, уточнить, что означает термин Дембского "специфический формат".  В описаниях самого Дембского, это термин определён расплывчато. Мне кажется, что лучшее объяснение этого термина следует из примера, данного Бихи в его предисловии к книге Дембского.  Бихи пишет: "Например, представим, что мы видим на столе листочки бумаги, на которых написаны различные буквы. Если мы находим две буквы рядом одна с другой, образующие осмысленное слово из двух букв, мы не имеем оснований,  увидев это слово,  решить, были ли эти буквы расположены рядом одна с другой с какой-то целью. Даже если они образуют слово, вероятность, что это произошло случайно, не очень мала. С другой стороны, вероятность обнаружить некую определённую длинную последовательность букв, например, НДЕИРУАБФДМОЙЧРИНКЕ крайне мала (приблизительно один из миллиарда миллиардов миллиардов).  Однако, если мы увидим эту конкретную последовательность, расположенную на столе, мы не придадим этому значения, потому что она не специфична – она не соответствует никакому распознаваемому формату. Однако, если мы увидим последовательность букв, образующих, например, следующий текст "МETHINKSITISLIKEAWEASEL" (примечание: эта последовательность – английская фраза из шекспировского Гамлета)  мы легко заключаем, что буквы были целенаправленно расставлены в указанном порядке.  Эта последовательность букв не только крайне мало вероятна, она также совпадает с осмысленной английской фразой. Она является продуктом разумного замысла".

Приведённая цитата – это сжатое и недвусмысленно ясное представление идеи Дембского, из которой удалены математические и философские украшения. Эта цитата показывает, что Бихи оставил его более раннее утверждение, сделанное в его книге, согласно которому "события крайне малой вероятности "просто не происходят". Вместо этого, он теперь принимает более рафинированный подход Дембского, согласно которому заключение о замысле может быть сделано только если событие комбинирует малую вероятность со специфическим форматом.

Я намереваюсь показать в ходе дальнейшей дискуссии, что сочетание малой вероятности и специфического формата может, но вовсе не обязательно должно указывать на разумный замысел. Я намереваюсь показать, что фильтр Дембского вполне, и очень часто, может ложно предполагать замысел, в то время, как на самом деле источник события – случайность.

Рассмотрим несколько подробнее, что на самом деле следует из идеи о комбинации малой вероятности со специфическим форматом.  Продолжая пример предложенный Бихи, рассмотрим следующие последовательности букв

1. NELEPOLINEBYASHETBRATIE

2. ЭЙННАВИБЭИРО

3. МИСИНКСИТИЗЛАЙКЭВИЗЕЛ

4. ТZINOCHIBUDEMDOVGOPAMYATATY

Является любая из этих последовательностей результатом замысла или они образовались случайным образом?  Все четыре последовательности очевидно достаточно сложны, чтобы отвечать требованию весьма малой вероятности, так что все они проходят первый и второй узлы Распознавательного фильтра, исключая закономерность, как причину их возникновения, и делая их предметом испытания в третьем "узле", где мы должны искать возможный специфический формат.  Можно считать весьма правдоподобным, что ни Бихи, ни Дембский не обнаружат ни в одной из этих последовательностей какого-то ни было распознаваемого формата, и потому, согласно правилам Распознавательного Фильтра, определят происхождение всех четырёх строчек как результат цепи случайностей. Между тем, все четыре последовательности имеют однозначно распознаваемый специфический формат. Первая последовательность – это начальные слова "Слова о Полку Игореве", написанные латинскими буквами. Вторая последовательность - это известное библейское изречение на иврите, написанное русскими  буквами и переводимое как "Нет пророка в отечестве своём". Третья последовательность – это фраза из шекспировского Гамлета по-английски, но написанная русскими буквами. Наконец, четвёртая последовательность – это первая строка стихотворения украинского поэта Андрия Малышко, написанная латинскими буквами. Для того, чтобы распознать специфический формат в первой последовательности, исследователь должен понимать старо-славянский язык и также быть знакомым с латинским алфавитом. Чтобы распознать специфический формат во второй последовательности, требуется, во-первых, знание иврита, и, во-вторых, русского алфавита, и.т.д. Поскольку Дембский вряд ли знает иврит, или украинский язык, или, даже русский алфавит, для него все четыре последовательности лишены опознаваемого специфического формата. Однако, любой исследователь, знающий, скажем, украинский язык и латинский алфавит, распознает специфический формат в четвёртой последовательности. Этот пример показывает, что требование "специфического формата", сформулированное Дембским, требует дополнения, по крайней мере, указывая, что специфический формат должен быть распознаваем в принципе. Такое дополнение, однако, хоть и необходимо, но оно сделает критерий "специфического формата" субъективным. То, что для Ивана - распознаваемый специфический формат, для Джона – бессмысленная абракадабра. Естественно, как орудие анализа, субъективный критерий всегда уступает объективному,  Как практический инструмент анализа, критерий специфического формата расплывчат и не вполне надёжен.

Не спасает дело и уточнение критерия добавлением условия, что формат должен быть потенциально, в принципе распознаваем. Действительно, посмотрим в качестве примера, на следующую последовательность букв: ЭПСЕЛЬМОПСЕЛЬ.  Эта цепочка букв – строчка из стихотворения поэта А. Захаренкова, напечатанного в сборнике "Строфы Века" под редакцией Е. Евтушенко (Издательство Полифакт, Москва, 1994).  Иначе говоря, эта последовательность – результат замысла. Однако, если бы эта последовательность не была напечатана, то, увиденная "на столе", как в примере Бихи, она даже в принципе не могла бы быть опознана как имеющая специфический формат, поскольку автор сознательно написал её, как бессмысленный набор букв.

Конечно, Дембский признаёт, что его "фильтр" может производить "ложные отрицания" и пока что все выше рассмотренные примеры ошибочных заключений об отсутствии замысла относились именно к такой категории ошибок.  Однако, уже из этих примеров очевидно, что, в принципе, фильтр Дембского основан на субъективном обнаружении или пропуске специфического формата.

Теперь обсудим, действительно ли, как утверждает Дембский, его фильтр не допускает ложных утверждений, то есть надёжно обнаруживает разумный замысел, когда таковой присутствует.  Напомним, что наша задача – не доказать отсутствие замысла, а только показать, что предполагаемый критерий замысла ненадёжен и потому вопрос о происхождении событий – в результате ли замысла или случайности, остается открытым.

^ МОЖЕТ ЛИ ФИЛЬТР ДЕМБСКОГО ПРОИЗВОДИТЬ ЛОЖНЫЕ УТВЕРДЖЕНИЯ?

Я намереваюсь показать, что Распознавательный Фильтр Дембского, вопреки его утверждению, крайне подвержен ложным заключениям о наличии разумного замысла. Я могу предвидеть по крайней мере две ситуации, в которых "ложное подтверждение" неизбежно. И назову эти две ситуации как 1) случай иллюзорного специфического формата, и 2) случай неуместного специфического формата.

Чтобы пояснить концепцию иллюзорного специфического формата, рассмотрим следующий пример. Главный Кавказский хребет тянется на сотни километров. В него входят тысячи вершин разнообразной формы, перевалы, гребни, ущелья, ледники, морены и другие многообразные элементы рельефа.  Формы их бесконечно многообразны и образовались частично в результате вулканической активности, частично в результате смещений земной коры, на которые наложились сложные процессы эрозии, воздействия воды, ветров и.т. д. Формы рельефа часто крайне причудливы, хотя там и здесь обнаруживаются участки сравнительно правильной геометрической формы. Конкретная конфигурация того или иного элемента рельефа определилась в результате взаимодействия множества разнородных случайных факторов.  Поэтому, наблюдая какую-либо конкретную вершину или долину, мы понимаем, что рассчитанная вероятность возникновения именно этой конкретной формы рельефа исключительно мала, так как она – лишь один из огромного количества возможных результатов природных процессов.  Если мы применим фильтр Дембского, чтобы установить, является форма данной горы результатом разумного замысла или цепи случайностей,  первые два "узла" фильтра будут немедленно пройдены,  ведя нас прямо к третьему, решающему испытанию, в котором мы должны искать распознаваемый специфический формат. Для подавляющего большинства гор мы не найдём никакого распознаваемого формата, так что происхождение всех этих форм рельефа будет оправданно отнесено к случайности.
1   ...   39   40   41   42   43   44   45   46   ...   61

Похожие:

Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconТема Введение
Ранние этапы развития эволюционных представлений (философы античности). Наука нового времени (Дж. Рей, К. Линней, Р. Декарт, Ж. Л....
Стереотипы в дискуссиях об эволюции icon1. Биологический прогресс. Неограниченный прогресс. Биологическая...
Проблему главных направлений эволюции сформулировал А. Н. Северцов в своей работе «Главные направления эволюционного процесса». Представления...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconГосударственный Дарвиновский музей
Им был Альфред Рассел Уоллес. Выставка «Теория эволюции могла бы носить его имя» рассказывает о жизни Уоллеса, его вкладе в теорию...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconРешение создать проектную команду для выработки новой стратегии «глобальной эволюции»
«глобальной эволюции». У «Ниссан» была цель закрепиться на важнейших зарубежных рынках: Северной Америки, Западной Европы и юва....
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconКарл Саган Драконы Эдема Рассуждения об эволюции человеческого разума...
Знаменитого американского астрофизика и популяризатора науки Карла Сагана (1934-1996) со студенческих лет занимала проблема происхождения...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconВеликая Отечественная война: начало
Вопросы, связанные с ее предысторией, причинами, характером, периодизацией и итогами были и продолжают оставаться самыми актуальными...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconД. Р. Яворский «проклятая доля» Ж. Батая в «холостых машинах» М....
Римского клуба, он заговорил о проблеме избытка – избытка энергии, подпитывающей человеческую активность, энергии, лишенной физиологической...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconКонтрольные вопросы Глава Гендерные стереотипы, или Мужчины и женщины в глазах общества
В данной книге рассмотрены физиологические, психические и социальные различия мужчин и женщин с учетом многочисленных отечественных...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции iconСтудия Дизайна «Coolman Promo»
Настало время менять устоявшиеся стереотипы и выходить на новые горизонты, рекламные, разумеется! Мы предлагаем вам новый и очень...
Стереотипы в дискуссиях об эволюции icon1. Эволюция колонки в зарубежных сми исследуя вопрос о появлении...
Исследуя вопрос о появлении колумнистики в современных сми, несомненно, стоит обратиться к эволюции колонки в зарубежной журналистике,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница