Связующа я смысл а с у т ь


НазваниеСвязующа я смысл а с у т ь
страница1/22
Дата публикации01.04.2013
Размер3 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
Александр Миронов


С В Я З У Ю Щ А Я
С М Ы С Л А
С У Т Ь


Статьи, очерки и заметки для вдумчивого читателя


Санкт-Петербург

ГЕЛИКОН

ПЛЮС

2006
Автор выражает признательность за вольную и невольную помощь, оказанную ему при создании книги:

Гриневицкому Николаю Константиновичу

Каратыгину Андрею Валерьевичу

Киршину Дмитрию Николаевичу

Кучеровскому Александру Константиновичу

Миронову Николаю Поликарповичу

Мироновой Ольге Николаевне

Петрову Михаилу Кирилловичу

Раевскому Евгению Павловичу

Савкину Игорю Александровичу

Ткаченко Алексею Константиновичу

Хилько Владимиру Васильевичу

Юнацкевичу Петру Ивановичу

и

коллективу, а также активу читателей библиотеки-филиала № 3
Кировского района Санкт-Петербурга

Миронов А. Н.

М64 Связующая смысла суть. — СПб.: Геликон Плюс, 2006. — 240 с.

ISBN 5-93682-370-9
В настоящей книге читатель найдет, то, что уже, вероятно, давно безотчетно и безуспешно искал, а именно: он найдет как вопросы, которые по ряду причин затруднялся сам перед собой поставить, так и соответствующие им ответы. Кроме того, он впервые в собственной жизни обнаружит нечто действительно новое и даже совсем для себя неожиданное, а главное — самое важное в жизни каждого человека, причем найдет это весьма странно или найдет его в уже знакомом. Но о чем же таком особо существенном пишет автор предлагаемой книги? Он излагает ряд базовых смыслов жизни и как чего-то целого, так и вполне частного, а также сообщает своему читателю твердые ориентиры для жизни, позволяющие вооружиться ему непреклонной верой в конечное торжество правды и добра.
ISBN 5-93682-370-9

УДК 800:27.247

ББК 81 + 86.37
© А. Н. Миронов, 2006

© Геликон Плюс, 2006

Господи, помоги, помоги же, наконец, моему неверию! —

Изволь, чадо мое, помогу, но только сначала познай

окружающие и пронизывающие тебя смыслы…
Исконный смысл каждого слова и смысл изначально

обозначаемого им же явления материального мира

всегда один и тот же.

Предисловие

Настоящая книга продолжает собой начатую автором ранее серию «Смысловедение», которая родилась в 2005 году в книгах «Прямая речь Иисуса Христа: смысло-логический анализ» (СПб.: Алетейя) и «Конституция Российской Федерации 1993 года: смысло-логический анализ» (СПб.: Роза мира). В данном случае вниманию читателя предлагается сборник статей, очерков и заметок, посвященных как различным вопросам организации социальной жизни, так и наиболее актуальным проблемам ее содержания. Сами статьи, очерки и заметки были написаны в 2004–2006 годах.

В книге автор показывает, как за покровом якобы совсем очевидного и вполне привычного возможно обнаружить и понять сокровенное и насущное. Другими словами, читатель приглашается в мир самых удивительных открытий и прозрений. Кроме всего прочего, аналогичные представленным в предлагаемой книге очерки уже самих читателей вполне смогут в дальнейшем, по мнению автора, составить общее для всех русских людей своего рода новое «культурное поле» как благо всех людей, думающих и говорящих по-русски. Иное или нескончаемое и, в конце концов, грустное «хождение» в известных дебрях «смысловой вкусовщины» неизбежно угробит само русское начало, превратив россиян окончательно в скучный и угасающий в исторической перспективе отряд «рыночных потребителей».
Автор

^ Философия подлинной власти
как философия выгоды или правды?


(или некоторые соображения по поводу
главного российского дефицита — дефицита умения думать)

Богатым можешь ты не быть,

но думать грамотно — обязан.
Сначала некоторые и совершенно необходимые пояснения к заголовку настоящей статьи. Автор, как говорится, волею собственной судьбы некоторое время тому назад (в 1999 году) выработал своего рода принцип «Сущностного восприятия слова» или буквального восприятия значения слова, который в отличие, скажем, от известного контекстного основывается на том, что практически любое употребляемое нами слово имеет свое особенное и неотъемлемое значение, или свой особенный смысл. Сам принцип был подробно представлен автором статьи в двух книгах с аналогичным принципу названием. Настоящий принцип вполне реализуется путем нахождения такого значения, которое охватывает собою по смыслу как уже все известные, так и еще пока неизвестные — будущие контекстные (частные) значения взятого в рассмотрение нами слова. Подобный взгляд на слово (всю речь) вполне позволяет его носителю сохранять смысловую устойчивость в любой ситуации. Другое дело, что решение названной задачи имеет известные пределы и трудности, а порой представляет собой своего рода практику «научного искусства». С этой точки зрения употребленное в заголовке статьи слово «философия» само по себе уже предполагает состояние сознания, характеризующееся бескорыстным стремлением к истине и благу и охваченное при этом уверенностью в наступлении счастливого будущего. Ранее в книге второй о «Сущностном восприятии слова» (СПб.: Алетейя, 2004) автор статьи уже сформулировал тезис, что «философия» в жизни человека есть невещественная основа его бытия, определяющая собою все подробности его же судьбы. Противное же представление о сем предмете было им охарактеризовано лишь как указание на неумение думать. Кроме того, слово «благо», входящее в сформулированное определение слова «философия», предполагает, в свою очередь, некое состояние «ладности». Последнее, конечно же, не имеет в себе исключения или, скажем, некоего предпочтения. Но тогда слово «благо» заметно отличается своим значением, например, от слов «выгода» и даже «польза», которые вполне допускают локальное предпочтение и соответственно некий общий ущерб или известную убыль. Впрочем, скажем, польза от чего-либо для здоровья человека возможна и вне очевидного урона окружающему его миру. Другими словами, если кто-то «потянул на себя общее одеяло», то он, создав для себя выгодную и даже внешне полезную ситуацию, нанес тем самым всем остальным некий ущерб, причем последний, и прежде всего в нравственном отношении, так или иначе коснулся и самого «стянувшего одеяло». Но к чему, собственно, сии рассуждения? А они как раз к тому, что речь в статье пойдет на самом деле об особенностях человеческого мировоззрения и в первую очередь мировоззрения «власть предержащих». Но сначала немного о самом понятии «власть». По мнению автора статьи, с сущностной точки зрения власть — это лишь проявление возможности к совершению чего-либо. Теперь подумаем над тем, а что такое власть государственная? Тем более — над тем, а что такое подлинная государственная власть? Представляется, что подлинная государственная власть есть власть, способная на самом деле отвечать собою за государство как за нечто целое. Другими словами, государственная власть лишь тогда подлинна, когда ее действия ею же самой ясно и полностью осознаются как действия, гарантированно дающие результат, вполне позволяющий иметь совокупный продукт государственного управления как продукт абсолютно насущный для бытия и развития всего народа как целого, давшего жизнь и самому государству.

Сегодня в России, да пожалуй, и в мире в целом, господствует стремление к выгоде или, скажем, пользе. Но если в мире картина такова, что в нем доминируют так или иначе производители материальных ценностей и услуг (и было бы странным иное), то не в пример сему правительство нашей страны состоит главным образом из людей, которые духом своим сродни советским фарцовщикам и спекулянтам. К великому сожалению, президент России В. В. Путин заметно «не выпадает» из названного ряда и его никак не спасают слова, что людям надо всегда говорить правду. Ведь подобное рассуждение, строго говоря, напоминает детское поведение, а не поведение зрелого и вполне ответственного человека. Другими словами, «у кого что болит, тот о том и говорит». Видимо, президенту В. В. Путину с некоторых пор стыдно за самого себя стало либо он таким образом лишь пытается поддерживать собственную популярность. Судя по ряду иных признаков, последнее наиболее вероятно. Означенные же выше «деловые люди», как, наверное, многие из нас еще помнят по советским временам, отличались редким умением на дефиците каких-либо товаров или услуг создавать собственное денежное или материальное преуспеяние. Другими словами, нынешняя эпоха в России — это эпоха господства ловких посредников (перекупщиков) — менял. Но кто-то, вероятно, спросит автора, что даже если он и прав, то как такое вообще стало возможным?

Еще в дореволюционной (царской) России, особенно наглядно в последний ее период, в части бывшего тогда передового материального производства заметно выделялся иностранный капитал или, говоря современным языком, выделялись иностранные бизнесмены и банкиры. В подтверждение сказанного выше здесь вполне можно заняться долгим перечислением известных иностранных марок либо имен, звучавших в то время, а также перечислением крупных производственных заказов царского правительства, размещавшихся тогда у иностранного производителя за счет иностранных же кредитов. Однако важным представляется иное: уже тогда рыночная (капиталистическая) Россия представляла собой нечто схожее с тем, что мы имеем сегодня, а именно: Россия уже тогда, строго говоря, не имела стратегического суверенитета. Конечно, ура-патриоты не согласятся с автором статьи и начнут скорее всего доказывать иное, что Великая Россия была вполне самостоятельна (самодержавна), но только вот сначала в мировую войну, а затем еще и в революцию с кровавой Гражданской войной зачем-то «въехала». Спору нет, Россия велика, по крайней мере территориально даже и поныне. Но ее совокупная культурно-технологическая отсталость или неразвитость как тогда, так и сегодня все еще вполне очевидны любому незаинтересованному и внимательному наблюдателю. Да, можно это не признавать или, наоборот, признав сие, посыпать голову пеплом. Но автора статьи заботит иное: как такое вообще стало возможным или какова все-таки подлинная причина сего? Разбирая всевозможные точки зрения на поставленный вопрос, автор статьи вынужден был признать их частную и общую несостоятельность. Говоря яснее, он не смог согласиться ни с природно-климатическими, ни с историческими причинами указанного положения. Почему? В каждой из бытующих и поныне точек зрения отсутствует нечто основное, без чего все они как по одиночке, так и скопом не дают убедительного объяснения сложившегося на протяжении веков положения русских дел. Да и вправду сказать, неужели специфика среды обитания русского человека и специфика истории его жизни настолько непосильны, что иного результата и быть не могло? С одной стороны, оно как раз и так, но с другой — что-то не дозволяет признать сие абсолютным или правдою. Но что же тогда может быть искомым, о чем бы до сих пор еще не говорилось? По мнению автора настоящей статьи, вероятно, следует предположить самое последнее, скажем, что искомое сокрыто в самой наклонности русских к малограмотному рассуждению или в самой мыслительной особенности русских людей. Да, проблема грамотного мышления в России никогда не становилась приоритетом общественного бытия, так как исстари у нас повелось считать, что уж думать-то правильно всяк может, если, конечно, у него ум имеется, ведь последний вполне сам за себя похлопотать сможет. Другими словами, грамотно думать, по мнению современных учителей, — это как дышать воздухом — никак не проблема. Да и Библия опять же говорит: «по плодам (делам. — Авт.) их узнаете их», а значит, полного доверия к слову, то бишь к мысли, и не надобно вовсе. Но последнее поучение и само по себе своим смыслом также попадает в им же обозначенный смысловой круг, а значит, и доверия к нему, строго говоря, также не должно быть. Вот ведь какое дело получается. А вы говорите, что самому думанию не научишь! Не договаривает Библия, и, скорее всего, не договаривает намеренно. Вот что получается. А ответственным за сие назначен Иисус Христос, то бишь Богочеловек, и все тут. Впрочем, мы несколько отвлеклись от главного — от искомой культуры мышления. К сожалению, нет ее сегодня в России как, впрочем, немного бывало и ранее. Это первое. Второе же состоит в том, что «злоба дня» для нашей Родины сосредоточена на самом деле в требовании, что первостепенной или главной задачей российской государственной жизни должна стать политика становления в России означенной выше культуры мышления. Причем автор считает необходимым подчеркнуть тот момент, что сама по себе культура мышления имеет прежде всего и главным образом умозрительный характер или она неподготовленному наблюдателю мало очевидна. Почему автор статьи так настойчив и что он, собственно говоря, способен предложить общественному вниманию в подтверждение сформулированного им выше требования? Например, следующее: сущностное, или смысло-логическое восприятие речи (и устной, и письменно-печатной) как основополагающий принцип подлинной культуры мышления. Основным методом реализации означенного выше принципа является метод смысло-логического анализа (синтеза) речи. Но сначала некоторые и необходимые соображения о сути самой подлинной государственной власти. Представляется, что подлинно самостоятельное государственное правление в своей основе, во-первых, обладает адекватным мировосприятием, выражающимся как в способности, так и в потребности к достоверному стратегическому прогнозированию и к соответствующему планированию; во-вторых, пониманием собственной ответственности перед управляемым народом за поддержание в нем самостоятельного мышления как основополагающего качества как отдельной личности, так и всего народа в целом; в-третьих, умением и потребностью оперативного реагирования на собственные промахи и ошибки.

Существо же предлагаемого автором метода состоит в том, что во всякой анализируемой речи всегда, как уже было замечено ранее, объективно присутствует «свой» (особенный) смысл, а, значит, пониманию его, как ни странно, приходится всем учиться. Причем иногда может казаться, что достаточно лишь договориться о содержании говоримого, и «никаких проблем». Но так бывает далеко не всегда и далеко не в простых случаях, а если и бывает в простых, то только как соблазн или как ловушка для наивных и недальновидных. Последняя, становясь дурной привычкой, уже как условный рефлекс вдруг начинает вызывать в непростых, и прежде всего в строго умозрительных ситуациях, сначала плохо различаемые, а затем и вообще непонятно откуда берущиеся проблемы. Например, проблема терроризма. Последняя есть ярчайший пример, с одной стороны, глупости, с другой — подлости. Почему? Да потому, что насилие, в том числе и террористическое, всегда вызывается неким предшествующим образом поведения самой будущей жертвы. Другими словами, если нас вдруг терроризируют, то это будет означать только то, что в недалеком прошлом мы посчитали возможным пренебречь насущными интересами будущих террористов. Как правило, подобное ротозейство происходит как будто бы по глупости. Но это так, если воспринимать ситуацию поверхностно. На самом деле ряд политических сил или соответствующих руководителей, пользуясь общей праздной неосведомленностью, сознательно в це лях личного обогащения и порой даже систематически закладывают своего рода смету будущих террористических актов. Возможно, кто-то возразит, что автор статьи сгущает краски, так как терроризм во многом есть стихия, а значит, его трудно загодя планировать, тем более им сознательно управлять. Да, если речь вести о созидательном управлении, то последнее замечание действительно будет справедливо, но если говорить о стратегии разрушительного воздействия, то ситуация становится уже совсем иной, а именно: с помощью подготовки условий для будущих конфликтов, во-первых, возможно гарантированно сохранять собственное господствующее в обществе положение; во-вторых, получать в свое полное распоряжение все большие и большие общественные ресурсы; в-третьих, «списывать» на террористов издержки собственного фактически преступного поведения. Почему последнее в принципе возможно? Оно возможно потому, что как бы «разнесено во времени и в пространстве», а значит, юридически неподсудно. Но вернемся вновь к сути предложения автора статьи.

Основной трудностью предлагаемого метода является определение сущностного (фундаментального) значения анализируемых нами слов или неотъемлемого от самих слов, органически присущего им значения, а также аналогичного значения предложений или всей исследуемой речевой информации. Для решения названной задачи по большей части возможно применение обычных толковых словарей русского языка и словарей иностранных слов в русском языке. В некоторых случаях необходимо производить смысло-логические обобщения имеющихся словарных значений для получения искомых фундаментальных. Как раз последние и позволяют, что называется, «прозревать» в отношении подлинного или объективного смысла всей анализируемой информации, а значит, позволяют «овладевать» и подлинным содержанием всего рассматриваемого речевого материала. Кроме того, найденные фундаментальные значения слов исследуемой речи позволяют получать достоверный прогноз как самой возможности воплощения предлагаемого в ней в будущем, так дают и однозначное понимание ее наиболее вероятного результата. Таким образом, предлагаемый подход к восприятию речи по способности преодоления внешних преград вполне можно уподобить своего рода рентгеновскому или, скажем, ультразвуковому исследованию, с одной стороны, с другой — взятию и исследованию отдельных проб из состава, выделенного для изучения.

Таким образом, СМЫСЛО-ЛОГИЧЕСКОЕ ВОСПРИЯТИЕ РЕЧИ позволяет:
1. Определять цели, которые объективно преследуют авторы речевой информации.

2. Определять подлинное качество самих заявленных целей.

3. Достоверно прогнозировать результат, который может быть получен в случае реализации анализируемых предложений и даже саму возможность их реализации на практике.

4. Вырабатывать навык понимания объективного значения собственной мысли и соответственно речи, позволяющий сохранять в сказанном либо написанном (напечатанном) завершенное значение в любом контексте, а значит, позволяющий всегда быть успешным на практике.
В качестве исходных методологических положений предлагаемого подхода к восприятию речевой информации автор использовал следующее:
1. Речевой материал по определению имеет независимый от человека характер («слово не воробей: вылетит — не поймаешь» или «что написано пером, то не вырубишь и топором»), то есть сама речь является автономным и независимым свидетелем или документом.

2. Логическая особенность речи как единого целого, состоящего из отдельных элементов, сохраняется без каких-либо изменений. В данном случае имеется в виду степень смысловой сочетаемости отдельных слов и отдельных предложений между собой. То есть внутри исследуемого речевого материала всегда можно обнаружить смысловую сочетаемость слов (предложений) либо ее отсутствие.

3. Неадекватное восприятие идеи либо ошибочный замысел не может быть основой для точного (совпадающего на практике с желаемым) дела, и, наоборот, адекватное восприятие любой идеи обязательно является предпосылкой для точного дела. Последнее всегда присутствует в крайнем случае в уме исполнителя, берущегося за выполнение неверного или неполного письменного плана. Другими словами, точность всегда предполагает исчерпывающую полноту замысла, из которой она сама и возникает.

4. За добровольным изложением чего-либо (например, проекта, описания какого-либо явления либо события) автору «спрятаться» практически невозможно. Этому обязательно препятствует сама преследуемая им цель, следы которой неизбежно будут отображенно присутствовать в любом излагаемом им речевом материале. Обнаружить последнюю позволяет вновь сочетаемость смыслов слов внутри предложений, а также смысловая сочетаемость предложений внутри самой речи (самого текста) как единого целого. Здесь же учитывается порядок изложения как отдельных слов, так и предложений в целом. С помощью последнего определяется система мировоззренческих ценностей или мировоззренческие приоритеты.
Кроме того, например, любое нравственное, а значит, и гражданское учение излагается с помощью слов, если хотите, «умозрительного» ряда, которые в отличие от слов «наименовательного» или «наглядно-чувственного» ряда, строго говоря, не допускают своей замены без существенного смыслового изменения в конце концов всего текста в целом. Например, вполне легко можно переименовать название обозреваемой нами улицы города, но переименовать, скажем, умозрительное понятие «справедливости» без заметной потери его же собственного смысла уже никак не удастся. В качестве дополнительной проверки высказанного выше вполне можно предложить всем желающим сформулировать самостоятельно (без словаря) ясно и конкретно значения таких слов как: смысл, истина, правда, любовь, справедливость, радость, счастье, мировоззрение, терроризм, прагматизм, либерализм, знание, идея, национализм, восприятие, понимание, гармония, ответственность, мудрость, нежность, прогресс, развитие, серьезность, строгость, жестокость, организация, управление, контроль, проверка, удача, символ, прием, способ, метод, методология, пресечение, предупреждение, профилактика, логика, координация, согласование, проблема, демагогия, демократия, свобода, святой, священный, дискредитация, герой, стихия, хаос, граница, причина, душа, сознание, предмет. Представляется, что сей ряд «умозрительных» слов вполне можно продолжать и продолжать. Вероятно, что полученный результат скорее всего будет носить очень условный и приблизительный характер, а, значит, сама практикуемая замена подобных слов будет во многом безответственна. Вопрос: почему так? Или почему у таких распространенных слов так неясен, вероятно, все-таки им присущий смысл и почему до сих пор не поставлена и не решена задача определения последнего? Исчерпывающий ответ будет скорее всего состоять в том, что соответствующий вопрос и соответствующая задача до сих пор попросту не ставился и не решалась, а на практике все сводилось и сводится до сих пор к использованию лишь частных или контекстных проявлений искомых смыслов. Другими словами, применение конвенциональных (договорных) либо контекстных значений никак не снимает вопрос о подлинных смыслах слов названного выше «умозрительного» ряда. Более того, уклонение от уяснения подлинного смысла употребляемых слов, значения которых всегда как бы разнесены во времени и в пространстве, сплошь и рядом замещается на практике эмоциональным внушением якобы уже имеющегося понимания их подлинных значений. Другими словами, по умолчанию считается, что культурой мышления обладает любой психически здоровый человек, тогда как на практике многочисленные конфликтные ситуации свидетельствуют как раз об обратном. В качестве примера использования предлагаемого подхода рассмотрим словосочетание «Единая Россия». При привычном или стереотипном восприятии, кстати, привитом публике так называемой канонической наукой, никаких особых трудностей и вовсе не наблюдается. Вместе с тем часть имеющегося общественного мнения выражает явное недоверие данному политическому объединению. Казалось бы: что тут такого, скажем, прискорбного можно предположить? А давайте посмотрим на сие с позиции предлагаемого подхода восприятия речи. В толковом словаре русского языка слово «единая» представлено следующими значениями: то же, что одна; одна, общая; только одна, единственная. В свою очередь словарный анализ доминирующего в перечисленном ряду значений слова «одна», охватывающего собою по смыслу все остальные (даже смысл слова «общая» вполне поглощается смыслом слова «одна», так как первый никак не преодолевает границы последнего), дает уже следующие значения: числовое название; отдельно, без других, в одиночестве; в значении только…; та же самая; первая в ряду сходных явлений; как противопоставление чему-нибудь; как выделение или привлечение внимания. В результате осуществленного смыслового обобщения перечисленного выше мы вполне можем назвать «отделенность», «неповторимость», «первенство», «выделение и противоположение» как исчерпывающие смысловые составляющие искомого слова «единая». Но тогда на основе последнего взятого в кавычки словосочетания, вполне поглощающего собою по смыслу остальные, мы вправе будем допустить следующую расшифровку исследуемого словосочетания: «Единая Россия» — это «Выделяющаяся и противополагающаяся Россия». Впрочем, последнее вполне можно несколько видоизменить, например, так: «Выделяющаяся и противополагающаяся Россия» — это «Уязвленная Россия». Почему последнее справедливо? Да потому, что существо уязвленности как раз и проявляется через самовыделение и самопротивопоставление или проявляется как результат действия чего-либо крайне неприятного и поражающего собою целое. Таким образом, мы можем внешне банальное вдруг увидеть совсем с неожиданной для себя стороны или можем мысленно увидеть обозреваемое извне как бы изнутри него самого и независимо от его на то желания.

Заключая краткое описание предлагаемой методологии, автор статьи считает необходимым еще раз отметить, что произвол в сочленении слов в предложении, а предложений в речи (тексте) вполне возможен, но и смысло-логический анализ любого этого подхода не менее возможен. Иными словами, произвольная речь — это точная мера развития ее носителя, она же — вполне объективное свидетельство его устремлений, а также их качества.

Но вернемся к заголовку статьи. В нем речь идет о двух возможных направлениях движения России в будущее. Первое: это в интересах наследников фарцовщиков, перекупщиков и прочих менял всех мастей и оттенков и их зарубежных хозяев в целом жалкое и бесперспективное подражание «задам» так называемого развитого мирового сообщества; второе же состоит в том, чтобы подлинное развитие граждан стало главной потребностью государства российского. Последнее как неустанное стяжание насущной правды человеческого бытия всем государством Российским на основе организации становления и поддержания подлинной культуры мышления или познания подлинного смысла родной речи всеми гражданами страны вместо нынешнего яростного насаждения повсеместно стремления к лично-корпоративной выгоде либо пользе и станет искомым и главное — радостным для всех смыслом. Что изберет Россия? Автор настоящей статьи твердо полагает, что так или иначе, рано или поздно она изберет непременно второе.

14 декабря 2004 года
Санкт-Петербург

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Похожие:

Связующа я смысл а с у т ь iconХристианский смысл страдания франсуа Деларю
Через страдание, человек осознает свою смертность и ищет смысл своей жизни и своего конца
Связующа я смысл а с у т ь iconМосква 2006 смысл academ'a
В276 Когнитивная наука : Основы психологии познания : в 2 т. — Т. 2 / Борис М. Величковский. — М. Смысл : Издательский центр «Ака­демия»,...
Связующа я смысл а с у т ь iconRachel Ward
Какой смысл, если ты не можешь прижиться ни в одной приемной семье, если ты чужая в любом классе, в любой компании? Какой смысл заводить...
Связующа я смысл а с у т ь iconПроблемы Смысл человеческой жизни Поиск жизненного пути Самореализация человека. Тезисы
В чем жизнь? В чем ее смысл? В чем цель? Ответ только один: в самой жизни (В. Вересаев, писатель)
Связующа я смысл а с у т ь iconВ. Соловьев Смысл любви
Обыкновенно смысл любви полагается в размножении рода, которому она служит средством. Я считаю этот взгляд неверным не на основании...
Связующа я смысл а с у т ь iconЧто такое жизнь?
В чем смысл жизни? Как надо жить, чтобы нам было лучше? — Дайте развернутый ответ. Приведите примеры (из литературы, кино), где обозначается...
Связующа я смысл а с у т ь iconЗдравый смысл
Пейн в 1774 г отправился в Америку. Там он вскоре приобрел известность своими статьями и памфлетами в «Пенсильвания мэгэзин». В памфлете...
Связующа я смысл а с у т ь iconИрвин Ялом. Мамочка и смысл жизни. Психотерапевтические истории
Мамочка и смысл жизни. Психотерапевтические истории / Пер с англ. Е. Филиной. — М.: Изд-во эксмо-пресс, 2002. — 288 с. (Серия “Искусство...
Связующа я смысл а с у т ь icon1. 0 — создание файла 08. 12. 2011. unknown 01 правка 5-7 опечаток,...
Какой смысл, если ты не можешь прижиться ни в одной приемной семье, если ты чужая в любом классе, в любой компании? Какой смысл заводить...
Связующа я смысл а с у т ь iconС какой смысл обществоведы вкладывают в понятие познание?
С какой смысл обществоведы вкладывают в понятие познание? Привлекая знания курса, составьте два предложения, содержащих информацию...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница