Курс лекций московский государственный институт международных отношений (университет) мид россии алексеева Татьяна Александровна современные политические


НазваниеКурс лекций московский государственный институт международных отношений (университет) мид россии алексеева Татьяна Александровна современные политические
страница13/26
Дата публикации27.03.2013
Размер4.69 Mb.
ТипУчебное пособие
userdocs.ru > Философия > Учебное пособие
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   26

^ Принцип равных возможностей утверждает, что люди, обладаю­щие одинаковым уровнем таланта и способностей, затрачивающие рав­ную энергию и усилия, будут обладать теми же самыми перспективами успеха в данной сфере устремлений. Семейное происхождение, раса, религия, пол, национальность не должны быть препятствиями на пути к успеху. А для того, чтобы это не давало бы и излишних преимуществ, т.е. ради гарантии равенства возможностей, общество вынуждено вво­дить высокие налоги на наследство, обеспечивать широкую систему общественного образования, принимать антидискриминационные зако­ны. При определенном уровне эффективности подобных общественных мер распределение благ и услуг может действительно зависеть от та­ланта, способностей и целеустремленности.

Посмотрим, как работает этот принцип, на конкретном примере, приведенном А.Бухэненом20. Предположим, что некто А и Б стремят­ся занять одно и то же положение в обществе, которое требует опреде­ленной квалификационной подготовки. Предположим, что они пример­но одинаковы в своих способностях и устремлениях, но А происходит из крайне бедной семьи, которая не в состоянии оплатить его учебу, а Б — наоборот, весьма богат и пользуется помощью родителей. Очевидно, что роулсовский принцип равных возможностей предполагает необхо­димость институциональной структуры, способной оплатить обучение А. Тот факт, что он происходит из бедной семьи, не должен лишать его перспектив, достижимых для других с аналогичными способностями и устремлениями, но обладающих большими материальными возможно­стями.

Напомним, что во втором принципе справедливости также присут­ствует правило лексического порядка. Однако в данном случае принцип равных возможностей оказывается лексически приоритетным по отно­шению к принципу дифференциации (хотя формулируются они в об­ратной последовательности). Иными словами, предполагается сначала удовлетворить принцип равных возможностей, а только затем — прин­цип дифференциации.

Определенную роль во втором принципе справедливости Роулса иг­рает «эффективность». Роулс определяет ее следующим образом:

«...Мы можем сказать, что организация прав и обязанностей в основной структуре (общества — А.Т.) является эффективной только в том слу­чае, если невозможно изменить правила и перестроить схему прав и обя-

20 Buchanan A. Critical Introduction to Rawls' Theory of Justice // Jahn Rawls's The­ory of Justice. An Introduction. Ed. By H. Gene Blocker and Elizabeth Smith. Athens: Ohio University Pres,. 1980. P. 12.

148

занностей для того, чтобы поднять уровень ожиданий любого человека (по крайней мере, одного) без того, чтобы одновременно не понизить ожидания некоторых других (по крайней мере, одного) человека»21.

Если после распределения окажется, что некто обладает значительно большим богатством, чем другие, то ситуация не может быть исправле­на с помощью перераспределения — мешает правило эффективности. Более того, распределение богатства в любое данное время всегда нахо­дится под сильным кумулятивным влиянием как природного, так и со­циального распределения в прошлом. Случайность или везение во мно­гом определяют, кто богат, а кто беден в данное время. Поскольку «ву­аль неведения» не дает нам возможности узнать заранее, повезет нам или нет, то, по Роулсу, рациональным становится поиск пути миними­зации наших потерь, и поэтому эффективность в процессе заключения общественного договора роли не играет. Рациональные участники дого­вора, как мы уже показали выше, будут стремиться избежать риска по­падания на «дно общества».

Но тогда возникает вопрос, которому Роулс придает немаловажное значение: на каком основании члены демократического общества могут допустить тенденцию к подверженности основной структуры общества социальным случайностям естественного или исторического происхож­дения? Поскольку мы считаем, что граждане — свободные и равные моральные личности, институциональное выражение чему дает приори­тет первого принципа равной свободы, рассуждает Роулс, то, очевидно, начать следует с предположения, что все остальные социально-приоритетные блага, и в особенности доходы и богатство, должны так­же быть равными — каждому должна достаться доля, равная долям других. Но общество также должно принимать во внимание организа­ционные требования и экономическую эффективность. Поэтому нера­зумно поддерживать распределение поровну.

Роулс противопоставляет первый принцип, в котором речь идет о равном распределении, первой части второго принципа, допускающего неравенство до тех пор, пока наименее обеспеченная часть населения не станет столь благополучной, насколько это вообще возможно в имею­щихся условиях. Он считает, что первый принцип является эгалитари­стским, поскольку он отрицает возможность узаконивания ограничения свободы одного человека на том основании, что это увеличивает чью-то свободу и, тем самым, возрастает общая сумма свободы. Основная структура общества допускает неравенство, поскольку это улучшает положение каждого, включая и наиболее обездоленных, причем таким образом, чтобы это неравенство сочеталось с равной свободой и чест-

21 Rawls J. Op. cit. P. 70.

149

ным равенством возможностей. А коль скоро рассуждения начались с равной доли, то те, кто получает наименьшую выгоду, должны, если можно так выразиться, обладать правом вето; и тем самым, приходят к принципу дифференциации.

Сформулировав два принципа справедливости, Роулс кратко остано­вился на том, как должна быть организована основная структура обще­ства для того, чтобы им соответствовать. Роулс концентрирует свое внимание на институциональном устройстве, которое, по его мнению, может соответствовать принципу дифференциации. Для этого, как он считает, необходимо создать четыре правительственных органа:

1. Орган контроля за накоплением ресурсов.

2. Орган стабилизации.

3. Трансфертный орган.

4. Орган распределения.

Иными словами, в случае гарантированного равенства возможностей и максимально широких основных свобод, принцип дифференциации может быть реализован при наличии институционального устройства, выполняющего свои функции с помощью вышеназванных органов:

1. Существует частная собственность на капитал и природные ре­сурсы. Свободная рыночная система поддерживается органом контроля за накоплением ресурсов.

2. Функцией органа стабилизации будет «попытка обеспечить ра­зумно полную занятость».

3. Трансфертный орган призван гарантировать социальный мини­мум (т.е. минимальный доход для каждого) либо с помощью вы­плат в связи с созданием и развитием семей и специальных пла­тежей в случае болезни или безработицы, или более систематиче­ски, например, с помощью градаций дополнительных выплат (т.е. негативного подоходного налога).

4. Орган распределения должен защищать максимально возможную справедливость при распределении благодаря средствам налого­обложения, обязательно принимая во внимание право собствен­ности. При этом необходимо учитывать два аспекта: во-первых, должны быть введены налоги на наследство и дарение, равно как и определенные ограничения на право наследования; во-вторых, должен быть установлен порядок налогообложения для того, чтобы реализовать на практике требования справедливости.

Обращает на себя внимание тот факт, что в модели справедливого общественного устройства (за исключением пункта 2, где речь идет о «разумно полной занятости»), реализация принципа справедливости предполагается Роулсом практически только с помощью распредели­тельных методов, т.е. через перераспределение доходов и богатства наиболее обеспеченной части общества в пользу беднейшей, главным

150

образом, средствами налогообложения. Иными словами, перспективы «репрезентативной наименее преуспевающей части общества» в обре­тении богатства, власти, авторитета и т.д. могут быть расширены с по­мощью различных доплат к заработной плате, получаемой в условиях свободного рынка. Грубо говоря, свободный рынок решает одну часть задачи, налогообложение и перераспределение доходов — другую. Та­ким образом, Роулс считает возможным применение его принципов справедливости в обществе без отказа от конкурентного рынка и част­ной собственности на средства производства. Это и есть теория «соци­ального рыночного хозяйства», столь популярная сегодня в США.

Вопросы для самопроверки Ф

1. Что такое «вуаль неведения»?

2. «Исходная позиция»?

3. «Принцип дифференциации»?

4. Опишите модель общественного договора, которую использует Роулс.

5. Что такое «лексический порядок»?

6. Почему теория Роулса считается деонтологически либеральной?

7. Что такое «социальное рыночное хозяйство»?

8. Роулс поначалу рассматривал свою теорию как универсальную, но позд­нее пришел к выводу, что ее можно применить только в обществе «американского типа». Как Вы думаете, почему?

Дополнительная литература

1. Ролз Дж. Теория справедливости. Новосибирск, 1996.

2. Алексеева Т.А Справедливость. Морально-политическая философия Джо­на Роулза. М.: Наука, 1992.

3. Алексеева Т.А. Джон Роулз и его теория справедливости // Вопросы философии. 1994. № 10. С. 26—37.

4. Алексеева Т.А. Либерализм как политическая идеология // Политея. 1999. № 3.

151

Лекция 8

^ АЛЬТЕРНАТИВЫ ДЕОНТОЛО-

ГИЧЕСКОМУЛИБЕРАЛИЗМУ:

ЛИБЕРТАРИЗМ

И КОММУНИТАРИЗМ

Теория справедливости Джона Роулса дала импульс к началу возро­ждения политической теории США в англоязычных странах. Она по­служила мощным возбудителем, катализатором теоретических споров и дискуссий, затронувших как проблемы метода, так и весьма широкий пласт социально-политической проблематики. По мнению одних участ­ников дискуссии, эта книга пробудила англо-американскую политиче­скую философию и теорию от «многолетней дремы, навеянной удушли­вым утилитаризмом». Других привлек возврат Роулса к «классическо­му», сущностному теоретизированию по контрасту с длительным гос­подством позитивистских воззрений. Как писал, например, американ­ский философ Маршалл Коэн, Роулс

«восстанавливает английскую традицию Юма и Адама Смита, Бентама и Джона Стюарта Милля, настаивавших на связи своих политических рас­суждений с фундаментальными исследованиями моральной психологии и политической экономии»1.

Третьи увидели в теории справедливости возможность обновления либерализма, остро нуждавшегося в свежих идеях после событий 60-х годов — студенческих волнений, массового антивоенного движения, популярности «левых идей» и т.д. Таким образом, работа Роулса затро­нула нервный узел политико-теоретических проблем в США. Вопрос о соотношении равенства и свободы, поднятый в книге, — извечная тема дискуссий в американской общественной мысли. Противоречие между ними нашло отражение уже в первом параграфе Декларации независи-

1 Cohen M. The Social Contract Explained and Defended // NU Times Book Review. 1972. №16. July. P.I.

152

мости. С одной стороны, все люди «созданы равными», с другой, — они наделены «неотчуждаемыми правами» на «жизнь, свободу и стремление к счастью». Эта проблема «красной нитью» проходит через все великие противостояния в истории США — Джефферсон против Гамильтона, «Север» против «Юга», «великое общество» против «нового федера­лизма». Этот спор продолжили на уровне политической теории Джон Роулс и Роберт Нозик — его коллега по Гарвардскому университету. Их дискуссия вышла далеко за пределы университетских стен, втянув в свою орбиту широкий круг политиков, публицистов, общественности, в сущности, отражая процесс весьма драматической смены парадигм — от либерализма к неолиберализму (неоконсерватизму), в случае Нозика — в форме либертаризма.

В 80-е годы могло показаться, что полемика велась с явным переве­сом в пользу неоконсерваторов с их специфически интерпретированной свободой в ущерб либеральной трактовке справедливости. Могло даже показаться, что теория И.Кристола, Г.Шельски, Г.-К.Кальтенбруннера, Р.Нозика, Ф. фон Хайека и других теоретиков неоконсерватизма окон­чательно оттеснили теорию Роулса на второй план. Однако идейную дискуссию неправильно рассматривать как некий однолинейный про­цесс с периодически меняющимися лидерами гонки. И хотя, безуслов­но, неоконсерватизм усилил на какое-то время свои позиции в западном обществе, писал А.Ю.Мельвиль, можно было говорить о появлении широкого либерального и консервативного консенсуса относительно ряда основополагающих принципов и устоев «американского образа жизни». Иным словами, американские неоконсерваторы разделяют фундаментальные либеральные ценности, расходясь с либералами, главным образом, по вопросу о средствах их достижения2.

С середины 80-х годов главное острие критики против теории спра­ведливости Роулса было направлено со стороны коммунитаризма — набирающего силу идейного течения, выросшего из либерализма и од­новременно противостоящего ему по ряду существенных положений. Как бы там ни было, теория справедливости Роулса не потеряла своего значения, а дискуссия вокруг нее в немалой степени способствовала тому, что она была включена в качестве обязательного элемента про­граммы всех западных университетов, признана в качестве современной «классики».

1 Мельвиль А.Ю. США — сдвиг вправо? Консерватизм в идейно-политической жизни США 80-х годов. М, 1986. С. 49.

153

^ 8.1. ЛИБЕРТАРИЗМ: ХАИЕК И НОЗИК

Либертаризм — течение в современном либерализме, которое делает акцент на правах и свободах индивида, формирующихся под влиянием общины, а государству при этом отводится минимальная роль. Либер­таризм из всех современных идейных течений, пожалуй, ближе всего подходит к анархизму. Он видит в государстве источник подавления свободы человека, нарушения его прав, искажения свободы рынка.

Все либертаристское движение можно разделить на две большие группы: либертаристов-прагматиков и принципиальных либертаристов. Прагматики защищают идею «минимального государства», но от­нюдь не потому, что защищаемые ими права человека священны, а по­скольку ограничение его функций защитой таких прав создает целый ряд преимуществ. Кредо этой группы достаточно ясно выражено Фрид­рихом фон Хайеком, писавшим, что если мы хотим удовлетворить же­лания людей, то следует отвести государству меньшую роль, а рынку большую, дав ему возможность использовать всю имеющуюся инфор­мацию о характере людских устремлений. Некоторые либертаристы полагают, что подобное ограничение роли государства позволит увели­чить производство, соответственно, максимизировать пользу, и обеспе­чить производство с максимальной эффективностью.

Фридрих фон Хайек является весьма показательным примером «со­временной» версии политической теории либертаристского прагматиз­ма. Его труды дают солидное гносеологическое обоснование опровер­жению основ социал-реформистской политики в духе «государства все­общего благоденствия». Хайек писал, что

«ничто так не разрушительно для юридических гарантий индивидуаль­ной свободы, как стремление к миражу социальной справедливости»3.

Одно время его теория рассматривалась в качестве возможной аль­тернативы кейнсианству. В процессе критики политики «государства всеобщего благоденствия» идея Хайека о том, что нарастание государ­ственного вмешательства в экономику имеет свои пределы, за которы­ми оно начинает приводить к стагфляции и представлять угрозу самому существованию рыночной системы, по существу, оказалась одним из краеугольных камней при разработке программы «рейганомики». Уже начиная с 80-х годов Хайек пытался показать, что не существует «сред­него пути» между капитализмом и социализмом. Утверждая, что рацио­нальный экономический расчет при социализме в принципе невозмо-

3 Hayek F. A. New Studies in Philosophy. Politics and the History of Ideas. Chicago: Chicago university press, 1978. P. 111.

154

жен, он противопоставляет ему капиталистический рынок, предлагая прежде всего рыночные способы регулирования экономической и политической жизни.

Хайек был непримиримым и последовательным противником пере­устройства общества по умозрительно сконструированным схемам и идеальным моделям. В своей известной книге «Дорога к рабству» (1944 г.) он показал, что даже умеренное огосударствление экономической жизни ведет в конечном счете к установлению тоталитаризма. Он был убежден, что общества, полагающиеся на конкуренцию, в конечном счете успешнее других достигают своих целей — вывод, который, по его мнению, подтвержден всей историей современной цивилизации.

Хайек довольно ясно различал «хозяйство» и «рыночный процесс». Хозяйство, в его понимании, это организация или социальное устройст­во, где некто сознательно размещает ресурсы в соответствии с единой шкалой целей. В создаваемом рынком спонтанном порядке ничего этого нет. Спонтанное рыночное хозяйство (состоящее из бесчисленного множества индивидуальных экономических структур), по Хайеку, обладает двумя преимуществами.

Во-первых, спонтанный экономический порядок использует знание всех его членов (а не только организатора хозяйства).

И, во-вторых, цели, которым он служит, являются частными целями индивидов во всем их разнообразии и противоречивости. Единственная цель, общая для всех, — это создание условий, при которых шансы лю­бого случайно выбранного индивида на как можно более эффективную реализацию его целей были бы весьма велики. Именно это и имеется в виду, когда утверждается, что рыночный порядок обеспечивает макси­мум и оптимум по сравнению с упорядоченным социалистическим хо­зяйством.

Вместе с тем Хайек признает, что диктат рынка несет в себе угрозу свободе индивида. Конкуренция создает нечто вроде безличного при­нуждения, заставляя многих индивидов перестраивать свой образ жизни так, как были бы бессильны изменить его какие угодно инструкции и команды.

В то же время Хайек возражал против причисления его к сторонни­кам «свободного предпринимательства» без всяких ограничений. Опре­деленные барьеры необходимы, но это должны быть не искусственные препоны, создаваемые государством, а естественные, спонтанно возни­кающие в процессе социокультурной эволюции. Эти правила, прежде всего, включают отказ от присвоения чужой собственности и выполне­ние добровольно взятых на себя обязательств. Они воплощают в себе коллективный опыт множества поколений по разрешению конфликтов, а также обеспечивают преемственность традиции.

155

LAISSEZ-FAIRE — буквально «разрешать делать». Это система свободного рыночного обмена с абсолютным минимумом контроля со стороны прави­тельства.

Принцип естественного отбора — выживание наиболее приспособ­ленных социальных институтов — переносится Хайеком на историю человеческого общества. Этот отбор выдерживают лишь те системы правил (от религии и идеологии до способа организации производства), которые обеспечивают для применяющих их групп наилучшие условия для выживания, т.е. наиболее высокий уровень жизни — возможно большему числу людей.

В этом свете он рассматривает и проблему справедливости. С точки зрения Хайека, в принципе неверно увязывать справедливость с какой-либо целью распределения. Никакой индивид или группа не осуществ­ляют общее распределение богатства или какой-либо другой вещи. По­этому неправильно утверждать, что распределение может быть неспра­ведливым, поскольку это определение применимо только к действиям людей. Хайек делает вывод, что любые пути распределения существен­но противоречат свободе. Таким образом, в обществе со свободным рынком товаров, где конечный результат экономической деятельности является не следствием сознательного выбора, а результатом бесчис­ленных разрозненных выборов отдельных индивидов, вообще не может появиться идея перераспределительной справедливости, а попытки вве­сти распределение разрушительны для свободы и индивидуальности в обществе4. Это вполне ясная идеологическая позиция, которая отдает предпочтение вполне определенной форме свободы.

«У нас не было намерения делать фетиш из демократии. Очень похоже на то, что наше поколение больше говорит и думает о демократии, чем о тех ценностях, которым она служит. К демократии неприложимо то, что лорд Эктон сказал о свободе: что она "не средство достижения высших политических целей. Она сама по себе высшая политическая цель. Она требуется не для хорошего управления государством, но в качестве га­ранта, обеспечивающего нам право беспрепятственно стремиться к осу­ществлению высших идеалов общественной и частной жизни". Демо­кратия по сути своей — средство, утилитарное приспособление для за­щиты социального мира и свободы личности. Как таковая она небезу­пречна. Не следует забывать и того, что часто в истории расцвет куль­турной и духовной свободы приходился на периоды авторитарного правления, а не демократии, и что правление однородного, догматично-

4 Hayek F.A. The Mirage of Justice. London: Routledge and Kegan Paul, 1976. P. 62.

156

го большинства может сделать демократию еще более невыносимой, чем худшая из диктатур. Мы, однако, стремились доказать не то, что диктатура ведет к уничтожению свободы, а то, что планирование приво­дит к диктатуре, поскольку диктатура — идеальный инструмент насилия и принудительной идеологизации и с необходимостью возникает там, где проводится широкомасштабное планирование. Конфликт между де­мократией и планированием возникает оттого, что демократия препят­ствует ограничению свободы и становится, таким образом, главным камнем преткновения на пути развития плановой экономики. Однако, если демократия откажется от своей роли гаранта личной свободы, она может спокойно существовать и при тоталитарных режимах. Подлинная диктатура пролетариата, демократическая по форме, осуществляя цен­трализованное управление экономикой, подавляет и истребляет личные свободы не менее эффективно, чем худшие автократии.

Обращать внимание на то, что демократия находится под угрозой, стало модно, и в этом таится некоторая опасность. Отсюда происходит ошибочное и безосновательное убеждение, что, пока высшая власть в стране принадлежит воле большинства, это является верным средством от произвола. Противоположное утверждение было бы не менее оши­бочно: вовсе не источник власти, а ее ограничение является надежным средством от произвола. Демократический контроль может помешать власти стать диктатурой, но для этого следует потрудиться. Если же де­мократия решает свои задачи при помощи власти, не ограниченной твердо установленными правилами, она неизбежно вырождается в дес­потию.

Когда правительство должно определить, сколько выращивать сви­ней или сколько автобусов должно ездить по дорогам страны, какие угольные шахты целесообразно оставить действующими или почем про­давать в магазинах ботинки, — все такие решения нельзя вывести из формальных правил или принять раз навсегда или на длительный пери­од. Они неизбежно зависят от обстоятельств, меняющихся очень быстро. И принимая такого рода решения, приходится все время иметь в виду сложный баланс интересов различных индивидов и групп. В конце кон­цов кто-то находит основания, чтобы предпочесть одни интересы дру­гим. Эти основания становятся частью законодательства. Так рождаются привилегии, возникает неравенство, навязанное правительственным аппа­ратом...

Государство должно ограничиться разработкой общих правил, при­менимых в ситуациях определенного типа, предоставив индивидам сво­боду во всем, что связано с обстоятельствами места и времени, ибо только индивиды могут знать в полной мере эти обстоятельства и при­спосабливать к ним свои действия. А чтобы индивиды могли сознатель­но строить планы, у них должна быть возможность предвидеть действия правительства, способные на эти планы влиять. Но коль скоро действия государства должны быть прогнозируемыми, они неизбежно должны определяться правилами, сформулированными безотносительно к ка-

157

ким-либо непредсказуемым обстоятельствам. Если же государство стре­мится направлять действия индивидов, предусматривая их конечные ре­зультаты, его деятельность должна строиться с учетом всех наличест­вующих в данный момент обстоятельств и, следовательно, является не­предсказуемой. Этим объясняется известный факт, что, чем больше го­сударство планирует, тем труднее становится планировать индивиду...»

1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   26

Похожие:

Курс лекций московский государственный институт международных отношений (университет) мид россии алексеева Татьяна Александровна современные политические iconФакультет международной журналистики
Московский государственный институт международных отношений (университет) мид россии
Курс лекций московский государственный институт международных отношений (университет) мид россии алексеева Татьяна Александровна современные политические iconИнститут истории и международных отношений Кафедра международных...

Курс лекций московский государственный институт международных отношений (университет) мид россии алексеева Татьяна Александровна современные политические iconФгбоу впо «московский государственный гуманитарный университет им....
Фгбоу впо «московский государственный гуманитарный университет им. М. А. Шолохова»
Курс лекций московский государственный институт международных отношений (университет) мид россии алексеева Татьяна Александровна современные политические iconОренбургский институт (филиал) фгбоу впо московский государственный юридический университет
О всероссийской  студенческой научно-теоретической конференции «Актуальные вопросы развития государственности и правовой системы...
Курс лекций московский государственный институт международных отношений (университет) мид россии алексеева Татьяна Александровна современные политические iconГосударственное образовательное учреждение высшего профессионального...
Афедры химии. Контрольные вопросы для защиты лабораторных работ по химии: Методическое пособие / Государственное образовательное...
Курс лекций московский государственный институт международных отношений (университет) мид россии алексеева Татьяна Александровна современные политические iconТомский государственный университет кафедра новой, новейшей истории...
...
Курс лекций московский государственный институт международных отношений (университет) мид россии алексеева Татьяна Александровна современные политические iconПермский государственный национальный исследовательский университет
Всероссийская конференция «Современные политические реалии: взгляд молодых исследователей»
Курс лекций московский государственный институт международных отношений (университет) мид россии алексеева Татьяна Александровна современные политические iconМинистерство образования республики беларусь белорусский государственный...

Курс лекций московский государственный институт международных отношений (университет) мид россии алексеева Татьяна Александровна современные политические iconКурс лекций мариуполь 2009 Министерство образования и науки Украины...
...
Курс лекций московский государственный институт международных отношений (университет) мид россии алексеева Татьяна Александровна современные политические iconМосковский городской психолого-педагогический университет
Москвы на базе подведомственного государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования (гаоу...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница