Мида Сергей Мавроди Пирамммида На перепутье жизненных дорог Был миг один, когда ослаб мой дух и изнемог


НазваниеМида Сергей Мавроди Пирамммида На перепутье жизненных дорог Был миг один, когда ослаб мой дух и изнемог
страница1/18
Дата публикации17.04.2013
Размер2.65 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Экономика > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
Сергей Мавроди

ПираМММида

Сергей Мавроди

ПираМММида

На перепутье жизненных дорог

Был миг один, когда ослаб мой дух и изнемог

От тягот и невзгод.

И вот

Тогда явился демон мне

В сверкающем огне.
Он ясен был и светел, как заря.

И душу взором мне пронзил и молвил:

«Нет, не зря

Ты жил и мыслил, и творил!

Не зря!

Но даже реки и моря

Планеты нашей бедной всей

Пожара не зальют в душе твоей

И не затушат адских тех углей,

Что, тлея, жгут тебя сейчас, всё злее и сильней.

Но знаешь, презирать людей

Труда не стоит. Впрочем, и любить,

Как Он советует, не стоит тоже… Ну да, так и быть.

Мне жаль тебя, и я хочу помочь.

Внемли же мне: когда настанет ночь…»

* * *

На перепутье жизненных дорог

Был миг один, когда ослаб мой дух и изнемог…

СЫН ЛЮЦИФЕРА. ДЕНЬ 72 й

И настал семьдесят второй день.

И сказал Люцифер:

– Человек сам совершает ошибки и сам потом за них платит. Но цену назначает судьба.

ЭКСТРАСЕНС
«…prima est haes ultio quod se ludice nemo nocens absolvitur».

(«Первое наказание для виновного заключается в том, что он не может оправдаться перед собственным судом» – лат.)

Ювенал


1
Гм… Любопытно…

Кучумов снова бегло пробежал глазами статью.

«Представляя себя двойником человека…» Гм… Чушь, конечно, но любопытно. Желтая пресса, блин. Чего только не понапишут! «Как стать экстрасенсом…» Причем, пишут так, как будто… как будто… – он в затруднении пощелкал пальцами. – Как будто сам по себе факт существования этих самых экстрасенсов сомнений не вызывает. Все, мол, это знают. Вопрос лишь в том, как одним из них стать. А между тем… – Кучумов окончательно запутался в своих умопостроениях и досадливо мотнул головой. – А, черт!.. Думать еще об этом бреде!.. Печатают всякую лажу для лохов! А те хавают.

Но я то ведь тоже прочитал! – тут же уличил он сам себя и против воли улыбнулся. – Причем с интересом. Тоже схавал, можно сказать. Значит, получается, и я лох!

Он снова усмехнулся, небрежно отодвинул в сторону плохо напечатанную, дешевенькую газетку и раскрыл ноутбук.

Ладно, поработаем немного. Для разнообразия. Дел на завтра полно, а я дурью маюсь. Чепуху всякую читаю…
* * *
Увидев, что сигнал светофора сменился на желтый, Кучумов остановился. Стоявшая же рядом с ним девушка, напротив, неожиданно резко рванулась с места и попыталась пересечь проезжую часть прямо перед самым носом тронувшегося уже с места потока машин.

Она успела пробежать примерно половину дороги, и в это время лениво и безучастно следивший за ней до этого Кучумов вдруг представил зачем то себя на ее месте. Точнее, представил себя ею.

Он и сам не мог потом понять, зачем? Зачем он это тогда сделал?! Вероятно, статья та проклятая вспомнилась. Про экстрасенсов. Подсознание злую шутку сыграло.

Он ясно, подробно, во всех деталях, как и рекомендовалось в статье, представил себя на месте этой бегущей девушки. Или этой девушкой?.. Как уж там правильно?..

Что вот это он она бежит… бежит… машины уже двинулись… но пока еще медленно… успеваю… Ощущение было необычайно яркое. Он как будто и правда стал вдруг той девушкой!

И в это самое мгновенье в сознании Кучумова задним планом всплыла внезапно купринская Олеся. Хорошенькая полесская ведьмочка. Как она тоже учила главного героя, что надо, мол, слиться с человеком, представить себя им, – а потом раз!.. делаешь резкое движение вперед! – и человек падает. И Кучумов, даже не сознавая толком, что он творит и, главное, зачем!? немедленно именно так и поступил. Сделал резкое движение всем телом вперед. Словно ему хотелось проверить на практике этот книжный совет, выяснить, действительно ли с ним происходит сейчас нечто необычайное, или все это только плод его разыгравшегося не в меру воображения? Упадет девушка или не упадет? Впрочем, все происходило настолько быстро и стремительно, что в тот самый момент он фактически даже не отдавал себе отчета в своих поступках и действовал, по сути, на уровне инстинктов. По наитию. Раз!.. Упадет – не упадет!? Это уж потом, на досуге, он все эти события тщательно обдумывал и подробно анализировал. А тогда просто сделал – и все. Это же так интересно!

Раз!

Девушка упала.

Крики ужаса… жуткий скрип тормозов… глухой удар… Кровь и неподвижно лежащее на асфальте тело.

Совершенно потрясенный Кучумов стоял, оцепенев, и не верил собственным глазам. Он же этого не хотел! Не хотел!! Он просто играл. Шутил! Проверял, какой из него экстрасенс. Этого быть не может!

И тем не менее, это было. Только что по его вине погиб человек. Молоденькая совсем девушка, почти подросток. Фактически, он ее просто убил.
* * *
Кучумов вернулся домой, его трясло. Первым делом он бросился искать ту проклятую газетенку с той чертовой статейкой.

Блядь!.. Куда я ее дел!?.. Так… Здесь… Может?.. Тоже нет ни хуя!! Пиздец, нет! Выкинул.

Кучумов рухнул в кресло, закрыл глаза и стал лихорадочно заново прокручивать в голове подробности всего, только что с ним происшедшего. Собственно, не сами события, а свои личные, внутренние ощущения, испытываемые им в тот момент. Он пытался понять, что же это все таки было? Неужели и правда это он?.. Да нет, чушь! Бред!! Не может этого быть! Сказки все это! Начитался всякой дряни, вот и навоображал себе бог знает что!

Так!.. Так… – Кучумов сосредоточился, восстанавливая все в памяти. – Я стою на переходе, – он сразу же словно опять воочию перенесся туда, настолько ярки и свежи еще были воспоминания, – рядом эта девушка… Она перебегает дорогу… Я… Да! Вот!! Вот он, этот самый момент, когда все случилось! Когда я слился с ней, стал ею, представил себе, будто это я, а не она сейчас перебегает дорогу. И потом!..

Кучумов открыл глаза и в смертной тоске уставился в потолок. Сомнений не было. Это он виноват в гибели девушки. Он и никто другой! Что то с ним тогда такое произошло, что он обрел вдруг способность чудеса творить. Вот он и сотворил! Чудо. Воспользовался, можно сказать, внезапно открывшимся у него даром. Толкнул человека под машину.

Кучумов опять закрыл глаза и мучительно застонал. Так плохо ему еще не было никогда в жизни. Не просто плохо. Ужасно!

Я убийца! – безнадежно подумал он. – И никуда от этого теперь не деться! Эта девушка – на моей совести. Она же еще почти совсем ребенок была!.. Господи, Господи! Прости меня! Прости!! Я не знал, что делал!
* * *
Прошел месяц. Жизнь Кучумова за этот месяц круто изменилась. Теперь это был, по сути, совершенно другой человек. Нет, внешне все осталось почти по прежнему. Работа – дом. Разве что с друзьями он практически перестал общаться. Равно как и с сослуживцами. Рассеянным стал каким то, что ли… Все время теперь молчал, словно постоянно о чем то думал.

Но это все были лишь чисто внешние признаки, видимые, так сказать, невооруженным взглядом. Самая верхушка айсберга.

Гораздо более серьезным было то, что творилось у Кучумова в душе. Под водой.

За этот месяц он словно повзрослел на сто лет. Постарел. Чувствовать себя убийцей, пусть даже невольным, оказалось непросто. Очень даже непросто.

Этот страшный груз Кучумов носил теперь в душе постоянно. Таскал за собой повсюду. Как каторжанин пушечное ядро. Что бы он ни делал, чем бы ни занимался, он всегда об этом помнил. На работе, дома, на отдыхе. Везде. Всегда! Не забывал ни на минуту!

Самым ужасным была полная неопределенность. Полнейшая! Он это все таки сделал или не он? Кучумову, наверное, легче было бы, если бы он наконец в этом убедился. Что да, он!

Но убедиться то как раз и не удавалось.

Первое впечатление со временем сгладилось и исчезло, а все последующие попытки что то доказать или опровергнуть…

С тех пор он проделал бесчисленное множество аналогичных опытов: с друзьями, знакомыми, соседями, коллегами по работе, просто случайными прохожими – и ни разу больше ничего подобного у него не получалось. Абсолютно! Даже намеков. Все было глухо, как в танке.

И тем не менее какой то червячок сомнения у него в душе все же оставался. Копошился там. И грыз его и грыз. Точил и точил.

Дело в том, что он помнил прекрасно то свое внутреннее состояние. Тогда… в тот единственный злосчастный раз, когда все у него так замечательно получилось. Оно было каким то совсем особым, это состояние. Необычным. Не таким, как всегда. Им тогда словно вдохновение какое то вдруг внезапно овладело. Подъем! Творческий экстаз. Как будто он стал на мгновенье гениальным художником или поэтом.

А сейчас, во время всех этих бесчисленных последующих экспериментов, ничего подобного не было. Ничего, даже отдаленно похожего на то восхитительное состояние необычайного душевного подъема, он больше ни разу не испытывал. Вот то то и оно!.. Может, в этом то и было все дело? Поэтому то больше ничего у него и не выходило?..

Он создал гениальное произведение и теперь не может его повторить. Ну и что? Что это меняет? Причем здесь повторы? Все равно, получается, он гений, как ни крути. То бишь, экстрасенс, черт бы все побрал!! Первое то произведение все равно ведь именно он создал! Девушку угробил. Он, и никто другой. Он – его автор. Он – убийца!
* * *
Прошло еще полгода. Боль Кучумова притупилась. Не исчезла совсем, но в значительной степени притупилась. Он сумел загнать ее в самые дебри подсознания. Дар его больше никак не проявлялся, и он почти убедил себя, что все это ему тогда просто напросто привиделось. Померещилось. Начинался всякой… хуйни!! – вот и навыдумывал себе невесть чего. Экстрасенс!.. Хренов.

Убедить то убедил, да… не совсем. В глубине души Кучумов знал прекрасно, что это не так. Иногда, в минуты отчаяния, он вспомнил во всех подробностях тот… треклятый день!!! и тогда ему становилось совсем невмоготу. Тогда он шел в ближайший магазин, покупал водку и быстро напивался в одиночестве до чертиков. До потери сознания. Пока не отключался прямо за столом.

Помогало, но плохо. И не всегда, к тому же. Иногда наутро еще хуже становилось, и тогда приходилось новую дозу принимать. Новую порцию лекарства.

Его страшная тайна подтачивала его изнутри. Пожирала, как раковая опухоль. Он сделался за эти полгода угрюмым и раздражительным. Желчным. Окружающие от него теперь попросту шарахались. Скоро вокруг Кучумова образовался самый настоящий вакуум, и он остался совсем один.
2
Кучумов дернулся как от удара. Его будто обожгло что то. Он поискал глазами и тут же обнаружил источник боли. Это была относительно молодая еще, красивая, холеная дама как раз в этот самый момент садящаяся в роскошный лимузин с шофером на той стороне улицы. Высокий спортивный парень, по виду типичный охранник, предупредительно распахивал перед ней дверцу. Еще один такой же маячил сзади.

– Женщина, женщина!.. – не раздумывая, громко, на всю улицу, закричал Кучумов и отчаянно замахал руками, чтобы привлечь к себе внимание. – Да да, Вы! – еще громче закричал он и, как болванчик, часто часто закивал головой, увидев, что та, к кому он обращается, удивленно на него воззрилась. –

Подождите секундочку!

Ловко лавируя между машинами, он быстро пересек улицу и приблизился к неподвижно застывшей на месте в своем величественном изумлении даме. Торопливо показал пустые руки шагнувшему было ему навстречу охраннику и, задыхаясь и с трудом переводя дыхание, сбивчиво проговорил:

– Извините!.. Всего на два слова!..
* * *
– Нет, я Вам десятый раз уже объясняю: я не имею к похитителям Вашей дочери ни малейшего отношения! – терпеливо повторил Кучумов подозрительно глядевшему на него мужчине. – Еще раз говорю, я просто шел по улице, почувствовал исходившую от Вашей жены боль и подошел к ней. Это было чисто инстинктивно. А про то, что у вас дочь похитили, только от Вас, сейчас вот узнал. А тогда, на улице, я лишь боль почувствовал. Волну боли. Я чувствую иногда эти вещи, я… – Кучумов помедлил и с отвращением закончил, – экстрасенс.

– Так чего Вы от нас все таки хотите? – еще более недоверчиво поинтересовался мужчина. – Денег за помощь? Сколько?

– Да не надо мне никаких денег! – раздраженно уже бросил Кучумов. – Ничего я от вас не хочу! Я хочу лишь помочь – и все. Совершенно бескорыстно. Попробовать помочь, – после небольшой заминки суеверно поправился он. – Дайте мне хоть какую нибудь вещь Вашей дочери, любую: пуговицу, носовой платок… – что угодно! Фотографию можно… Вот и все! Это все, что мне от Вас сейчас нужно.

В комнате повисло напряженное молчание. Мужчина по прежнему не сводил с Кучумова внимательных и настороженных глаз.

– Я вам не верю, – наконец медленно, почти лениво, нараспев произнес он. – Не верю я ни в каких экстрасенсов! «Шел случайно по улице!.. почувствовал волну боли!..» Чушь!! Сказки для дурачков. Постанова конкретная! Развод лохов.

Я лично так полагаю, что вы просто из их компании. Тех уродов, что мою дочь похитили. И теперь просто какую то новую игру затеваете. Чтобы денег из меня побольше вытянуть.

Но только этот номер у вас не прокатит!.. – тонкие губы мужчины растянулись в подобие улыбки, глаза угрожающе сузились. – Тут вы, ребятки, фраернулись!

Сейчас мои пацаны побеседуют с тобой, козел, по душам, и ты нам все расскажешь. Что и как. Уши тебе к табуретке гвоздями прибьют, паяльник в жопу засунут – очень, знаете ли, способствует!.. Откровенности.

– Ну, хорошо, а если Вы все таки ошибаетесь, что тогда? – Кучумов тоже попытался улыбнуться, хотя губы его не слушались. Ему было по настоящему страшно.

Во что я ввязался!? – подумал вдруг он. – В разборку банд? Этот, папаша, сам, судя по всему, такой же.

Но отступать было уже поздно. Теперь надо было идти до конца.

– Вдруг я и правда могу помочь? Верите Вы или не верите, но попытаться то можно! Тем более, что я ведь от Вас ничего не прошу. Никаких денег.

– Ну, помочь то ты в случае чего и с пробитыми ушами сможешь… – задумчиво процедил мужчина, все также оценивающе и цепко разглядывая Кучумова. Но в голосе его послышались колебания. – Ладно, черт с тобой! – наконец, судя по всему, решился он. – На похитителя ты, конечно, не похож. Вид у тебя полного мудака. Лох голимый. Ботаник. Дам я тебе ее фотку! Но смотри!..

– Послушайте! – Кучумов неожиданно ощутил, что он больше не боится. Приступ слабости прошел. – Я ведь Вам помочь пришел! Помочь!! Совершенно бескорыстно и ничего не требуя взамен. Что Вы себя так ведете? Не по людски. Вы вообще человек?
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Похожие:

Мида Сергей Мавроди Пирамммида На перепутье жизненных дорог Был миг один, когда ослаб мой дух и изнемог iconДед Мороз появился у нас очень давно. Это реально существующий дух,...
Среди колядующих часто был один “человек”, одетый страшнее всех. Как правило, ему запрещалось говорить. Это был самый старый и самый...
Мида Сергей Мавроди Пирамммида На перепутье жизненных дорог Был миг один, когда ослаб мой дух и изнемог iconДух фарисейства существует и сейчас. Когда соблюдаются обряды «нравственности»...
Если ты ходишь в собрание, где ее члены не курят не пьют, имеют вид благочестия, но при этом в нем нет – апостолов, пророков, проповедников,...
Мида Сергей Мавроди Пирамммида На перепутье жизненных дорог Был миг один, когда ослаб мой дух и изнемог iconПутешествие – яркий паук, в паутине троп и дорог, Путешествие – сладкий...
Экскурсия “Только во Львове…”. Приглашаем на прогулку по средневековому Львову. Тут замирает время По узеньким улочкам разливается...
Мида Сергей Мавроди Пирамммида На перепутье жизненных дорог Был миг один, когда ослаб мой дух и изнемог iconНичто на земле не проходит бесследно. И сплетаемся мы многообразными...
Бытия. След – твой остаток – сублимация жизненных энергий, шагов, поступков, мыслей. След – твоя копия, рожденная тобой, являющаяся...
Мида Сергей Мавроди Пирамммида На перепутье жизненных дорог Был миг один, когда ослаб мой дух и изнемог iconСергей Урусевский "И мастерство, и вдохновение"
Но как подступиться к такой глыбе, каким был и остается Сергей Павлович Урусевский – мастер трехмерного изображения и художественной...
Мида Сергей Мавроди Пирамммида На перепутье жизненных дорог Был миг один, когда ослаб мой дух и изнемог iconЯ просто хотел жить. Единственное о чем я думал пока бежал и кашлял...
Когда я был на волоске от смерти, красно – волосная девушка спросила меня, держа в своих руках. Я только пробормотал одно слово,...
Мида Сергей Мавроди Пирамммида На перепутье жизненных дорог Был миг один, когда ослаб мой дух и изнемог iconЛекция Пересечения автомобильных дорог
Пересечение автомобильных дорог с ж/д следует проектировать за пределами станций и путей маневрового движения на прямых участках...
Мида Сергей Мавроди Пирамммида На перепутье жизненных дорог Был миг один, когда ослаб мой дух и изнемог iconЭрни Зелински "Успех без офисного рабства"
Однажды один мой приятель в разговоре упомянул, что уже семь лет работает на своей теперешней работе (в правительственной конторе)....
Мида Сергей Мавроди Пирамммида На перепутье жизненных дорог Был миг один, когда ослаб мой дух и изнемог iconКнига II 93 Люция планета света. 97 97 Таймелоуры 98 Люцифер 99 101...
Год назад, когда я переправился вброд через Кокшагу, увидел огни наших стоянок на дру­гом берегу, возникло чувство, что я покидаю...
Мида Сергей Мавроди Пирамммида На перепутье жизненных дорог Был миг один, когда ослаб мой дух и изнемог iconЧеркесский народный инструмент шичепшын
Как раз на этом Языке разговаривает пожалуй мой самый любимый черкессеий музыкальный инструмент, шычепшын. Этот инструмент один из...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница