Величко Михаил Викторович научно-методологические основы государственного управления в русле концепции устойчивого развития


НазваниеВеличко Михаил Викторович научно-методологические основы государственного управления в русле концепции устойчивого развития
страница1/26
Дата публикации27.06.2013
Размер3.06 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Экономика > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26


Величко Михаил Викторович
НАУЧНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ
В РУСЛЕ КОНЦЕПЦИИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ


——————
Обеспечение безопасности: биосферно-социальной, экономической, техносферной

Монография

В монографии рассмотрены угрозы развитию цивилизации. Показана биосферная обусловленность жизни цивилизации, т.е. рассмотрены внеэкономические факторы, которым должна быть подчинена культурная и экономическая политика (государственное управление народным хозяйством). Рассматривается реализация полной функции управления в процессе социально-экономического развития. Введено понятие «научно-внедренческий цикл» как путь, проходя который, инновации становятся нормой жизни. Высказаны предложения по организационно-управленческому обеспечению инновационного развития страны на основе государственного регулирования рынка в русле биосферно обусловленного планирования социально-экономического развития.
ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

1. Социально-биологические проблемы
современности и обозримой перспективы 10


2. Возможности развития культуры и разрешения проблем цивилизационного развития 17

3. Преображение, а не модернизация страны как безальтернативная необходимость 22

4. Научно-методологическое обеспечение
политики общественного развития: реальное положение дел 26


5. Полная функция управления и устойчивость объекта управления в смысле предсказуемости его поведения 30

6. Общественно-экономическая формация как объект управления: общественные институты 33

7. Общественно-экономическая формация как объект управления:
система «биосфера — хозяйство — культура» 50


8. Образ жизни экотехнологической цивилизации
— ландшафтно-усадебная урбанизация 58


9. Государство-суперконцерн: принципы организации рыночной саморегуляции производства и распределения в русле плана социально-экономического развития 75

9.1. «Свободная» рыночная саморегуляция:
её возможности и потребности общества в регулировании рынка 75

9.2. Нравственно-этическая обусловленность
социолого-экономических теорий 82

9.3. Финансово-счётный и организационно-технологический подходы
к рассмотрению хозяйственной деятельности обществ 83

9.4. Балансовые модели
как основа реализации в макроэкономическом управлении
организационно-технологического подхода 90

9.5. Обеспечение метрологической состоятельности балансовых моделей 94

9.6. Отображение в балансовых моделях
финансовых инструментов — средств управления макроуровня 96

9.7. Биосферно обусловленное целеполагание
в отношении социально-экономического развития 102

9.8. Сборка макроэкономической системы
из множества административно самостоятельных предприятий посредством государственной регламентации финансового обращения 109

9.9. Государственное макроэкономическое управление:
принципы и основные задачи 117

10. Организация эффективного бесструктурного управления
— основа массовой «самореализации» научно-внедренческих циклов 123


10.1. Нравственно-этические и социокультурные предпосылки
к инновационному развитию либо к деградации общества 123

10.2. Инновационные проекты: способы управления 128

10.3. Научно-внедренческие циклы в их полноте 133

Библиография 140



Введение


Преодоление кризиса, который переживают Россия и человечество в целом, требует адекватного понимания его характера, т.е. понимания механизма его генерации и воспроизводства и последствий воздействия на общество и индивидов персонально различных аспектов кризиса в их взаимосвязи.

Однако приходится констатировать, что, анализируя состояние и перспективы культурно своеобразных обществ и глобальной цивилизации в целом, специалисты разных отраслей науки рассматривают различные аспекты глобального кризиса цивилизации и его региональных компонент без их взаимосвязи: экологисты пишут о своём узко специальном, экономисты о своём узкоспециальном, биологи и медики о своём узкоспециальном, культурологи о своём, специалисты по региональным проблемам о своём, техники и технологи о своём и т.д.

И не удаётся найти работы, в которых были бы освещены не только те или иные грани кризиса, но и был бы достаточно полно представлен весь спектр взаимовлияния разных аспектов кризиса в его глобальных и региональных проявлениях друг на друга. Если анализировать причины такого положения дел, то одна из наиболее весомых причин — изменение характера высшего профессионального образования в период, начиная с середины до конца XIX века, и вызванное этим изменение путей развития мировой науки в целом.

Ранее этого времени в основе высшего профессионального образования лежала личностная культура чувств и интеллектуальная деятельность обучаемых, направленные на изучение канонов, т.е. свода обязательных к исполнению правил и запретов, регламентирующих профессиональную деятельность в соответствующей сфере. Сами же каноны подчас складывались веками, а в основе их развития и появления новых канонов лежали интуиция, которая предлагала новые решения, и практика, которая отвергала ошибочные интуитивные решения. Так были развиты архитектурные каноны, каноны медицины1, каноны корабельной архитектуры и иных видов инженерной деятельности, канон судовождения (он получил название «хорошая морская практика») и т.п.

Следование выработанному таким образом канону той или иной профессиональной деятельности гарантировало некоторый приемлемый для своего времени уровень качества и безопасности соответствующих видов деятельности для окружающих. А отступление от канонов не гарантировало ничего и в ряде случаев сопровождалось катастрофами.

Один из наиболее известных примеров такого рода отступничества от канона — шведский линейный корабль «Ваза». Он был построен вопреки канону того времени строительства кораблей этого класса, поскольку заказчик — шведский король Густав II Адольф — настоял на этом, ибо хотел иметь самый быстроходный и самый сильный в мире корабль. В итоге такого политического давления «Ваза» был у́же, нежели этого требовал канон, он нёс паруса большей площади, нежели требовал канон, на нём были установлены более тяжелые пушки, нежели допускал канон. Все эти отступления от сложившегося канона не были подкреплены какими-либо расчётами или экспериментами на основе научно обоснованных инженерных методов, которых в то время (1625 г. — выдача заказа и разработка проекта) просто не существовало. В результате в первом же плавании 10 августа 1628 г. при слабом, но порывистом ветре налетевший шквал накренил корабль, шедший даже не под полными парусами (на рисунке выше это показано исторически достоверно), так, что он черпанул воду открытыми пушечными портами нижней батарейной палубы (этот момент изобразил художник на рисунке выше), после чего лёг на борт и затонул, погубив порядка 50 человек из примерно 100 человек экипажа и членов их семей, приглашённых на борт в первое плавание. Потом об этом позоре забыли на несколько столетий. Нашли корабль на дне моря в 1961 г., подняли, обработали консервантами, в течение 30 лет вели реставрационные работы, и с 1990 г. он экспонируется в музее своего имени в Стокгольме2

Кроме того освоение канонов профессиональной деятельности протекало на основе развития общего кругозора, охватывавшего и другие отрасли знания, с которыми канон профессиональной деятельности был так или иначе связан: именно в этом изначально был смысл термина «университетское образование» (от латинского «universe» — «всеобщее»). И именно на основе широкого кругозора профессионалы разных отраслей могли понять друг друга при осуществлении совместными усилиями комплексных проектов.

С середины XIX века в высшее профессиональное образование стали входить научные методы обеспечения профессиональной деятельности в соответствующих отраслях. Они стали вытеснять из процесса обучения изучение канонов, в результате чего устаревшие каноны прошлых эпох остались в прошлом, а новые перестали создаваться. Так каноны исчезли из образовательного процесса, и как следствие, — из практической деятельности.

Это повлекло за собой множество ошибок деятельности, которые и выразились в глобальном биосферно-социальном (экологическом) кризисе. В прошлом канон выражал допустимые возможности взаимосвязей частностей в целостности того или иного дела (либо техносферного объекта) и тем самым гарантировал кроме удовлетворения прямых требований заказчика удовлетворение и множества других жизненно важных требований, о необходимости удовлетворения которых заказчик мог и не подозревать. С отказом от канонов и замещением их научно обоснованными методами решения частных задач проектант (конструктор), опираясь на них, может удовлетворить требования, выставленные заказчиком в прямой форме, но при этом, не имея за душой ни чувства меры, ни канона, он способен породить потенциально инженерное сооружение, которое само является генератором опасностей и бед, и порождает беды при воздействии на него не учтённых при проектировании внешних воздействий.

Т.е. историческая практика показывает, что выработка и освоение научно обоснованных методов решения частных задач — необходимое условие для безопасной деятельности в современных условиях, но явно недостаточное.

При этом образование становится всё более узкопрофильным, специализированным, а профессионалов по координации деятельности узких специалистов не готовит никто.

И такие широко известные катастрофы, как гибель «Титаника», авария на АЭС «Фукусима» (2011 г., Япония) — это во многом результат применения инженерных методов узкими специалистами в отсутствие сложившихся канонов, гарантирующих безопасность, и неразвитости интуиции и чувства меры у проектировщиков, что не позволило им с помощью инженерных методов, которые сами по себе не гарантируют ничего, создавать безопасные объекты и эксплуатировать их безопасным образом.

Так на неизбежность гибели «Титаника» в случае не очень серьёзной аварии указывал русский кораблестроитель В.П. Костенко, который в период разработки проекта этого лайнера был в командировке в Великобритании и курировал строительство заказанного Россией крейсера «Рюрик». Когда его ознакомили с чертежами «Титаника», он указал на конструктивные недостатки, которые впоследствии сыграли роковую роль в судьбе этого корабля: водонепроницаемые переборки не были доведены до верхней палубы, а палуба, до которой они были доведены, не была водонепроницаемой. Эти конструктивные особенности проекта вели к тому, что при наполнении нескольких отсеков при аварийном затоплении и возникновении дифферента2 — вода начинала перетекать в соседний отсек через верхний край «водонепроницаемой» переборки, что неизбежно вело к гибели. Но проектанты высокомерно отвергли его замечания, сославшись на необоснованность практикой судовождения и навигационных происшествий столь «завышенных требований» к гражданскому судну.

Кроме того, «Титаник» — жертва политики экономического протекционизма. Дело в том, что основными конкурентами «Титаника» и двух других лайнеров, построенных по этому проекту, были «Мавритания» и «Лузитания» — лайнеры компании «Кунард лайн». Это были самые быстроходные для того времени лайнеры. «Мавританию», построенную в 1907 г., смог превзойти в скорости только в 1932 г. германский лайнер «Бремен». Это не значит, что она на четверть века обогнала уровень развития техники. Это было результатом того, что «Кунард лайн», пообещав британскому адмиралтейству в случае войны передать оба лайнера военно-морскому флоту в качестве вспомогательных крейсеров, добилась государственных субсидий на их строительство. Благодаря этому, при достигнутом к тому времени уровню развития техники, «Кунард лайн» смогла построить и окупить в ходе эксплуатации лайнеры, с довольно высоким уровне эксплуатационных издержек, поскольку экономичность во многом была принесена в жертву скорости. Третий лайнер «Кунард лайн», «Аквитания», который строился для совместной работы с «Мавританией» и «Лузитанией», но без государственных субсидий, развивал не рекордную скорость, но издержки на его эксплуатацию были заметно ниже.

Хотя владельцы «Титаника» номинально были британской фирмой, но капитал в ней был американский, и они не смогли получить госсубсидии, и потому вынуждены были добиваться в проекте наивысшей рентабельности эксплуатации, в том числе и за счёт отказа от ряда конструктивных мер по обеспечению безопасности. В частности вследствие этого в конструкции корпуса «Титаника» была применена низкосортная сталь, и поперечные водонепроницаемые переборки не были доведены до верхней палубы. Кроме того хранилища угля (угольные ямы) на нём были расположены вдоль поперечных водонепроницаемых переборок, чтобы сократить длину путей транспортировки угля к топкам, объём котельных отделений и численность кочегаров. В отличие от него на «Мавритании» угольные ямы были расположены вдоль бортов и отделены от котельных отделений продольными водонепроницаемыми переборками, как это было принято на больших военных кораблях того времени. Если бы «Титаник» имел такое же расположение машинно-котельных отделений, то для него было бы организационно-технически невозможным затопление носового котельного отделения, сыгравшее роковую при тех повреждениях, что он реально получил в результате столкновения с айсбергом.

АЭС Фукусима была рассчитана на обеспечение безопасности при землетрясениях с магнитудой до 7, но размещена в районе, где бывают землетрясения с предельно возможной магнитудой 9. И кроме того она была совершенно конструктивно не защищена от цунами, в том числе и от экстремальных, которые тоже бывают в этом районе. Т.е. катастрофа была запрограммирована общей культурой проектирования и строительства такого рода объектов, хотя в проектировании применялись в принципе работоспособные научно обоснованные методы.

Но точно также общей культурой проектирования, строительства и эксплуатации была запрограммирована и Чернобыльская катастрофа.

Эти примеры показывают, что владение научно обоснованными методами не гарантирует безопасности, поскольку методы применяются в русле объемлющей их культуры пользования ими. А такого рода культуры не являются ни предметом научно состоятельного анализа, ни предметом изучения в вузах.

Также надо понимать, что качество жизни общества, развившего техносферу на основе коллективного труда узко специализированных профессионалов, определяется не их профессионализмом и добросовестностью в труде, а концепцией государственного управления и качеством управления, в ней достигаемым. В таких условиях качество жизни общества обусловлено не только пресловутой «ролью личности в истории», но социолого-экономическими теориями, лежащими в основе профессионального образования, полученного госчиновниками, депутатами, топ-менеджерами и менеджерами, работниками СМИ и банковской системы. И следует признать, что их образование тоже носит узко-специализированный характер и лежит вне какой-либо объемлющей культуры, которая подобно канону в прошлом гарантировала безопасность их деятельности для общества. В отличие от инженерного дела положение усугубляется тем, что многие социолого-экономические теории, лежащие в основе политики во всех её проявлениях, — неадекватны жизненной реальности и тем задачам, необходимость решения которых политики провозглашают и с чем согласно общество.

Именно эта особенность господствующих социолого-экономических теорий, выражаясь в политической практике, и является главной причиной восприозводства глобального биосферно-социального кризиса во всех его локальных и глобальных проявлениях.

Т.е. следует согласиться с мнением одного из персонажей М.А. Булгакова, — профессора Преображенского, — разрухе в жизни предшествует разруха в головах. Поэтому, если общество переживает затяжной системный кризис, то это результат того, что «мэйн-стрим» культивируемой обществом науки и господствующее в обществе миропонимание, формируемое его системой образования, неадекватны объективной реальности и вследствие этого генерируют проблемы. Поэтому они не пригодны для преодоления кризиса: для этого необходима альтернатива, как объясняющая ошибки «мэйн-стрима», так и дающая адекватное представление о механизме генерации проблем и путях их разрешения.

Биосферно-социальная, экономическая и техносферная безопасность могут быть обеспечены только в русле управленчески состоятельной концепции устойчивого развития, объемлющей все сферы деятельности общества и построенной на основе учёта объективных закономерностей и возможностей организации адекватного им управления в системе представленной на рисунке выше. А для этого термин «концепция устойчивого развития» (conception of sustainable development), ставший уже «затасканным» и на протяжении 20 лет продолжающий оставаться пустым для подавляющего большинства тех, кто его произносит, должен наполниться реальным научно-методологическим управленчески состоятельным содержанием, которое должно быть фундаментом для получения профессионального высшего образования во всех областях и освоения научных методов решения частных задач.

Осуществление концепции устойчивого развития предполагает по существу разрешение следующих проблем:

  • во-первых, преодоление глобального экологического кризиса и интеграцию цивилизации в процессе её дальнейшего развития в природную среду́ и,

  • во-вторых, сведение к безопасному минимуму внутрисоциальных антагонизмов как в пределах национальных обществ, так и в международных и межгосударственных взаимоотношениях.

Первое является необходимой предпосылкой для обеспечения второго, а второе необходимо для обеспечения устойчивости процесса воспроизводства населения, обладающего высокими статистическими показателями здоровья и личностного социокультурного развития, что необходимо для осуществления первого в последующем. Таким образом, внутрисоциальные и биосферно-социальные процессы в циклической последовательности обуславливают качество друг друга.

Попытки игнорировать биосферно обусловленный характер жизни цивилизации ведут к деградации биосферы до такого состояния, что в остаточной биосфере может не оказаться места биологическому виду «Человек разумный», не говоря уж о том, что деградация биосферы влечёт за собой биологическую (катастрофический рост статистики заболеваемости) и нравственно-этическую и интеллектуальную деградацию людей в преемственности поколений. Это чревато крахом культуры и гибелью сложившегося типа цивилизации даже при сохранении воспроизводства биомассы человекообразных «Бандар-Логов»1.

В этом отношении показательны итоги эксперимента «Биосфера 2» (давая название эксперименту, предполагали, что «Биосфера 1» — это естественная биосфера Земли). Эксперимент проводился 1986-1997 гг. в США в ходе исследований, связанных с подготовкой полёта человека на Марс. В гермоблоке площадью несколько больше 1 га и объёмом порядка 200 000 м3 был организован искусственный биоценоз, включавший в себя водную и сухопутную компоненты. Его назначением было: 1) поддерживать приемлемый для человека состав атмосферы и 2) быть источником продуктов питания для людей, принявших участие в эксперименте.

Эксперимент зашёл в тупик, поскольку атмосфера стала терять кислород. Концентрация кислорода к моменту начала его пополнения техническими средствами упала до 14 %, что соответствует высоте 3 500 м над уровнем моря. Как следствие у участников эксперимента начались головные боли, и упала работоспособность. Биоценоз продолжал деградировать, и эксперимент пришлось прекратить. Если бы у участников эксперимента не было возможности покинуть «Биосферу 2» и уйти в «Биосферу 1», то они погибли бы2.

Также и попытки игнорировать необходимость гуманизации внутрисоциальных отношений, преодоления и искоренения разного рода внутрисоциальных антагонизмов ведут к росту политического экстремизма, не способного к созиданию, и массовой социальной безответственности вследствие деградации культуры, что способно погубить цивилизацию в результате военной или техногенной катастрофы.

Поэтому потребность в осуществлении концепции устойчивого развития является безальтернативной, но эта задача требует адекватного научно-методологического обеспечения как в аспекте социальной психологии (психика движет людьми и обществами) и социологии (объективные закономерности жизни общества оказывают своё неотвратимое воздействие), так и в сугубо экономическом аспекте (человек, выросший в исторически сложившейся культуре, не способен к жизни в природной среде без защиты от неё посредством техносферы, которая воспроизводится и развивается в ходе экономической деятельности), а одним из аспектов экономической деятельности является обеспечение техносферной безопасности, как фактора, оказывающего ответное воздействие на параметры экономической и биосферно-социальной безопасности.

Непредвзятый историко-политический анализ с позиций достаточно общей теории управления (ДОТУ)3 функционирования глобальной общественно-экономической формации показывает, что глобальный биосферно-социальный экологический кризис вызван распространением в глобальных масштабах либерально-рыночной экономической модели, в основе которой лежит определённый тип нравственности, порождающий определённое миропонимание и соответствующую этику.

И соответственно этому обстоятельству он не может быть преодолён на основе либерально-рыночной экономической модели. Для его преодоления необходима иная биосферно-социально-экономическая модель, которая гарантировала бы обществу устойчивость бескризисного развития и безопасность, включая и техносферную безопасность. В её основе может лежать только миропонимание, альтернативно-объемлющее по отношению к миропониманию, породившему либерально-рыночную модель. Поэтому для обеспечения биосферно-социальной, экономической и техносферной безопасности необходимо знать и учитывать множество факторов, которые, как думают многие, не имеют подчас никакого отношения к технике и технологиям, как таковым, к решению иных частных задач.

Также следует признать, что учение о ноосфере, начало которому положили работы Владимира Ивановича Вернадского1 (1863-1945), Эдуарда Ле Руа, Пьера Тейяра де Шардена (1881-1955), — не некая религиозно-мистическая фикция2, а указание на необходимость учёта в повседневной практической деятельности ряда объективных закономерностей, отношение к которым людей определяет перспективы их самих и обществ, к которым они принадлежат. Его невостребованность системой школьного и тем более высшего образования — системная ошибка, имеющая тяжёлы последствия стратегического характера по отношению к перспективам жизни обществ и человечества.

Само слово «ноосфера» происходит от греческого «noos» — «разум» и подразумевает разумность биосферы, частью которой является биологический вид «Человек разумный», все его представители. Понятие ноосфера введено в научный оборот в 1927 г. французским учёным Эдуаром Ле Руа, который слушал лекции В.И. Вернадского в Сорбонне (университет в Париже) в 1923-1925 гг. и принимал участие в его семинарах. На Западе оно получил развитие в работах П.Т. де Шардена. В нашей стране впоследствии В.И. Вернадский интерпретировал и развивал представление о ноосфере как о качественно новом уровне организованности биосферы Земли, возникающем при взаимодействии природы и общества.

К настоящему времени сложилось несколько вариантов представлений о ноосфере как о природном феномене, которые различаются по представлениям приверженцев каждого из них о локализации ноосферного разума. В одних версиях ноосфера возникла как результат развития разумного человечества. В других версиях биосфера Земли изначально разумна, будучи частью разумной Вселенной. С последним утверждением соотносится широко известное мнение А. Эйнштейна (1879-1955) «Бог не играет в кости» и определение интеллекта академиком Н.М. Амосовым (1913-2002):

«Интеллект определяется как совокупность средств и способов управления сложными системами путём оперирования с их моделями, направляемого критериями оптимальности управления. Современная наука и техника дают возможность воспроизводить модели и действия с ними техническими средствами и таким образом отделить разум от мозга, с которым его обычно связывают. Отличие приведённого определения от множества других состоит в том, что оно подчеркивает это последнее обстоятельство.

Таким образом, говоря об интеллекте, мы будем иметь в виду эту совокупность средств и способов управления, независимо от того, реализована ли она в биологических системах или при помощи искусственно созданных, технических средств. Такое употребление термина «интеллект» не является общепринятым»3.

При этом Н.М. Амосов, как и некоторые другие исследователи, был убеждён в том, что человеческий интеллект не уникален, что в Природе существуют общие механизмы или алгоритмы интеллекта, «которым равно подчиняются разум животных, человека, коллективный разум общества и которые … обязательны для любой его модели»4.

«Интеллект — это аппарат управления сложными системами через действия с их моделями для достижения максимума критериев оптимальности. (…) Интеллект может быть воплощён различными материальными средствами от биологических до технических»1.

Но это определение интеллекта как феномена можно расширить, предположив, что интеллект может быть свойственен и естественно-природным, но не биологическим в общепринятом понимании, системам. При принятии этой гипотезы интеллекты будут отличаться друг от друга их материальными носителями, частотными диапазонами, в которых протекают процессы обработки ими информации, системами кодирования информации. Соответственно взаимопонимание интеллектов возможно при наличии каналов информационного обмена между ними, при совпадении частотных диапазонов работы и согласованности систем кодирования информации. При определённых условиях в результате взаимодействия разных интеллектов может возникать коллективный интеллект, возможности которого на порядки могут превосходить возможности интеллектов-участников, что может лежать в основе некоторых из ноосферных проявлений.

Такое расширение понимания интеллекта по отношению к определению, данному академиком Н.М. Амосовым, даёт наиболее широкое представление о ноосфере Земли, которая взаимодействует с не менее разумным Космосом, а их частью является каждый человек и человечество в целом, несущее свой специфический сегмент ноосферы Земли.

Но признание жизненно состоятельным учения о ноосфере обязывает переосмыслить и содержание социологической науки. Если под социологией понимать науку об обществе, то все прочие науки, порождённые людьми, могут быть не только предметом изучения социологии, но в ряде случаев должны интегрироваться в неё как органичные отрасли.

Предлагаемая вниманию читателей работа ориентирована на то, чтобы хотя бы отчасти восполнить тот пробел в системе образования, который непрестанно воспроизводит глобальный биосферно-социальный кризис во всех его проявлениях.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Похожие:

Величко Михаил Викторович научно-методологические основы государственного управления в русле концепции устойчивого развития icon2. методологические основы государственного управления
Методология государственного управления: понятие, основные элементы, их характеристика
Величко Михаил Викторович научно-методологические основы государственного управления в русле концепции устойчивого развития iconУправления инновационным развитием и модернизацией страны
Высказаны предложения по организационно-управленческому обеспечению инновационного развития и модернизации страны, реального сектора...
Величко Михаил Викторович научно-методологические основы государственного управления в русле концепции устойчивого развития iconВопросы к экзамену по сгу раздел I. Предмет и научные основы системы государственного управления
Фундаментальные проблемы исследования системы государственного управления: история и направления развития
Величко Михаил Викторович научно-методологические основы государственного управления в русле концепции устойчивого развития iconУчебно-методический комплекс разработан в соответствии с требованиями...
Игнатов В. Г., Сологуб В. А., Хашева И. А. Основы государственного и муниципального управления. Ростов н/Д.: Изд-во юриф ранхиГС,...
Величко Михаил Викторович научно-методологические основы государственного управления в русле концепции устойчивого развития iconНаучно-теоретические основы и методологические подходы по реализации...
Предмет дисциплины: научно-теоретические основы и методологические подходы по реализации внешнеэкономических стратегий отечественных...
Величко Михаил Викторович научно-методологические основы государственного управления в русле концепции устойчивого развития icon3 Понятие методов управления
Методы управления основаны на действии законов и закономерностей управления, одновременно учитывающих научно-технический уровень...
Величко Михаил Викторович научно-методологические основы государственного управления в русле концепции устойчивого развития iconМеждународная научно-практическая конференция преподавателей, аспирантов и студентов
Донецкого национального университета приглашает Вас принять участие в Международной научно-практической интернет-конференции преподавателей,...
Величко Михаил Викторович научно-методологические основы государственного управления в русле концепции устойчивого развития iconГосударственное регулирование экономики модуль 1 «планирование и...
Ия органов государственного управления в стране (предприятие — промышленное объединение — главное управление — министерство). Задачи...
Величко Михаил Викторович научно-методологические основы государственного управления в русле концепции устойчивого развития iconЛялин Ю. С., вед н. с. ВниигиМ им. А. Н. Костякова, член родп «яблоко», фракция Зеленая Россия
Основной целью устойчивого развития мирового сообщества и отдельных стран в 21 веке является создание людям условий «для долгой и...
Величко Михаил Викторович научно-методологические основы государственного управления в русле концепции устойчивого развития icon16. Основы управления проектами развития организаций
Риски и проблемы при внедрении системы управления проектами развития. Способы преодоления
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница