В. Д. Альперович старость. Социально-философский анализ


НазваниеВ. Д. Альперович старость. Социально-философский анализ
страница1/9
Дата публикации07.04.2013
Размер1.45 Mb.
ТипРеферат
userdocs.ru > Философия > Реферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9
Русский Гуманитарный Интернет Университет

БиблиотеКа
Учебной и научной литературы


WWW.I-U.RU


В.Д. АЛЬПЕРОВИЧ

СТАРОСТЬ. СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ.

Ростов-на-Дону 1998 г.

ББК Ю6

Рецензент: доктор философских наук, профессор Ю. В. Верещагин

Альперович В.Д. Старость. Социально-философский анализ. Ростов-на-Дону: издательство СКНЦ ВШ, 1998 104с.

ISBN 5-87872-121-х

В монографии рассматривается проблема старости индивида и общества, взаимосвязь этих явлений, положение и место старого чело­века в стареющем обществе, психологические и социальные особеннос­ти взаимоотношений старого человека с предшествующими поколени­ями в обществе, коллективе и семье.

Издание рассчитано на специалистов в области социальной философии, геронтосоциологии, геронтологии и социальной работы.

D-01(03)-98 ББК Ю6
ISBN 5-87872-121-х

Альперович Валерий Дмитриевич, 1998.

^ СТАРОСТЬ. СОЦИАЛЬНО - ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ. СОДЕРЖАНИЕ

Введение........................................................................................................4

Глава I. Демография старения..................................................................Л

[Основные понятия и виды старости. "Седое общество". Сред­няя продолжительность жизни. Демографические коллизии Рос­сии в XVIII-XX веках. Видовая и максимальная продолжитель­ности жизни.]

Глава II. Генезисгеронтологическогознания..........................................18

[Характеристика геронтологического знания. Этапы развития геронтологического знания.]

Глава Ш. Социология старения................................................................24

[Социогеронтологические теории: разъединения, активности субкультуры, возрастной стратификации. Теория символичес­кого интеракционизма. Геронтократия.]

Глава IV. Психология старения,...............................................................40

[Характерологические изменения в пожилом возрасте. Психо­логические кризисы и этапы жизни. Страх смерти. Досуг и за­нятость. Адаптация различных психологических типов к фено­мену старости. Одиночество. Стресс и фрустрация.]

Глава V. Здоровье и социальное поведение................................................70

[Гериатрия. Влияние традиционного мышления на ошибки в диагностике. "Синдром Плюшкина". Витаукт.]

Глава VI. Типология семейных отношений пожилого человека..............73

[Типология взаимоотношений пожилых супругов. Сексуальные отношения после шестидесяти. Типология отношений пожилых родителей и взрослых детей.]

Глава VII. Социальная помощь пожилым людям....................................83

[Социальная помощь в России. Зарубежный опыт социальной работы с пожилыми людьми.]

Заключение..................................................................................................96

Литература................................................................................................97

ВВЕДЕНИЕ.

Генеральная Ассамблея ООН постановила провести в 1999 г. Международный год пожилых людей в знак "... признания демог­рафического вступления человечества в пору зрелости и тех перс­пектив, которые оно открывает для развития более зрелых пред­ставлений и возможностей в общественной, экономической, куль­турной и духовной жизни - не в последнюю очередь в интересах всеобщего мира и развития в следующем столетии".

Цель года определена как содействие осуществлению прин­ципов ООН в отношении пожилых людей. Принципы объединены в пять групп: независимость, участие, уход, реализация внутренне­го потенциала, достоинство.

Люди всегда были склонны идеализировать свое время, не­похожее, по их мнению, ни на какое другое. И все же можно утвер­ждать, что самым необыкновенным из всех необыкновенных веков истории стал уходящий XX век. Ни один из его предшественников не вобрал в себя столько радикальных преобразований в жизни общества как нынешний, не испытал на себе такого разнообразия революций: политических и экономических, социальных и эколо­гических, промышленных и научно-технических и даже сексуаль­ных. Еще никогда на Земле не сосуществовало такого огромного числа потомков Адама и Евы и еще никогда в этом макросемействе не было столько скандалов, драк, войн, катастроф, уносящих лю­дей сотнями тысяч и десятками миллионов. Удивительно, что при всем этом человечество сумело сохранить самое большое во всей своей истории число пожилых и старых людей. Общее число пожи­лых людей в мире равно численности всего населения Земли в XVII веке. Старость и старение вышли на уровень глобальных проблем человечества.

Основным направлением исследования автор считает опре­деление влияния старения населения на социальную структуру на­селения, на взаимоотношения между старшей демографической когортой и всеми другими когортами, престарелыми родителями и их взрослыми детьми, гериатра и пожилого больного, социального работника и его клиента, то есть комплекса проблем, составляю­щих сущность социальной геронтологии и геронтосоциологии. Обе науки находятся в стадии становления и осмысления социальных факторов старения, отсюда необходимость вычленения связей и тенденции, совершенствование методологической основы и кате­гориального аппарата. Решение этих задач становится, в свою оче-

редь, проблемой социальной философии.

В отечественной литературе последних лет нет исследова­ний, в которых комплексно, с позиций различных аспектов соци­ального знания рассматриваются проблемы старости и старения. И хотя для естествознания, философии и социологии эти проблемы являются традиционными, их разработка велась различными обла­стями науки изолированно друг от друга. Наибольших теоретичес­ких успехов достигло естествознание, далее следуют демография и психология, философия и социология замыкают этот ряд. Массив научной литературы по данной проблеме отражает ту же ситуацию -85-90% принадлежат биологии и медицине.

В главе "Генезис геронтологического знания" подробно рас­сматривается становление общей и социальной геронтологии.

В 70-80-х годах отечественные ученые М.Д.Александрова, А.В.Дмитриев, Т.В.Карсаевская и А.Т.Шаталов, В.Д.Шапиро опуб­ликовали значительные философско-социологические работы по проблемам пожилых людей.

В книге М.Д.Александровой "Проблемы социальной и пси­хологической геронтология" фиксировался факт дифференциации геронтологии и становления социальной геронтологии как само­стоятельной науки, которая вычленилась из социологии на основе комплексирования с демографией и гигиеной, с одной стороны, и с социальной психологией - с другой. Рассматривая различные ас­пекты геронтологии, автор в качестве основных выделила соци­альный и психологический, т. е. по сути дела, оставила социальную геронтологию в рамках общей геронтологии.

Работа двух авторов Т.В.Карсаевской и А.Т.Шаталова "Фи­лософские аспекты геронтологии", как следует из самого названия, в основном посвящена философскому анализу геронтологического знания и теорий старения. В геронтологии выделяются две части: теоретическая и прикладная, при этом к теоретической составляю­щей отнесена и социальная геронтология, которая существует на стыке геронтосоциологии, геронтопсихологии и гератогигиены. Авторы отстаивали продуктивность интеграции множественности подходов к пониманию старости в рамках системно-комплексных исследований, осуществляемых на стыке ряда наук.

Дмитриев А.В. в монографии "Социальные проблемы лю­дей пожилого возраста" рассматривает вопросы, связанные с опре­делением места пенсионеров в социальной структуре общества 70-80-х годов, их участия в трудовой деятельности, формы досуга и методы адаптации в новой жизненной ситуации. И хотя с тех пор в

обществе произошли принципиальные изменения, методологичес­кие подходы, разработанные автором монографии к изучению на­званных вопросов, сохранили свою актуальность.

В.Д.Шапиро в книге "Человек на пенсии /Социальные про­блемы и образ жизни/" дал обобщенный социально-психологичес­кий портрет пенсионера, проанализировав структуру его соци­альных потребностей и ценностных ориентации, положения и фун­кции пенсионеров в семье, в трудовой и общественной деятельнос­ти. По проблемам трудовой деятельности пенсионеров имеется ряд работ Н.Н.Савчук.

Значительный вклад в развитие социальной геронтологии внес выдающийся отечественный психолог Б.Г.Ананьев, доказав не­обходимость смены биологической парадигмы новой, совмещаю­щей социальный и биологический подходы, обосновав необходи­мость комплексного подхода к процессу старения и высказав идею о человеческом онтогенезе как целостном процессе, включающем все возрастные фазы, в том числе и старость. Идеи Б.Г.Ананьёва успешно развиваются Л.И.Анцыферовой, М.Э.Елютиной и дру­гими.

В русле разработки медикобиологических вопросов герон­тологии следует указать таких авторов, как Ю.К.Дупленко, А.А.Дыскин, А.Н.Рубакин, З.Г.Френкель, В.В.Фролькис, Д.Ф.Че­ботарев. В демографии М.С.Бедный, Д.И.Валентей, А.Г.Вишневс­кий, Л.Е.Дарский, А.Я.Кваша, Б.Ц.Урланис. В психологии - Б.Г. Ананьев, Я.М.Неплох, Н.В.Хамитов. В семьеведении - И.С.Кон, Ю.Б.Рюриков, А.Г.Харчев.

Среди зарубежных авторов, чьи труды способствовали про­ведению данного исследования: А.Адлер, Э.Берн, И.Кемпер, А.Мас-лоу,.Д.Мид, Г.Селье, К.Хорни, Д.Фонтана З.Фрейд, Э.Фромм, Д.Чопра, Т.Шибутани.

Обращение к данной теме имеет для автора не только тео­ретический, но и экзистенциальный интерес: понять через исследо­вание судьбы ровесников и людей более старших возрастных ко­горт собственное место в жизни, решить проблему достойной ста­рости, поставив эксперимент на самом себе и доказав, что и в этом возрасте остается способность к творческой научной деятельно­сти.

^ Глава I. ДЕМОГРАФИЯ СТАРЕНИЯ.

Основные понятия и виды старости. Относительная доля и абсолютное число престарелых граждан мирового сообщества стре­мительно растет, а проблемы старения и старости становятся гло­бальными. При этом старение понимается как процесс, а старость как его результат. Процесс старения характерен как для индивида в его переходе из средней в старшую возрастную когорту, так и для общества в целом (его демографической, социальной и политичес­кой структур). Старость есть заключительный период в развитии любого организма, для человека это генетически заданное обрете­ние определенного личного социального статуса. Старение, как любой процесс, насчитывает несколько этапов. (О старении обще­ства несколько позже подробные соображения.)

Всемирная организация здравоохранения выделяет три хро­нологических периода: возраст от 60 до 74 лет - признан пожилым, от 75 до 89 лет - старческим, от 90 лет и старше - возрастом долго­жителей. Мы полагаем, что старение имеет конкретно-историчес­кий характер и не может быть общемирового стандарта, периоди­зация должна коррелироваться со средней продолжительностью жизни в определенной стране. Соглашаясь с самим принципом тре-хэтапного деления, мы полагаем, что в нашей стране, учитывая по­ниженные показатели средней продолжительности, должны быть понижены и верхние значения каждого из этапов. По данным Отде­ла народонаселения и Статистического бюро ООН и национальных статистических органов среднея продолжительность жизни в Ев­ропе (1997 г.) для мужчин составляла - 71 год, для женщин - 79 лет, в мире соответственно 64 и 68, в России - 58 и 72. По нашим расче­там для России приемлема следующая градация: пожилые люди (60-69 лет), старые (70-84 года), долгожители (85 лет и старше). При­чем, по нашему мнению, нет оснований для деления этих границ по половому признаку. Установившаяся в нашей стране традиция в ста­тистических сборниках, отнесение женщин старше 55 лет к когорте пожилых, кроме юридических оснований (назначение пенсии), дру­гих аргументов не имеет. Нижняя возрастная граница старости (60 лет) постоянно отодвигается вверх под влиянием социально-эко­номических, научно-практических и культурологических факторов.

Мы предлагаем различать следующие виды старости: хро­нологическая, физиологическая, психологическая и социальная.

Доминирующим фактором в определении хронологической старости является количество прожитых лет. Физиологической -

7

состояние здоровья, совокупность соматических отклонении орга­низма. Психологическая определяется самоощущением человека своего места в возрастной структуре.

Социальная старость как бы вбирает в себя признаки всех названных видов старости, однако, она нечто большее, чем про­стая совокупность разных видов старости: суммы прожитых лет, перенесенных заболеваний и эмоциональных переживаний. Все виды старости взаимообусловлены и оказывают определенное влияние друг на друга.

Хронологические периодизации жизни предлагались еще Пифагором, Авиценной и древними китайцами, в наше время они разрабатывались С.Г.Струмилиным, Б.Ц.Урланисом и Э.Россетом. В целом можно отметить, что у классификаторов, ни у нынешних, ни у прежних, нет и не было единого мнения о хронологическом моменте наступления старости. Чаще других назывался 60-летний возраст. Важнее другое, что демографы как и физиологи признают, что старость - это длительный период жизни, что для понимания тех изменений, которые претерпевает человек в этом возрасте, не­обходимо более дробное членение периода с выделением субпери­одов.

Говоря о социальной старости, мы отмечаем, что она сооб­разуется с возрастом всего общества. Специфика сегодняшнего об­щества - весомое представительство социально-демографической группы пожилых людей в возрастной структуре. Социальный воз­раст коррелируется средней продолжительностью жизни в опреде­ленной стране. В Замбии или Мали, где средняя продолжительность жизни 43-44 года, старики значительно "моложе", чем в Японии или США, странах с высокой продолжительностью жизни. Есть здесь и этнический аспект, особенно заметный у народов с традиционно высокой продолжительностью жизни. Мы утверждаем, что старе­ние, в большей степени социальный, чем биологический процесс, отличный для разных эпох и культур, для представителей различ­ных социальных слоев, групп и этносов.

Чем выше уровень старения населения в целом, тем дальше отодвигается индивидуальная граница старости. Наступление со­циальной старости регулируется, однако, не только демографичес­ким старением населения, но и длинным рядом других социальных определителей, в числе которых условия труда и отдыха, санитар-но-гигиенические условия, уровень здравоохранения и социально­го обеспечения, культуры и образования, экологической безопас­ности и развития общественного производства, удовлетворения

8

материальных и духовных потребностей, уровень комфорта и бла­гоприятный климат. Сюда же относится ряд чисто субъективных моментов: наличие или отсутствие вредных привычек, хронических заболеваний, травм, положительной наследственности.

Социальная старость есть определенный период социаль­ной жизни. Если физиологическая жизнь имеет две четкие даты: рождение и смерть, то для социальной жизни нет фиксируемых на­чала и окончания. Социальная жизнь начинается со времени ста­новления человека личностью, то есть ответственным и сознатель­ным субъектом (деятелем) социальной жизни, а её окончание свя­зывается с утратой этих качеств. Окончание социальной жизни мо­жет совпадать, а может и не совпадать с физиологической смертью (закончиться раньше).

И сама социальная старость не совпадает с физиологичес­кой: одни индивиды, несмотря на физическую слабость или даже немощность, остаются личностями и ведут активную социальную жизнь, другие - еще до утраты физических сил утрачивают личнос­тную характеристику и практически ведут физиобиологический образ жизни.

Между временем начала жизни и наступлением календар­ной старости существует прямая зависимость, что характерно и для высшего вида жизни - социальной жизни. Высокоразвитое произ­водство предполагает постоянное повышение образовательного уровня населения и, следовательно, более позднее вступление в са­мостоятельную жизнь, отсроченное временем получения необходи­мого образования. Но и время наступления социальной старости вместе с этим отодвигается по сравнению с прошлым веком, турге­невским и гоголевским старикам обычно было по пятьдесят лет.

"Седое общество". Для XX века, особенно для его второй половины, характерен колоссальный демографический рост. Если за три предыдущих века население планеты увеличилось лишь втрое, то в нынешнем произошел его почти четырехкратный рост. Нарас­тание скорости роста численности населения характерно для всех возрастных групп, но наибольшие темпы характерны для старших возрастных групп. Нейл Смелзер прогнозирует, что к 2000 году чис­ленность людей старше 65 лет вырастет во всем мире, во всех его частях, в развитых и развивающихся странах, их доля составит 6,3%. Но прирост этот не равномерен, в европейских странах он идет раз в десять быстрее, чем в африканских /Социология М., 1994/. В XXI веке эта тенденция будет нарастать и Европа оправдает название -"старушка", во всех смыслах,

По данным ООН, в 1950 году в мире было 214 млн людей старше 60 лет; по прогнозам в 2000 году их будет уже 612 млн, а к 2025 году 1100 млн. Численность пожилых людей возрастет за эти годы в 5 раз, тогда как население планеты за это же время увели­чится лишь в три раза.

В нашей стране по тем же прогнозам к 2000 году 25% насе­ления будет старше 50 лет, а тех кому за 60 - 20%. Уже сейчас в 35 регионах страны численность пожилых людей достигла 20 - 26%. Следовательно, в дальнейшем численность старшей группы будет постоянно нарастать. Предполагается, что к 2015 году на одного работающего в России будет приходиться один нетрудоспособный, причем половина из них престарелые люди. В Центральной России и на Северном Кавказе такая ситуация уже сложилась.

Различают три вида возрастных структур: "прогрессивную", где численность детей намного превосходит численность стариков, для нее характерен быстрый рост населения ; стационарную", с не­изменным естественным приростом и примерным равновесием младших и старших групп; "регрессивную", отличающуюся боль­шой долей пожилых людей и суженным или убывающим ростом населения.

Известный польский демограф Эдваррд Россет предсказы­вает: "Мир, в котором живем мы, очень мало похож на тот, в кото­ром суждено было жить нашим отцам. Иным будет и мир наших детей и внуков. Он будет иным не только вследствие технических и экономических преобразований; он будет иным и в результате де­мографических изменений. Процесс старения населения ведет к ра­дикальному изменению облика общества и действующих в нем пра­вовых, моральных и, пожалуй, всех прочих норм" /"Процесс старе­ния населения",М., 1968/.

Можно утверждать, что происходят кардинальные измене­ния в глобальной возрастной структуре. Аналогичные процессы характерны и для российской демографической структуры, наблю­дается тенденция перехода от "стационарной" к "регрессивной" возрастной структуре, вместе с этим естественны и неминуемы пер­турбации в социальной структуре; видоизменяются социальные институты (политические, экономические, науки, образования). Так, например, семья из многодетной, "с детьми всех возрастов считая", превратилась в малодетную.

Существуют различные шкалы для определения "возраста общества", они построены на определении удельного веса старшей возрастной группы в общей численности населения. Нижняя гра-

10

ница этой группы обозначается в одних шкалах 60 лет, в других -65, а демографическая старость общества варьируется от 4 до 12%. Мы полагаем наиболее объективной и реальной градацию, пред­ложенную французской исследовательницей Ж.Боже-Гаранье и усо­вершенствованную Э.Россетом. В ней к пожилым людям от несены все, кому 60 лет и старше. В старости различаются: первое преддве­рие - от 8 до 10%, собственно преддверие от 10 до 12%, а все, что выше - старость. Однако, и эта ступень имеет несколько уровней, с ростом в 2 процента: начальный, средний, высокий и очень высо­кий. Общество, в котором доля пожилых людей превышает 18% называют - "очень старым".

За короткий срок, от начала века до настоящего времени, возрастная структура России претерпела радикальные изменения: от "молодой" (менее 7% пожилых людей), через первое преддверие старости - 9% в 1959 году, - стремительно к "старой". Если в 50-х годах население младших возрастных групп превышало долю по­жилых более, чем в 2,5 раза, то сейчас лишь в 1,3 раза.

Расселение пожилых людей неравномерно по регионам Рос­сии: от 26% в Тверской области до 5% на Камчатке. Весьма значи­телен процент пожилых в крупных городах Центральной России. Почти во всех регионах доля пожилых сельчан в общей численнос­ти превышает долю их сверстников-горожан. Так сложилось в ос­новном в результате миграции "село-город", пишущей нерадост­ную картину: отъезд молодежи в города и доживающие свой век в деревне старики.

Всплески и падения рождаемости по прошествию 60-65 лет оказывают серьезное влияние на численность старшей возрастной группы. Последняя перепись населения /1989 год/ показала значи­тельные различия в численности людей предвоенных, военных и пос­левоенных годов рождения. Наименьшим, понятно, было поколе­ние военных годов рождения, а наибольшим - послевоенное. Когда придет время уходить на пенсию послевоенному поколению, про­изойдет значительное утяжеление удельного веса старших возраст­ных групп в демографической структуре. По нашим расчетам чис­ленность людей в возрасте 60-64 года (т.е. тех, кто родился до вой­ны) к 2001 году составит в России 9 млн человек, через пять лет людей этого возраста будет на 5 млн меньше. Но в дальнейшем, через 10-15 лет, когда состарятся те, кто родился после войны, эта возрастная когорта будет насчитывать уже 10-12 млн человек.

Ситуация с пенсионным обеспечением в ближайшие 5-10 лет улучшится из-за того, что на пенсию будут выходить малочислен-

11

ные поколения военных лет рождения, тогда как молодые трудо­способные поколения будут достаточно представительными. Дробь, отражающая соотношение работающих (числитель) и пенсионеров (знаменатель) имеет в настоящее время значение больше единицы (14/10). Но со временем пенсионерами станут многочисленные пос­левоенные поколения и соотношение трудоспособных и пострудос-пособных, выраженное той же дробью, окажется намного меньше единицы. В следующей таблице представлены прогнозируемые ве­личины этой дроби:

2000г.


2005г.


2010г.


16/10


18/10


6/10


Влияние этой ситуации на социально-экономическое положение в стране в ближайшие десятилетия нельзя не учитывать.

^ Средняя продолжительность жизни. Средства массовой ин­формации систематически сообщают о постоянном уменьшении средней продолжительности жизни. Особенно низкую цифру назы­вают для мужчин - 57-59 лет. Необходимо внести ясность. Приво­димые величины относятся к демографическому показателю, пол­ное и правильное название которого - "средняя ожидаемая продол­жительность предстоящей жизни". Ожидаемая, или предполагаемая, ни в коем случае не ограниченная указанным числом лет для каж­дого человека, но и не гарантированная. Статистика не предрекает и не обещает никому определенную продолжительность жизни. Рас­чет показателя основан на теории вероятности, построении таблиц смертности и исчисляется как соотношение между числом умерших в отдельных возрастах на определенный момент. Этим моментом является обычно год, предшествующий тому году, в котором ве­дется подсчет. Публикуемые показатели не относятся к продолжи­тельности жизни людей, уже проживших какую-то часть жизни, а только к рожденным в данном году и то при условии, что показате­ли смертности в их будущей жизни останутся такими же, как в рас­четном году. Данный показатель носит прогнозный характер и его величина во многом зависит от того какой методикой расчета пользуется демограф, его не следует отождествлять с медианным возрастом умерших, то есть возрастом, к которому случается мак­симальное число смертей в данном поколении.

Таким образом, этот показатель один из примеров того, что

12

не всякое научное понятие переводимо на обыденный язык, но умышленно или по незнанию неверно истолкованные научные по­нятия могут быть использованы как предмет политических спеку­ляций, что и происходит с толкованием данного показателя. Этот вывод не претендует на новизну, а лишь восстанавливает истинное представление.

В то же время было бы ошибкой считать этот показатель научным изыском, не имеющим практической ценности. На самом деле, он отражает, прежде всего, уровень смертности, причем боль­ше других на него оказывает влияние детская смертность.

Сравнительный анализ средней ожидаемой продолжитель­ности предстоящей жизни (средней продолжительности жизни) в развитых и развивающихся странах привел экспертов ООН к со­зданию индекса развития человечества, или, как его назвали жур­налисты "индекса счастья". И расчет индекса и сам индекс вызвали немало споров. Индекс синтезировал три показателя: валовой на­циональный продукт на душу населения, уровень образования на­селения и вероятную продолжительность жизни при рождении. Проиндексировано 173 страны. Россия занимает 37 место.

^ Демографические коллизии России XVIII-XX вв. Рассмотрим конкретно-историческую обусловленность продолжительности жизни, ее зависимость от уровня социально-экономического раз­вития России на протяжении трех последних столетий.

Первые документальные материалы о демографической си­туации в России относятся к XVIII веку. Это была регистрация умер­ших и свод этих данных воедино. Сведения о более ранних перио­дах получены аналитическим путем. Они говорят о том, что с IX до XVI века численность населения изменялась незначительно, то есть характерному для этого времени высокому уровню рождаемости противостоял столь же высокий уровень смертности, редкие люди доживали до старости.

По расчетам английских демографов в средневековой Анг­лии продолжительность жизни колебалась от 17 до 33 лет и состав­ляла в среднем 26-28 лет. Такие же показатели свойственны в это время и другим европейским странам. Эти низкие значения объяс­няются свирепствовавшими в это время эпидемиями, чаще других -чумы.

О продолжительности жизни на Руси нет документальных свидетельств. Но известно, что страшные эпидемии не обходили её стороной. Огромное число людей уносили войны. Не намного мень­ше гибло от извечной страсти российских правителей (к примеру

13

Иван Грозный, Петр I) к уничтожению собственного народа.

Если сопоставить рост населения России с ростом населе­ния в европейских странах с 1500 до 1700 года, то они находятся примерно на одном уровне: население России увеличилось за этот период с 16 до 24 млн, или на 150%, тогда как в европейских стра­нах, вместе взятых, с 70 до 100 млн или на 143%. Отсюда можно сделать вывод: продолжительность жизни в России была такой же как и в Европе - 26-28 лет. В начале XIX века, по расчетам Б.Ц.Ур-ланиса, до возраста 10 лет не доживало 50-52% мальчиков, к сере­дине века эта цифра возросла до 60%; смертность в молодых и зре­лых возрастах равнялась смертности в старших возрастах и это ес­тественно сказывалось на показателе продолжительности жизни. Социологические исследование продолжительности жизни русской деревни А.И.Шингарева изложены в книге с весьма символическим названием: "Вымирающая деревня".

В начале XX века в России проживало 130 млн человек, в Африке 110, в Северной и Латинской Америке, вместе взятых, - 145 млн. Как видно это величины одного порядка, но к началу 90-х го­дов в СССР - 287 млн, в Африке - 610, в обеих частях Америки - 700 млн. Снижение рождаемости - недостаточный аргумент, для убеди­тельного объяснения столь значительных различий в темпах роста.

П.А. Сорокин, анализируя русскую историю с 1914 по 1922 год, выделил ряд независимых переменных - война, голод, револю­ция, которые определили весь строй новейшей отечественной исто­рии, прежде всего демографические изменения или, по выражению классика социологии, "отрицательную селекцию". Особенно силь­но пострадала мужская часть населения зрелого возраста, причем больше всего в европейской России. Аналогичные данные получил другой исследователь - демограф и социолог С.Г.Струмилин.

"Красное колесо", уничтожая кулачество "как класс", на самом деле уничтожало самый широкий слой населения - крестьян­ство. По данным историка А.В. Антонова-Овсеенко к 1940 году жертвами гражданской войны, террора, голода и коллективизации пала четверть взрослого населения страны - 57 млн человек. По рас­четам американского демографа Рудольфа Руммеля коммунисти­ческий режим с 1917 по 1987 год истребил 62 млн человек. Дискус­сионным остаётся суммарное число потерь в Великой Отечествен­ной войне. С точки зрения современных исследователей, прямые потери в этот период составили примерно 26-27 млн человек (кос­венные в полтора раза больше), при этом почти три четверти по­терь - мужчины.

14

Питирим Сорокин в работе "Современное состояние Рос­сии" утверждал, что войны и революции губят генофонд страны, убивая преимущественно его лучшие элементы: а/ наиболее биологически здоровые; б/ трудоспособные энергетически;

в/ более волевые, одаренные, морально, психологически и ум­ственно развитые. Безусловно, что генофонд, претерпевший столько разрушительных воздействий, не может иметь высокий показатель средней продолжительности жизни.

В настоящее время рост средней продолжительности жизни в основном происходит за счет увеличения численности людей стар­ших возрастов, что ведет к дальнейшему росту демографического старения общества и так называемой "демографической нагрузки", то есть соотношения численности работающих к численности со­циальных иждивенцев.

^ Видовая и максимальная продолжительность жизни. Возраст, к которому жизнеспособность ослабевает настолько, что смерть ста­новится неизбежной, колеблется в некоторых пределах вокруг ве­личины называемой видовой или биологической продолжительно­стью жизни, т.е. характерной для человека как одного из видов живых существ. Видовой продолжительности противостоит инди­видуальная продолжительность жизни, которая может и превзойти видовую и "не дотянуть" до видовой. Дискуссионной остается дли­на в годах видов продолжительности жизни. В разные времена и по настоящее время, рассматривая видовую продолжительность жиз­ни, ученые /французы Жорж Луи Бюффон и Пьер Жан Флуранс, англичанин Роджер Бэкон и его соотечественница Джустин Гласе/ обсуждали гипотетическую идею о влиянии периода роста на про­должительность жизни. Рассматривая продолжительность жизни и роста животных, они выводили коэффициенты зависимости между этими периодами и предлагали использовать полученные коэффи­циенты для вычисления видовой продолжительности жизни чело­века. В итоге утверждалось, что человек может жить 100, 180, 300 и больше лет. И.И.Мечников, не отрицая сам метод исчисления, лишь высказывал сомнение в качестве расчетов.

Принципиально неверно перенесение закономерностей жи­вотного мира на понимание проблем человеческого долголетия, де­терминируемого, прежде всего, социальными факторами. Если ис­пользовать распространенную аллегорию с брошенным шаром или горящей свечой для выражения продолжительности человеческой жизни, то длина пути шара зависит от силы трения, а время горе-

15

ния свечи от силы ветра. Длину человеческой жизни в большей сте­пени определяют социальные трения и ветры истории.

Более реалистичной величина видовой продолжительности жизни получена в расчетах, построенных на методике Б.Ц.Урлани-са, принявшего в качестве ориентира продолжительность жизни в наиболее передовых и благополучных странах. По этим статисти­чески доказательным расчетам видовая продолжительность жизни человека должна составлять 85-90 лет.

Видовая продолжительность должна служить реальным ори­ентиром для увеличения средней продолжительности жизни. Раз­ница между этими величинами представляет собой резерв, который вполне может быть освоен за счет улучшения условий и образа жиз­ни. Академик Д.Ф. Чеботарев, выдающийся современный геронто­лог, определяя задачи геронтологии, писал: "Тактические задачи -борьба с преждевременным старением и хотя бы частичное освое­ние тех резервов, которые безусловно есть у человека и которые определяются неиспользованным периодом между современной средней и видовой продолжительностью жизни..., сохранение прак­тического здоровья во весь период так называемого третьего воз­раста. Стратегические задачи - продление активного долголетия сверх сроков видовой, биологической длительности жизни че­ловека".

Что же касается максимальной продолжительности жизни /до 120 лет/, то это такое же уникальное явление, как и двухметро­вый рост. Указания на возраст старше 120 лет не имеют докумен­тальных подтверждений, весьма сомнительны и скорее всего плод, как говорят демографы, "старческого кокетства".

Демографическая особенность России - значительное пре­вышение численности женщин над численностью мужчин, причем такая диспропорциональность наиболее показательна для старшей когорты страны.

Из 148 млн населения женщин - 79 млн или 53% общей чис­ленности. Но среди самих женщин всё меньше молодых и всё боль­ше пожилых и старых. Так, старше трудоспособного возраста - 28%, а младше - 21%. В этом соотношении мы усматриваем одну из при­чин сокращения рождаемости, а вместе с тем и численности населе­ния и отсюда можно прогнозировать еще большее уменьшение этих величин в будущем времени.

Сообщество пенсионеров на три четверти состоит из пенси­онерок. Ко времени выхода женщин на пенсию (55 лет) на 1000 муж­чин того же возраста приходится 1252 женщины, а ко времени вы-

16

хода на пенсию мужчин (60 лет) это соотношение увеличивается до 1393. Но самая тягостная картина среди тех, кому 70 и более лет, где соотношение мужчин и женщин 1 к 3. Наличие вдов среди тех, кому за 70 объяснимо военными потерями, тогда как повышенная смертность пятидесяти- шестидесятилетних мужчин в основном свя­зана с неправильным образом жизни. Вдов среди женщин старше 60 лет вдвое больше, чем замужних. А из десяти женщин 70 лет и старше - 7 вдов и одна вообще никогда не была замужем.

Среди семидесятилетних и старше женщин больше всего без­детных: 134 на 1000. У их сорокалетних "дочек" бездетных почти вдвое меньше, а вот, что касается высшего образования, то у стар­ших женщин их только 60 на 1000, тогда как у "дочек" - 200 женщин из 1000 имеют высшее образование. На каждую тысячу семидесяти­летних и старше женщин - 300 имеют начальное образование и столько же вообще не могут назвать, какое у них образование. У "дочек" такие ответы дали 14 человек из 1000. (Данные рассчитаны по Стат. сборнику "Россия в цифрах" М., 1996.) Невысокие уровни образования и квалификации обусловили небольшой размер пен­сии пожилых женщин.

Итак, если попытаться дать обобщенный портрет российс­кого пожилого человека, то чаще всего это женщина в возрасте за 60 лет, с небольшой пенсией, вдова.

17

  1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

В. Д. Альперович старость. Социально-философский анализ icon617 а 576 Альперович, Борис Ильич (хирургия; 19270922). Очерки моей жизни
Очерки моей жизни [Текст] : биография отдельного лица / Б. И. Альперович. Томск : Печатная мануфактура, 2007. 212 с
В. Д. Альперович старость. Социально-философский анализ iconКнига первая
А огорчения по поводу этого, как и домашние неприятности, имеют одну причину, Сократ, не старость, а самый склад человека. Кто вел...
В. Д. Альперович старость. Социально-философский анализ iconПамятка как обеспечить себе достойную старость
Право каждого россиянина на достойную старость закреплено Конституцией Российской Федерации. Основным источником существования в...
В. Д. Альперович старость. Социально-философский анализ iconСпецифика клиентов в социально-педагогическом консультировании. Сбор...
Психологической информации в образовательном учреждении: методика обобщения независимых характеристик у нескольких людей, хорошо...
В. Д. Альперович старость. Социально-философский анализ iconПрограмма: 15. 11. Четверг Философский факультет спбГУ, Менделеевская линия 5
Санкт-петербургский государственный университет, философский факультет, исследовательский центр медиафилософии, информационный и...
В. Д. Альперович старость. Социально-философский анализ iconПрограмма комплексного социально-экономического развития муниципального образования
Анализ состояния и возможностей социально – экономического развития муниципального образования город усть-илимск 8
В. Д. Альперович старость. Социально-философский анализ iconП. П. Гайденко Научная рациональность и философский разум
Гайденко П. П. Научная рациональность и философский разум. М.: Прогресс-Традиция, 2003. 528 с
В. Д. Альперович старость. Социально-философский анализ icon3. Античное Яз зн. Философский период
Панини морфологический анализ слова: слова и словоформы расчленялись на корни, основы, основообразующие суффиксы и флексии. Давались...
В. Д. Альперович старость. Социально-философский анализ iconИнновационные процессы оказывают сегодня значительное влияние на...
В условиях технологической гонки между старыми экономическими лидерами и новыми индустриальными странами, сформировалась новая макроконкурентная...
В. Д. Альперович старость. Социально-философский анализ iconПетербургский Философский Клуб Начало формы Конец формы Петр Баренбойм,...
Ричард Познер опубликовал несколько книг на эту тематику, а также свой знаменитый учебник «Экономический анализ права», который мы...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница