Благодарности


НазваниеБлагодарности
страница2/32
Дата публикации10.03.2013
Размер4.22 Mb.
ТипЗакон
userdocs.ru > Экономика > Закон
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32

^ Вперед от порядка к хаосу

Наука XIX века была здравомыслящей и заслуживающей доверия. Наука XX века была сюрреалистичной, часто непонятной и порой непостижимой. В начале XXI века большинство из нас чувствуют себя гораздо уютнее в атмосфере научных воззрений конца XIX столетия, и поэтому мы ведем себя соответственно. Научные взгляды XIX века стали кульминацией трех столетий постоянного увеличения степени понимания и доверия: образованные люди чувствовали, что понимают, как движется мир, и что ограничений человеческой власти над природой скоро почти не останется. Впереди сияла радужная перспектива совершенно новой научной цивилизации.

Век двадцатый развеял иллюзии. По мере того как ученые узнавали все больше, Вселенная начинала казаться все менее предсказуемой и упорядоченной, более таинственной и пугающей. Пришлось включить защитные механизмы. Блестящие

ученые вроде Альберта Эйнштейна срочно кинулись «покупать шоры». Вселенная просто не могла быть такой беспорядочной, такой бессмысленной и беспричинно несинхронной. Естественной реакцией человеческого разума стал тот страх, что сидит в нас по сей день.

Большинство моделей нашего мышления все еще принадлежат к XIX веку. Так нам удобнее. Да и продуктивность у старых моделей выше, хотя с этим можно поспорить.

Давайте посмотрим, как с XVI по XIX век мы уверенно двигались по пути к полному пониманию мира, и куда этот путь привел нас в XX столетии.

^ Дифирамбы «несравненному г-ну Ньютону"

Возможно, самая главная научная работа всех времен и народов — «Математические начала натуральной философии» сэра Исаака Ньютона — была опубликована в 1687 году. Накопленные веками крупицы знаний Ньютон ссыпал в один котел и поставил его на огонь. Там варились идеи древних греков, Роджера Бэкона (профессора Оксфорда в XIII веке), Леонардо да Винчи, Галилея, Кеплера, французского философа Рене Декарта и многих других выдающихся умов прошлого. Ньютон стал отцом современной эмпирической науки и одновременно систематизатором самой мощной из интеллектуальных концепций, когда-либо появлявшихся на земле, — представления о Вселенной как о часовом механизме.

Мир Ньютона был прост и понятен. Все в нем было взаимосвязано, как на Земле, так и на небесах. Реальность состояла из машин и частей машин, и все они вели себя в соответствии с несколькими основными, универсальными и безотказными законами. Наука как тотальная система выглядела рациональной. Бог был низведен до статуса мудрого часовщика, чья задача вовремя завести часы — Вселенную, а затем предоставить ей право действовать самостоятельно в соответствии с несколькими стандартными правилами эксплуатации.

Концепция Вселенной как часового механизма заложена в трудах Адама Смита и всех классических экономистов, в тео-

рии Томаса Роберта Мальтуса о населении и устойчивом развитии, в идеях французских просветителей о «совершенстве человека», в формулировке британского историка Эдуарда Гиббона, написавшего в 1776 году, что «мы не можем с уверенностью сказать, каких высот достигнут человеческие существа», в учении Дарвина об эволюции путем естественного отбора, в разработанной Зигмундом Фрейдом механической модели человеческого разума и сознания и в работах всех политологов и социологов, от Томаса Гоббса до Карла Маркса, Джона Стюарта Милля, Огюста Конта, Вильфредо Парето и Макса Вебера. Несмотря на то что многие из этих мыслителей вносили в концепцию элементы теологии или диалектики, — которые плохо согласуются с идеей простого, статичного, работающего, как часы, мира, — все равно их взгляды в основном механистичны и рациональны. Все в мире — это части механизма, все подчиняется простым законам, стыкуется, все можно понять, проанализировать и разложить на элементарные составляющие. У всего есть свое место и цель. Люди могут научиться управлять миром, обществом и собственной природой, потому что они всего лишь механизмы, а контроль за работой механизмов человеческому интеллекту вполне по силам.

Идеология Ньютона дала людям такую уверенность в том, что они могут понять мир и управлять им, что они стали это использовать. Беспрецедентный по своим историческим масштабам взрыв в науке, промышленности, технологии и накоплении материальных ценностей, продолжавшийся последующие 300 лет, благодаря которому мы едва не достигли материальной Утопии, был бы невозможен без веры в механическую природу Вселенной.

В силу всех этих причин роль Ньютона в развитии бизнеса трудно переоценить. Одним из путей влияния стал прогресс прикладных наук и машиностроения, что привело к революционному росту производительности труда с 1750 по 2000 год. Вторым направлением стал перенос механических моделей на сферу экономики и структуру «организаций» — слово новомодное, но концепция явно принадлежит Ньютону. Третий способ воздействия выразился в применении математического анали-

за: арифмометров, калькуляторов и компьютеров, работающих п точном соответствии с принципами Ньютона.

Почти все руководители и специалисты по менеджменту обитают в мире Ньютона и имеют для этого все основания. Однако наука ушла далеко вперед.

^ Диковинная и удивительная наука XX века

Датский физик Нильс Бор (1885-1962) был одним из величайших умов XX века и, возможно, внес самый значительный вклад в развитие квантовой механики, которую нельзя не причислить к числу наиболее удивительных и контринтуитивных научных теорий всех времен. Бор любил рассказывать историю об одном еврейском студенте-богослове, который прослушал три лекции знаменитого раввина. Первая лекция была великолепной, и студент понял абсолютно все.

Вторая лекция удалась еще лучше; раввин прекрасно разбирался в том, о чем говорил, но некоторые мысли оказались такими тонкими и глубокими, что студент не всегда мог за ними уследить.

Но третья лекция оказалась настоящим венцом ораторского искусства — настолько блестящей, что даже сам раввин не понял, о чем она была. Бор называл квантовую теорию диковинной: она заставляла его чувствовать себя, как раввин на третьей лекции.

Квантовая теория так сильно подрывала основы, что даже Альберт Эйнштейн потратил немало усилий, пытаясь доказать ее несостоятельность. Как мы увидим в главе 8, атомы совершенно случайно «выбирают», в какое состояние им перепрыгнуть; точное положение или скорости электронов определить невозможно; свет одновременно обладает признаками как волны, так и частицы — в микромире нет ничего реального, ничего предсказуемого, все неопределенно и при этом совершенно мистическим образом связано со всем остальным.

Первые два десятилетия XX века подарили нам эйнштейновские теории относительности, которые исключительно сложны для понимания, — Эйнштейн говорил, что во всем мире

лишь двенадцать человек способны понять его общую теорию. Благодаря его открытию мы узнали, что пространство искривлено, а гравитация деформирует пространство и время с помощью физической массы. Пространство и время — это не два измерения, а одна взаимосвязанная система координат: время есть элемент физической Вселенной.

В 1931 году научную концепцию отсутствия объективной реальности подтвердил блестящий австрийский ученый Курт Гедель, оригинал на грани помешательства. Тем не менее его теорема о неполноте неопровержимо доказала, что даже в простой формальной системе, какой является арифметика, можно составлять теоремы, которые нельзя ни доказать, ни опровергнуть в рамках данной системы. Реальность не данность, а плод воображения. Так что, абсолютные истины, прощайте навсегда!

Системное мышление и развитие теорий хаоса и сложности в последней трети XX века отодвинули нас еще дальше в будущее. Выяснилось, что большинство явлений в мире, и в их числе некоторые из наиболее важных — включая погоду, мозг, города, экономику, историю и людей — принадлежат к «нелинейным системам». Из этого следует, что они не ведут себя с такой определенностью, какой ждали от них все ученые со времен Исаака Ньютона до конца XIX столетия.

Для нелинейных систем не существует простых причин и следствий; они не ведут себя как механические объекты; все взаимосвязано; равновесие есть неуловимое и ускользающее состояние; мелкие, даже тривиальные причины могут иметь глобальные последствия; контролировать их невозможно; предсказывать затруднительно; простые системы могут демонстрировать невероятно сложное поведение; поведение сложных систем может оказаться поразительно простым. В этом диковинном, шатком и ненадежном мире интеллект, здравый смысл и добрые намерения не гарантируют хороших результатов; скорее для них свойственны нежелательные и непредвиденные последствия.

В этом вывернутом наизнанку мире классическая «ньютоновская» логика может завести в гибельную трясину. И все же ученые открыли удивительно согласованные законы и модели, определяющие суть «хаотического» поведения. Оказывается, красота, система и порядок все-таки существуют внутри очевидно-. го сумасшествия и беспорядка, хотя и требуют некоторых усилий по приведению их в надлежащий вид.

^ Новый gestalt для бизнеса?

Но не бойтесь, помощь рядом. Если мы познаем мир, открытый современной наукой, то перестанем быть рабами давно усопших физиков, философов и экономистов, а заодно освободимся от тирании дисфункциональных генов.

Мы поймем, например, почему отдельные личности не запрограммированы на эффективную работу в крупных организациях, и почему — независимо от нашего желания — у организаций есть собственная воля.

Небольшое, но существенное изменение ракурса позволяет увидеть, что фундаментальной единицей стоимости в бизнесе является экономическая информация, что пока далекий от совершенства рынок экономической информации позволяет нам накапливать несметные богатства, что технология определяет рост производства и что развитие технологий зависит не столько от ученых, сколько от предпринимателей.

Мы увидим, что в основе бизнеса лежит борьба за существование, но это борьба главным образом между идеями, а не между корпорациями, что корпоративная конкуренция почти не имеет значения для нашего экономического строя и для личного успеха и что бизнес — это вовсе не война.

Законы силы говорят нам, что новации обязательны, но при этом предсказуемы и являются следствием непрерывного процесса усовершенствования, частых поражений, редких успехов и дальнейших усовершенствований — процесса, странным образом напоминающего естественный отбор; что большинство экспериментов обречено на неудачу, но при этом эксперименты необходимы; что бизнес в целом не приспособлен для экспериментов, ошибочно предпочитая структуру готического собора структуре восточного базара.

Новый gestalt говорит нам, что роста добиться несложно, но продлить его чрезвычайно трудно, если не ускорять постоянно движение вперед; что меньше — это больше; что влияние важнее управления; что мы вступаем в эру, где прибыль на инвестированный менеджмент (ПНИМ) важнее прибыли на инвестированный капитал (ПНИК) и где корпоративная собственность имеет больше минусов чем плюсов.

Новая наука объясняет, что основная часть бизнеса нелинейна и непредсказуема, но при этом каждая из разнообразных сфер бизнеса следует определенным, четко прослеживающимся моделям; что всегда существует несколько могущественных сил, которые мы можем использовать для собственной выгоды, и тех, что способны разрушить наши планы; что успех обычно приходит не там, где мы его ищем, но что неожиданные успехи, если мы соблаговолим их заметить, можно элементарно превратить в золотые россыпи.

Мы увидим, что часто дополнительные усилия и вложения капитала в бизнесе оборачиваются уменьшением доходности, в то время как самым важным экономическим феноменом на старте XXI столетия становится возрастающая доходность, когда дополнительные инвестиции и разумное управление интеллектуальной собственностью вызывают экспоненциальный рост прибыли.

Мы узнаем, что мышление в стиле «или...или» — это ловушка, что проблему компромиссов можно исключить и что отношение «не только... но и"— самый лучший катализатор творчества; что число путей к неудаче не поддается исчислению, но при этом существует множество путей к успеху; что противоположностью великой истины бизнеса является... другая великая истина бизнеса.

И, наконец, законы силы убедят вас в том, что бизнес — это лотерея, что только искусные игроки могут все время выигрывать, но в то же время бизнес — это цепь взаимосвязанных сделок, основанных на принципах сотрудничества, лояльности, последовательности операций, взаимной выгоды и сохранения репутации; что получение максимальной прибыли и удовлетворение нашего самолюбия заставляют нас забыть о

краткосрочных эгоистических интересах и сотрудничать с самыми лучшими кооператорами. Землю унаследуют не кроткие и не агрессивные — она достанется тем, кто умеет сотрудничать. Все это не выбранные наугад идеи, не гипотетические интерпретации и уж тем более не безумные экстраполяции научных гипотез. Это тщательно обоснованные выводы из научной теории и практических исследований мира бизнеса, осуществленные в рамках довольно нестандартной системы взглядов, в основание которой были положены законы силы. Главное преимущество этой системы в том, что она стыкуется как с господствующими научными подходами, так и с реальностью бизнеса. Кроме того, она предлагает вполне определенный план эффективных действий, ведущих к успеху. И еще одним ключевым преимуществом является способность новой системы приспособиться к традиционной «механистической» точке зрения на науку и бизнес, которые не раз уже доказывали, что способны на многое.

^ У старого режима есть своя ниша

Очень важно иметь сбалансированную точку зрения на перемены в науке XX века и на то, как бизнесу следует реагировать на эти перемены.

Если каким-то невероятным образом у нас останется только наука XX века и ничего из наследства Ньютона, мы все сразу обеднеем в плане глубины и силы мышления и лишимся значительной части нашего богатства. Науки Ньютона хватило бы для того, чтобы доставить людей на Луну и обратно, а для большинства практических целей неточностями его физики можно благополучно пренебречь. То, что мелкие, неодушевленные частицы ведут себя вовсе не по-ньютоновски, это правда, но это не мешает нам строить мосты, как мы строили их в дни, предшествовавшие квантовой теории. Логика говорит, что истина непостижима и субъективна, но нам не следует вести себя в повседневной жизни так, словно между правдой и ложью нет никакой разницы. Мир, чья наука ограничена теориями относительности, квантов, систем, хаоса, сложности и современ-

ной генетикой, оказался бы странным и негостеприимным местом. Земля стала бы похожей на кошмарную планету Дугласа Адамса, где он собрал всех высокооплачиваемых людей, таких как консультанты по менеджменту, специалисты по контактам с прессой и политики, которые в действительности не умеют делать ничего.

В науке не обойтись без «старого хлама». Нам нужны инженеры, химики, физики и врачи старой закалки. Нам необходимы механистическое мышление, анализ и вера в здравый смысл.

Эти же вещи необходимы нам и в бизнесе. Нам нужны наши бухгалтерские балансы и бюджеты, старомодное целевое управление, наше планирование и мониторинг, а также вера — иллюзорная или реальная — в нашу способность управлять своей судьбой.

Достоинство новых научных взглядов в их точности и в понимании того, как работает Вселенная. Похоже, что, даже если бы эти взгляды были менее привлекательными, у нас нет причины вести себя подобно страусам. Однако в понимании есть свой минус — оно может парализовать, заставить сдаться, не дав начать. Значительными преимуществами науки Ньютона являются ее активность и оптимизм: она вдохновляла и вдохновляет огромные массы обычных людей на достижение выдающихся результатов. Управление было сторожевой собакой: Вселенную можно было понять и контролировать.

Мы знаем, что такой контроль невозможен, — у Вселенной собственный разум, и любые наши попытки навести в ней порядок и подчинить себе кажутся ей нелепыми. Но попытаться все же следует! Фатализм или излишнее laissez-faire (невмешательство) не приведут нас туда, куда мы стремимся. Изощренная антиньютоновская философия гораздо менее полезна, чем примитивная ньютоновская.

Позвольте мне проиллюстрировать сказанное, перепрыгнув в конец книги к одной из концепций, родившихся из теории сложности, — к самоорганизации. Эта теория раскрывает ошеломляющую и неоспоримую тенденцию сложных систем, таких как города, экономические уклады или человеческие тела, к построению самих себя из нескольких более простых частей или

ранних стадий. Они осуществляют это в соответствии с конкретными типичными моделями, которые повторяются, с незначительными вариациями, до бесконечности.

Нельзя отрицать, что организации в бизнесе устроены по тому же принципу: это самоорганизующиеся системы. Следовательно, упрощенный, модернистский подход может заключаться в том, чтобы предоставить предприятиям возможность самим себя организовать. И в этом есть свой резон. Любой, кто пытался составить команду в соответствии с предварительным планом, определяющим роли каждого участника, знает, как трудно это осуществить. Гораздо проще сказать команде, что делать, и предоставить людям право самим распределить роли и определить способ достижения цели.

И все же экстраполяция такого либерального подхода на целую организацию — под тем сомнительным предлогом, что если так поступает природа, то и мы должны последовать ее примеру, — скорее всего окажется неэффективной. Если предоставить организацию самой себе, она сформируется достаточно эффективно — но в своих собственных интересах. Она не будет делать то, чего ждут от нее владельцы или лидеры. Точно так же она окажется бесполезной с точки зрения общества. Самоорганизующиеся системы имеют обыкновение увеличиваться в размерах и обрастать жиром, что сильно затрудняет достижение поставленных перед ними экономических целей. Согласен, мой критицизм порожден старомодным, ньютоновским, механистическим мировоззрением: это часть идеологии контроля и рациональных целей. Но если меня обвинят в потакании этой идеологии, я с радостью признаю свою вину. Идеология контроля и целей — это один из видов расплаты за прогресс.

^ Избавьтесь от устаревших моделей мышления

Ученые, применяющие методы современной математики, теорий относительности, квантов, систем, хаоса и сложности, занимают видное положение в своих областях. Вряд ли им суждено познать абсолютную истину, но они находятся ближе всех

к пониманию того, что происходит и, до известной степени, как и почему. Но как быть остальным, тем из нас, кто пытается спланировать свою жизнь в целом и деловую карьеру в частности? Мы оказались подсадными утками. Нам остается не понимать, что происходит, смотреть, как пропадают даром наши усилия, дергать за рычаги, которые не работают, и совершать поступки, приводящие именно к тем последствиям, которых мы больше всего боимся. Мы работаем в мире XXI века, используя модели мышления XIX столетия, и действуем, как велят наши гены, которые, может быть, не менялись с каменного века*.

И все же выход есть. Если мы сможем понять немногочисленные законы силы и если сумеем поставить эти законы себе на службу, то увеличим нашу эффективность во много раз.

Вселенские законы силы подобны ветрам. Когда мы плывем под парусами, то должны использовать ветер, потому что на яхте нет других источников энергии. Но опытный мореход не позволяет ветрам сбить яхту с курса. Она продвигается вперед даже при встречном ветре. У капитана есть карта. У него есть цель, расположенная не там, куда дует ветер. Он меняет галсы, лавирует, двигается зигзагом, но каким бы извилистым и медленным ни было его продвижение вперед, он все равно благополучно приведет яхту в порт.

У нас нет других источников силы, кроме тех, что предоставляет нам Вселенная, включая наши собственные разум и инстинкты. Мы должны изучить законы силы, независимо от того, управляют они малыми частицами, огромными планетами или нашим собственным поведением. Но затем мы не станем говорить: «Молодцы, ребята!». Мы уважаем законы. Мы понимаем, когда они могут расстроить наши планы. Мы запрягаем их силу творческими способами. Но ни рабской покорности, ни культа законов у нас нет. У нас есть собственный внутренний свет, направляющий наши неуверенные шаги даже тог-

* Новая наука эволюционной психологии утверждает, что мы по-прежне-му «жестко запрограммированы» на жизнь в саваннах и что наши эмоциональные реакции, которые как нельзя лучше подходили к жизни 200 000 лет начал, совершенно не подходят для сегодняшней действительности. И все же существуют доказательства того, что мы можем переписать нашу программу (см главу 4).

да, когда мы понимаем, насколько трудно менять привычную программу действий.

Нам необходима хорошая порция ньютоновской механики, картезианской веры в причину, гиббоновской веры в способность человека к совершенствованию, дарвиновской веры в эволюцию, марксистской веры в способность людей преобразовать общество, и фрейдистской веры в нашу способность управлять своими эмоциями — всех вер, которые интеллектуально недоказуемы, по крайней мере, в своих экстремальных формах — в сочетании с пониманием и использованием самых фантастических и тонких сфер современного знания.

Ну что ж, начнем!

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32

Похожие:

Благодарности iconСодержание выражение благодарности
Урок инвестора №4: инвестирование — это план, а не объект или процедура
Благодарности iconБлагодарности 6 введение 7
Меры предосторожности необходимые при истолковании поведенческих признаков обмана 113
Благодарности iconОглавление введение 6 благодарности 9 сокращения и обозначения 10
Отличие люцидных сновидений от ос. Круги в сновидении 43 Как отличить спрайта от сновидящего в ос? 43
Благодарности iconСодержание предупреждение благодарности введение
Причины болезней: нарушения во внутренних органах и закупорка энергетических каналов в брюшной полости
Благодарности iconБлагодарности
Тиму Бэйтсу из «Поллингер лимитед» – за его бесценное руководство и советы, а также остальным сотрудникам за их помощь и доброжелательное...
Благодарности iconВыражение благодарности Предпринимательство это призвание, как в...

Благодарности icon"Откровенные рассказы странника духовному своему отцу"
Бог дал поскорее умереть и изливаться в благодарности у подножия Его в мире духов
Благодарности icon"Откровенные рассказы странника духовному своему отцу"
Бог дал поскорее умереть и изливаться в благодарности у подножия Его в мире духов
Благодарности iconВолонтерского объединения
Каждый волонтер или волонтерское объединение предоставляет отчет о добровольческой деятельности, включающий подтверждающие документы...
Благодарности iconА. Долинин три заметки о романе Владимира Набокова «Дар»{351}
В первой главе «Дара» его герой Федор Годунов-Чердынцев сочиняет стихотворение, в котором он обращается к потерянной им России со...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница