П. П. Гайденко Научная рациональность и философский разум


НазваниеП. П. Гайденко Научная рациональность и философский разум
страница1/49
Дата публикации30.03.2013
Размер6.49 Mb.
ТипРеферат
userdocs.ru > Философия > Реферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49

www.koob.ru

Научная рациональность и философский разум. 2003. (Гайденко П.П.)
Источник:

Гайденко П.П. Научная рациональность и философский разум. - М.: Прогресс-Традиция, 2003. - 528 с.

П.П. Гайденко
Научная рациональность и философский разум
УДК 1/1
ББК 847.3
Г 14
Издание осуществлено при финансовой поддержке
Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ)
проект № 02-0316041
Гайденко П.П. Научная рациональность и философский разум. — М.: Прогресс-Традиция, 2003. — 528 с.
СОДЕРЖАНИЕ
Введение. Проблема рациональности на пороге третьего тысячелети
Раздел I. Формирование античной науки в лоне философии
Глава I. У истоков античной математики
Глава II. Онтологический горизонт натурфилософии Аристотел
1. Аристотель и античная традиция трактовки быти
2. Бытие, сущность и категории
3. Закон противоречи
4. Сущность и суть бытия (чтойностъ). Проблема определени
5. Материя и форма. Возможность и действительность
6. Виды сущностей. Вечный двигатель
7. Сущее (бытие) как таковое
Глава III. Натурфилософия Аристотел
1.Проблема непрерывности и аристотелевское решение зеноновых «парадоксов бесконечности»
2. Понятие бесконечного у Аристотел
3. Понятие «места» и проблема пространства
4. Понятие времени. Время как число движени
5. Соотношение математики и физики
6. Аристотель как биолог
Раздел. П. Христианство и генезис новоевропейского естествознани
Глава I. Христианство и наука: к истории понятия бесконечности
Глава II. Пересмотр фундаментальных принципов античной науки
1. Естественное и искусственное
2. Догмат о творении как предпосылка новоевропейского понимания природы
3. Догмат о творении и первородный грех
4. Возрожденческий антропоцентризм: человек как второй Бог
5. Изгнание целевой причины как условие математизации физики
6. Герметизм и физика Ньютона
7. Пантеистическая тенденция теологии Ньютона: протяженность Бога
8. Реформация и генезис экспериментально-математического естествознани
Глава III. Николай Кузанский и формирование предпосылок философии и науки Нового времени
Раздел III. Специфика новоевропейского типа рациональности
Глава I. Физика Аристотеля и механика Галиле
1. Теория движения Аристотел
2. Категория цели и понимание природы в перипатетической физике
3. Теория движения в Средние века. Физика импептуса
4. Эксперимент и проблема материализации геометрической конструкции
5. Возрождение физики стоиков и пантеистическое понимание природы
6. Превращение природы в материю — условие возможности механики
Глава II. Природа и идеализованный объект
1. Физика и математика: различие предметов и способов исследовани
2. Гоббс о критериях достоверности знания в математике и физике
3. «Механическое» и математическое доказательства
4. Проблема объективной значимости идеальных конструкций
Глава III. К истории принципа непрерывности
1. Принцип непрерывности в античной физике и математике
2. Пересмотр аристотелевского принципа непрерывности и понятие бесконечно малого у Галилея и Кавальери
3. Попытки преодолеть парадоксы бесконечного: Декарт, Ньютон, Лейбниц
4. Возвращение к античным традициям в математике и философии во второй половине XVIII века
5. Аксиома непрерывности Р. Дедекинда
Глава IV. Обоснование геометрии у Платона, Прокла и Канта
Глава V. Монадология Лейбница и кантовское понятие вещи в себе
1. Понятие континуума у Лейбница и вопрос о связи души и тела
2. Материя как «хорошо обоснованный феномен»
3. Феноменалистское или реалистическое, решение, проблемы непрерывного?
4. Решение проблемы континуума Кантом
5. Неделимое есть вещь в себе
6. Вещи в себе в «Критике, практического разума»
Раздел IV. XX век: философское осмысление и критика научной рациональности
Глава I. Неокантианская концепция научного знания (Коген, Наторп, Кассирер)
1. Трансцендентальный синтез как условие возможности научного знания. Понимание синтеза у Канта и у неокантианцев
2. Принципы логики отношений и логическое обоснование, математики у Наторпа и Кассирера
3. Неокантианское понятие числа
4. Теория множеств и кризис оснований математики. Отношение неокантианцев к интуиционизму и формализму
5. Неокантианская концепция развития науки
Глава II. Принцип всеобщего опосредования в неокантианстве марбургской школы
1. Онтологический способ обоснования научного знания в рационализме ХVII-ХVIII вв. и его разложение в классической немецкой философии
2. Отказ от онтологического обоснования знания в неокантианстве Магбургской школы
3. Наука и ее история с точки зрения неокантианской теории деятельности
Глава III. Научная рациональность и философский разум в интерпретации Эдмунда Гуссерл
1. Философия как строгая наука. Критика Гуссерлем натурализма и историцизма
2. Принцип очевидности и «чистый феномен»
3. От созерцания сущностей к анализу трансцендентального Эго
4. «Кризис европейских наук»
5. Теоретическая установка сознания — духовная родина Европы
6. Жизненный мир и наука
7. Трансцендентальная феноменология как вариант историзма
Глава IV. Познание и ценности
1. К предыстории понятия ценности
2. Макс Вебер между Иммануилом Кантом и Фридрихом Ницше
Указатель имен
ВВЕДЕНИЕ
Проблема рациональности на пороге третьего тысячелети
В последние десятилетия философы, социологи, науковеды все активнее обсуждают проблему рациональности; в философии науки она стала одной из самых актуальных. Как пишет немецкий философ В. Циммерли, «основная и ключевая проблема, вокруг которой движется континентально-европейская философия наших дней, — это тема рациональности и ее границ»1. Тема эта, впрочем, не менее живо обсуждается и вне континентальной Европы, в англо-американской литературе2; ряд интересных работ посвящен ей и у нас3.
Чем же вызван на рубеже веков такой глубокий интерес к проблеме рациональности? С самого начала надо сказать, что вопрос о природе рациональности — не чисто теоретический, но прежде всего жизненно-практический вопрос. Индустриальная цивилизация — это цивилизация рациональная, ключевую роль в ней играет наука, стимулирующая развитие новых технологий. И актуальность проблемы рациональности вызвана возрастающим беспокойством о судьбе современной цивилизации в целом, не говоря уже о дальнейших перспективах развития науки и техники. Кризисы, порожденные технотронной цивилизацией, и прежде всего экологический, — вот что в конечном счете стоит за столь широким интересом к проблеме рациональности.
Не только сегодня, но и в первой половине XX века проблема рациональности была предметом рассмотрения многих философов: А. Бергсона, Э. Гуссерля, М. Вебера, М. Хайдеггера, К. Ясперса и др. Во многом именно эти мыслители определили тот угол зрения, под которым проблема рациональности обсуждается и сейчас.
Однако сегодняшнее обсуждение вопроса о рациональности имеет свою специфику: оно переместилось в сферу
-9-
собственно философии науки, что не могло не внести новых важных акцентов в характер и способы обсуждения этой проблемы. Ни в начале XX века, ни в 30-е — 40-е годы критика научной рациональности не находила своих приверженцев среди тех, кто изучал методологию и логику научного исследования, искал основания достоверности научного знания и пытался предложить теоретические реконструкции развития науки. Наука выступала как образец рациональности. Сегодня же, напротив, один из немецких философов науки, Ганс Ленк, заявляет: «Вероятно, европейской ошибкой было установление слишком тесной связи рационального и рациональности с наукой европейского происхождения...»4. Согласно Ленку, европейская наука не есть прототип рациональности как таковой, рациональность и научность — не одно и то же.
Наиболее непримиримым критиком науки и вообще рационального подхода к миру оказался философ и историк науки П. Фейерабенд, объявивший сциентизм «рационализмом», а «нездоровый альянс науки и рационализма» — источником «империалистического шовинизма науки»5. «Отделение государства от церкви, — пишет Фейерабенд, — должно быть дополнено отделением государства от науки — этого наиболее современного, наиболее агрессивного и наиболее догматического религиозного института. Такое отделение — наш единственный шанс достичь того гуманизма, на который мы способны, но которого никогда не достигали»6.
Каким образом в философии науки последнего периода могло сложиться столь критическое отношение — у некоторых к рациональности вообще, у большинства — к научной рациональности?
Пересмотр понятия рациональности в философии науки начался примерно с 60-х годов XX века, когда складывался так называемый постпозитивизм, представленный хорошо известными именами Т. Куна, И. Лакатоша, С. Тулмина, Дж. Агасси, М. Вартофского, уже упомянутого П. Фейерабенда и др. В отличие от неопозитивизма это направление стремилось создать историко-методологическую модель науки и предложило ряд вариантов такой модели. Вот тут философии науки и пришлось столкнуться с проблемой исторического характера рациональности, обна
-10-
ружившей ряд трудностей, справиться с которыми оказалось непросто.
Для понимания всей значимости вопроса об историчности разума бросим беглый взгляд на философскую предысторию этого вопроса. Если в философии науки в узком смысле слова проблема историчности разума встала по-настоящему лишь в последний период, то в более широкой философской традиции эта тема возникла в конце XVIII века. До тех пор разум рассматривался как нечто внеисторическое, тождественное себе, как важнейшая характеристика человека как такового. Рационализм XVII — первой половины XVIII вв. исходил из убеждения, что разум мыслит бытие и что в этом и состоит его подлинная сущность, гарантирующая объективность, необходимость научного знания. Согласно этому представлению, принципы рационального высказывания должны сохранять свое значение в любую эпоху, в любом культурно-историческом регионе. Изменчивость и вариабильность — признак заблуждения, возникающего в силу субъективных привнесений («идолов», или «призраков», как их назвал Ф. Бэкон), замутняющих чистоту истинного знания. Даже Кант, в конце XVIII века отвергнувший онтологическое обоснование знания и показавший, что не структура познаваемой субстанции, а структура познающего субъекта определяет характер познания и предмет знания, тем не менее сохранил незыблемым представление о внеисторическом характере разума.
И только в XIX веке этот тезис был поставлен под сомнение, с одной стороны, французским позитивизмом (Сен-Симон, Конт: закон трех стадий познания и общественного развития), а с другой — послекантовским немецким идеализмом. Немецкий идеализм, особенно в лице Гегеля, предложил рассматривать субъект познания исторически: внеисторический трансцендентальный субъект Канта предстал как история развивающегося человечества. В результате была снята жесткая прежде дихотомия научного и ненаучного, ложного и истинного знания; появилось понятие относительно истинного, истинного для своего времени; истина, таким образом, приобрела новое для нее определение, стала историчной. Правда, в учении Конта, так же как и Гегеля, релятивизация истины носила ограни
-11-
ченный характер: оба философа сходились в том, что в современную им эпоху разум пришел к созданию истинной науки: у Конта это — позитивные науки, у Гегеля — философия, которая в его лице обрела, наконец, постижение Абсолюта. Немецкий идеализм создал своеобразную новую онтологию субъекта, вставшую на место онтологии субстанции, или, иначе говоря, онтологию истории вместо онтологии природы.
Во второй половине XIX века, а особенно на рубеже ХIХ-ХХ вв., принцип историзма разума продолжал развиваться и углубляться: прежде всего в рамках марксистского материализма, а затем — у неогегельянцев и в исторической школе и параллельно — в неокантианстве и философии жизни. Хотя теоретические позиции названных философских школ были разными, тем не менее общим у них был отказ от гегелевского убеждения в возможности достигнуть абсолютного знания и в признании исторической относительности всех форм человеческого разума. Философская мысль первой трети XX века стремилась создать историческую типологию знания, понятую как типология культур.
Тем не менее существовала область знания, в которой исторический подход к рациональности не был принят вплоть до начала XX века: такой областью было естествознание — и соответственно философия естествознания. Первую брешь здесь пробила научная революция начала века: возникновение неклассической физики, — высветившая по-новому проблему рациональности в науке. Тем более что сознание ученых и философов уже было подготовлено к переосмыслению этой проблемы целым рядом других событий: кризисом оснований математики, открытием факта множественности логических систем, учением психоанализа о подсознательном и его влиянии на сознание, пристальным интересом к неевропейским культурам и т. д.
Среди тех, кто пытался взглянуть на развитие самого естествознания в понятиях историзма, был, в частности, Р. Коллингвуд, настаивавший на культурно-исторической обусловленности самого разума7. Тем не менее исторический подход к пониманию рациональности в науке не получил широкого распространения вплоть до конца 50-х — начала 60-х годов. Пристальное внимание истори
-12-
ков и философов науки к научным революциям, меняющим сами критерии рационального знания и в этом смысле напоминающим, согласно концепции Т. Куна, что-то вроде «переключения гештальта», привело к установлению плюрализма исторически сменяющих друг друга форм рациональности. Вместо одного разума возникло много типов рациональности. Тем самым была поставлена под вопрос всеобщность и необходимость научного знания. Скептицизм и релятивизм, столь характерные для историцизма в философии, распространились теперь и на естествознание8.
В результате одни философы, подобно Фейерабенду, склонны ограничивать и снижать роль и значение рационального начала как в науке, так и в человеческой жизнедеятельности в целом. Другие, стремясь все-таки сохранить известную инвариантность норм и правил разума, пытаются сделать это путем снятия отождествления рациональности как таковой с научной рациональностью. Такую позицию занял, например, немецкий философ науки К. Хюбнер. В отличие от теоретико-познавательного анархизма Фейерабенда Хюбнер признает определенные правила и стандарты рациональности, которые, однако, не ограничиваются наукой и — при всей их относительной устойчивости — обусловлены в конечном счете исторической традицией. В работе «Критика научного разума» (1978) Хюбнер пытается доказать, что те формы сознания, которые обычно противопоставлялись науке как иррациональные — например, миф, — в действительности имеют свою рациональность, которая обусловлена специфическим, отличным от научного, понятием опыта9. Рассмотрению мифологического сознания и характерного для него типа рациональности Хюбнер посвятил специальную работу «Истина мифа»10. Согласно точке зрения Хюбнера, научная рациональность имеет свою границу в исторически контингентных положениях веры.
Введя принцип историчности в качестве ключевого для анализа научного знания, его сменяющихся форм, философия науки наших дней непосредственно вышла к тем проблемам, которые на протяжении последнего века были доменом гуманитарных наук, или, как их называл В. Дильтей, наук о духе. Обратим внимание на характерную
-13-
логику развертывания идей: у истоков постпозитивизма стоит работа Куна «Структура научных революций», написанная не без существенного влияния исторической герменевтики Р. Коллингвуда; и вот сегодня, на последнем, заключительном, этапе развития постпозитивизма, другой философ науки, Циммерли, подытоживает: герменевтика — вот путь мышления для Европы11. Именно герменевтика, по мысли Циммерли, должна выступить в качестве всеобщей науки — scientia universalis — и занять то место, которое некогда принадлежало метафизике. Только на почве герменевтики, согласно Циммерли, возможно расширение сферы рациональности, перед необходимостью которого стоит сегодня философия.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49

Похожие:

П. П. Гайденко Научная рациональность и философский разум iconКалининградская областная научная библиотека приглашает на мероприятия
Лекция «Сократ как философский герой (Эразм Роттердамский, Ф. Ницше, В. С. Соловьёв)»
П. П. Гайденко Научная рациональность и философский разум icon21. Рациональность, основанная на процедуре
«обоснованное (raisonable) действие». Тем самым акцент в анализе переносится на процедуру и способы обоснования действия, причем...
П. П. Гайденко Научная рациональность и философский разум iconПрограмма: 15. 11. Четверг Философский факультет спбГУ, Менделеевская линия 5
Санкт-петербургский государственный университет, философский факультет, исследовательский центр медиафилософии, информационный и...
П. П. Гайденко Научная рациональность и философский разум iconМифологии
П. П. Гайденко, А. Л. Доброхотов, В. К. Кантор, Н. С. Кирабаев, А. И. Кобзев, Н. В. Мотрошилова, А. М. Руткевич, В. В. Соколов
П. П. Гайденко Научная рациональность и философский разум icon1. природа гуманитарного знания в новой научной парадигме. Гуманитарное...
Гуманитарное знание, природа человека и гуманитарное знание, научная парадигма, научная революция, новая гуманитарная парадигма,...
П. П. Гайденко Научная рациональность и философский разум iconНиколай Левашов Сущность и Разум Том 1 © Nicolai Levashov, 1999
«Сущность и разум» — это достойное продолжение и дальнейшее углубление теории, изложенной в пер­вой удивительной работе Николая Левашова...
П. П. Гайденко Научная рациональность и философский разум iconВ. Д. Альперович старость. Социально-философский анализ
Альперович В. Д. Старость. Социально-философский анализ. Ростов-на-Дону: издательство скнц вш, 1998 104с
П. П. Гайденко Научная рациональность и философский разум icon1. Предмет философии. Религиозная, научная и философская картины мира
Она догматична и мало меняется со временем. Научная картина мира основана на опыте, доказательстве. Она постоянно меняется. Философская...
П. П. Гайденко Научная рациональность и философский разум icon1 высказывания великих мыслителей
Могучее оружие человека в любых ситуациях его разум. В бесконечном познании мира, в преобразовании и приспособлении бытия к бесконечным...
П. П. Гайденко Научная рациональность и философский разум iconТайные знания (сборник)
Отдел III трансмиграция жизненных атомов инверсия мысленного зрения жизненный принцип ответы на некоторые научные вопросы каббала...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница