Книга десятая


НазваниеКнига десятая
страница16/18
Дата публикации23.06.2013
Размер1.7 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Биология > Книга
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18

— Просто за старания не смогу. Это будет унизительная похвала.

— Унизительная? А ставить ребёнка в безвыходное положение — это не унижение? Нет, это не унижение. Это издевательство.

— Владимир, пожалуйста, поверь, я совсем не издеваюсь над нашим сыном. В нём есть твоя частичка и моя. Информация и знания, собранные твоими и моими прародителями. Его воспитывали, учили дедушка и прадедушка. Способности нашего сына ещё не раскрыты, но я уверена, они велики.

— Пусть велики, но я же объясняю тебе: не осталось поля для творчества, для того чтобы проявить их. Проект поместья уже создан.

— Ты считаешь, создан. Но у меня уже давно сложилось впечатление, что и мы с тобой, и люди, создающие поместья, всё же не знают какого-то главного их предназначения. Интуитивно многие ощущают его, потому и влечёт людей мысль создать родовое поместье. Эта мысль на уровне чувств, она неясна до конца и непознана. Непознано очень важное для будущего и бесконечности.

От самого сотворения человека и до сих пор в нём есть всё, что было сотворено изначально, и они, люди-боги первой цивилизации, маленькой, может быть, микронной частичкой таятся в каждом человеке. Возможно, они видят или чувствуют происходящее. Когда я излишне опрометчиво поставила сына в неловкое положение перед тобой, эта частичка, возможно, откликнулась, не выдержала, а может быть, время настало... Возможно, Володя чувствует хранящиеся в нём знания. Слишком необычное по красоте и функциональности у него сооружение получилось — эта огненная птица.

— Анастасия, пойми, ты хочешь невозможного. Ты хочешь, чтобы сын пояснил тебе или создал, но сама не знаешь что именно. Ты лишь чувствуешь, какие-то новые возможности родового поместья, но Володя может даже не знать о твоих чувствах.

— Мои чувства и в нашем сыне, Владимир.

Я шёл за Анастасией, понимая, что она не будет лукавить перед сыном, не похвалит его просто так. И более того, может начать критиковать. Но я не буду критиковать. Твёрдо решил: надо найти какие-то слова, чтобы подбодрить его, похвалить за старания.

Я немножко отстал от Анастасии. Когда вышел из тайги, увидел, что она, стоя у кедра, издали сосредоточенно всматривается в происходящее на берегу. А на песчаном берегу таёжного озера, окружённого вековыми кедрами, Володя делал какое-то непонятное сооружение. Это был простой квадрат, или прямоугольник, который обрамлял земляной вал, обнесённый с двух сторон глиняными стенками. По углам стенки были белыми и выше, чем по сторонам. С краю внутри квадрата пруд, рядом его уникальная птица, в центре квадрата прямо на песке сидела Настенька — и всё. Я понял, хвалить Володю Анастасия не будет. Не за что. Птица им была сделана ранее, земляной вал вообще придуман не им. Дом и приусадебные постройки он то ли не успел соорудить, то ли не знал, где расположить их. Квадрат, правда, был немножко странноватый. Я повернулся к Анастасии и сказал:

— Володя ничего особенного и не успел сделать, а раз так, то и критиковать здесь нечего.

Но Анастасия ничего мне не ответила, даже не повернулась в мою сторону, она словно отрешённая от всего сосредоточенно разглядывала квадрат.

Я пошёл в направлении квадрата, у которого возился сын, но тут произошло что-то не понятное. Не дойдя нескольких шагов до макета поместья, я остановился, не в силах двигаться дальше. Пространство вокруг вдруг будто бы трансформировалось. Внешне всё было прежним, но ощущения... Неимоверно приятные ощущения, вроде бы знакомые или пришедшие из другой жизни, окутывали всё пространство вокруг и согревали тело изнутри. Я боялся двигаться, чтоб не ушли они. Просто стоял и смотрел на угол квадрата. На угол в форме белого домика с окошком и дверью.

Я стал приходить в себя, когда услышал голос подошедшей Анастасии. Она обратилась к Володе, который, стоя на коленях, сглаживал руками неровности внешней стены.

— Можно спросить тебя, сынок?

Мне показалось Анастасия волнуется.

Володя встал, подошёл к Анастасии, слегка поклонился ей и ответил:

— Я рад слушать тебя, мама.

— Ты нашёл новое определение понятию «дом»?

— Я старался его искать, мама, и решил, что дом должен строить человек одновременно для себя и своего гектара, тогда они будут неразрывно связаны друг с другом и едины в своём пространстве.

— Расскажи, Володя, о своём макете и функциональном назначении. Расскажи о всех его деталях.

— Хорошо, мама, я расскажу.

И сын стал рассказывать. От его рассказа словно оживали на макете условные обозначения необычного родового поместья.

— Вот это вход в дом, мама, — Володя показал на проём в стене. — Он находится не со стороны дороги, а со стороны леса.

— Ты хочешь сказать, что это вход на территорию родового поместья, — уточнила Анастасия.

— Всё родовое поместье является домом, — ответил Володя, — поэтому я назвал его входом в дом, и человек должен вытереть ноги перед входом, если на них что-то налипло, но если и нет, то сделать это необходимо мысленно.

Вот эта стена, — Володя показал на теплицу по периметру гектара. — Это живая стена дома. Большая часть её — временное сооружение, будет служить для того, чтобы быстрее сформировался плодородный слой. Папа хотел быстрее. Почву сформируют червячки. Растениям, взрастающим внутри, будет тепло и радостно. Это стена из глины, прогреваемая солнечными лучами, проходящими сверху сквозь стекло или прозрачную плёнку, о которой говорил папа. Днём глиняная стена будет нагреваться, а ночью, когда прохладно, она станет отдавать тепло всему, что растёт внутри.

Внутри этой стены есть комнаты, это место, где будет храниться разный садовый инвентарь и приспособления, которыми будет пользоваться человек. А в этом помещении, мама, — и Володя показал на выступающий из периметра поместья овал, — человек может спать и принимать пищу зимой.

Дальше отделение, где хранятся дрова. По углам живой стены, примыкающей к лесу, размещены разные домашние животные: куры, лебеди, коза, лошадка, ёжик, павлины и голуби. Из их жилища есть два выхода, один в сторону леса, другой в пространство дома. Папа говорит, что ему часто приходится уезжать, и за животными некому будет ухаживать. Папа считает, что человеку нельзя заводить животных, если он не может уделять им достаточно внимания и своевременно кормить. Но я считаю, что зависимости животного от человека в пище не должно быть, это унижает животное. Человек должен создать для понравившихся животных удобную среду обитания, чтобы они могли питаться самостоятельно, а к человеку приходить, когда они ему понадобятся. Вокруг поляны — нашего дома — много живёт разных зверей, но нам нет необходимости кормить их, наоборот, они могут с удовольствием приносить нам пищу. Я предполагаю, что такие же условия можно создать животным и в родовом поместье, особенно если оно примыкает к лесу.

— Возможно, — задумчиво произнесла Анастасия и продолжила задавать вопросы сыну: — Володя, со стороны дороги, по углам, два домика с небольшими окошками, для чего они?

— Я, мама, делал этот проект для папы. Я знаю, лучшие воспоминания о детстве у папы связаны с тем временем, когда жил он, будучи маленьким мальчиком, у своих дедушки и бабушки, в белёной глиняной хатке, крытой соломой. Я построил стенки этой деревенской хатки. Думаю, будет очень хорошо, если в папином поместье будут и другие элементы, вызывающие приятные воспоминания из его жизни.

Я быстро повернулся к белому... Стал рассматривать. И узнал его — домик из детства. Белёную украинскую хатку, крытую соломой, с окошком и дверью, и старую лавочку рядом. Хотелось броситься к сыну, обнять его, да приятные ощущения снова окутали, не дав двинуться с места, лишь сказать смог:

— Спасибо, сынок. Всё похоже очень — и окошко, и лавочка, и дверь.

— Дверь домика твоего детства открывается папа. Если ты откроешь её, то попадёшь сразу в крытый периметр своего поместья, по нему пройдёшь, куда захочешь.

А ещё, папа, я расположил разные растения в пространстве поместья, составил из них необходимые знаки.

В теплице, папа, ты можешь выращивать всё, что любишь кушать весной и летом, но помимо твоих любимых овощей и фруктов будет очень хорошо, если ты с промежутками не менее одиннадцати метров обустроишь клумбы, диаметром не менее девяноста сантиметров, посадишь на этих клумбах саженцы растений, например смородины, малины, с каждой стороны хорошо бы посадить хотя бы один маленький саженец кедра и трав, цветов, привезённых из тайги, и желательно, чтобы они были взяты не с края тайги, а из глубины.

— Людям это весьма трудно будет сделать, Володя, я-то смогу, но хотелось, чтобы этот вариант был доступен и многим другим людям, строящим родовые поместья. У многих из них не получится посадить растения из глубины сибирской тайги.

В тайге нет дорог, невозможно воспользоваться транспортом, на себе многое не принесёшь, а потом ещё длительная перевозка на транспорте. Всё это потребует немалых финансовых затрат. В итоге растения, доставленные из Сибири, будут стоить значительно дороже тех, которые выращиваются в питомниках и продаются прямо из них или неподалеку. Знаешь, даже поговорка такая есть: «За морем телушка стоит полушку, да доставка алтын». К тому же объясни, зачем брать растения из глубины тайги, если их можно выкопать в местном лесу или приобрести в ближайшем питомнике?

— Но это будут разные растения, папа. Ведь ты же сам рассказывал, что, например, грибы грузди, которые растут здесь и которые можно есть сырыми, и грибы грузди, которые растут в той полосе России, которую ты называешь центральной, значительно отличаются друг от друга. Также отличается и брусника. Также, папа, отличаются ягоды смородины, малины. В своих книжках, папа, ты сам писал, что и учёные говорят об этом, например академик Паллас.

— Скажи, Володя, вкусовые качества — это единственная причина, по которой нужно сооружать эти клумбы с растениями из глубины тайги?

— Не единственная, папа. Таёжные растения не приемлют антиразумной информации того мира, в котором тебе приходится жить. Высаженные по периметру, они не пропустят её на территорию поместья. Местные растения, которые ты называешь районированными, в большей степени свыклись с ней и будут пропускать. В особенности для этой информации не составляют никаких преград те растения, которые не дают семян.

— Знаю о таких. Они называются генномодифицированными.

— Важно, папа, чтобы периметр поместья смог не пропускать ненужную тебе агрессивную информацию, когда перенесёт оно тебя в другое место.

Я не понял сказанного сыном и стал переспрашивать:

— В какое другое место? Как оно может перенести? Володя не успел ответить. С трудом скрывая волнение, заговорила Анастасия:

— Очень хорошее ты придумал, сынок, очень важно сконцентрировать в поместье положительные эмоции. И, вытерев ноги при входе, не вносить в него отрицательное.
^ ГОРЯЩАЯ КРОВЬ ПРАРОДИТЕЛЕЙ
Анастасия взяла меня за руку. Я ощутил приятное тепло её нежной ладони. И ещё почувствовал, как сильно она волнуется, взглянул на её лицо. Анастасия смотрела в центр макета поместья. Я тоже посмотрел в центр. Ничего особенного. Разве что белые палочки, разложенные в центре, заинтересовали её. Она вновь задала вопрос сыну.

— Расскажи мне, сынок, что обозначает белый круг, расположенный в центре поместья?

— Он обозначает маленькую круглую теплицу, — стал пояснять я за сына. — Мы так договорились с Володей. Белые палочки у нас обозначают какой-нибудь прозрачный материал, стекло, например, или поликарбонат, плёнку полиэтиленовую. Мы теплицу долго никуда пристроить не могли. Она ни с чем не сочеталась. А теперь, когда Володя расположил теплицу по всему периметру поместья, мне очень нравится. Тут тебе и теплица, и забор одновременно, и подсобные помещения разные. И то, что Володя ещё и по центру сделал маленькую круглую теплицу, мне тоже нравится, теперь она к месту. Она теперь очень даже хорошо сочетается со всем периметром поместья.

— Думаю, в центре не теплица, Владимир, — по-прежнему слегка волнуясь, шёпотом произнесла Анастасия.

Володя услышал её и спокойно сказал, обращаясь ко мне:

— Мама права, белые палочки в центре поместья обозначают не теплицу.

— Тогда что они обозначают? — спросил я у сына.

— В центре поместья, папа, я разместил круг зеркальной воды.

— Зеркало, что ли? — переспросил я.

— Можно сказать и так. Зеркало с зеркальной водой, — спокойно ответил Володя.

— А что, оригинально даже. В центре поместья на маленьком возвышении расположено круглое зеркало, в нём облака отражаются, Солнце, Луна пусть на себя полюбуются. И солнечные зайчики от него по всему поместью сверкать будут. Нет подобного ни в одном ландшафтном дизайне, а я их множество пересмотрел. Очень оригинально.

— Вокруг зеркала воткнуты красные листочки, что они обозначают, Володя? — быстро проговорила Анастасия.

— Это горит огонь, мама.

— Из чего получился огонь?

— Из нефти и газа, мама.

После этого ответа чуть сильнее сжала мою руку Анастасия и задала следующий вопрос сыну:

— Они позволили тебе зажечь свою кровь, Володя?

— Да, Души наших прародителей позволили зажечь свою земную кровь, мама. Если бы они не хотели этого, то и не придумалось бы во мне придуманное.

— Может, хватит отвлекать от важных дел человека, — заговорил вдруг дедушка Анастасии, и в голосе его тоже почувствовалось волнение. — Ты ведь не доделал макет поместья, Володя?

— Я ещё не доделал его, дедушка.

— Так доделывай, и пусть тебе никто не мешает.

— Да, доделывай, Володя, мы отойдём пока, — добавила Анастасия и увлекла меня в сторону от необычного проекта родового поместья. Когда она присела у ствола большого кедра, я спросил:

— Анастасия, я чувствую, ты почему-то волнуешься, это так?

— Да, Владимир, волнуюсь. Многое из того, что делает наш сын, не существует ныне на Земле, нет информации о том и во Вселенной. То, что он сотворил в центре поместья, ты назвал красивым и оригинальным. Но не эти, не только эти слова характеризуют сотворённое. Конструкция, о которой нам говорил Володя, это прибор, составная часть прибора небывалой мощности, биологического механизма, я это чувствую, но не могу подобрать точного слова для его характеристик. Может быть, слова такого ещё не существует. О возможностях этого устройства, небывалых возможностях, можно лишь догадываться. Но ты не торопи меня, пожалуйста, Владимир, дай постепенно увиденное осознать.
^ ПОДАРОК ПЕРВОЙ ЗЕМНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
— Я предполагаю, что все отдельно взятые детали в проекте поместья являют собой единое целое. Возможно, оно — пока не представляемый сознанием биологический прибор, или механизм, или ещё что-то. Надо думать, надо разгадать. Продолговатый овал твоего гектара обнесён земляным валом с глиняными краями. Закрыт вал каким-то прозрачным материалом. Внутри разные растения, что-то должно быть в них значимое.

— Володя говорил, растения могут быть обычными, овощи, к примеру, помидоры, огурцы, зелень разная. В общем, всё, что в пищу хочет человек употреблять. Но с интервалом не менее одиннадцати метров надо сделать клумбы, диаметром сантиметров девяносто. На клумбах надо высадить растения из глубины тайги, потому что они не пропустят информацию антиразума. Так он говорил.

— Да, не пропустят. Таким образом, периметр является оболочкой.

— Оболочкой чего?

— Всего, находящегося внутри оболочки. Теплица, расположенная по периметру, в которую вписаны все необходимые помещения для проживания человека и хозяйственных нужд, смотрится красиво и рационально.

Через несколько лет необходимость в прозрачном куполе отпадёт. Главным останется то, что окрепнет под ним. Наш сын преследовал какую-то необычную цель. Он отгородил пространство поместья от вредоносного воздействия антимира, антиразума, самым мощным забором, какой только можно вообразить себе. Самую важную роль в этом заборе играют не глиняные стены и прозрачный купол, а растения внутри сооружения. Они будут оказывать психологическое воздействие сами по себе, и помогут тебе непосредственно уравновесить в себе противоположности.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18

Похожие:

Книга десятая iconКнига десятая
Это десятая книга Крайона и двенадцатая, если считать две книги о Детях Индиго, написанных в соавторстве с Джен Тоубер (мой духовный...
Книга десятая iconБорис Акунин Любовник смерти
«Любовник смерти» (диккенсовский детектив) – десятая книга Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Книга десятая iconКрайон (Ли Кэрролл) –“Новое божественное время” Книга 10
Это десятая книга Крайона и двенадцатая, если считать две книги о Детях Индиго, написанных в соавторстве с Джен Тоубер (мой духовный...
Книга десятая iconКнига десятая «Анаста»
Произведение является результатом интеллектуальной деятельности и как объект исключительного права охраняется законом. Ни одна часть...
Книга десятая iconРичард Матесон Куда приводят мечты Моей жене, сердечным участием...
Предисловие к роману — почти без исключений — вещь ненужная. Это моя десятая опубликованная книга, и мне ни разу не пришло в голову...
Книга десятая iconКнига десятая «Анаста»
В подобное с трудом поверить смогут люди. И пусть не верит кто-то, что с того? Неверие в могущество своё неверящему что оставит?...
Книга десятая iconВалерио Боргезе Десятая флотилия мас
Новороссийск” – бывшего “Юлия Цезаря”, – взорванного и ушедшего на дно Севастопольской бухты 29 октября 1955 года. А ведь это люди...
Книга десятая iconБеседа десятая. Драматургия кино. Композиция сценария и фильма Драматургия...
Кривотолки в вопросах понимания произведения невозможны в коллективной творческой работе. Прежде всего нужно отдать себе отчет в...
Книга десятая iconПол Экман Уоллес Фризен Узнай лжеца по выражению лица «Узнай лжеца...
Перед вами новая книга Пола Экмана, которую вполне можно назвать вторым томом нашумевшего бестселлера «Психология лжи». Это книга-продолжение,...
Книга десятая iconКнига Духов «Книга Духов»
И если да, то какова она и что тогда такое смерть? Для чего вообще мы здесь? Ответ на эти и подобные вопросы можно отыскать в «Книге...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница