Губернатору Иркутской области


Скачать 195.51 Kb.
НазваниеГубернатору Иркутской области
Дата публикации05.06.2013
Размер195.51 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Экономика > Документы
Губернатору Иркутской области

Сергею Владимировичу Ерощенко

Уважаемый Сергей Владимирович!
Вот уже почти три десятка лет, как наша страна находится в перманентном состоянии реформирования. Уже почили в обоз истории многие реформаторы, сменилась власть, государственное устройство, социально-экономическая формация, ушли из жизни миллионы людей, так и не дождавшись обещанных квартир, светлого будущего, экономического процветания, технологического прорыва, увеличения продолжительности жизни и повышения ее качества, а реформам не видно конца. Складывается ощущение, что целью подавляющего числа реформ становятся сами реформы, в которых процесс важнее результата, тем более что процесс дает возможность практически безнаказанно и бесконтрольно распоряжаться бюджетными деньгами, а результат лишает такой возможности. В этом случае результатом реформы становится… очередная реформа. Но стоит на миг остановиться, оглядеться и попытаться ответить на вопрос: «Чего же мы достигли за эти годы?» Есть официальная версия такого ответа. Ее все знают и цитировать ее смысла нет. А есть рейтинги, разные рейтинги, которые позволяют как-то определиться в оценках и понять, где мы сейчас, кто мы сейчас.

По разным источникам можно получить такую информацию о месте России в современном мире: 1 место в мире по абсолютной величине убыли населения, по количеству самоубийств среди пожилых людей, детей и подростков, числу пациентов с заболеваниями психики, по объёму потребления героина, по потреблению спирта и спиртосодержащей продукции, 43-е место по конкурентоспособности экономики, 51-е место среди наименее коррумпированных стран, 57-е место по качеству жизни, 62-е место по уровню технологического развития, 65-е место по уровню жизни, 71-е место по уровню развития человеческого потенциала, 127-е место по показателям здоровья населения, 134-е место по продолжительности жизни, 159-е место по уровню политических прав и свобод, 175-е место по уровню физической безопасности граждан, 182-е место по общему коэффициенту смертности среди 207 стран мира.

Не правда ли, есть над чем задуматься? Однако даже такие неутешительные результаты не дают повода говорить о необходимости «закрытия» России или присоединения ее к более эффективным и благополучным странам. Согласитесь, что это выглядело бы абсурдно.

По оценкам Legatum Institute общий рейтинг России в 2011 г. в рейтинге стран мира – 59-е место (из 110 стран), по экономическим показателям Россия занимает 72 место, возможность предпринимательства – 50-е место, эффективность управления страной – 96-е место, по уровню здоровья – 42-е место, рейтинг безопасности – 82-е место, свобода граждан – 87-е место, качество образования в России – 34-е место. Средняя продолжительность жизни в России - 60 лет (в развитых странах 70-75 лет).

Простой анализ показывает, что по сравнению с остальными показателями с образованием у нас все боле менее благополучно. Остальные показатели потрясают и говорят сами за себя. По сути, образование в представленной системе измерений на данном этапе является тем элементом, который удерживает всю систему в удовлетворительном состоянии.

И вот на этом фоне Минобрнауки РФ решил не отставать от мировых трендов и, вооружившись «современными» «инновационными» технологиями мониторирования, провел свое исследование, которое прогремело на всю страну как взрыв, который, на наш взгляд, должен был быть воспринят обществом, а главное, властью на данный момент как террористическая угроза №1 в России. Но пока этого не произошло. Общество, по всей видимости, еще не осознало величину угрозы, ее явные, а главное, скрытые опасности. И дело здесь не в украденных миллиардах, тут дело куда серьезнее, поскольку речь идет о судьбе страны, о ее интеллектуальном генофонде, стратегии выживания страны в целом и о тех принципах, на которых будет строиться ее будущее. Как говорится, тут уже «не о кошельке надо думать, а о животе». Но обо всем по порядку.

Официально рейтинг был обнародован 1 ноября 2012г., в нем приняли участие (не добровольное, надо сказать) свыше 540 государственных вузов и около 1000 филиалов. Негосударственные вузы по каким-то не совсем понятным причинам не оценивались. Рейтинг в целом составлялся на основании 50 параметров, но реально оценка была осуществлена лишь по пяти (критерий их выбора ни ясностью, ни логикой, ни прозрачностью не отличается, т.е. действует привычный принцип: «как я сказал (в данном случае «сказало»), так и будет!») И в итоге у 136 вузов и 450 филиалов были выявлены признаки неэффективности. В том числе в этот список попали и наши вузы: ИГМУ, ИрГСХА, ИГЛУ и наша Восточно-Сибирская государственная академия образования.

Центральные СМИ не сразу обратили внимание на эту информацию, поскольку активно отрабатывали тему лихих хищений в министерстве обороны, смаковали очередные скандалы, связанные с неадекватными действиями тщательно отобранных в ходе аттестации с использованием самых передовых технологий оценки сотрудников прореформированной полиции, копались в личной жизни звезд и т.д. Местные же СМИ вовсю порезвились и поглумились на заданную тему, зачастую давая неточную или искаженную информацию: в одночасье вузы, в деятельности которых по результатам мониторинга были выявлены признаки неэффективности, чудесным образом перенеслись в категорию «неэффективных», затем они уже именовались не иначе, как «вузы-двоечники», а студентам этих вузов вовсю высказывалось сочувствие и явно предлагалось впасть в панику и готовиться к худшему, в некоторых СМИ абитуриентам даже настоятельно рекомендовалось не рассматривать эти вузы для поступления. Налицо попытка дестабилизации и без того непростой ситуации в обществе, в регионе, нагнетание катастрофических настроений, подтасовка фактов, их вольная интерпретация, а в ряде случаев и явная фальсификация и измышления. В этой ситуации социальная безответственность Минобрнауки и его недальновидность просто поражают. Воистину «не ведаем, что творим».

В этой провокационной ситуации не только люди, но и вузы повели себя по-разному. ИГЛУ активно включился в процесс выражения возмущения и негодования по поводу своего назначения в число неэффективных. Остальные вузы (ВСГАО, ИГМУ, ИрГСХА) взяли тайм-аут и ограничились только интервью, которые дали руководители вузов. Мы искренне полагали, что рейтинг носит предварительный оценочный характер, что он будет совершенствоваться и дорабатываться, что по результатам рейтинга вузам будут даны рекомендации по повышению их эффективности, которые необходимо будет учитывать при прохождении официальных аккредитационных процедур. Однако Минобрнауки придало этому рейтингу особый статус, который официально нигде не закреплен и не прописан и на его основе решило провести, по сути, хирургическую операцию по «удалению» неэффективных, согласно этому очень сомнительному рейтингу, вузов. Такое развитие событий, конечно, взволновало наш коллектив и представляется нам, по меньшей мере, очень странным, нелогичным, неправильным и несправедливым.

В этой ситуации Вы, Сергей Владимирович, оперативно среагировали на сложившуюся ситуацию, организовали и провели встречу с ректорами вышеназванных вузов и, как нам кажется, проявив мудрость, дальновидность и смелость, четко и однозначно определили свою позицию: поддержать вузы в этой непростой ситуации и ходатайствовать перед Минобрнауки РФ об их сохранении в статусе самостоятельных учебных заведений. Наш коллектив воспринял эту информацию весьма позитивно.

На заседании рабочей группы межведомственной комиссии Минобрнауки РФ 13.11.2012, где обсуждался вопрос о дальнейшей судьбе иркутских вузов, в отношении ИГЛУ и ВСГАО однозначного решения принято не было, более того, как нам стало известно, было рекомендовано в отношении наших вузов произвести процедуру присоединения к ИГУ. Такое развитие событий представляется нам крайне неудачным, неправильным и даже опасным, причем не только для самих вузов, но и для области в целом.

В этой связи мы обращаемся к Вам, Сергей Владимирович, как к губернатору Иркутской области, как к защитнику ее интересов, как к земляку, как к умному и дальновидному управленцу. Мы надеемся, что наши доводы будут услышаны, адекватно восприняты и в отношении наших вузов, как и других достойных вузов России, которые оказались волею чиновников от минобрнауки в «черном» списке, не будет совершена преступная несправедливость.

Даже самый поверхностный анализ списка эффективных и неэффективных вузов позволяет выявить ряд парадоксов. Парадокс первый состоит в том, что в числе как эффективных, так и неэффективных вузов по версии министерства оказались как большие, так и совсем маленькие вузы; вузы, имеющие долгую историю своего существования, и недавно появившиеся; экономически крепкие, состоятельные и явно слабые вузы; но, главное, что в списке неэффективных оказались весьма благополучные, крепкие вузы, играющие в своих регионах значимую образовательную, социальную и культурную роль, имеющие реальные достижения и достоинства, весьма конкурентоспособные и обладающие реальным потенциалом для дальнейшего развития. К таковым, в частности, мы относим нашу академию.

Второй парадокс состоит в том, что в числе эффективных филиалов оказались те, которые находятся в стадии ликвидации. В частности, таковым оказался наш Усть-Илимский филиал, в отношении которого ведется подготовка к закрытию. В этом случае, может, не стоит торопиться и, пока не поздно, остановить процесс? Но ведь само министерство ранее настаивало на закрытии большинства филиалов как неэффективных, а теперь что получается? Где логика?

Третий парадокс выразился в том, что наибольший удельный вес в перечне неэффективных оказался у вузов, имеющих отношение к образованию, медицине и культуре, т.е. вся социальная сфера. А это уже больше похоже то ли на методологическую ошибку в расчетах, когда одними и теми же мерками оцениваются совершенно разные, не сопоставимые объекты, то ли на социальный заказ по опорочиванию и дискредитации указанных типов вузов. Д.А. Медведев, будучи на посту президента, неоднократно говорил о перепроизводстве кадров юристов и экономистов, о том, что надо переориентировать систему образования с этих специальностей на другие, более нужные обществу. А мониторинг показал, что ни одного юридического и экономического вуза в числе неэффективных не оказалось. Заблуждался, видимо, господин экспрезидент, не тех клеймил и подвергал обструкции. Так что теперь можно смело продолжать штамповать юристов и экономистов, но уже с утроенной энергией и в еще большем объеме. Мы не готовим указанные категории специальностей и не планируем этого делать, поскольку, во-первых, у нас в регионе есть кому этим заниматься, а во-вторых, мы считаем, что наши выпускники – учителя начальной школы, преподаватели-предметники, воспитатели детских садов, психологи, логопеды, дефектологи, учителя музыки, учителя рисования, физкультуры и т.д. – это очень и нужные и востребованные в регионе и за его пределами специалисты, от которых во многом зависит, как будут развиваться наши дети, какое образование получат, каков будет человеческий потенциал и капитал региона и, в конечном счете, как будет развиваться наша область и страна. Если этого не понимают в министерстве образования, то это оценка эффективности, качества и ума министерства, а отнюдь не вузов.

Четвертый парадокс связан с тем, что как-то так совпало, что практически все неэффективные вузы располагаются в центральной части своих городов, занимают помещения и территории, обладающие повышенной рыночной привлекательностью. Остается ответить на вопрос: случайно ли это? Как показали события с министерством обороны, за благими побуждениями оптимизации инфраструктуры армии выявились явные личные корыстные интересы отдельных заинтересованных лиц. Выводы каждый сделает сам. В конце концов, это компетенция соответствующих органов – осуществлять необходимую проверку. Мы можем только размышлять на заданную тему. Но достаточно посмотреть на наши корпуса, на их местоположение и состояние – и становится очевидным, что они представляют большую финансовую ценность. Нам эти корпуса тоже нравятся, а главное – они нравятся студентам, их родителям. Банков и офисов в городе, нам кажется, вполне предостаточно, а вот учебных заведений становится все меньше и меньше.

Пятый парадокс заключается в том, что у министерства нет однозначного ответа на то, что делать с «неэффективными» вузами дальше. Предлагается три варианта: закрыть, присоединить, поддержать, т.е. профинансировать. Как Вы понимаете, это три большие разницы. Как будет приниматься решение – неясно, непонятно, непрозрачно. Речь идет о каких-то комиссиях, которые должны будут принять решения в отношении судьбы вузов, но что это за комиссии, кто их уполномочит на это, на какой юридической базе они действуют и принимают решения, насколько это законно – на все эти вопросы внятного ответа нет. А там где нет ясности, где есть «мутная вода», там появляется место для коррупции, для чиновничьего произвола. Более того, ни один нормативный документ не содержит информацию о мониторинге вузов как юридически правомочной форме оценки их деятельности. Существует процедура аккредитации, законодательно определены аккредитационные (критериальные) показатели, за которые вуз несет ответственность и которым должен полностью соответствовать, в противном случае у него изымается или не продлевается лицензия и он утрачивает право выдавать дипломы государственного образца и, соответственно, вести образовательную деятельность. Но по каким-то странным причинам в обход существующей практики и законодательства эти показатели игнорируются и вводятся новые критерии и правила оценки вузов. А это уже имеет признаки правового беспредела, превышения своих полномочий и явного беззакония. И возникает естественный вопрос: так все-таки мы с Вами живем в правовом государстве, где существует верховенство закона, или чиновникам от образования дозволено его нарушать? То, что президент распорядился провести оценку эффективности вузов, не дает права министерству образования нарушать существующее законодательство. В данном случае это уже вопрос к компетентным органам в отношении правомочности подобного рода действий и подмен. Кстати, несмотря на то, что ряд вузов периодически при проверке обнаруживает признаки несоответствия аккредитационным показателям, еще ни один вуз по этой причине не был закрыт или лишен лицензии. Тут тоже есть над чем задуматься. Наш вуз всегда успешно проходил все проверки, всем аккредитационным показателям мы соответствуем, претензий со стороны проверяющих органов не было и нет. Так почему же министерство образования упорно пытается нас уничтожить?

Шестой парадокс - это сами критерии оценки. По каждому критерию и о качестве их критериальности в СМИ уже много сказано критических замечаний. И много еще можно сказать, но обсуждение каждого отдельного критерия бессмысленно, поскольку тут есть один принципиальный вопрос: если изначально критериев 50 и каждый значим, то почему оценка велась только по этим пяти? Где обоснование? Научный подход или хотя бы понятная логика их определения? Каждый, кто имеет хоть минимальные представления о теории систем, о работе систем, понимает, что в любой системе есть совокупность обязательных элементов, без которых система существовать не может, и совокупность дополнительных, необязательных, сопутствующих элементов. Поэтому, чтобы оценить работу системы, необходимо вычленить ключевые обязательные элементы и учитывать их в совокупности, в том числе учитывать удельный вес каждого элемента и его вклад в общую эффективность работы системы. Деятельность любого вуза – это сложная многоуровневая многокомпонентная система, которая не может быть сведена к тем пяти критериям, которыми руководствовалось министерство образования при мониторировании, нарушая все известные законы и правила логического мышления. Если же каждый раз выбирать критерии с известной долей произвольности, в случайном порядке, то это всё-равно не будет являться объективизацией процесса оценивания и ничего хорошего из этого не получится. И здесь мы вплотную приближаемся еще к одному важному вопросу: а насколько компетентно проведен мониторинг, насколько он методологически обоснован и безупречен? Простой пример. Если вы оцениваете техническое состояние автомобиля, то вам не придет в голову сказать, что автомобиль эффективен, исправен и может двигаться, если вы не удостоверитесь в исправности всех систем и наличии всех необходимых для движения деталей, узлов и топлива. И не будем же мы считать автомобиль неисправным только на том основании, что у него нет ковриков, всего три двери и в нем эксперт испытывает приступ клаустрофобии. А в нашем случае эта логика выборочного анализа почему-то активно применяется, причем на государственном уровне: и похоже, что в минобрнауке за идиотов и нас держат (построимся и дружными рядами согласимся с любой дурью и бредом и понесем свои головы на плаху), и президента, который, скорее всего, не будет вникать в нюансы, а будет судить по конечному результату, представленному министерством в виде сухого остатка цифр. А в результате в проигрыше окажется вся страна.

Если вдуматься, то предложенный мониторинг – это не что иное, как «инновационная» технология расправы над неугодными вузами, поскольку его методологический принцип до безумия прост: высчитывается среднее значение по рассматриваемому показателю на момент мониторинга и 20% вузов автоматически маркируются, точнее сказать, клеймятся как неэффективные, независимо от того, каков реальный уровень этого показателя (реально может случиться так, что у всех сравниваемых вузов он достаточно высок, т.е. соответствует аккредитационным показателям, а может быть, и наоборот). А из 50 показателей всегда можно выбрать такие, которые позволят неугодный или неудобный вуз репрессировать одним из трех способов. При этом третий способ особенно интересен – финансовая поддержка вуза. Интересно, кто окажется в числе тех «несчастных», к кому будет применена эта репрессивная процедура? И по каким критериям одних будут закрывать или присоединять (что, по большому счету одно и то же), а другим давать дополнительное финансирование? И опять возникает устойчивое ощущение, что коррупция где-то рядом, поскольку есть на чем погреть руки и поживиться.

Нам представляется, что налицо явная манипуляция общественным сознанием, признаки явного мошенничества, подтасовка фактов, подмена тезисов: вначале проводится мониторинг по «мутным» критериям, затем объявляется рейтинг, где вузы делятся на «хорошие» и «плохие», т.е. с признаками неэффективности, потом каким-то странным образом эти вузы начинают обозначать как «неэффективные», в СМИ их начинают называть не иначе, как «двоечники», а дальше трюк из арсенала наперсточников – в выступлении министра образования и науки РФ Д. Ливанова в Государственной Думе РФ 14.11.2012 каким-то странным образом образовалась связка: «вузы (как государственные, так и негосударственные), в которых есть взяточничество и плагиат, которые снижают уровень высшего образования и которые, соответственно, необходимо убрать с рынка» и «неэффективно работающие государственные вузы и их филиалы по результатам мониторинга». Но в критериях мониторинга эти данные никоим образом не отражены и не упоминаются, т.е., получается, измеряли и оценивали одно, а в уме держим другое, точнее, на вузы, которые попали в «черный» список навешиваем всех собак – плагиат, продажа дипломов, низкое качество образования, взяточничество и мн. другое, и одним ударом решаем все проблемы: отчитываемся перед президентом, что неэффективные вузы извели, взяточничество и коррупцию победили, с плагиатом разобрались и т.д. Вот такие мы «молодцы»! И неважно, что одно с другим никак не связано, что борьба с коррупцией в сфере образования – это очень сложная задача, требующая как законодательного, так и правоприменительного решения, что коррупционная составляющая прячется не только в вузовских, но и в министерских коридорах, что нужно проявить волю, мужество, смелость, чтобы начать бороться с этим явлением. Важно, что можно отчитаться на бумаге, получить заслуженную награду и спать спокойно сном нашкодившего, но непойманного ребенка. Очень похоже на реализацию принципов геббелевской пропаганды на практике. И очень неприятно, что такими грязными приемами пользуются те, кто должен являться образцом честности, порядочности, нравственности. В отношении нашего вуза можем сказать, что в вузе созданы условия нетерпимого отношения к коррупции, административно-хозяйственная деятельность вуза, учебный процесс и работа со студентами строятся на принципах открытости, прозрачности, ответственности и, главное, верховенства закона.

Также обращаем Ваше внимание, Сергей Владимирович, что, несмотря на то что по официальному заявлению Минобрнауки решение о судьбе вузов, имеющих признаки неэффективности, должно быть принято в середине декабря, уже сейчас в действиях министерства просматривается непоследовательность, подход с позиций двойных стандартов и обнаруживается поле для коррупционного маневра. В «Российской газете» от 14.11.2012 приводится цитата из выступления министра Д.Ливанова, в которой он говорит о том, что в отношении реформируемых вузов критерий их неэффективности учитываться не будет. А что это за реформируемые вузы? Мы тоже постоянно реформируемся, и не по своей воле. В прошлом году мы в рамках эксперимента в числе пяти российских вузов переходили на новую систему финансирования. Второй год, как и все вузы, мы реформируемся – переходим на ФГОСы. Мы тоже реформируемый вуз.

Другой пример: 13.11.2012 в «Российской газете» опубликована информация, что Забайкальский государственный университет уже исключили из списка неэффективных вузов. Как указывается в публикации, аргументом для исключения из этого списка стало то, что «оценка деятельности вузов Дальнего Востока и Сибири по показателю среднего балла ЕГЭ не может быть объективной в связи со значительным оттоком хорошо подготовленных абитуриентов в центр страны. Проблема оттока населения не вина вузов». Мы полностью согласны с этим тезисом, однако в отношении других вузов Сибири, Забайкалья и Дальнего востока клеймо снято не было. Где же логика?

Вам, как местному жителю, хорошо известно, что некогда Иркутская область в экономическом, культурном и образовательном плане была весьма мощным регионом – экономический потенциал был огромен, проблемы занятости населения практически не существовало, динамично развивались как добывающие, ресурсные отрасли, так и производство, обработка, сфера услуг и образования. В наших вузах, которых, кстати сказать, было гораздо больше, чем сейчас, был большой конкурс, с радостью и надеждой сюда приезжали учиться как наши соотечественники из разных уголков Советского союза и России, так и иностранцы (Индия, Вьетнам, Монголия, Китай, Афганистан и мн. др.). Иркутское образование дало мощный толчок и способствовало развитию образования (технического, гуманитарного, медицинского, военного и т.д.) во всем регионе Сибири, Забайкалья и Дальнего востока, способствовало формированию научной интеллигенции в нашей стране и за ее пределами. Но, к сожалению, «золотой век» Иркутской области остался в анналах истории, и в настоящее время речь идет, ни много и ни мало, о сохранении Иркутской области хотя бы на минимальном уровне привлекательности для проживания населения. Перед Вами, как перед губернатором, стоят непростые задачи. Промышленность области в упадке, добывающие и перерабатывающие отрасли, в большинстве своем, работают на центр, а не на область, миграционные настроения очень сильны, происходит уже все более явная экспансия китайского населения на нашу территорию, периферия области вымирает и деградирует, демографические показатели весьма тревожные и демографический прирост не компенсирует убыль населения в связи с миграцией и смертностью, состояние здоровья населения весьма удручающее, в отношении области явно просматривается колониальная, а не федералистская политика центра. Если не принимать серьезных мер, не реализовывать реальные, а не бумажные стратегические планы по развитию Иркутской области, то сценарий ее дальнейшего существования весьма печален. И в этой ситуации, как нам представляется, вузам региона принадлежит особая роль – они притягивают молодых людей и аккумулируют их в регионе, они готовят региональную интеллигенцию (медицинскую, педагогическую, сельскохозяйственную и др.), без которой существование территорий области немыслимо и обречено на гибель. Задача сохранения территориальной, экономической и культурной целостности страны стоит остро как никогда, поскольку существует явный дисбаланс (диспропорция) между величиной территории и количеством дееспособного населения, которое к тому же имеет тенденцию к сокращению (эмиграция и миграция, смертность, заболеваемость, в т.ч. психическая, суициды, алкогольная и наркотическая зависимость, курение, плохие экологические условия и т.д.). Стоит отметить, что вузы Иркутска имеют свои традиции, которые складывались десятилетиями, каждый вуз имеет свою систему управления и организации учебного процесса, соответствующие специфике реализуемых образовательных программ, каждый вуз ориентирован на свой сектор рынка труда, наличие нескольких вузов отвечает потребностям региона и прилегающих территорий в разнообразных профессиональных кадрах, обеспечивает необходимую степень диверсификации образовательных услуг и возможность их выбора из нескольких реальных альтернатив, а не из монопольного источника. Вузовское образование в регионе, формирующее культурный слой образованного населения, является реальной альтернативой криминальной культуре в регионе, традиции которой у нас достаточно сильны. Покушаясь на вузы, дестабилизируя ситуацию с высшим образованием в регионе, провоцируются и без того негативные процессы вовлечения молодежи в асоциальные и криминальные сообщества, тоталитарные секты, не реализующая себя молодежь попадает в зону риска злоупотребления алкоголем и наркотическими веществами. Кто поумнее и побогаче уедут в центральные регионы страны или за рубеж, а оставшийся человеческий капитал будет деградировать и вымирать. В этой ситуации для обеспечения нужд производства (преимущественно в добывающей и обрабатывающей промышленности и сельском хозяйстве) будут все в большей степени привлекаться мигранты из стран СНГ и особенно Китая, процент коренного населения неуклонно будет уменьшаться, и, как следствие, экспансия китайского, по преимуществу, населения из де-факто может перейти в де-юре, а это уже угроза национальной безопасности и территориальной целостности России. В этом случае счет потерь государства уже будет исчисляться не миллиардами, а триллионами рублей. Об этом чиновники из Минобрнауки почему-то не думают, не просчитывают, а методично ведут свою подрывную деятельность на вверенной территории. И результаты не могут не поражать. По состоянию на начало 1990-х г. 104 педагогических вуза входили в компетенцию Министерства просвещения России. После объединения Министерства с Госкомитетом науки и образования на их основе нынешнего Министерства образования и науки 60 педагогических вузов были ликвидированы. По результатам мониторинга из 44 пока сохранившихся вузов признаны неэффективными 31. Таким образом, пока имеют право на существование 12 педвузов. Если столь чудовищная динамика сохранится, то профессиональное высшее педагогическое образование как таковое будет ликвидировано. По авторитетному заключению члена-корреспондетна РАО, директора Центра образования № 109 Е. Ямбурга «слияние педагогических институтов с классическими университетами … привело к сокращению часов, отводимых на психолого-педагогические дисциплины и минимизации стажировок. Но такой подход равнозначен лишению будущих врачей клинической практики».

Стоит также внести в актив Минобрнауки и «убийство» психологического образования, поскольку делается все для того, чтобы в школах были сокращены существующие ставки психологов и педагогов-психологов, а имеющиеся центры психологической помощи населению при существующей системе финансирования и отношения к ним просто не выживут.

Мы патриоты своей страны, своего региона, и нам, как и Вам, далеко небезразлична его судьба. Мы радеем за процветание нашей области, готовы и дальше прилагать все свои силы для укрепления ее позиций, ее разностороннего развития. Но без взвешенной разумной политики в области образования, мы уверены, вышеназванные проблемы решены быть не могут.

Другой важный аспект, который почему-то остается за кадром, - это этический. С больших трибун говорится о морали и нравственности, о духовном возрождении, о необходимости национального единения, о толерантности и ответственности, о взаимоуважении и т.д., а на практике морально-этическая сторона вопроса не учитывается. Каждый вуз, попавший в черный список, – это отдельная история. Но каждый вуз – это, прежде всего, люди, его сотрудники. И вот одним росчерком пера в категорию неэффективных попадают не только вузы, но и те научные школы, которые в этих вузах существуют, и ученые, имеющие признание у себя в регионе, в России, за рубежом; неэффективной объявляется вся деятельность вуза, несмотря на все достижения студентов в учебе, культурной, общественной, научной и спортивной деятельности, нивелируются все награды, благодарности, звания, которые само же Минобрнауки и присваивало «за выдающиеся заслуги…» и т.п., признается неэффективной вся воспитательная работа со студентами, все студенческие инициативы, совокупный труд преподавателей, достижения студенческого самоуправления, игнорируются реальные оценки со стороны партнеров и работодателей, благотворительная деятельность вуза и т.д. и т.п. Оценивать, конечно, надо, повышать эффективность – надо, стимулировать вузы к развитию и к повышению качества реализуемых образовательных услуг – надо. Но не надо клеймить, не надо порочить, не надо оскорблять и унижать. В конце концов, мы живем в условиях рыночной экономики и в рамках правового поля и ценим свой имидж, свою деловую репутацию, поскольку от этого во многом зависит, как будет существовать вуз, кто в него придет учиться, как к нему будут относиться. И в этом отношении по вузам, отнесенным к категории неэффективных, был нанесен мощный и акцентированный удар, что, несомненно, нанесло вузам и их сотрудникам моральный ущерб, опорочило их деловую и профессиональную репутацию. В этих условиях есть все основания обжаловать действия Минобрнауки в судебном порядке и отстаивать свою деловую репутацию, профессиональную честь и личное достоинство. А тем вузам, которые попали в число эффективных, стоит насторожиться, поскольку в следующий раз уже они могут оказаться под ударом на основании какого-нибудь надуманного критерия. В этой связи должны сказать, что преподаватели и сотрудники нашего вуза, студенты, магистранты, аспиранты крайне возмущены сложившейся ситуацией, считают себя незаслуженно оскорбленными такой непрофессиональной и тенденциозной оценкой и готовы к решительным действиям, если ситуация не будет иметь адекватного, законного и разумного решения.

Уважаемый Сергей Владимирович, Ваш предшественник на посту губернатора при встрече с Ученым Советом академии в июне 2011 г. задал вопрос: «В чем, по нашему мнению, заключается национальная идея России?» Наша позиция и тогда, и сегодня: это та идеологема, которая только и может сформироваться, когда, подпитываясь снизу, из глубин народного сознания, находит некое лаконичное по форме, но объединительное по содержанию выражение. Пока же мы убеждены: долг каждого из нас – профессионально и качественно делать свое дело. Причем делать и с желанием, и с оптимизмом. И если такой настрой станет настроем если не всех, то хотя бы большинства, тогда только и возможны и национальная идея, и позитивные результаты. Сегодня же мы вынуждены констатировать: власть недооценивает того факта, что движителем наших действий является наше же умонастроение, в том числе и степень нашего доверия к власти.

Вам же, Сергей Владимирович, верим, потому к Вам и обращаемся: Сибирь, Иркутская область должны отстоять и сохранить кузницу учителей и педагогов – Академию образования!

Члены Ученого Совета

ФГБОУ ВПО «Восточно-Сибирская

государственная академия образования»

15.11.2012 г.

Похожие:

Губернатору Иркутской области iconПоложение о проведении молодежного конкурса творческих работ в области...
«Союза кинематографистов России» в партнерстве с Иркутским кинодвижением и огаук “Иркутский областной кинофонд” при финансовой поддержке...
Губернатору Иркутской области iconКонкурс организуется в рамках реализации проекта «сами с истема а...
Иркутский областной комитет общероссийской общественной организации «Российский Союз Молодежи» при поддержке Правительства Иркутской...
Губернатору Иркутской области iconОбращениие к губернатору архангельской области орлову и. А. От жителей...
Просим всех, кому не безразлична проблема наркомании, ставить "мне нравится" и "рассказать друзьям". Это будет ваша подпись в обращении...
Губернатору Иркутской области iconГубернатору Калининградской области Цуканову Н. Н
Агентство по охране, воспроизводству и использованию объектов животного мира и лесов Калининградской области
Губернатору Иркутской области iconНациональный состав населения иркутской области

Губернатору Иркутской области iconМ. В. Бабичу Губернатору Пензенской области
Федерации, переданными для осуществления органам государственной власти Пензенской области, согласно которым органы местного самоуправления...
Губернатору Иркутской области iconЗнаменитый русский хирург Федор Григорьевич углов родился 22-го сентября...
Федор Григорьевич углов родился 22-го сентября (5-го октября по новому стилю) 1904 года в деревне Чугуево нынешней Иркутской области....
Губернатору Иркутской области iconС людянка город в Иркутской области, расположенный на юго-западном...
Участниками Форума станут жители города Слюдянка, приезжие волонтеры и специалисты в области добровольчества
Губернатору Иркутской области iconУчебно методическое пособие «Я вожатый ио спо»? Иркутск, 2006г
Барышников В. В. – председатель комитета по молодежной политике Иркутской области
Губернатору Иркутской области iconУчебно-методическое пособие «Я вожатый ио спо» Иркутск, 2006г
Барышников В. В. – председатель комитета по молодежной политике Иркутской области
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница