Возникновение отсталости и пути развития издательство «наука» главная редакция восточной литературы москва 1974 Под редакцией


НазваниеВозникновение отсталости и пути развития издательство «наука» главная редакция восточной литературы москва 1974 Под редакцией
страница9/39
Дата публикации16.03.2013
Размер7.46 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Экономика > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   39
Ю. К.) и из людей Нижнего Египта, а на 10-й год его царствования «выжато было вино из виноградников этого города и было его больше, (чем) в Джесджесе, и назначил для него (храма) садовников, хороших садовников из ментиу Азии» [цит. по: 132,

стр. 279]. Недаром Страбон подчеркивал, что в его время мероиты не занимались садоводством, и, «за исключением небольшого количества фиников в царских садах, они не имели древесных плодов» [42, стр. 756]. Это сильное преувеличение; однако вряд ли стоит сомневаться в значении «царских садов» как образца, которому следовало развитие садоводства и виноградарства в Нубии.

В Эфиопии особую заботу о расширении посевов и разведении садов при монастырях, служащих также временными резиденциями царей, проявлял негус Баэда-Марйам I (1468—1478). Хроника его правления рассказывает, что в .мятежной области Доб’а, на северо- востоке Эфиопии, населенной воинственными скотоводами, он '«выстроил храм во имя владычицы нашей Марии и насадил много апельсинов, лимонов, винограда; и сделал область Доб’а красивой царь наш Баэда-Марйам и накормил коней своих хлебом, как предсказал устами своими: „Не уйду из этой области, не вспахав поля, не посеяв хлеба и не накормив моих коней этим хлебом1'. И сотворил бог по слову его. Он повелел, чтобы было вспахано поле, чтобы посеяли хлеб и от этого хлеба накормили коней и мулов своих» [60, стр. 150; 45, стр. 95; ср. там же, стр. 98]. В другом месте хроника сообщает, что свой обет негус дал через 10 дней после праздника богоявления Иисуса Христа, после чего исполнил обряд крещения [60, стр. 147; 45, стр. 93]. Следовательно, посев и насаждение сада были произведены в разгар лета. Позднее, собрав урожай, Баэда-Марйам I отпраздновал Успенье богоматери (21 тере— 16 января) [60, стр. 150; 45, стр. 95]. После этого он повелел жителям Доб’а обрабатывать -поля и не брать в руки копья [60, стр. 150—151; 45, стр. 96]. Казалось бы, перед нами чисто политическая мера, вызванная стремлением перевести непокорных скотоводов-полукочевников на полную, делавшую возможным эффективный контроль над ними,

101


оседлость5. Однако в других местах хроника Баэда- Марйама I постоянно подчеркивает, что царь интересовался судьбой своих «насаждений», а приказывая вырубать лес на месте 'строящегося монастыря, он всегда велел оставлять дикие маслины. Хроника рассказывает также о том, как в монастыре Дебре-Берхан Баэда- Марйам «нашел куст розы, который посадил некогда своими руками в юности, когда находился со своим отцом в этой земле. Он облек его [одеждой] г е м д ж а» [60, стр. 152; 45, стр. 97]. Перед нами единственное историческое известие о цветоводстве в Эфиопии до XX в.

Главы храмовых и монастырских общин (часто египтяне и другие иноземцы) также проявляли заботу о введении новых культурных растений и развитии земледелия. Так было в древней и средневековой Нубии, в средневековой Эфиопии. Вот характерный пример. В эфиопском «Житии Аарона Манкерави» рассказывается, как Аарон и его последователи переселились из Северной Эфиопии в «землю Занго, что в Эстеране», к югу от р. Хаваш. Здесь они основали монастырь. Под руководством своего настоятеля монахи насыпали на скалы землю, провели оросительные каналы, посеяли пшеницу, бобы, горох, чечевицу, посадили миндаль и виноградную лозу, мандрагору и бананы. «И стала земля Занго в Эстеране садом, а была знойной пустыней» [43, стр. 140].

Недаром в эфиопских «Царских песнях» и «Житиях святых» неоднократно упоминаются лимоны, лук, виноград. Однако в эфиопской деревне, в отличие от нубийской, садовые и огородные культуры не прижились; нет абсолютно никаких данных о том, чтобы их разводили сами крестьяне. В таком «верхушечном» характере средневекового эфиопского садоводства, виноградарства и некоторых отраслей огородничества надо искать причины их исчезновения в новое время; только в_ наши дни они появляются снова, в основном вокруг городов.

5 Кочевники яцб'а так и ие перешли к прочной оседлости и продолжали кочевать на северо-востоке Эфиопии. В 1747 г. сщи совместно с азабо (азебу-галла) разорили область Эндерта, сожгли церкви и перебили священников. Император Ийасу II, как некогда его предок Баэда-Марйам I, совершил карательную экспедицию в область доб’а, которые бежали от него, оставив в руках эфиопских воинов весь свой скот i[286, стр. 456].

102


Животноводство

Очаги животноводства существовали во всех районах Африки, за исключением зоны лесов и районов, зараженных мухой цеце. Однако состав домашних животных и уровень развития животноводства были различны, изменяясь в общем с северо-востока на юго- запад.

В Северном Судане, Эфиопии, Сомали мы находим несколько пород крупного рогатого скота, принадлежащих к двум разным видам и еще двум подвидам, овец и коз, верблюдов, лошадей, ослов, а также собак (охотничьих), кошек, цивет; здесь выводили мулов, разводили кур и (в XIX —начале XX в.) страусов; было широко распространено пчеловодство, хотя в ряде -мест бортничество имело не меньшее, а порой и большее значение. Кроме того, к югу от Голубого Нила некоторые пароды, например буруи, менаджир, часть галла и др., разводят свиней.

Некогда свиноводство было распространено здесь повсеместно, как и на Ближнем Востоке, и лишь религиозные запреты привели к его исчезновению. (В лесные районы Западной Африки свиней завезли португальцы в XVI в.) На северо-востоке Африки религиями, запрещавшими употребление в пищу свинины, были древне- семитская 6, позднее христианство (в его коптском и эфиопском вариантах7), ислам и иудейство, а также христианизированные традиционные культы, как у ке- мант района оз. Тана, каффичо, омето и сидамо Южной Эфиопии, горных нуба и пр. Направление животноводства было в этих странах в основном мясо-молочным, причем в Нубии и на Эфиопском нагорье мясо домашнего скота сравнительно часто употребляли в пищу. Зажиточные слои населения здесь преимущественно питались мясом, а знатные амхара и тиграи в Эфиопии относились с презрением к овощам, дополняя мясо-молочную пищу лишь хлебом, медом, соусами и пивом. Употреблялись в пищу также различные

6 Исследовавший эту религию Д. Нильсен называл ее астральной древнесемитской религией.

7 Однако средневековые христиане Судана, как и их предки- мероиты, разводили свиней.

103




Молочные продукты, в том числе сыр и сливочное масло в сравнительно больших 'Количествах. На, употребление мероитами сыра и сливочного, а :не растительного масла специально указывал Страбон 142, стр. 756]; сливочное масло упоминается и в одной из древних эфиопских надписей (51, стр. 43].

Известно, что средневековые нубийцы дорожили породой своих домаш-них животных и что в XVII в. крупный феодал Сениара, вождь союза племен месеаламия, шейх Хасан ибн Хасуна (ум. в 1664 г.) с помощью своих многочисленных «рабов» вырыл 64 колодца, увеличил посевы и стада коров, причем «все его рабы были крестьянами» {55, стр. 244—245, § 132].

Далее на юг — в Южном Судане и странах Восточной и Южной Африки — скотоводство приобретает черты иного, хозяйственно-культурного типа (cattle complex англо-американских этнографов). Количество видов и пород домашних животных здесь резко падает: от пятишести до двух-трех у разных (Народов. Главное богатство скотоводов составляет здесь крупный рогатый скот; на втором месте по значению стоят козы (иногда вместе с овцами). Скот почти боготворят, не меньше, чем в древней Индии. Его забивают лишь в самых редких случаях, притом ритуальным образом: чаще употребляют в пищу животных, убитых молнией, дикими зверями или умерших по другим причинам. Мясо (говядину, а также часто и козлятину) вкушают с соблюдением строгого ритуала, причем предварительно постятся сутки- двое. Основную пищу составляют кислое молоко, отчасти свежее (его дают детям, иногда старикам и беременным женщинам), а также пиво, каша, у некоторых народов — рыба и дичь. Отдельные скотоводческие племена, превращавшиеся в привилегированные касты, как ватутси, бахима и др. в Межозерье, масаи в Кении и Танзании, равнинные сук на северо-западе Кении и др., вообще питались и питаются до сих пор исключительно молоком и простоквашей, с добавлением пива и мяса. Сливочное масло у этих народов применяется лишь для умащения тела, но не в пищу. Зато они питаются кровью своего скота, свежей (выпущенной из яремных вен) и сушеной. Больных животных лечат в специальных хижинах, что опять заставляет вспомнить Индию. Эстетические требования, предъявляемые к быкам и ко

104




ровам, уход за ними, внимание, уделяемое скоту, помыслы, обращенные к скоту,, и исключительное значение скота не только в хозяйственной, но и во всей общественной и обрядовой жизни пастухов Восточной Африки давно уже родили крылатую фразу, что они живут ради своего скота. Вместе с тем малая продуктивность скотоводства и примитивность его методов явно непропорциональны тому исключительному значению, которое имеет скот в общественной практике и общественном сознании этих народов.

На пространстве между зона-ми развитого скотоводческо-земледельческого комплекса Нильской Нубии и Эфиопского нагорья и примитивных скотоводов-земле- дельцев Южного Судана и Восточной и Южной Африки обитают различные по происхождению народы: беджа Нубийской пустыни, арабские племена к западу от Нила, борана-галла и соседние с ними народы Южной Эфиопии, туркана Северной Кении и Эфиопии, данакиль и сомалийцы Африканского Рога и др., занимающиеся кочевым и полукочевым скотоводством, иногда в сочетании с примитивным земледелием; количество видов домашнего скота у них более значительно, чем у южных соседей, но меньше, чем у народов долины Нила и Эфиопского нагорья. Пищу их составляют в основном молочные продукты, кровь скота, в небольшой степени— хлеб в виде лепешек, каша и пиво; мясо они едят чрезвычайно редко, за исключением очень состоятельных лиц. Многие обычаи и представления, связанные со скотом, роднят эти народы с восточноафриканскими скотоводами, хотя большинство из них смешанного по- луара'бского происхождения или исповедуют ислам.

Примерно таково же значение животноводства и для пастушеских народов Южной Сахары и Западного Судана. Навыки ухода за животными, их продуктивность, в основном молочный характер скотоводства, малое количество разводимых видов и пород'—все это роднит пастухов Западной Африки с их собратьями в Кордо- фане или пустыне Данакиль. То, что мясо они едят очень редко, поразило еще первых европейских путешественников. Так, знаменитый португальский историк Жуан ди Барруш сообщает о пребывании моряка Жуана Фернандиша у азенагов Мавритании (в 1447 г.): «Он жил вместе с ними, питаясь кореньями, злаками... а ког

105




да этих продуктов не хватало, то ели ящериц и саранчу, которых они сушили на солнце. В тех же случаях, когда во всем была нехватка, они довольствовались молоком домашних животных. Мясо они ели, только когда убивали дикого зверя или птиц. Только по праздникам иные забивали скот» [47, стр. 126].

Нигде в Тропической Африке скот не стригли и не использовали его шерсть для ткачества или валяния.

Чем дальше на юг, тем примитивнее становится в Западной и Центральной Африке животноводство, пока у лесных народов не остаются от всего разнообразия домашних животных Нубии и Эфиопии только собаки и куры.

Кроме Нубии и части Эфиопии, скот в Тропической Африке нигде не применялся для обработки почв. В сущности, соединение земледелия со скотоводством здесь ограничивалось использованием навоза для удобрения земли. В некоторых случаях (у народов Восточной, Центральной и Южной Африки) продуктивность скотоводства настолько мала, что исследователи выражают сомнение в том, разводится ли вообще здесь скот в каких-либо иных целях, кроме культовых, символических и эстетических.

Можно не сомневаться, что предки всех скотоводческих народов Африки, включая туарегов, масаев, гереро и готтентотов, первоначально занимались скотоводством в сочетании с земледелием. Однако соединение этих сфер хозяйствования в Тропической Африке (кроме Нубии и части Эфиопии) не было настолько органическим, как при плужном земледелии и стойловом содержании скота. Поэтому в доколониальной Тропической Африке мы наблюдаем разные стадии процесса отделения скотоводства от земледелия и разные ступени развития скотоводства. Одна лишь область нилотских и паранилотеких племен дает почти все стадии этого процесса. При этом степень отделения земледелия от скотоводства была различной в разных районах Африки, достигая предела на границе пустынь Северной, Восточной и Южной Африки и границе влажных тропических лесов. Здесь, особенно в Западной Африке и Межозерье, мы наблюдаем разделение труда между народами, занимающимися скотоводством и земледелием. Наблюдалась тенденция к сосуществованию земледельческих и ското-

106




водчееких общин, экономически связанных друг с другом отношениями обмена или данничества,— тенденция столь характерная для Западной и Центральной Азии, ставшая одним из важнейших факторов ее истории. В Тропической Африке эту тенденцию усиливали два обстоятельства: 1) незнание плужного земледелия, слабое соединение скотоводства с земледелием; 2) .«высыхание» континента, сужавшее возможности занятия земледелием.

Ремесла

Тропическая Африка не знала не только колеса, но и гончарного круга, в сущности, не знала технического применения круга вообще (колеса, гончарного круга, мельницы и пр., за исключением нории в Нубии).

Глиняная посуда производилась вручную весьма различными способами. Гончарство не было известно лишь в некоторых лесных районах, где не было глины. Не знавшие гончарства, или, вернее, утратившие его, лесные племена пользовались сосудами из дерева и калебас. Производство калебас, распространенное почти по всей Тропической Африке, представляло собой прекрасный пример соединения земледелия и ремесла. Их производство, как и ручное изготовление глиняной посуды, свидетельствует о еще слабом отделении ремесла от сельского хозяйства. На стадии домашнего ремесла в основном оставались и такие занятия, как плетение сосудов и циновок, прядение и ткачество.

Ремесла в доколониальной Тропической Африке постепенно развивались, несмотря на весьма низкий технический уровень, и достигали высокой степени художественности и известной специализации. Изготовление деревянной посуды послужило мощным толчком для развития деревообделочного ремесла. Высокого художественного мастерства порой достигало керамическое производство (в Мероэ, предаксумской Эфиопии, Аксу- ме и др.). Ткачество в некоторых районах Западной и Северо-Восточной Африки (т. е. в северной зоне цивилизаций) также начинало отделяться от занятия земледелием.

Особое значение имели плавка и обработка железа, отчасти бронзы и ее компонентов.

107




Собственно медный век в Тропической Африке Прослеживается лишь в Северной Нубии III тысячелетия до н. э., в Мавритании несколько более позднего времени, т. е. лишь на крайних северных границах региона; притом речь идет о немногочисленных находках. Во II—I тысячелетиях до н. э. в Нубии и Северной Эфиопии появляется металлургия бронзы, в основном на привозном сырье, и с методами, явно заимствованными из Египта и Азии. В I тысячелетии н. э. бронзовое литье процветает в тех же странах, несколько позднее это искусство распространяется на запад — в район оз. Чад (Сао и Канем), еще позднее — в страны Бенинского залива (Ифе, Бенин, Ойо, Игбо, Дагомея и др.). В Сенегал и древнюю Гану бронзовое литье, очевидно, проникло через Сахару, из Магриба. В позднее средневековье и в новое время в-се основные народы Западной Африки, от Сенегала до Камеруна, имели кузнецов-ювелиров, иногда скульпторов, работавших в бронзе; однако лишь в немногих местах, таких, как нагорье Северной Нигерии и города хауса и йоруба, знали секрет получения бронзы, сплавления меди с оловом, а также свинцом и цинком. Вряд ли в этой части Африки металлургия меди и бронзы была открыта самостоятельно; против этого говорит классическая техника бронзового литья, применявшегося здесь, как и повсюду в Старом Свете техника '«потерянного воска», подготовки форм, последующей обработки изделий и т. д. Впрочем, нельзя полностью исключить и возможности самостоятельного открытия цветной металлургии в нынешней Нигерии.

Весьма вероятно, что такое открытие было сделано в глубокой древности в богатейшем медном поясе Замбии— Катанги, в зоне южных саванн [193, стр. 181 — 182, а также прим. 14 и 15]. Однако время появления здесь цветной металлургии остается неизвестным, как неясен и вопрос, действительно ли в этой час-ти Африки бронзовый век предшествовал железному.

Между тем в других африканских странах железный век предшествовал бронзовому.

Правда, самые ранние датированные следы черной металлургии в Тропической Африке (около 550 г. до и. э.) обнаружены в Нильском Судане, где уже давно процветала металлургия золота и бронзы. Огромные горы шлака вокруг Мероэ свидетельствуют о том, какие

108


Масштабы примяла здесь в древности плавка железа. К III—II вв. до и. 8. относятся самые ранние находки железных изделий в Северной Эфиопии, в Еха. Этим же временем датируются находки изделий из железа и железоплавильных печей в долине Нок, в Северной Нигерии. Примерно к первым векам нашей эры (более точная датировка вызывает споры) относится кснижнее железо» Мумбвы в Родезии. Оно еще было мало пригодно для ковки. Позднее здесь наступил регресс — возвращение «каменного века», причем над слоем «нижнего железа» лежит полутораметровый неолитический слой. Еще позднее, в раннем средневековье, в Мумбве появляется более развитая черная металлургия; ее практиковал народ бушменоидной расы, которой принадлежали также неолитические слои и «нижнее железо» Мумбвы.

Большинство современных авторов считают, что металлургия железа пришла в Тропическую Африку из Средиземноморья: через Мероэ в долину Нок, Эфиопию и Родезию [см., например, 193, стр. 180, прим. 11; 395]. Лишь немногие отстаивают ее самостоятельное открытие африканцами [362, стр. 880—881; 193, стр. 181 —182].

В Тропической Африке распространены весьма различные типы плавильных печей, начиная от самых примитивных (наклонная канавка, яма, термитник и т. п.) вплоть до сравнительно сложных. Правда, самые ранние описания африканской черной металлургии (у ба- конго, готтентотов и др.) относятся лишь к XVII— XVIII вв., но археологические и легендарно-исторические данные говорят в пользу ее сравнительной древности и очень давнего разнообразия. При этом наиболее совершенные конструкции печей встречаются как в Западной Африке, так и в зоне южных саванн —■ в Катанге, Замбии, Малави, а самые примитивные — в южной части Судана (наряду с лесными районами Заира), в Восточной Африке, — «как раз на границе области, откуда, как говорят, народы Африки получили металлургию» [цит. по: 299, стр. 52; 193, стр. 181]. Это свидетельствует о самостоятельности одного или нескольких очагов металлургии железа в Тропической Африке. Характерно, что некоторые народы Восточной Африки утверждают, что искусство плавки железа они получили с Запада, т. е. из Заира и Замбии, а не от побережья

109




Индийского океана, откуда проникали в глубь материка различные элементы иноземных культур. Название железа в большинстве африканских языков не может быть выведено от корней средиземноморских или азиатских языков. С заимствованием этого ремесла плохо вяжется приниженное положение кузнецов в Западном Судане, в районе 03. Чад, в Эфиопии и Сомали, отчасти даже в странах нилотов и паранилотов. Наоборот, в глубинных районах Западной и Центральной Африки ремесло кузнеца и металлурга — самое почетное, им занимается аристократия, передающая секреты его строго по наследству (см. ниже).

Так или иначе, Тропическая Африка в целом еще в незапамятные времена перешла в «железный век». Несомненно, применение железных орудий в сельском хозяйстве намного расширило его возможности. Кроме того, развитие кузнечного ремесла и железоделательного промысла вело к отделению их от занятия сельским хозяйством. Это отделение совершалось в разных районах Африки в разной мере и в разных формах, но везде составляло главную основу общественного разделения труда между ремесленниками, с одной стороны, и земледельцами и скотоводами — с другой.

Ячейки производства

В условиях господства натурального хозяйства ячейки производства являлись в то же время ячейками воспроизводства основной части производительных сил (рабочей силы, обрабатываемой земли, продуктивного скота, части орудий труда), а также и производственных отношений. Именно в ячейках производства воспроизводилась экономическая отсталость Африки.

Сравнительная однородность состава производительных сил традиционных африканских обществ обусловила удивительное единообразие основных типов ячейки производства. Этих типов было в основном три: локальная группа у народов, ведущих присваивающее хозяйство; ячейка мелкого натурального производства и ячейка условно-крупного производства, каждый из которых был представлен несколькими подтипами. Вот краткая их характеристика.

110


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   39

Похожие:

Возникновение отсталости и пути развития издательство «наука» главная редакция восточной литературы москва 1974 Под редакцией icon"наука" главная редакция восточной литературы научно-издательский центр "ладомир"
«Законы Ману» (manavadharma sastra) самый известный широкому кругу читателей и наиболее часто используемый специалистами-индологами...
Возникновение отсталости и пути развития издательство «наука» главная редакция восточной литературы москва 1974 Под редакцией iconМ. Мид культура и мир детства
Институт этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая ан СССР и Главная редакция восточной литературы издательства «Наука» начиная с 1983...
Возникновение отсталости и пути развития издательство «наука» главная редакция восточной литературы москва 1974 Под редакцией icon"наука" главная редакция восточной литературы научно-издательский центр "ладомир"
Этот сборник пользовался большим авторитетом у индийцев в древности и в средние века. Традиция, нашедшая отражение и в самом памятнике,...
Возникновение отсталости и пути развития издательство «наука» главная редакция восточной литературы москва 1974 Под редакцией iconКраткое предуведомление
Вашему вниманию книга вышла в 1995 году в издательстве "Восточная литература" (бывш. Главная Редакция Восточной литературы издательства...
Возникновение отсталости и пути развития издательство «наука» главная редакция восточной литературы москва 1974 Под редакцией iconДиалектика • Санкт-Петербург • Киев Москва' ббк (Ю)88. 6 Б75
...
Возникновение отсталости и пути развития издательство «наука» главная редакция восточной литературы москва 1974 Под редакцией iconСодержание
Литературы, том 9 (c) Издательство "Художественная литература", Москва, 1975. Перевод с древнеисланлского А. Корсуна Редакция перевода...
Возникновение отсталости и пути развития издательство «наука» главная редакция восточной литературы москва 1974 Под редакцией iconЛ. С. Барютин и др под редакцией Казанцева,Миндели,2-е издание переработ...
Список рекомендуемой литературы по дисциплине: «Управление инновационными процессами»
Возникновение отсталости и пути развития издательство «наука» главная редакция восточной литературы москва 1974 Под редакцией iconМоскра издательство досааф 1974
Подготовка автомобильных двигателей к со­ревнованиям. М. Изд-во досааф, 1974 160 с с ил
Возникновение отсталости и пути развития издательство «наука» главная редакция восточной литературы москва 1974 Под редакцией iconСписок литературы под редакцией И. И. Елисеевой Эконометрика, М,: Финансы и статистика, -2001 г
Под редакцией И. И. Елисеевой Практикум по эконометрике, М,: Финансы и статистика, -2001 г
Возникновение отсталости и пути развития издательство «наука» главная редакция восточной литературы москва 1974 Под редакцией iconО. И. Чистякова Издательство бек москва, 1998
Под редакцией доктора юридических наук, профессора, члена-корреспондента Академии естественных наук Российской Федерации, лауреата...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница